Истории Анттонена. Глава 1.

69 комментариев
Истории Анттонена. Глава 1.

Если вам нравятся лудоманские истории, присаживайтесь поудобнее. Мы начинаем переводить отрывки из автобиографии самого популярного покерного блоггера Финляндии Миикки Анттонена, чья тема на «2+2» менее чем за год вышла на 5-е место по просмотрам в разделе Beats, Brags and Variance за всю историю форума.

С 2008 года я профессионально играю в покер. Точнее, зарабатываю им на жизнь, так как других источников дохода (кроме парочки гонораров и редких занятий тренерством) у меня нет. Но мое отношение к игре стало по-настоящему профессиональным с конца 2009-го. Покер принес мне примерно 300 тысяч долларов прибыли, но дорога изобиловала ухабами, и я множество раз терял весь банкролл.

Последние годы моей жизни прошли настолько банально (девушка, гриндинг, самореализация), что я всерьез испугался забыть истории своей бурной молодости и решил записать некоторые из них. Так получилась автобиография, выстроенная в хронологическом порядке с тех пор, как я открыл для себя азартные игры и покер.

Краткое содержание (на самом деле не такое уж краткое):

– В 10 лет занялся ставками на спорт с прицелом стать профессионалом. К 14 годам трижды получал выплаты более $10,000.
– Все проиграл в автоматы. Всего до достижения совершеннолетия оставил там около $30,000
– В 19 лет бросил девушку, ушел с работы и улетел в Австралию на две недели, но остался там на два года. Работая на ферме по разведению креветок, научился играть в покер.
– Едва зная правила, сел играть 25/50. Лудомания привела к тому, что я задолжал $20,000.
– На последние $120 начал изучать SNG и раскрутился до $20,000.
– Поехал в Лас-Вегас. В стрип-баре мне угрожали оружием. В лобби Bellagio прилюдно размахивал мешком травы, но никто не обратил на это внимания.
– Начал играть кэш. Сделал примерно $150,000 в безлимитный холдем (6-макс и ХА), проиграл половину выигрыша в омаху.
– На спор снял трусы с Патрика Антониуса.
– Поездка на Unibet Open в Варшаву запомнилась посещением стрип-баров, борделя, пьяной девушкой, которую тошнило в лобби пятизвездочного отеля, а также проигрышем всех денег и наручных часов в рулетку и олл-ины втемную.
– Прошел чиплидером во второй день офлайн-турнира с бай-ином €1,650. Ночью напился, был арестован за угон такси и избит португальскими полицейскими, после выхода из участка подвергся нападению грабителя с ножом, после трех часов сна весь в синяках прошел на финальный стол.
– По пути на LAPT подвергся вооруженному ограблению в Мексике. В турнире так и не сыграл.
– Пил на Багамах с Дваном, Эсфандиари и компанией, оценивал достоинства девушки Антонио.
– Наблюдал за актом лесбийской любви в Барселоне и получил приглашение присоединиться при условии участия их соседа-гея.
– За время покерной карьеры посетил более 50 стран, включая удаленные острова Тихого океана, на которых не знают электричества и едят умерших родственников.
– Потерял все свои деньги из-за мошенничества покер-рума (более $50,000).
– Начал играть онлайн-МТТ. Превратил $1,500 в $220,000. Снова зажил спокойной жизнью и стал крепким и уважаемым МТТ-профессионалом.
– Вылетел из главного турнира WSOP за несколько мест до денег в олл-ине с 99 против 88 будущего участника финального стола из-за мисклика.
– Выиграл $100,000 в офлайн-турнире.

Это далеко не все, о чем я собираюсь написать, но не будем более затягивать и приступим к основной части.

Глава 1. Юность и знакомство с покером.

Я открыл для себя азартные игры в 10 лет. Мой лучший друг сделал несколько ставок на спорт со своим отцом и выиграл примерно пять долларов. Идея выигрывать деньги с помощью ставок на спорт и попутно подогревать свой интерес к матчам любимых команд мне безумно понравилась. Законодательства в области азартных игр в Финляндии тогда фактически не было, и никто не обращал внимания на карапузов, играющих в букмекерских конторах или в автоматы.

