Десять лет в Лас-Вегасе, часть четвертая: 2006-2007

15 комментариев
Десять лет в Лас-Вегасе, часть четвертая: 2006-2007

Мы продолжаем публиковать цикл постов Dynasty, модератора форума 2+2, о его карьере покерного игрока – с первого дня до 2011 года: взлеты и падения, усталость и эйфория, история покера переплетается с личной историей регуляра живой игры в Лас-Вегасе.

Предыдущие части:
2001-2004
2004-2005
2005-2006

Мой шестой год в Лас Вегасе начался намного хуже, чем закончился.

После того, как я опубликовал предыдущую часть, я с нетерпением ждал выходных, чтобы целиком посвятить их покеру. Я планировал провести за столами всё лето, столько часов, сколько потребуется для восстановления банкролла и финансовой стабильности.

Я принял душ, позавтракал и только тогда заметил сообщение на автоответчике. Это были новости из дома в Массачусетсе – отца положили в реанимацию. Я тут же перезвонил, чтобы поговорить с мамой и узнать, насколько ситуация серьезна. После короткого разговора я уже покупал билет на самолет.

Мой отец был сильным парнем. Во время войны во Вьетнаме он служил в разведке. Его вертолет без опознавательных знаков попал под обстрел и загорелся, отец выпрыгнул и сильно повредил колено во время приземления. Он неделю прожил в джунглях, на вражеской территории, пока за ним не прилетели. Пять лет назад у него случился сердечный приступ, и он сам дошел до больницы. Но эта же сила сделала его упрямым. Неделей раньше он заболел, но продолжал ходить на работу (охранником) и не лечился. Однако возраст у него уже не тот. К тому времени, когда он обратился в больницу в четверг вечером (снова дошел туда сам), он уже был в очень плохом состоянии. Через несколько часов его перевели в реанимацию почти без сознания.

Я впервые увидел его в воскресенье утром. Мне показалось, что для пациента реанимационного отделения он выглядел неплохо. Медсестра решила, что разбудить его криком о том, что я пришел, будет хорошей идеей. Я бы предпочел, чтобы она дала ему отдохнуть. Но он проснулся и посмотрел на меня и маму. Лечащий врач сказал, что шансы у моего отца 50/50 – у него было много проблем, включая сепсис. Я был настроен оптимистично. Перед тем, как войти в палату, я приготовился к худшему, но его вид меня не напугал.

Когда я снова пришел навестить его в понедельник утром, он выглядел ужасно. В этот момент я подумал, что ему не удастся выбраться. И ему не удалось. Я больше не видел его в сознании. Мы больше ни разу не поговорили. Вместо этого я еще две недели ежедневно приходил в больницу и смотрел, как он умирает. У него было столько разных проблем, что лекарство, которое должно было повышать его кровяное давление, вызвало внутреннее кровотечение. Я никогда не забуду, как вошел в палату и увидел, что у него изо рта течет кровь (вероятно, это началось за минуту до моего прихода), я тут же позвал медсестру.

Две недели врачи делали всё возможное, чтобы его спасти. В один из этих дней у моих родителей была 40-я годовщина свадьбы. Мы с мамой решили поужинать в ресторане. Ни у врачей, ни у мамы не осталось надежд на выздоровление отца. В следующие выходные его состояние снова резко ухудшилось, и моя мама приняла решение закончить то, что – мы оба знали – не хотел продолжать мой отец. Его отключили от аппарата искусственного дыхания в понедельник, на следующий день после Дня Отца [праздник в США, третье воскресенье июня – прим. ред.] (моя мама отказалась делать это в воскресенье, хотя приняла решение в субботу). Мама хотела быть рядом с ним в этот момент. Она разговаривала с врачом в коридоре, пока медсестра делала необходимые приготовления. Доктор сказал, что он недолго продержится без аппарата, но даже он не ожидал, насколько плох был отец. Он умер через 5 секунд после того, как медсестра его отключила. Она тут же выбежала в коридор, чтобы сообщить об этом лечащему врачу и моей матери.

До сих пор я ни разу не сталкивался со смертью близких. Мои дедушки и бабушки умерли, когда я был маленьким, двоих я даже не помню, а двух других было больно потерять. Даже ребенку несложно понять, что такое смерть. Больше никто из моих близких не умирал.

Большую часть июня я провел в Массачусетсе с мамой и родными. Конечно, пришлось потратиться. Мои счета в Вегасе тоже надо было оплачивать. И я остался без покера, потому что для онлайна у меня не было ни денег, ни нормальной связи. Казино Foxwoods тоже было слишком далеко. Я много тратил и ничего не зарабатывал.

В первые 22 дня июля я отыграл примерно 100 часов и регулярно проигрывал, иногда много. Одну из раздач я до сих пор не могу забыть. Игрок сделал рейз из ранней позиции и получил несколько коллов, включая тайтово-агрессивного игрока на баттоне. Я заколлировал на ББ с 55. Флоп вышел T-9-5. Я сделал чек, первый рейзер поставил. После нескольких фолдов ТАГ на баттоне сделал рейз. Я его идеально прочитал – он поймал сет старше. Конечно, я все равно отгрузил ему свои фишки (чек-колл по всем улицам против его 99).

