Shabalinvlad: «VPP – это абсолютно объективный показатель»

87 комментариев
Shabalinvlad: "VPP – это абсолютно объективный показатель"

Лидер текущей таблицы лидеров по очкам VPP на PokerStars, 10-кратный обладатель статуса Supernova Elite и рекордсмен мира, заработавший 4.5 SNE в прошлом году и первым достигший этого статуса в 2014-м, дал эксклюзивное интервью GipsyTeam.

– Привет, Владимир! О тебе очень мало известно, и ты почти не пишешь на форумах, поэтому мы начнем с предисловия. Примерно такого: Владимир Шабалин играет в покер уже больше пяти лет. На прошлой неделе он вписал свое имя в историю онлайн-покера, достигнув статуса Supernovа Elite на PokerStars в 10-й раз. Shabalinvlad начал карьеру в 2010 году с $15 и SNG турниров Double or Nothing, в 2011-м перешел в Fifty50, потом в кэш-игру, а в 2012-м с банкроллом $10,000 начал играть 6-макс гипертурбо...
– Привет! Только не «начал играть» гипертурбо, а стал подключать их тоже. На самом деле сейчас я играю вообще все – и Fifty50, и 9-макс, и 18-макс... Когда появились гиперы, игры в турбо не стало, пришлось подстраиваться под изменяющиеся обстоятельства.

Еще такой момент был: я очень хорошо помню, что в апреле 2011-го года я играл кэш, и у меня был банкролл где-то $1,500. При этом нужно было каждый месяц выплачивать по $5,000 за квартиру. А у меня было полторы. Просто патовая ситуация, я вообще не понимал, что мне делать. Но как только я перешел в 6-макс, у меня начался апстрик...

Многие игроки сталкиваются с такими ситуациями, когда все – тупик. В этот момент очень важна удача. Я на днях задумался: а если бы мне тогда не повезло, что бы было? Кому-то прет в начале карьеры, а у кого-то даунстрик, хотя человек еще даже не знает, что такое даунстрик. Но он думает: «Все ясно, я играю плохо, надо заканчивать с покером».

– А почему ты, оказавшись в «патовой ситуации», решил поменять специализацию?
– У меня не получалось играть кэш. Не было ощущения, что у меня даун – я просто играл и чувствовал, что меня как будто просчитывают. Было ясно, что надо что-то менять. Тогда только появились Fifty50 как альтернатива DoN'ам, вот я туда и пошел.

Но то, что я сходил в кэш, мне очень помогло. Когда меня спрашивают, с чего начинать, я всегда советую кэш, потому что он прививает понимание постфлопа. Когда я играл DoN'ы, я вообще не понимал, зачем нужно изолировать оппонентов, например. Поиграв кэш, я тогда понял, что надо контбетить, изолейтить и так далее.

Для развития покерного игрока кэш дает несравнимо больше, чем другие дисциплины. Когда я перешел в Fifty50, я встретил регов, с которыми раньше играл DoN'ы, и они играли точно так же, вообще без постфлопа. В ранней стадии было нормально выкидывать валетов, я уже не говорю о коннекторах. И тогда, благодаря этой небольшой перестройке, у меня пошло. Важно осваивать другие дисциплины, потому что из них можно почерпнуть какие-то моменты для своей основной игры.

– А как ты оказался в 6-макс SNG? Экшен в Fifty50 тоже быстро кончился?
– Во-первых, игры в Fifty50 стало меньше, во-вторых, я начал закатывать. Надо сказать, что каждый раз, когда я менял дисциплину, я это делал не от хорошей жизни. Обязательно даун, обязательно понимание того, что я больше ничего не бью, и все такое... Но нет худа без добра: переход в новую дисциплину каждый раз увеличивал мой доход.

В покере – как в жизни: если ты правильно перестроишься в кризисной ситуации, это может дать тебе новый стимул, открыть новые горизонты. В свое время я играл DoN'ы и зарабатывал 4-5 тысяч долларов в месяц! А я в то время был студентом со стипендией $50. Я не выходил из зоны комфорта, играл турниры по $20, иногда $50, и был уверен, что люди, которые играли $200 – это просто полубоги. А $500 – это недосягаемая величина. Никогда.

