Гальфонд расправил плечи. Часть вторая

23 комментария
Гальфонд расправил плечи. Часть вторая

Во второй части автобиографии Фил Гальфонд рассказал о своих учителях, самой памятной раздаче, прыжках по лимитам, жизни в Вегасе, столкновении покера с учебой, переезде из Мэдисона в Нью-Йорк и времени, которое не вернуть.

Кэш-игра

Я начал играть 5/10nl 6max на Party Poker и сразу показал винрейт 5BB/100 (соперники тогда были очень слабые). Так как я не знал основ кэш-игры, я нанял двух тренеров – Эмиля Пателя (whitelime) и Томми Анджело [автор книги Elements of Poker, известный покерный психолог – прим. ред.]. Эмиль помог мне освоить префлоп, хотя прозанимались мы с ним от силы три часа.

Я думал, что Томми будет учить меня стратегии кэш-игры, но я ошибался. Мы провели уик-энд в Лас-Вегасе, занимаясь по его тренировочной программе, и прошли выбор игры, контроль эмоций, своевременное окончание игровых сессий и все прочие аспекты покера, которые я должен был знать, хотя и не планировал изучать. Томми не учил меня играть в покер, он учил меня быть игроком в покер.

С тех пор мы подружились. Я время от времени звоню ему, чтобы спросить совета (последний раз это произошло пару дней назад). С Эмилем мы тоже стали друзьями, но это произошло бы в любом случае, так как наши пути пересекались много раз.

Я провел семестр в Мэдисоне – как можно больше играл в покер, а также продолжал работать в «Атланте» и общаться с друзьями. Все было по-старому, за одним исключением – занятия в университете больше не причиняли мне мелких неудобств. Я сидел за тем же столом в своей тесной комнате все той же трехкомнатной квартиры. Однако теперь у меня было два монитора Dell с диагональю 21 дюйм, я нанял компанию, которая занималась стиркой белья, и Каролина больше не считала меня геем.

Первое лето

Летом 2006 года я прибыл в Вегас на свою первую Мировую серию. Мы сняли дом вместе с Питером Джеттеном, Аланом Зассом, Максом Гринвудом, Эндрю Роблом и уже упоминавшимся Дэном Куинном.

За это лето я узнал в покере больше, чем за весь предыдущий год. Покер нас объединял, и мы постоянно говорили о нем. Все мы продолжали учиться играть, и подобное общение намного ускоряло этот процесс.

Конечно, мы также развлекались (на мой вкус – даже чересчур). Молодые люди впервые оказались так надолго в Вегасе, так что вечеринок хватало на всех. Это было довольно нервное лето для меня, так как я редко оставался один.

Тогда-то я и начал делать вылазки в более дорогие игры. Моими рабочими лимитами оставались 5/10 и 10/20, но время от времени я прыгал на 25/50 и даже на 50/100 при наличии хорошей игры.

Как-то я поднялся до $100k за один день на UB, играя лимиты 10/25 и 25/50, а потом все проиграл. Игра была не очень хорошей – в основном мне противостояли Тэйлор Кэби (Green Plastic) и Пралад Фридман (Mahatma/Spirit Rock). Я начал играть на FTP. Наверное, я уже не раз рассказывал о своей самой памятной раздаче, которая также была сыграна тем летом.

Все разошлись, в основном на вечеринки, только Эндрю ушел куда-то играть в покер. Я остался в гостиной и играл с ноутбука один стол против 10lbBASS. Раздача получилась примерно такой:

$50/100nl, хэдз-ап

У меня KQs

Он делает рэйз с баттона до $300.
Я переставляю до $1111.
Он уравнивает.

Флоп 236 разных мастей.

Я ставлю $1111, он уравнивает.

Терн 2o.

Я объявляю чек. Он ставит $3300 в банк $4444, у меня за спиной остается $3200 (его стек больше моего). Я надолго задумываюсь (ну, не очень надолго – таймбанков тогда не было).

Он не мог уравнять на префлопе с двойкой, и не стал бы ставить так много с шестеркой. У него может быть оверпара или сет, но это маловероятно. Он очень любит флоатить на флопе. Могу ли я запушить? Похоже, логика ведет меня именно к этому.