У меня больше не осталось банкролла, и я начал играть на деньги, отложенные на аренду квартиры. Я привез из дома все деньги, которые у меня были, и посчитал, что если не буду играть вообще, то их хватит до октября включительно. После этого я буду на нуле. Если я продолжу играть, этот день наступит раньше. Или позже.

Я продолжал искать работу и даже сходил на интервью в рекрутинговое агентство, но никакого движения в этом направлении не было. Не могу сказать, что хотел там движения, но оно бы мне не помешало.

Однако в июле 2006 проблемы в издательстве Two Plus Two Publishing создали для меня возможность, которую я не ожидал. Эд Миллер решил прекратить сотрудничество с 2+2. Одна из должностей, освободившихся после его ухода – редактор онлайн-версии журнала Two Plus Two. Я связался с Мэйсоном Малмутом и выразил свою заинтересованность в работе. Через несколько дней я получил ответ. Оказалось, что Мэйсон уже предложил это место Дэвиду Фромму (который уже работал в издательстве), но Дэвид решил сосредоточиться на своей книге и отказался.

Мэйсон предложил мне встретиться с ним и Мэттом Склански. Я изучил три последних выпуска журнала и пришел в полной готовности к обсуждению прошлых выпусков и идей для будущих. Но встреча прошла совсем не так, как я ожидал. Это было не собеседование. Мэйсон начал без предисловий: «Я хотел встретиться лично, чтобы обсудить твои будущие обязанности». Я сразу понял, что меня уже взяли на работу. Это стало большим облегчением. Я долго смеялся, когда Мэтт сказал: «Даже не знаю, зачем Мэйсон меня позвал. Я-то вообще к журналу не имею отношения».

Вначале мне платили не очень хорошо, первый полноценный чек из журнала я получил только в середине сентября. Если бы он не пришел, собственных денег мне хватило бы еще на две недели. Я поменял приоритеты и решил сосредоточиться на развитии журнала, чтобы сделать Мэйсону предложение о расширении круга моих обязанностей и увеличении зарплаты. До этого момента я прекратил играть, чтобы не разориться окончательно.

Сентябрьский и октябрьский выпуски журнала получили множество положительных отзывов от читателей, многим понравился новый подход и новые авторы. Пришло время выступить с предложением к Мэйсону. Я выразил готовность расширить круг своих обязанностей на сайте и гарантировал их выполнение в течение года. В ответ я попросил зарплату, которая покроет мои ежемесячные расходы.

Мэйсон ответил: «Все твои требования мы выполнить не готовы, но думаю, что наш ответ тебя обрадует». Он отклонил мое предложение о расширении обязанностей и годовом контракте, но поднял зарплату до того уровня, о котором я просил. Ну что ж. Нельзя получить всё.

Работа редактором мне идеально подходит. Для неполной занятости я отлично зарабатываю. Главное – сдавать работу в срок, а когда я ее выполняю, никого не волнует. И, конечно, такая работа позволяет мне играть в свободное время.

К новому году я вернулся в игру, продолжая работать редактором. С тех пор всё идет хорошо. Большую часть 2006 года я играл в стрессе. Мне было необходимо выигрывать, чтобы платить по счетам. Теперь такого стресса больше нет, и я снова комфортно чувствую себя за столом.

Я бы не сказал, что моего банкролла хватает для игры на 2-5 NL. Мой идеальный бай-ин в эту игру составляет $1,000. Последние пару месяцев я тщательно выбираю игру и сажусь с коротким стеком, но банкролл постепенно растет.

Я заметил плохую тенденцию в этих постах. Каждый раз я с оптимизмом смотрю в будущее, но опускаюсь еще ниже. И остаюсь оптимистом. Мой седьмой год будет хорошим.

* * *

От редакции


Epic Fail! К сожалению, мы начали переводить этот цикл, не ознакомившись с его содержанием (только уточнили, что в 2011 автор продолжает играть) – было интересно наблюдать за развитием событий вместе с читателями.

В связи с этой главой, нам пришлось заглянуть в будущее – в следующие годы Dynasty продолжил укреплять банкролл, перешел на турниры (прочитал Харрингтона), несколько раз выступил на WSOP и вернулся к лимитным играм, в которых и продолжает показывать хорошие результаты (сейчас играет 20-40 и 40-80).

Пожалуй, все уроки, которые были в этой истории, уже есть в опубликованных частях, поэтому здесь мы поставим точку. И не будем повторять ошибок.

В ближайшее время мы начнем публиковать еще более интересный цикл историй – от самого крестного отца покера. Он пока нигде не появлялся на русском языке, потому что совсем недавно вышел на английском, и только в бумажном варианте. Если вы еще не догадались, о чем речь – следите за обновлениями на сайте!

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.