Я получал по $5,000 в месяц и не знал, куда эти деньги девать, поэтому никуда не рос. С банкроллом $35,000 я играл двадцатки, в свой худший день я проиграл всего $500. А потом я купил квартиру в рассрочку, и у меня тут же появился стимул. Я все вывел, собрал со всех долги и оставил банкролл $3,000.

– А потом у тебя осталось $1,500, и ты удачно переключил дисциплины. Что помогало тебе правильно перестраиваться по ходу карьеры, и как ты стал рекордсменом SNE?
– В статусе SNE мне понравилось, что эта цель конкретна. Например, я должен заработать 20 тысяч очков, и я очень четко понимаю, что мне нужно для этого сделать: отыграть такое-то количество столов с таким-то средним бай-ином за такое-то время.

Мне нравится конкретика. Для меня SNE – это своего рода оклад. Что бы ни произошло, ты в любом случае его получишь. Сделал одну SNE – вот тебе $130,000. А проигрыши и выигрыши – это штрафы или премии. Если я играю плохо, то получаю штраф, он вычитается из зарплаты. А если хорошо – тогда премия. Это как работа, с SNE я ощущаю хотя бы какую-то стабильность.

Что мне помогает – это вопрос мотивации. До того, как я начал свою гонку за SNE, я читал, что один регуляр сделал две SNE, другой три... А потом на PokerStars появился лидерборд в открытом доступе. Это было в 2012 году. Я посмотрел и увидел – ух ты, я 26-й! До сих пор помню этот момент. Вот тогда я загорелся.

Меня в покере очень привлекает соперничество. Это смешно, но когда я начал играть в покер, это были турниры по доллару, первой моей мыслью было: «О-па, теперь я знаю, на что мне тратить деньги!» Я вообще не думал, что игрой можно зарабатывать. Мне просто нравилась турнирная борьба. Я так и увлекся покером – увидел трансляцию EPT Прага.

– С комментариями Ильи Городецкого?
– Конечно! Илья Городецкий – это как тетя Таня из «Спокойной ночи, малыши». Голос Городецкого для меня – это уже что-то такое родное, ностальгия.

Так вот, параллельно с трансляциями шли фрироллы на 5 тысяч человек, победителям которых давали пакет в Прагу. Я каждый день бежал с работы домой, по-настоящему бежал, чтобы успеть на эти фрироллы. Мечтал, как буду сидеть за ТВ-столом и с солидным видом произносить: «Олл-ин».

Когда я увидел себя на 26-м месте в таблице, я подумал, а почему бы мне не попробовать войти в десятку? Это же так интересно – быть в десятке лучших в мире по какому-то показателю. Ну да, это всего лишь рейк, но зато все конкретно, определенное количество очков. В покере многие спорят, кто лучший игрок: кто-то считает, что Негреану, кто-то называет Сульски, кому-то ближе Оливье Бускет, кумиров много и каждый по-своему хорош... А VPP – это абсолютно объективный показатель.

И я решил к концу 2012 года войти в десятку. В итоге закончил 6-м или 7-м. В 2013-м я уже хотел стать именно первым.

– Если для тебя это так важно, то почему ты скрыл свой ник в таблице на сайте PokerStars?
– Ну, я в свое время выбрал «очень удачный» ник. Даже писал в PokerStars, просил поменять, нагнал страха, что меня преследуют, но они попросили доказательства и отвечали шаблонами. В общем, я в итоге плюнул на это дело.

Возвращаясь к качествам, которые помогают мне добиваться своих результатов – это желание стать лучшим в мире, побить мировой рекорд, первым пересечь финишную черту. Много патетики, но мне действительно этого хочется. Сделать в жизни что-то такое, чего никто никогда не делал.

Еще у меня есть такой момент в мотивации как материальная мечта. Когда я начинаю чувствовать, что не понимаю, зачем играю, то я думаю о том, чего мне хочется. «Феррари», дом у моря, яхта... Такие атрибуты «красивой жизни». Нахожу в интернете подробное описание этой вещи и стоимость. Потом прикидываю, сколько времени нужно сыграть. Ирония в том, что я до сих пор ничего такого себе не купил, но, думаю, в скором времени воплощу все в жизнь скопом.

