Дело Full Tilt: Говард Ледерер, часть 3

25 комментариев
Дело Full Tilt: Говард Ледерер, часть 3

Пятый и шестой эпизоды видео-интервью PokerNews: иск Фила Айви против Full Tilt, попытка создания нового совета директоров, долги совладельцев и случайно отправленные Эрику Линдгрену два миллиона долларов, переговоры с Группой Бернара Тапи.

Эпизод 5: иск Фила Айви и новый совет директоров

Прежде чем мы вернемся к потенциальным сделкам, включая предложение Джека Биньона, я хотел бы еще раз обсудить один момент. У вас был огромный дефицит средств, почему же компания продолжала принимать депозиты от игроков из других стран? Согласно отчету Минюста, в мае компания принимала депозиты на сумму 8-9 млн в неделю, хотя в одном из писем Рэй утверждал, что она не переживет, если клиенты выведут сразу хотя бы $5 млн. Но вы продолжали принимать переводы, разве это не было халатностью?
Уверен, что письмо Рэя, которое вы процитировали, было написано в июне.

Если верить Минюсту и сайту Diamond [Flush Poker], он написал его весной.
Мне кажется, это уже было после иска, в июне, но могу ошибаться. Конечно, я много думал об этом. В апреле я задал юристам простой вопрос: «Мы банкроты?» Мне ответили – нет. Но у нас был огромный дефицит, и нужно было составить план, как решить проблему, иначе мы бы все равно оказались банкротами. Я считал, что в первую очередь компания должна была оставаться полностью прозрачной для Игорной комиссии Олдерни (AGCC). Моя первоочередная задача состояла в том, чтобы сохранить активы, найти покупателя и расплатиться с игроками, я работал над этим по 18 часов в день. А решать, продолжать компании работать или нет, должна была AGCC.

Я слышал, что PokerStars хотели заключить сделку с FTP еще в июне 2011. Старзы действительно так рано включились в игру?
Мы знали, что потенциально они заинтересованы в сделке. Кажется, Крис получил смс с предложением, но Рэю тогда это не показалось хорошей идеей. Наши юристы высказали множество сомнений и во многом оказались правы.

Вы говорите «Рэю это не показалось хорошей идеей», но разве в тот момент с его мнением кто-то считался? Понятно, что PokerStars и FTP были главными конкурентами. Может, Рэй не хотел продавать компанию основному сопернику из-за своего эго?
На этот вопрос у меня нет ответа. Мне кажется, просто никто не верил, что эта сделка может состояться. И Рэй с самого начала был в этом уверен.

Совладельцы знали об этой возможности?
Да, это обсуждалось.

1 июня 2011 года Фил Айви подал в суд на FTP

Этот иск был серьезным ударом для компании. В мае мы несколько раз беседовали с Филом. Основная проблема заключалась в том, что он уже давно хотел избавиться от своих «золотых наручников». Стратегические инвесторы, получившие в самом начале эксклюзивную возможность купить долю, прочно привязывались к компании. Если кто-нибудь хотел уйти и представлять другой сайт, он терял свою долю. На этом основывались взаимоотношения совладельцев компании – она приносит им прибыль, а они ее представляют, желательно до конца жизни.

Если же дела компании пошли бы плохо – я возвращаюсь в 2003-2004 годы – или ее бы вообще продали, то в этих наручниках в любом случае не оставалось бы никакого смысла, и можно было спокойно разорвать отношения, отказавшись от своей доли.

Фил считал, что это несправедливо. Он хотел представлять другой сайт, вероятно, предложивший ему лучшие условия, но при этом остаться совладельцем FTP.

Вам не показалось странным, что он так спешно начал искать новый покерный сайт?
Нет. От золотых наручников он хотел избавиться еще за год до ЧП. А в мае вновь вернулся к этому вопросу. Я пришел в ужас от того, что он вообще заговорил об этом. Во время беседы с его адвокатом, нашими юристами и членами совета я сказал: «Компании сейчас грозит опасность. Мы можем расплатиться с игроками только за счет наших активов, а ты просишь нас значительно сократить их стоимость в момент, когда они нам так нужны. Причем для тебя в этом нет практически никакой выгоды». Я считал, что у него нет шансов подписать контракт с другим покерным сайтом, пока FTP не решит свои проблемы. Он же с самого начала представлял компанию. Я просто предложил ему прекратить нести чушь и объяснил, что мы не можем позволить ему обесценить компанию. Еще я сказал, что он может пересмотреть свой контракт, когда сделка будет заключена, если его лишат доли или существенно ее сократят. В итоге так и произошло, сейчас он свободный агент. Невозможно удержать его в компании, у которой нет никакой ценности. А тогда я предложил объединиться и сделать все возможное, чтобы вернуть деньги игрокам. После решения всех проблем и завершения сделки Фил мог заключить контракт с новыми владельцами FTP или другим сайтом.

