Гальфонд расправил плечи. Часть первая

21 комментарий
Гальфонд расправил плечи. Часть первая

Публикуем первую часть огромного автобиографического поста Фила Гальфонда, в котором он рассказывает о выгодном увлечении одностоловыми турнирами, постере с кошкой, занятиях театральным искусством и первом опыте офлайн-покера, перевернувшем его жизнь.

Многие спрашивали меня, как я пришел в покер и как решился бросить колледж и начать играть профессионально. В данном тексте я расскажу о своей жизни в возрасте от 18 до 22 лет. Это набор различных историй, а не исчерпывающая биография, но, думается, он даст неплохое представление об этом периоде и поможет вам узнать меня немного лучше.

Мэдисон, Висконсин
Мэдисон, Висконсин

Начало

Я начал играть в покер в интернете для развлечения на первом курсе университета штата Висконсин в Мэдисоне. Сделав депозит $50, я пошел в одностоловые турниры по $10. Очевидно, я тогда слабо понимал, что такое банкролл-менеджмент. Первый депозит я проиграл. На моем банковском счете было несколько тысяч долларов, оставшихся после бар-мицвы и работы в летнем лагере. Родители оплачивали учебу, проживание и питание, а сам я тратил деньги только на компьютерные игры. Разорение мне не грозило, и я сделал еще один депозит в $50.

К зиме второго курса мне удалось раскрутиться до нескольких тысяч. Я прочел массу книг, зарегистрировался на 2+2, купил PokerTracker и зарабатывал игрой в СНГ около $30 в час. Я также договорился о месте инструктора по тестам SAT и ACT. Оплата для временной работы была весьма неплохой (кажется, $17 в час). Мне прислали расписание, и я должен был позвонить и сказать, в какие часы могу работать. Но я так и не позвонил.

Моей временной работой стал покер, и я ее обожал. Я не особо нуждался в дополнительном источнике дохода, но было очень приятно сознавать, сколько я зарабатываю, играя в карты. Еще важнее для меня был соревновательный аспект.

В старших классах я много играл в футбол. Наша команда была ужасной, но я обожал футбол и атмосферу спортивной борьбы. И вот, после года простоя, я нашел аналогичное увлечение.

Я вообще увлекающийся человек. Если чем-то интересуюсь, погружаюсь полностью. Я играл и работал над игрой круглые сутки (в основном играл... я никогда не был большим фанатом теории). Покер воспринимался как компьютерная игра, в которой ты строишь банкролл, улучшаешь ROI и постепенно продвигаешься по лимитам.

Я проводил большинство ночей за столом рядом с кроватью, а на полу валялась груда грязного белья. Я интроверт и люблю одиночество. Более того, оно мне просто необходимо. Не имею ничего против общества, но слишком долгое пребывание на людях меня выматывает. Для перезагрузки мне нужно время от времени оставаться наедине с собой. Своя комната, покер, отсутствие общества – для меня это рай.

С днем рождения, принцесса
С днем рождения, принцесса
Мой рай был частью трехкомнатной квартиры, в которой жили две девушки, одна из которых долго считала меня геем. Думаю, из-за того, что на внутренней стороне моей двери висел постер с кошкой в тиаре, на которой было написано: «Я принцесса» (мне это казалось забавным), а также потому что она ни разу не видела меня с девушкой (а как мне знакомиться с девушками, если я все время учусь разрывать онлайн-покер, да и вообще немного их побаиваюсь).

Я познакомился с Каролиной на первом курсе в классе по искусству импровизации. Ей этот предмет давался намного лучше, чем мне, но, справедливости ради, она занималась импровизацией в старших классах, а я был зеленым новичком. Она и Шэннон собирались жить с третьей подругой, но та в последний момент дала задний ход. Каролина спросила одного из наших общих друзей в классе, не знают ли они кого-то, кому нужно жилье на будущий год. Я всегда откладывал решение важных вопросов до последней минуты, и на этот раз мне удивительно повезло. Каролина и Шэннон были идеальными соседками. Я прожил с ними три года, и хотя сейчас мы живем порознь, я до сих пор считаю их своими ближайшими друзьями.