Я хорошо помню, как в 2012 году maratik выиграл миллион. И тогда я задумался – если обычный микролимитный рег выиграл, чем я хуже? Почему он смог, а я нет? В МТТ это быстрее, но гарантий никаких, поэтому не мытьем, так катаньем я принялся усиленно гриндить, чтобы заработать первый – надеюсь, не последний – миллион баксов в покере. Но когда я достиг этой цели в прошлом году, радости особой не испытал. Думаю, если бы эти деньги свалились на меня в одночасье, то были бы сильные эмоции, а так я шел-шел-шел, вроде пришел, а внутри пустота... И что мне оставалось делать? Идти зарабатывать второй.

– Почему ты не общаешься на форумах? Тебя привлекает образ Фила Айви, такой недостижимой звезды?
– Я как-то заводил блог на GipsyTeam, несколько постов сделал, грубо говоря, из себя достал. Я тогда жил в Португалии, и у меня было много мыслей про эмиграцию, жизнь в чужой стране.

А потом мне люди стали отвечать... Я написал огромный пост, выжал из себя все на свете, а они взяли какую-то фразу и начали ее обсуждать, хотя она совершенно не является основным моментом. О чем вы, люди? Я же вообще не то хотел обсудить!

Конечно, дистанция невелика, но мне все равно не настолько интересно писать, как общаться лично с человеком. Я хоть и мало пишу на форуме, но читаю каждый день и с многими регулярами знаком.

– Как выглядит твой обычный день? Какой у тебя график?
– Я встаю часа в 4 дня, делаю гигиенические процедуры и сажусь катать. С утра всегда хочется катать... Ну как с утра, в 4 часа. Думаю, в покерном мире меня поймут. Играю час-полтора, потом иду есть, снова сажусь, потом читаю форум, изучаю английский, пытаюсь что-то найти в YouTube и снова играю. Потом какие-то дела, куда-то выйду...

Меня многие спрашивают: как ты можешь так много играть? А у меня каждый раз недоумение. Мне кажется, что все дело в тайм-менеджменте. Если бы эти люди вместо Вконтакта, стрелялок или еще чего-то играли в покер, у них бы выходило не меньше, чем у меня. Я играю не так уж много, по 7-8 часов в день. Это обычный среднестатистический рабочий день, так каждый может.

Если я делаю то, что считаю глупым, например, пялюсь в сериал, то кто-то внутри меня начинает говорить: «Чем ты занят? Как ты тратишь время? Делай что-нибудь полезное!» «Да не хочу я делать ничего полезного...» «Тогда иди играй! Чего расселся, время идет. Тебе уже 26 лет!»

Внутри меня все время сидит начальник, который не дает тратить время на ерунду. Так проходит недели три, а потом наступает момент, когда я чувствую, что исчерпал себя. И тогда я куда-нибудь еду обязательно.

Проблема покера в том, что у меня дом и рабочее место – это одно и то же. Дома я, как на работе, поэтому не могу спокойно сесть посмотреть телевизор. Ведь я же на работе! Только в поездках меня никто внутри не дергает, можно расслабиться, поваляться на пляже, погулять...

– В недавнем интервью husng.com ты сказал, что в прошлом году всего полгода провел дома, при этом тебе удалось сделать четыре с половиной SNE. Видимо, в поездках ты тоже все-таки играешь?
– Да, играю, но по остаточному принципу.

– Хотя с учетом того, что в этом году ты уже сделал две SNE, можно и за полгода успеть. Расскажи о своем подходе к игре, кстати.
– Не могу сказать, что SNG просчитаны, но разница между регами уже не огромная. Это не хедз-ап кэш – здесь тот, кто понимает математику, уже неплохо играет. Сейчас многие пренебрегают селектом, считают себя самыми крутыми. Иногда люди не понимают, что лучше сыграть 6-макс SNG по $100 с хорошим селектом, чем $500 с пятью регами.

Некоторые игроки, которых я знаю, начинают играть пятисотки, чтобы чувствовать себя регулярами пятисоток. Они не делают деньги, постоянно ищут бекеров, мне несколько раз предлагали... И каждый раз одно и то же: я играю хорошо, но даунстрик. Человек может зарабатывать деньги на $200, но идет на $500 и заливает.