Фил знал о дефиците средств и долгах компании?
Да, он был в курсе. Также ему сказали, что из-за иска люди могут потерять последнюю веру в наш бренд, и активы компании полностью обесценятся. Мы не были в этом уверены, но потенциально такое могло произойти. Разговор состоялся в мае.

Многие игроки ожидали, что Фил Айви будет представлять покерное сообщество и выведет FTP на чистую воду.
По-моему это слишком. Я воспринимаю подобную точку зрения как личное оскорбление. Он никого не представлял, кроме себя. Точка. Он должен был подумать о моральной ответственности перед покерным сообществом и сделать все возможное, чтобы, как минимум, не навредить компании, которая принесла ему огромную прибыль.

Вы не считаете, что выплаты игрокам были его главным приоритетом?
По-моему это очевидно. Прочитайте иск, игроки там вообще не упоминаются, говорится только, что им должны деньги. Чего он вообще ожидал от этого иска? Получить от FTP $150 млн, выйти с ними на улицы Лас-Вегаса и раздавать деньги игрокам со всей Америки? В иске вообще не упоминается, что произойдет с этими средствами. И он прекрасно понимал, что у нас нет таких денег. Весь иск был абсурдным.

На ваш взгляд, какая степень вины Фила Айви в том, что сделка состоялась так поздно, и как он повлиял на переговоры?
Иск значительно навредил имиджу компании в глазах покерного сообщества и очень серьезно осложнил возможность заключить выгодную сделку, это очевидно. Но стал ли иск причиной того, что мы не заключили сделку до 29 июня, когда компания закрылась? Я не знаю, вернемся к этому позже, но вполне вероятно, что сделка тогда вообще была невозможна, потому что компании был нанесен слишком большой ущерб, а из-за миллиардного гражданского иска правительства США была полная неопределённость.

Что произошло с предложением Джека Биньона после 1 июня?
У них просто пропал энтузиазм, но если вы спросите Дойла, он ответит, что Джек полностью потерял интерес к компании именно после иска Айви.

Прошло два месяца после «черной пятницы». Разговоры об увольнении Рэя или смене совета еще продолжались? Что вообще обсуждалось на конференциях владельцев, которые, конечно, стали проводиться чаще?
Нет, на самом деле они стали проводиться реже. В конце апреля и начале мая было очень много звонков, а к концу мая мы проводили их примерно раз в неделю. В июне опять стали собираться чаще, но к этому мы вернемся позже. Многие считали, что Рэя нужно убрать, и их можно понять. Но я с этим был не согласен, мне это не казалось хорошей идеей.

Почему?
Во-первых, Рэй в любом случае не мог долго оставаться на своем посту генерального директора. Даже если бы не было дефицита, ему пришлось бы разбираться с обвинениями, выдвинутыми против него правительством США, а компании искать нового генерального директора. Нам нужно было срочно заключать сделку, а новые владельцы, естественно, не стали бы работать с Рэем.

Рэй получал зарплату после 15 апреля?
Я тогда даже не думал об этом. Но он ее получал... Мне кажется.

Сколько?
Я не знаю точную сумму, но она должна быть в документах Минюста. Я настоятельно рекомендовал ему отказаться от зарплаты. Я хоть и был членом совета, но не мог контролировать происходящее в Pocket Kings.

Новый совет директоров

Группа совладельцев под руководством Фила Гордона и его адвоката почему-то были уверены, что в дефиците средств виноват действующий совет директоров. Якобы мы знали о долгах, но все равно продолжали выплачивать дивиденды. Сама идея, что Крис, Рэйф или я согласились бы на выплаты, зная о нехватке $300 млн, кажется нелепой.

В учредительных документах ничего не говорилось о том, что совет директоров должен проводить независимый финансовый аудит. Совет состоял из четырех человек и не менялся в течение 6 лет, за которые никто из этой группы недовольных совладельцев не хотел занимать свободное место или проводить голосование о выборах нового совета.