К ставкам на спорт я отнесся очень серьезно с самого начала и до достижения 15 лет добился ряда заметных успехов. В 11 или 12 лет я получил свою первую выплату в $10,000 за футбольный матч, а к 14 имел по меньшей мере три заноса по $10,000 и более. Вся моя стена была заклеена желтыми стикерами с заметками по ставкам. Интернет тогда еще не проник в каждый дом, и пользоваться им я мог только в публичной библиотеке. В поисках свежей информации по командам, на которые собирался ставить, я проводил там по меньшей мере час после уроков каждый день. С большим энтузиазмом я переписывал все, что, по моему мнению, могло дать преимущество перед букмекерами, вроде списка травмированных и так далее. Ставил я в основном на футбол и хоккей – других видов спорта в линиях офлайновых букмекеров в те годы практически и не было.

Я начал анализировать коэффициенты в 12 лет. В первые пару лет я делал случайные ставки, ставил на любимые команды и так далее. Помню, что задумывался о величинах коэффициентов и раньше, но не знал, с какой стороны подойти к их изучению. На свой двенадцатый день рождения я попросил маму подарить мне книгу известного профессионала-ставочника, и изучил ее от корки до корки. Несмотря на то, что у меня не было абсолютно никаких способностей к математике, я сумел понять все, о чем говорил автор, и резко изменил свою стратегию.

Сейчас я понимаю, насколько минусовыми были мои ставки в те годы (ничего удивительного, конечно, для 12-летнего мальчика) и как сильно я перебирал по EV. Я не вел записей, но к 15 годам мой плюс от ставок на спорт исчислялся пятизначной суммой в долларах.

Увы, я занимался серьезной аналитикой и принимал взвешенные решения только в ставках на спорт – в других видах гэмблинга этим и не пахло. Основной проблемой для меня были игровые автоматы. Ох уж эти автоматы... Они до сих пор остаются серьезной опасностью в нашей стране. Автоматы стоят во всех больших магазинах, кафе и ресторанах, доступ к ним не ограничен, и любой 10-летний ребенок может при желании этим воспользоваться.

Автоматы в обычном магазине в Хельсинки
Автоматы в обычном магазине в Хельсинки
В старших классах все мои деньги уходили на автоматы. Я подрабатывал разносчиком газет и тратил всю зарплату на игру, равно как и все выигрыши от ставок на спорт. Однажды я выиграл у букмекеров $10,000 и меньше чем за неделю проиграл все в автоматы с максимальной ставкой $1. Вместо уроков я с восьми утра гриндил одновременно пять автоматов в местном супермаркете.

Я был настолько порабощен слотами, что сейчас при мысли об этом меня начинает тошнить. Моя мать, растившая меня одна, всегда старалась поощрять меня, когда я делал что-то хорошее. Она знала, что я интересуюсь деньгами (конечно, мама понятия не имела о размахе моей букмекерской деятельности, но я нередко употреблял при ней термины вроде «матожидания» и т. п.), и решила платить мне за хорошие оценки, чтобы мотивировать лучше учиться. Хорошие оценки никогда не были для меня проблемой, было бы желание, и я всегда получал свои бонусы, несмотря на то, что наша семья была достаточно бедной. Мне стыдно вспоминать, сколько денег ушло у меня на это занятие. К 18 годам (возраст, с которого в Финляндии разрешается играть в казино и слоты) я проиграл более $30,000.

В 16 или 17 лет я устроился на работу в «Макдональдс». Планировалось, что я буду иногда подрабатывать там по ночам, но в итоге я бросил учебу и устроился на полный рабочий день. Школа меня не интересовала, планов на дальнейшую жизнь у меня не было, и единственное, чего мне хотелось, это путешествовать. Я решил откладывать деньги, чтобы отправиться посмотреть мир, когда мне исполнится 18.