Еще один момент, который очень влияет – это тильт. Даже у тех, кто очень хорошо умеет играть, в тильте игра, бывает, разваливается. Единственный реальный способ, который мне помогает бороться с тильтом – это банкролл. Я, кстати, придерживаюсь мнения, что в гиперах нужно иметь 1,000 бай-инов. Когда меня спрашивают, хватит ли 100 бай-инов для перехода на пятнашки, у меня каждый раз недоумение.

Одно дело, когда ты проигрываешь за день 5% своего банкролла, а другое – когда можешь проиграть 50%. С этого начинаются все беды, люди идут отыгрываться и тому подобное.

Часто читаешь, как игроки выводят 80% банкролла, оставляя деньги «на раскрутку». Потом человек проигрывает половину суммы, впадает в тильт и заливает остатки. Если бы у него было 100% банкролла, он бы пережил потерю этих 10%, но так как осталось всего 20%, он впал в тильт. Что делать? Искать бекера!

В какой-то момент я очень хорошо понял, что банкролл – это не деньги, а рабочий инструмент. Это как лопата для землекопа или кирка для шахтера. Ты можешь продать кирку, купить бутылку водки и отдохнуть, но завтра тебе будет нечем зарабатывать.

– В том же интервью на husng.com ты говорил, что у тебя непростые отношения с PokerStars. Несмотря на то, что ты в 2013 году заплатил $820,000 комисии, тебе не вернули деньги, потерянные на дисконнектах, хотя другим игрокам они часто идут навстречу. После этого интервью что-нибудь изменилось?
– Нет. Мне кажется, что им наплевать. Причем дело не только в отношении ко мне. Я уверен, что со временем в кэш-игре будет только ZOOM. Регуляры негодуют, напоминают про динамику... Но им пофигу. У них уже есть решение. Бизнес превыше всего.

Но при этом в плане внимания к игрокам PokerStars все равно лучшие. Поэтому мне неприятно, что они всем возвращают деньги, а мне нет. Причем когда я играл сотки, мне их возвращали, писали письма, что я важный игрок... А сейчас стал неважным.

В моей дисциплине – гипертурбо – можно за 2 минуты потерять несколько тысяч долларов, если компьютер, например, почему-то начал перезагружаться, бывает такое. Они мне пишут: «Мы тебе и так уже много денег возвращали». Конечно! Возможно, они мне возвращали даже больше, чем кому бы то ни было. Но я и играю больше, чем кто бы то ни было. Надо же пропорционально смотреть. А тут человеку, который играет по доллару, мы установим лимит возврата в $2,000, и человеку, который играет по $100,000, мы тоже вернем максимум $2,000.

Я им писал, что у меня не было «ни единого разрыва», а они отвечали про мои проблемы с интернетом. В какой-то момент у меня возникло ощущение, что они просто не читают мои письма.

– Как ты относишься к бекингу и инвестициям?
– С одной стороны, нужно этим заниматься по ходу покерной карьеры. В какой-то момент я понял, что мои деньги просто лежат – в банке или на аккаунте PokerStars. Даже проигрывая на бирже или покупая не ту недвижимость, или покупая золото, и тоже проигрывая на этом, ты получаешь опыт инвестиций. В то же время, чтобы не оказаться в минусе, заниматься этим нужно серьезно.

Бывает так, что люди поднимаются до высоких лимитов, зарабатывают много денег, но не понимают, что с ними делать, и садятся в кэш $400/$800, грубо говоря. Даже у меня такое происходит – если я не понимаю, куда инвестировать деньги, то закрадывается мысль, с кем бы покатать.

Поэтому я вкладываю в недвижимость. Простой, стабильный и надежный вариант. А в бекинге у меня был определенный опыт, но мне понравилась фраза из интервью Майка Макдональда, когда его спросили, почему он больше не занимается бекингом: «Я стал плохо спать». Вот и я начал замечать, что играю и одновременно думаю: «Почему он закатывает?» Это эмоционально дестабилизирует. Один из плюсов покера в том, что ты рассчитываешь только на себя, тебе не нужно ни перед кем отчитываться и никого отчитывать тоже не нужно.

Еще в тему околопокерного дохода – я немного тренирую.