Когда я понял, что собираюсь пушить, мое сердце учащенно забилось. Я уже проигрывал 20 тысяч, и на моем счете оставалось не так много. Мелькнула мысль, что мне не стоило играть так высоко. Томми учил другому.

Я перевел курсор и нажал «олл-ин».

Соперник задумался. Пока шел отсчет секунд, я размышлял о том, с какой рукой он может так долго думать. Если честно, я понятия не имел. Может быть, он поставил с 5-5 и теперь считает, что у меня оверпара? (Сердце забилось сильнее.) Что ж, если он уравняет олл-ин, у меня шесть аутов, все окей, Фил. Хорошо сыграно, не стоит переживать.

Когда на часах осталась секунда, он сделал колл. Моя душа метнулась в пятки.

Его карты открылись... KJo

Душа стремительно вернулась на свое место. Я только что выставил 10 тысяч долларов с великолепным эквити! Отличная работа, Фил. Ну ты крут! Сейчас я отобью минус за день и, может быть, поймаю удачную полосу!

Ривер... валет.

???

Я не знал, что и думать. Мне было страшно грустно, но что конкретно я чувствовал, сказать затрудняюсь. Пожалуй, я мечтал, чтобы всего этого просто не было. Я хотел, чтобы мне дали выиграть этот банк. Хотел, чтобы я вовсе не играл в этот вечер. Чтобы я играл на лимитах пониже. Я был раздавлен. У меня не осталось денег на Full Tilt, так что на этом сессия закончилась.

Жизнерадостный Эндрю Робл
Жизнерадостный Эндрю Робл
Вскоре пришел Эндрю. Я так и сидел на диване в полной темноте. Я рассказал ему, что случилось. Он рассказал мне, что Уэйн Ньютон полностью переиграл его в большом банке в Bellagio. Но он не был подавленным и смеялся так жизнерадостно, как умеет только он один.

Постепенно все вернулись домой. Помню, я долго обсуждал свою депрессию с Максом. Все меня понимали и пытались развеселить.

Когда со мной происходит что-то плохое, я не могу просто «пройти через это». Я должен что-то сделать. Составить план, который решит эту проблему. Я составил план в ту же ночь: вернуться на 5/10 и отыграть все бесконечным гриндом. Все просто. Грусть уходит, воля активирована.

На следующий день я вернулся к работе. У меня была определенная миссия, я был мотивирован и доволен собой.

Этим же летом я впервые встретил durrrr'а, более известного теперь под именем Тома Двана, человека и парохода, мифического, легендарного. Тогда мы лишь познакомились, а подружились осенью и особенно на следующий год в Вегасе (где были соседями). Он представил меня своим друзьям – братьям Данг. Эта троица оказала огромное влияние на мое понимание покера, особенно пот-лимитной омахи. Впрочем, я еще расскажу об этом в своем дальнейшем повествовании, не сейчас.

Четвертый курс

Осенью я вернулся к учебе в UW. Я ходил на занятия, играл в покер и занимался творчеством, все как в старые времена.

Покер тогда приносил мне в районе $500 в час. На занятиях я смотрел на профессоров и не слышал ни слова. Я думал только о покере – о своей новой вылазке на высокие лимиты, стратегии, целях. Я не мог воспринимать занятия всерьез.

Через пару недель я решил бросить учебу. Я обо всем рассказал родителям. Показал отцу графики из PokerTracker'а и примеры раздач. Я постарался объяснить им мотивы своего поступка как можно понятнее.

Потом я узнал, что мама была очень удручена моим решением, но тогда она сумела это скрыть. Не знаю, как ей это удалось и почему она решила поступить именно так, но я очень ей благодарен. Если бы я знал, что разбиваю ей сердце, я бы лишился большей части покерной мотивации...

Мама сказала, что не понимает меня, но полностью доверяет и знает, что я принимаю ответственное решение. Папа же меня понял. Он сказал, что был бы рад, если бы я продолжил учебу, но сам на моем месте поступил бы точно так же.

Так я стал профессиональным игроком в покер (и полупрофессиональным импровизатором).

Мой друг Дэн (из Вегаса) как раз перебрался в Мэдисон со своей девушкой (сейчас они женаты). Мы помогли друг другу поднять свою игру на новый уровень. Я укрепил банкролл и предпринял очередные вылазки на 25/50 и 50/100. Они вновь не удались, и я вернулся обратно.