Эта группа, возглавляемая Филом Гордоном, пыталась завоевать доверие остальных совладельцев?
У акционеров всегда была возможность влиять на направление развития компании. В этот раз они устроили собрание акционеров и представили «Письменное соглашение совладельцев». Документ был составлен юристами в соответствии с нашими учредительными документами. По сути в нем выдвигалось условие, что старый совет упраздняется, и Рэя увольняют с поста генерального директора. Управление компанией переходило к новому совету, в который должны были войти Фил Гордон, Фил Айви и Энди Блох. Им нужно было набрать большинство голосов совладельцев. Кажется, «Письменное соглашение» подписали 52% или 53% акционеров. В это же время еще один совладелец из лагеря Фила Гордона – Джей-Кей Шейнберг [родственные связи с владельцем PokerStars обнаружить не удалось – прим. ред.] приехал в Дублин и представлялся сотрудникам новым генеральным директором. Все это выглядело очень странно.

А это вообще обсуждалось? Его нанял новый совет?
Нет. «Письменное соглашение» вступало в силу через 10 дней после того, как оно было представлено. Старый совет распускался и его место занимал новый, а Рэй покидал пост генерального директора. В документе был еще один момент, который привел меня в ужас. Никогда в истории нашей компании совет не получал зарплату.

Кроме Рэя Битара.
Ну, он получал зарплату, но не за участие в совете. Я тоже получал зарплату, когда ежедневно работал в компании, но никогда за то, что был членом совета. Рэйф и Крис никогда ничего не получали, кроме процентов по своим долям. Этот документ был написан юристами Фила Гордона и там было отдельно отмечено, что каждый участник совета будет получать зарплату $20,000 в месяц, $60,000 в сумме. «Вы что, издеваетесь? – прямо спросил я. – Теперь мы будем платить сами себе?» И кто-то ответил, что членов совета нужно стимулировать.

Не думаю, что наши клиенты были бы рады, что члены совета директоров работают за зарплату, должна быть заинтересованность на совершенно другом уровне. После 15 апреля я совершил множество ошибок. И самая главная – что не прекратил это безумие и сразу не препятствовал созданию нового совета.

У вас была такая возможность?
Безусловно, я мог справиться с ними за 5 минут. Несколько человек, подписавших соглашение, затем подходили ко мне и говорили, что уберут свое имя из списка, если я им скажу, что это плохо для компании. Думаю, наши клиенты заслужили, чтобы я больше за них боролся. Я знаю, что это была серьезная ошибка. Во-первых, в совете был Фил Айви. Этого я вообще не понял, он же только что собирался судиться с компанией. А Фил Гордон всем своим видом демонстрировал, что жаждет крови, что вряд ли бы принесло деньги клиентам.

Энди Блох появился в списке в самом конце, в качестве компромисса. Без него у них не было 50%. Соглашение лишь показало, что у совладельцев действительно есть контроль над компанией, и 9 июня они это продемонстрировали.

И что они сделали, сразу полетели в Дублин?
Фил Айви уже был там, Фил Гордон и Энди Блох прилетели через несколько дней.

14 или 15 июня, то есть через 4 или 5 дней после подписания соглашения, Джей-Кей попросил, чтобы ему забронировали билет домой – за счет компании. Когда его спросили, на какое число оформить обратный, он ответил, что его устроит билет в один конец.

Я написал письмо нашему европейскому юристу, который занимался лицензиями, в частности, работал с Игорной комиссией Олдерни, и попросил его перечислить по пунктам, чем компании может грозить увольнение Рэя с должности генерального директора. В его ответе было 12-15 пунктов. Например, вероятность потерять французскую лицензию и никогда больше ее не получить. Игорную комиссию Олдерни нужно было заранее оповестить об увольнении Рэя и сразу назвать нового директора, потому что кто-то должен управлять компанией. Также он привел список всех компаний, которыми руководил Рэй от лица Pocket Kings и Tiltware.

Где-то 15 или 16 июня, когда новый совет ознакомился с этим списком, Энди Блох сказал, что уже не уверен, хочет ли занимать в нем место.