На пути к реализации этих планов стоял азарт. Я настолько подсел на автоматы, что совершенно себя не контролировал. Поделиться мне было не с кем: матери рассказать я не мог, так как она распяла бы меня на кресте, узнав о размерах моих проигрышей, а искать помощи профессионалов мне не позволял стыд. Много раз я пытался бросить играть, но ни разу не продержался больше недели. Автоматы снились мне по ночам, я обожал их. Среди друзей у меня была репутация гриндера с деньгами, и внимание, которое я получал благодаря этому, повышало мою самооценку, что было очень кстати, так как я ставил себя довольно низко из-за небольших проблем с лишним весом.

Но на сей раз я попытался изо всех сил. Я взглянул на свою жизнь трезвым взглядом, и она мне не понравилась. Попробовал увидеть свое будущее – оно выглядело мрачным. В конце концов, я ведь бросил учебу ради работы в «Макдональдсе». Но каким-то образом я смог найти в себе силы мыслить позитивно. Начался очень медленный и болезненный процесс излечения от зависимости.

Я решил прервать контакты с другими лудоманами. Это было непросто, потому что многие из них были моими товарищами, и я лишился большей части своего круга общения. Зная, что не смогу удержаться, оказавшись в непосредственной близости от слотов, я запретил себе ходить в те магазины и кафе, в которых стояли автоматы. Я даже умышленно попался на мелкой краже в одном из ближайших универмагов, чтобы мне запретили там появляться. Я также оставил ставки на спорт, считая, что должен полностью бросить гэмблинг во всех его проявлениях.

Каким-то чудом это сработало. В «Макдональдсе» у меня появилось много друзей, а сама работа меня захватила. Я начал периодически выпивать, и это тоже помогло избавиться от игорной зависимости. Ежедневное общение с незнакомыми людьми улучшило мои социальные навыки. Я начал ходить в спортзал, чтобы сбросить вес, и это помогло в отношениях с девушками. По гэмблингу я не скучал. В рабочие дни много работал, по выходным – развлекался. Я скопил меньше денег, чем собирался, но в целом моя жизнь наладилась. И едва мне исполнилось 18 лет, я накупил дешевых авиабилетов и отправился в тур по Европе. Лондон, Рейкьявик, Золотые Пески, Барселона – везде я проводил по 3-5 дней.

В тот же период я пережил свой первый серьезный роман. Мы встречались полтора года. К азартным играм она относилась с пуританской строгостью, и рядом с ней мне было легко воздерживаться от автоматов и ставок на спорт. Но наши отношения в конце концов зашли в тупик (в основном из-за того, что я хотел отрываться на вечеринках, а она – завести детей), и тогда я решил съездить посмотреть Австралию. Там жил один из моих друзей, и я в считанные дни уволился с работы, купил билет и полетел на другой конец Земли.

Сначала я собирался провести там пару недель. По крайней мере, так я утверждал всем, кто был готов меня слушать. Но, думаю, в глубине души я понимал, что скоро не вернусь. И не вернулся. За два дня я влюбился в землю антиподов. Съездил на неделю в Новую Зеландию, чтобы подать на рабочую визу (это нельзя сделать, находясь на территории Австралии), получил ее и устроился работать в магазине шоколада. Жизнь была прекрасной.

Проведя полгода в Сиднее, я обзавелся множеством друзей. Те из них, которые продолжали учебу, помогли мне узнать все подробности о получении студенческой визы, и я решил поступать в университет Маккуори на кинопроизводство. Помимо азартных игр в жизни меня всегда интересовали книги и кино. Я хотел стать профессиональным писателем, и университет Маккуори подходил мне идеально. Учившиеся там друзья отзывались об этом курсе в самых восторженных тонах. Так моей новой целью стало создание сценария для телешоу, предпочтительно в области политической сатиры.