Мне действительно очень повезло. Я едва знал Каролину и ни разу не встречал Шэннон до «собеседования», устроенного потенциальному соседу. Оно включало в себя такие вопросы, как «Принимаешь ли ты героин?», «Какой твой любимый цвет?» и «Есть ли у тебя героин?» Героина у меня не было, но меня все равно приняли.

А мой любимый цвет – зеленый.

Учеба и «Атлант»

Я решил учиться философии. Я, правда, не знал, как это может повлиять на дальнейшую жизнь, но меня это не особо заботило. Главное, что занятия были очень интересными, в отличие от других предметов, которыми я когда-либо занимался. Моя успеваемость была весьма средней из-за дурных привычек, пришедших из детства. Мама позднее говорила: «Может быть, мне следовало заставлять тебя работать усерднее, но ведь ты всегда приносил отличные отметки...»

Я закончил школу с хорошими баллами, не прилагая практически никаких усилий, хотя под конец мой средний балл упал. Совершенно уверен, что учитель химии изменил систему оценок с 90/10 (контрольные работы/домашние задания) на 50/50 только из ненависти ко мне. Я никогда не любил домашние задания, но показывал хорошие результаты на контрольных. В колледже ситуация не изменилась. Хотя нет, изменилась: домашних заданий стало меньше, а контрольных – больше, и большиство учителей понятия не имели, посещаю я их классы или нет.

Итак, я в колледже, у меня новое увлечение, особой нужды ходить на уроки нет, и я счастлив находиться в своей комнате. Думаю, все понимают, как прошли следующие несколько лет.

Примерно 50% времени я спал, 40% – играл в покер, 5% – общался с соседками и другими друзьями, ну и последние 5% – посещал занятия.

С СНГ за $20 я поднялся до $30, потом до $50. Я играл, учился, и мне очень нравилась такая жизнь. Я продолжал показывать отличные результаты и начал завоевывать уважение среди других специалистов по одностоловым турнирам.

Я также плотно занимался импровизацией. К концу первого курса Каролина прошла пробы в компании «Атлант Импров». Она сказала, что наша бывшая учительница Мэри спрашивала обо мне, и уговорила сходить на прослушивание.

Пробы показались мне неудачными. Другие кандидаты выглядели раскованнее и интереснее меня. Поэтому я очень удивился, когда на следующей неделе мне перезвонили. Кроме меня, приглашение получили еще восемь человек, и они были, на мой взгляд, чертовски хороши. Пугающе хороши, я бы сказал.

Театральный мир приносил Филу немало новых знакомых
Театральный мир приносил Филу немало новых знакомых
Я снова чувствовал себя худшим, особенно с учетом ограниченности моего опыта в импровизации. И я еще больше удивился, когда мне снова перезвонили и сказали, что я зачислен в класс. Не знаю, почему выбор пал на меня, наверное, они разглядели мой потенциал. Потому что мастерства на тот момент мне явно не хватало.

Класс этот оказался изматывающим (не шучу) десятинедельным курсом импровизации. Дважды в неделю я ходил на обычные занятия с любителями (бесплатно) и один раз – на закрытую встречу с тремя другими избранными. Мы быстро подружились и держались вместе. Контакты между стажерами и постоянными работниками в «Атланте» были крайне ограничены, и закрытость последних очень нервировала. То, что я жил вместе с Каролиной, позволило немного ослабить этот барьер, однако я все равно практически не общался с профессионалами, пока был стажером. Они хранили свои секреты.

Мы очень подружились с Энн, также одной из стажеров. Мы проводили много времени вместе и часто обсуждали сложности работы в этой компании. Она до сих пор принадлежит к кругу моих лучших друзей и, к тому же, встречается и живет вместе с Томасом, еще одним моим близким другом (который уже работал в «Атланте» к моменту нашего прихода и позднее был моим соседом в Мэдисоне и Нью-Йорке).