И как в итоге решился вопрос между новым и старым советами?
Если бы мы ничего не предприняли, то 24 июня вступало в силу «Письменное соглашение». Старый совет прекращал свое существование, и если участники нового совета не занимали свои места – а Энди, по крайней мере, не собирался – мы бы стали «кораблем-призраком». Я поинтересовался у Энди, на каких условиях он согласится занять место в совете. Мы составили с ним список, в одном из пунктов говорилось о необходимости собрать $30 млн со всех совладельцев, чтобы у нас появились дополнительные средства. По сути мы предлагали совладельцам подтвердить свои слова делом, раз они были так уверены в новом совете. Мы бы создали страховой счет, и если бы на нем оказалось $30 млн, новый совет приступил бы к работе, и, возможно, дела бы пошли гораздо лучше, и мы бы заключили сделку. Такой была наша новая цель, но ничего этого не произошло...

Эпизод 6: долги совладельцев и переговоры с Группой Бернара Тапи

Какую роль играли долги совладельцев в обсуждении судьбы Full Tilt?
На довольно ранней стадии совет директоров проинформировал совладельцев, что некоторые из них должны деньги компании, и их нужно вернуть. Но к концу мая единственным совладельцем, погасившим долг, был я.

Сколько вы были должны?
$700,000. Я вернул их, как только был разморожен основной банковский счет, куда нужно было направить эту сумму.

Это как-то повлияло на остальных? Кто-нибудь захотел последовать вашему примеру?
Я надеялся, что так произойдет. Когда я объявил об этом на телеконференции, Гас Хансен загубил идею. Он очень умный парень, во всех конференциях высказывал трезвые мысли и всегда был на стороне клиентов.

– Мне кажется, что на самом деле ты не выплатил долг, – сказал он.
– Что ты имеешь в виду? – спросил я.
– Ну, я думаю, когда ты говоришь, что «вернул $700,000», это значит, что ты снял все деньги со своего счета в покер-руме и добавил остаток.
– Так я и сделал.
– Что ж, тогда ты до сих пор должен деньги компании.
– Почему же?
– Потому что ты выплатил долг со своего счета игрока, а наши клиенты в США не могут получить доступ к своим счетам. Это неправильно, ты просто воспользовался служебным положением.

Вы согласились с этим?
Ох уж этот Гас! Он имел в виду, что совладельцы должны посылать в компанию живые деньги и забыть про свои счета в покер-руме.

И что ответили совладельцы?
Длинного разговора не получилось. Кажется, пара совладельцев подтвердили, что Гас все верно говорит. Я даже не подумал об этом, для меня это было полной неожиданностью. Но он был во многом прав. Поэтому через пару дней я перевел в компанию еще $300,000. На балансе в покер-руме у меня было примерно $297,000. Тогда еще один совладелец перевел $11,000. Это был Фил Гордон. Больше никто.

Сколько всего совладельцев были должны деньги компании?
Об этом везде писали – Фил Айви, Эрик Линдгрен, Джон Джуанда, Рэй [Битар] и Дэвид Оппенхейм. Еще пара человек были должны $10,000 или меньше. А! Еще Крис перевел $14,000,000.

Что?
Да, об этом стоит рассказать. Мне кажется, это было несправедливо. Крис выступал против выплат совладельцам, он бы никогда не одобрил выдачу дивидендов, если бы знал, что компания находится в плачевном состоянии. На счете FTP лежали его $14 млн, доля прибыли, которую он не спешил забирать. Представляете его отношение к дивидендам? Точнее, на счете было $9 млн с пометкой «для Фергюсона» и примерно 15 апреля, плюс-минус два дня, ему выслали $5 млн. Когда Рэй сказал, что компании очень нужны эти деньги, Крис прислал их обратно. Я находился в той же комнате, когда он принял это решение. Он не консультировался со своим адвокатом, не предлагал Рэю подписать бумагу о займе, просто отдал деньги, раз они нужны компании. Никакого долга у него не было, это компания была ему должна.

Я не знаю никого, кто сделал что-либо подобное. На самом деле я не знаю ни одного человека в мире, который бы так легко отдал свои деньги компании, испытывающей финансовые проблемы.

Что с долгами остальных совладельцев? Вы пытались как-то получить эти деньги?
Пытались. Постоянно говорили об этом, но мы не могли заставить их платить. Дэвид Оппенхейм сказал, что компания ошиблась на $100,000 или типа того. Я ответил: «Отправь сколько считаешь нужным». Мы ничего не получили.