Таунсвилл, Австралия
Таунсвилл, Австралия
До нового набора оставался почти год. (Сегодня я понимаю, насколько наивными и труднореализуемыми были мои планы, и что осуществить их, скорее всего, мне бы в любом случае не удалось.) Я решил посвятить этот год странствиям по Австралии. Через друзей мне удалось познакомиться с двумя девушками из Финляндии, которые собирались поработать на Крайнем Севере (Deep North). Это дикий район, похожий на американскую Луизиану, населенный крокодилами и тупой деревенщиной. Я решил присоединиться к ним, и менее чем через две недели мы очутились на креветочной ферме на самом краю земли. До ближайшего города было 50 миль, а население деревни, в которой мы жили, составляло примерно сто человек.

Мы втроем жили в трейлере – я и две девушки. Десять квадратных метров жилой площади мы делили с представителями местной фауны. Перед тем, как лечь спать, я выгонял из своей подушки муравьев. Климат был настолько жарким и влажным, что любая еда портилась за пару часов. Мы жили на лапше быстрого приготовления, так как купить что-то другое было просто негде. Единственной альтернативой были собственно креветки. Платили довольно прилично, поэтому на ферме мы провели три или четыре месяца. По-моему, выходило около 20 долларов в час – больше я не получал никогда. Работы было много – Crystal Bay Seafarm являлись крупнейшим производителем креветок в стране, и мы трудились по 12 часов пять, а порой и шесть дней в неделю. Я хотел накопить достаточно денег, чтобы провести остаток года без необходимости работать.

Но одной теплой сентябрьской ночью все изменилось. Мы закончили работу в шесть вечера, и я уже собирался сесть в грузовик, который доставил бы меня к нашему трейлеру, как один из рабочих спросил, не хочу ли я принять участие в покерном турнире с бай-ином $20. Правилам он обещал научить. Я никогда не слышал о техасском холдеме, весь мой покерный опыт ограничивался знакомством с дро-покером, и я понимал, что с большой вероятностью проиграю двадцатку. Но я зарабатывал тысячу долларов в неделю, а выходные дни на ферме были сущим проклятьем, так как заняться было совершенно нечем. Поэтому мне понадобилось ровно полсекунды на то, чтобы дать свое согласие.

Игра состоялась за пределами трейлерного городка. Хорошо помню, что меня, как обычно, объедали москиты. Участвовало восемь человек, правил не знал я один, поэтому мы решили, что первый турнир я просто посмотрю, ведь дольше часа он не затянется, а потом сыграю во втором.

Я помню, как наблюдал за игрой, вглядываясь в лица людей и следя за тем, как их выражения меняются при виде выходящих карт. Я ничего не знал о покерной стратегии, но каким-то образом сразу определил, кто умеет играть, а кто нет. Один из парней был чуть постарше остальных, и по его лицу я не мог прочитать ничего. Он оказался сильнейшим игроком креветочной фермы, и именно он выиграл первый турнир.

Начался второй турнир. Я отдал свои 20 долларов – новенькую, хрустящую купюру (нам платили зарплату по пятницам). Победитель получал все. Я уже знал, что флеш старше стрита, но еще не разобрался с относительной силой рук и не вполне понимал, что пара черных пятерок на доске Ad Kd Qd Jd 3s редко заберет банк. Но мне невероятно повезло – этот турнир я выиграл. Моя прибыль составила $140, что казалось огромной суммой.

Это был мой последний турнир на ферме. Убежденный, что постиг все премудрости покера и легко сделаю в нем состояние благодаря своему невероятному таланту, я проработал еще пять дней – до прихода рейсового автобуса до Таунсвилла, вынул из подушки все свои сбережения – около $3,000 – и спросил у босса, где находится ближайшее казино. Получив ответ («в 400 милях к югу»), я поблагодарил его за все, упаковал свои вещи и сел в автобус.

Если бы я знал, что через два месяца у меня не будет крыши над головой, а мои долги составят $20,000, я бы остался на ферме и забыл о покере до лучших времен. Дорога предстояла длинная и полная ухабов, но я рад, что не свернул с нее в самом начале.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.