Моей ключевой особенностью было умение спуститься по лимитам и играть на максимуме, не теряя концентрации. Многие просто неспособны к этому после неудачной вылазки, но мне прыжки по лимитам давались очень легко. Я мог сделать вылазку со стоп-лоссом 4-5 бай-инов при наличии хорошей игры по большим ставкам и тут же вернуться к пахоте на рабочих лимитах в случае неудачи. Я не рекомендую копировать такой подход, но мне он годился.

Иногда Дэн приходил ко мне с ноутбуком, и мы играли в покер весь день. У меня теперь была комната побольше. Я переехал в новую квартиру, впрочем, тоже недорогую (я не начал по-настоящему тратить деньги, пока не попал в Нью-Йорк). Каролина уехала на полгода в Южную Африку, и мы с Шэннон перебрались в двухкомнатную квартиру через дорогу.

Задним числом

Итак, я оставил учебу ради покера. Поступил бы я так сегодня? Жалею ли я?

Если честно, я жалею о своем решении, да и вообще жалею о том, что так быстро погрузился в покер. Меня не беспокоит то, что я остался без диплома (чего стоит диплом философа?), но мне жаль студенческих лет. Я частично лишил себя юности.

Конечно, я проводил время с друзьями, некоторые из которых были студентами, но это не совсем то. У меня были другие цели, другой уровень ответственности. Предложения работы от обучающих сайтов, наемные бухгалтеры, решения об управлении банкроллом. Я слишком быстро повзрослел.

Сегодня я бы предпочел остаться студентом и изредка, в свободное время, играть в покер, но так, чтобы это не затянуло меня целиком.

Всегда можно вернуться в университет и получить диплом, но нельзя вернуть себя в двадцать один год.

Мне есть что сказать о принятии важных решений, но на эту тему поговорим в следующий раз. А пока пора закругляться.

Ну а дальше вы знаете

Остаток года я провел по старому графику. Я любил покер, «Атлант», друзей, жизнь вообще.

Но после четверого курса жизнь стала меняться. Шэннон уехала, так же поступили многие мои друзья. Мэдисон все же университетский городок: люди получают образование и разъезжаются кто куда. Поэтому, собственно, я и попал в Нью-Йорк. Я хотел обосноваться, пустить корни, и не хотел, чтобы друзья постоянно уезжали. Мы с Томасом проследовали за Каролиной, Энн и еще не упоминавшимися Гэйбом и Терезой, а также многими другими друзьями-товарищами, перебравшимися в Большое Яблоко.

Но произошло это не сразу. В начале пятого года пребывания в Мэдисоне я снял дом с пятью спальнями вместе с Томасом, Джошом и Дэйвом – тремя отличными парнями из «Атланта». В моем распоряжении были две комнаты – спальня и офис. Обе были на верхнем этаже, и это были единственные в доме комнаты с ванными. Поэтому принимать душ все ходили ко мне в офис, что было довольно занятно.

Прошел еще один прекрасный год. Мне всю жизнь чрезвычайно везло с соседями. Четыре последних года в Мэдисоне были лучшими в моей жизни. Я не говорю, что сейчас несчастен, нет, я счастлив. Но те годы были наполнены смехом, весельем, покером, новыми знакомствами, и на мне еще не лежал тяжелый груз ответственности.

В моем офисе хватало места для Дэна, если ему хотелось прийти поиграть в покер, и там было куда складывать пустые бочки из-под воды и коробки из-под протеиновых батончиков. У меня было два 30-дюймовых монитора Apple и удобное кресло Aeron. Я все еще пользовался раскладным столом, но в целом обстановка была отличной.

В начале пятого года я сделал очередную вылазку на высокие лимиты, и она, наконец, удалась. $25/$50, потом $50/$100, потом $100/$200 и, в конце концов, $200/$400, без единого отката. Я много играл один на один, да и в 6-макс была хорошая игра. Я обыгрывал всех сильнейших игроков на лимите и поднимался выше, чтобы сразиться с очередным боссом уровня. Соревноваться становилось все интереснее. Мотивация росла. Компьютерная игра получалась все более похожей на реальность.

Люди в онлайне стали обсуждать OMGClayAiken'а.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.