Эрик Линдгрен
Эрик Линдгрен
А Фил Айви и Эрик Линдгрен?
В начале апреля Крис Фергюсон дал в долг Эрику Линдгрену $2,000,000. Эти деньги нужны были Эрику в покер-руме, чтобы перевести другому игроку. Крис их перевел, после чего тот игрок их получил и вывел... Совершенно не представляю, как это произошло, но сообщение о займе также попало в финансовый отдел, и Эрику выдали еще $2 млн банковским переводом. То есть всего он получил $4 млн. Это выяснилось только 19 апреля, видимо, как раз когда Крис собирался перевести деньги в компанию и обнаружил, что не хватает $2 млн. Он позвонил Линдгрену и, по его словам, они все выяснили, но прошло еще две недели, а деньги так и не пришли обратно.

Я дождался, когда Эрик вылетит из главного турнира [видимо, Мировой серии, то есть прошел еще месяц – прим. ред.], позвонил ему и спросил, помнит ли он про $2 миллиона, которые ему случайно перевели.

– Да, да, конечно, – ответил он.
– Ты их должен компании, эти деньги нам сейчас очень нужны, – сказал я.
– Надо же, а мне казалось, я их должен Крису, поэтому я ждал, когда он мне скажет, куда их послать, – ответил он.
– Это не так, – сказал я. – Но это не важно. Деньги у тебя есть?
– Да, есть!
– Отлично, тогда пришли их обратно в компанию, они не твои.

Но эти деньги мы так больше и не увидели. Полтора месяца я слал ему смс, пытался звонить, но он не отвечал. Только однажды поднял трубку и сказал, что перезвонит, потому что идет в кино.

Эти долги имели решающее значение для судьбы компании. На самом деле, я не думаю, что нам бы удалось заключить сделку с PokerStars, если бы Крис не отдал тогда свои $14,000,000.

Сделка с Группой Тапи

В июле Рэйф Ферст вышел из состава совета директоров, вокруг меня остались только самые близкие друзья. Из 23 совладельцев я продолжал поддерживать контакт только с пятью. После второго обвинения, в котором компанию назвали финансовой пирамидой – хотя такие виды бизнеса не приносят прибыль и не продаются – все исчезли.

Откуда появилась Группа Бернара Тапи?
Они появились в конце сентября. Эта группа специализируется на кризисном управлении, они связались с нами через Джеффа Ифру, одного из наших ключевых юристов. Но теперь каждая сделка должна была пройти через две стадии – сначала мы приходим к соглашению по поводу условий продажи компании, после чего инвесторы ведут собственные переговоры с Минюстом, а потом возвращаются к нам для завершения процесса передачи активов.

Представители Группы Тапи провели в Дублине очень много времени, изучали деятельность компании, разрабатывали план перезапуска и помогали нам искать деньги для завершения сделки. В январе сделка с ними могла быть завершена, но мы были против, потому что изначально нацеливались на полное возмещение средств всем игрокам, а у Тапи были другие планы.

[Дальше Ледерер пересказывает историю заключения сделки c PokerStars и окончание переговоров с Группой Тапи, но не говорит ничего нового, хронологию событий мы описывали даже подробнее – прим. ред.]

По учредительным документам сделка с PokerStars должна была получить одобрение большинства акционеров, но наши юристы изучили ситуацию и пришли к выводу, что формально это конфискация, а не продажа активов, и в этом случае голосование не требуется. Тем не менее, мы связались со всеми совладельцами с долей больше 1% и попросили их подписать очень простой документ, в котором говорилось, что они со всем согласны и поддерживают сделку.

Было легко собрать подписи?
Легко? С этими людьми не бывает легко. Некоторые проигнорировали просьбу, не называя причин. Как ни странно, два совладельца, кроме Криса и Рэя, которые сделали публичное заявление и выразили удовлетворение по поводу сделки, как раз отказались подписывать документ – это Джон Джуанда и Фил Гордон.

В интервью PokerNews Джон сказал, что был очень рад, узнав о сделке, и добавил, что «был связан» [affiliated] с компанией. На самом деле его доля в Full Tilt была второй по размеру, только еще у одного совладельца было столько же.

И тем не менее, он не участвовал в голосовании по сделке с PokerStars. Вообще это невозможно передать словами. Многие совладельцы считали, что их не касаются проблемы компании. Я до сих пор не могу их понять. Видимо, они убеждали себя, что ничего не происходит. Они не были готовы брать на себя ответственность за грехи компании, которая им принадлежала.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.