Не буду много писать об этой стороне моей жизни, так как думаю, что вам интереснее читать о покере. Короче говоря, после десяти недель обучения трое из четырех стажеров были приняты в компанию в качестве полноправных сотрудников.

Вне покера «Атлант» стал моей жизнью. Я работал от 8 до 14 часов в неделю (два представления и 1-2 класса), а коллеги стали моими новыми друзьями. Это занятие очень повлияло на всю мою дальнейшую жизнь, включая последующий переезд в Нью-Йорк.

Дни протекали так: покер, «Атлант», покер, покер, друзья, «Атлант», покер, уроки, покер, покер, «Атлант».

Я продолжал подниматься по лимитам, с $50 до $100. К началу следующего учебного года я зарабатывал $100-$200 в час и начал потихоньку пробовать воду на лимитах $200, $1,000 и даже $2,000 (банкролл-менеджмент я на тот момент все еще не освоил).

Важное решение

Когда мне исполнился 21 год, я решил пропустить неделю уроков и съездить в Тунику, Миссиссиппи, чтобы сыграть в турнирах WPT за $10,000 и WSOP Circuit за $10,000. Мой банкролл был в районе $100,000, так что это было не лучшим решением с точки зрения управления рисками, но мне очень хотелось поиграть в настоящий покер с людьми, которых я видел в телевизоре, и, может быть, в случае удачного выступления самому попасть на экраны. Меня сопровождал один из покерных друзей, собиравшийся играть кэш. Однако оказалось, что многочисленные СНГ-сателлиты собирают очень слабые составы, и мы оба сосредоточились на них – и разрывали в лоскуты.

Из WPT я вылетел быстро, но не расстроился. Это был фантастический опыт. А WSOP Circuit оказался еще лучше!

Понимаю тебя, Тодд...
Понимаю тебя, Тодд...
Я сумел набить приличный стек. В первый день за моим столом был Тодд Брансон. Впервые я играл с человеком, которого видел по телевизору. Тодд выглядел очень кисло, словно ему хотелось быть в любом другом месте, но не за покерным столом. Тогда я был шокирован и даже зол на него (теперь-то я понимаю тебя, Тодд). Как можно сидеть с таким лицом, когда ты попал в сказку и играешь живой турнир за 10 тысяч долларов?! Это не укладывалось в голове. Я решил, что буду гриндить СНГ весь год, чтобы скопить как можно больше денег для десятитысячников.

Во второй день я оказался за столом с Даниэлем Негреану, одним из самых знаменитых игроков в мире. Он вел себя совершенно иначе – наслаждался каждой минутой и общался со всеми соседями по столу. Он сидел рядом со мной, и мы довольно много болтали о том о сем. Я не мог в это поверить. Суперзвезда, знаменитость – и свободно общается, как обычный человек...

Я продолжал наращивать стек. Жизнь нравилась мне все больше.

Кстати, на своем стартовом столе я оказался рядом с Биллом Эдлером, развеявшим часть моих страхов, связанных с этим турниром. Он до сих пор кажется мне одним из самых приятных и дружелюбных людей, которых я когда-либо встречал. Я понятия не имел, кто он такой (пока он не представился), да и Билл не был таким уж известным в то время, но я очень благодарен ему за позитивный опыт первого турнира WSOP в моей жизни.

Игра продолжалась. Я отыграл несколько столов с Даниэлем, снова встретился с Биллом и многими другими игроками, с которыми играл раньше. Я чувствовал себя все лучше.

Не помню ни одной раздачи, к сожалению, но прошел я довольно далеко и вылетел в районе 22-го места в небольших призах – около $22,000. Поездку вышла примерно в ноль. Я был немного огорчен, так как едва не попал за телевизионный финальный стол, о котором так мечтал, но в остальном все было нормально. (Я даже остался в плюсе, так как после вылета из турнира выиграл примерно 6 тысяч в блэкджек. В то время я немного увлекался этой игрой.)