– Тут есть и еще одна близкая тема – долги.
– Да. Деньги в покере не всегда легкие, но они быстрые и шальные. В общем, эти деньги приходят раньше, чем понимание, как их тратить. Очень часто люди начинают ими разбрасываться – дал одному в долг, другому в долг, купил девушке машину, отправил друзей за свой счет отдыхать и так далее. Ощущение, что эти деньги могут тебе потом пригодиться – отсутствует. Ты относишься к ним, как к данности, и веришь, что выиграешь еще.

Но покер ничем тебе не обязан. Естественно, часто бывает, что начинается даунстрик. Ты проигрываешь свои деньги, а друзья долги не возвращают. И ты оказываешься в ситуации, когда мог бы играть свои лимиты, но в свое время ты отдал эти деньги в долг, и теперь тебе приходится их выпрашивать.

– Расскажи о своих планах на будущее.
– Я понимаю, что покер закончится. По крайней мере тех доходов, которые есть сейчас, не будет. Это не та деятельность, в которой я вижу перспективы на всю жизнь. Регов уже слишком много, а я становлюсь все более ленивым.

Один из основных минусов покера в том, что он не дает навыков для дальнейшей жизни. Я иногда спрашиваю себя: «А что ты умеешь?» Ну, я умею 3-бетить, определять спектр пуша... А мне 26 лет, и если я сейчас не начну себя реализовывать в другой деятельности, то дальше будет только хуже. Именно поэтому я играю так много – из-за ощущения, что нужно ухватить кусок, пока есть возможность.

Я всегда с завистью смотрел на бизнесменов. Он лежит на пляже, а бизнес работает. Понятно, что это только со стороны выглядит так красиво, но идеальный бизнес работает практически без твоего участия, а в покере ты перестаешь зарабатывать, как только закрываешь клиент.

Многие бросают учебу, когда начинают зарабатывать покером. Но если ты в 30 лет закончишь играть в покер, ты окажешься выброшенным на обочину жизни. Дай бог, чтобы ты ушел из покера состоявшимся человеком. Пока ты играешь, нужно хотя бы немного думать о том, что делать дальше, искать пути отступления.

Я, кстати, закончил университет. Хотя курсе на четвертом покер приносил мне хорошие деньги, и стали появляться мысли, может, бросить это все к чертовой матери. Ведь я и так уже зарабатывал целых 4 тысячи долларов!

Мне кажется, что можно абсолютно спокойно совмещать и учебу, и покер. Это же разные виды деятельности. Покерная асоциальность может компенсироваться общением в институте. Если правильно управлять временем и расставлять приоритеты, то покер и учеба будут друг друга дополнять. Закончил играть – пошел в институт, развеялся.

– Тебя вообще сильно изменил покер?
– До покера у меня было более радужное представление о мире. Было постоянное ощущение, что всегда будет апстрик. Есть такое понятие в психологии – профессиональная деформация. Когда профессия так изменяет твою личность, что ты во всем становишься покеристом. Я начал замечать, что я все в жизни анализирую: прикидываю, сколько нужно шансов, чтобы это было выгодно, учитываю дистанцию.

Мне кажется, что покер выхолащивает эмоции. Начинаешь больше акцентироваться на аналитике, перестаешь чувствовать. Я заметил, что мне сложно просто радоваться солнцу – потому что это не несет никаких выгод! На дистанции радоваться солнцу не прибыльно! Если я что-то не могу посчитать, я уже не могу это ощутить.

– Раз ты скучаешь по этим эмоциям, значит они в тебе еще есть.
– Честно говоря, я не знаю. Мне бы хотелось снова смотреть на мир, не считая. Изначально я хотел заработать много денег, чтобы о них не думать. Но, к сожалению, происходит обратная ситуация – чем больше у меня денег, тем больше я о них думаю. Раньше я думал о том, как заработать, а теперь – как вложить.

Я многих покеристов спрашивал, чем они собираются заниматься после покера. Все разводят руками – сейчас играю, а потом посмотрим. Я уважаю выбор людей, покер – достойный заработок. Но опасно зависнуть в нем до конца жизни.

Я всегда буду играть в покер, это 100%. Несмотря на то, что я уже так давно играю, мне до сих пор это интересно. Как хобби покер – идеальная вещь. Особенно если плюсовое: когда твой дополнительный заработок приносит удовольствие, вообще идеально. Поэтому я надеюсь, что в скором времени найду себя в другой деятельности, но буду продолжать играть в покер и ездить по живым турнирам.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.