По возвращении в Мэдисон я планировал приналечь на учебу. Но когда я скачал расписание и занялся выбором предметов, я понял... что мне не хочется этим заниматься.

Я решил взять паузу до конца семестра и сосредоточиться на покере. Моих очков успеваемости было достаточно, чтобы даже полугодовой перерыв никак не сказался на сроке получения диплома.

Вернемся немного назад

В один из моих последних двух лет в колледже я посетил Лас-Вегас, где встретился с другими регулярами одностоловых турниров с 2+2. Среди них были, в частности, Raptor517, g0od2cu, theUsher, Apathy, и Daliman. Сегодня они более известны как Дэвид Бенефилд, Эндрю Робл, Алан Засс, Питер Джеттен и Daliman. В тот же период в слетал на Багамы сыграть в своем первом РСА. Это был первый офлайн-турнир в моей карьере, и да, это было что-то. Я прошел далеко, но в призы не попал. Однако именно там я испытал своего рода покерное просветление.

Мой соперник по раздаче выглядел очень раздраженным. Может быть, его недавно переехали, может, он просто был злобным от природы. Не помню весь экшен, но на ривере у меня не доехало флеш-дро, и я сидел с комбинацией «старшая карта туз».

Понимаете, специалисты по СНГ в те времена не нуждались в хорошей игре после флопа. На ранних стадиях достаточно было играть очень тайтово – контбет на флопе и дальше чек-пас без дро с восемью и более аутами либо топ-пары+. Перевес достигался за счет действий на поздней стадии, когда вам нужно было определять диапазоны рэйза, пуша и колла оппонентов и производить в своей голове быстрые математические расчеты пушбота. Я был очень хорош в этой математике и именно в этом переигрывал других профессионалов. Я также достаточно точно определял, когда оппоненты с большей вероятностью могут блефовать по динамике, то есть был неплохим психологом.

Вернемся к раздаче. Итак, я на ривере, и против меня этот сердитый парень. Я уравнял его ставку на терне, и мое дро не доехало. Я прочекал, и он поставил... как-то сердито поставил. И тут я понял (постыдно поздно в своей карьере игрока), что у него тоже может быть промазавшее дро или просто случайная рука, с которой он из ненависти поставил все улицы. Я внезапно осознал, что могу сделать колл без совпадений... чему не учили в учебниках по СНГ.

Агрессивного игрока приятно заманить
Агрессивного игрока приятно заманить
Подумав, я двинул фишки для колла в центр стола.

Рассерженный оппонент выкинул, точнее, швырнул карты в пас. Я держал свои карты в руках, пока дилер не придвинет мне фишки. Я не знал, что обязан показать свою руку, и не искал признания или славы. Я вообще не хотел показывать свою руку, не хотел стыдить и еще больше злить своего противника.

Наконец, я передвинул свои карты дилеру, и он перевернул их. Стол взорвался. Сейчас мало кого удивишь коллом по туз-хай, но, наверное, тогда игра была другой, или за моим столом собрались одни любители (а, пожалуй, и то, и другое).

Соседи поздравляли меня, сердитый игрок стал еще сердитее, а я склонил голову и тихо занялся расстановкой фишек, с огромным трудом стараясь подавить улыбку на своем лице.

Так я угодил в ловушку – подсел на хиро-коллы и постфлоп... Хотя и не сразу.

Мой хороший друг Дэн считает, что я люблю хиро-коллы по складу характера. Я человек пассивный и не люблю агрессивных людей. И что может доставить больше удовольствия, чем умение обратить их агрессию против них самих?

Вскоре я начал отдаляться от СНГ. В феврале третьего года обучения по совету Питера Джеттена я оставил обжитые и приносившие стабильный доход одностоловые турниры ради неведомого мира кэш-игры, где я мог сколько угодно тренировать свои новообретенные мышцы постфлоп-покера. Еще Питер сказал мне, что денег там больше. И он оказался прав.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.