Истории Анттонена. Глава 14

27 комментариев
Истории Анттонена. Глава 14

Виртуальные скачки, взлеты и падения на ЕРТ, проблемы с Tower Gaming, ранение на Мальте и отъезд на Самуи...

Ко дню моего отъезда с барселонского этапа ЕРТ в августе 2009-го менеджмент TowerGaming не отвечал на мои письма уже два месяца. Молчание началось после большого обновления программного обеспечения в Онгейме (в этой сети работал Tower). Новый клиент вышел просто чудовищным, со множеством багов, и было очевидно, что из-за ужасного софта пользователи массово покидают сеть.

Бай-ин в Барселоне составлял 8,300 евро – весьма немаленький. За пару недель до турнира, когда я уже почти потерял надежду, со мной связались и сообщили, что послали в Испанию представителя, который позаботится о моем бай-ине. Они все еще были должны мне около 40 тысяч на бай-ины, но я был рад и тому, что получу деньги хотя бы за Барселону, что было делом первостепенной важности.

В казино обнаружился зал виртуальных скачек (он все еще существует, но софт немного изменился), в программе которого был глюк, выгодный игрокам. Можно было ставить на победителя, на двух лошадей, которые займут первое и второе место (в любом порядке) и на тройку (тоже в любом порядке). Так как в гонке участвовали шесть лошадей, было всего 20 комбинаций первых троек. Выплаты за победителя или двойку были нормальные, а вот за тройку в среднем платили от 40 до 80, причем за некоторые комбинации выплата доходила до 450 и коэффициент никогда не опускался ниже восьми. Трехзначные коэффициенты выигрывали достаточно часто, раз в два или три заезда. В общем, похоже, ставить на все комбинации троек в заезде было выгодно. Возможно, я просто поймал апстрик, но не уверен.

Сначала я играл как все, потом заметил этот глюк и начал ставить максимум (потолок там был абсурдно низким, 5 или 10 евро) на все комбинации троек. Я часами сидел в этом зале и гриндил скачки. Знакомые удивлялись, тому, что я не играю кэш, я делился с ними своими наблюдениями, но никто не верил.

Для получения выплаты свыше 500 или 1,000 евро нужно было звать сотрудника казино. Я звал его так часто, что через некоторое время меня попросили больше не играть на скачках под угрозой бана в казино. Рисковать выступлением на ЕРТ не хотелось. Я успел выиграть приличную сумму, точно больше пяти тысяч, даже ближе к десяти. Позднее зал закрыли. Я встречал нечто похожее в других европейских казино, но там играли в собачьи бега и глюка не было. Зал со скачками я видел только в 2007 году в Сиднее и запомнил, что один из игроков постоянно ставил максимум на тройки, однако я бросил это занятие, проиграв пару ставок.

Я прошел во второй день главного турнира со стартовым стеком, который превратился в 25 бб, и был зол настолько, что в первый и последний раз в своей практике пошел пить в ночь между днями 1В и 2, несмотря на то, что продавал доли. Мне было все равно – целый день мне дико не везло во всех больших банках, плюс я злился на TowerGaming. О дольщиках я не думал. Напившись сильнее, чем следовало, я вновь подвергся ограблению и потерял почти все деньги, которые выиграл на виртуальных скачках.

Играл во второй день я достаточно хорошо, но, конечно, профессионального отношения к делу мне явно не хватало. Например, я решил обойтись без душа и не чистить зубы, хотя от меня разило, как от свиньи, утонувшей в бочке с водкой. По плану я должен был притвориться, что ужасно пьян, чтобы мне гарантированно оплатили сильные руки. Для стека в 25 блайндов идея не самая светлая.

В одной из первых раздач я сделал рэйз с Ax Ax с ранней позиции и получил колл от Джей-Джей Лью. Вышел флоп с дамой и флешдро, я поставил контбет, она заколлировала. На терне открыли короля, мы сыграли чек-чек. На ривере спарилась младшая карта, то есть доска выглядела как Qx 8x 2x Kx 2x с недоехавшим флешдро. В моем стеке оставалось примерно два банка, и я решил действовать по плану: обхватил лицо руками, начал истерически смеяться и бросил в банк все фишки. Потом я попросил прощения у леди за свой запах, снова засмеялся, после чего она заколлировала и проиграла. После этого благодаря сочетанию хорошей карты и хорошей игры я раскрутился до 160,000.

Баббл лопнул перед окончанием игрового дня. На следующий день я продержался достаточно долго и вылетел от руки Картера Филлипса, который потом выиграл турнир. Он заколлировал мой чек-пуш на терне по второй паре без кикера, у меня было флешдро и гатшот. Мои ауты не пришли, я получил в кассе 16 тысяч евро и раздал дольщикам половину.

Моя мать, ухаживавшая за бабушкой в ее последние месяцы жизни, вернулась в Хельсинки, после чего передо мной вновь встал вопрос с собственным жильем. Однако мне хотелось путешествовать, и Джина разделяла это желание. Она пробовала поступить в университет, но ее не приняли, так что она была совершенно свободна до следующего лета. Похожее настроение было у Е с подругой, и в итоге мы решили снять виллу в Таиланде.

До отъезда надо было сыграть пару турниров по контракту с Tower: EPT Лондон и EMOP Гранд финал на Мальте. Первой шла Мальта. Взнос составлял всего 1,650 евро. Я отчаянно пытался связаться с менеджерами рума, но без толку. Я так и не получил денег за Барселону, и мне не оплатили расходы, что тоже входило в контракт. Их долг уже достиг пятизначной суммы, но на тот момент это не было критично для моего банкролла, который, насколько я помню, превышал 20 тысяч.

За неделю до отъезда из Финляндии я послал им по-настоящему гневное письмо, в котором грозил разрывом контракта. Думаю, я стал для них настоящей находкой. За время контракта я побывал на финальном столе Unibet Open, прошел в два стола на Midnight Sun, занял 4-е место в чемпионате Финляндии по омахе, попал в деньги на EMOP и EPT. Мой блог вышел на два миллиона просмотров, я раздал массу интервью, снялся в документальном фильме и побывал в нашивках Tower на ток-шоу. Во время португальского этапа Unibet Open я дал интервью журналисту из Голландии, в котором сказал, что на Tower самые слабые составы в мире (я действительно так думал) – и это по ходу турнира, спонсором которого выступал Unibet! Я уговорил почти всех знакомых гриндеров в Финляндии (а я знал очень многих!) перейти в Tower. Думаю, я сделал для рума намного больше, чем требовалось по контракту.

На этот раз я получил быстрый ответ. Они извинились за все и предложили выслать мне весь долг и половину оставшихся по плану бай-инов. Они также сказали, что при желани я могу продать доли или оплатить все бай-ины самостоятельно. Было очевидно, что дела у них идут не очень. В итоге я согласился на новые условия.

Еще они попросили меня перевести их сайт на финский. Из-за меня у них появилось много клиентов из Финляндии, и Tower хотел порадовать их родным языком. Не знаю, почему я согласился, тем более бесплатно, но работы было адски много. Я потратил два дня на одно только пользовательское соглашение, с трудом продираясь через юридические термины. На весь сайт ушло более 40 часов работы.

Я сообщил Tower, что переезжаю на зиму в Таиланд, так что мои перелеты на турниры EPT в Европе обойдутся им несколько дороже, чем предполагалось. Учитывая все, что я для них сделал, спорить им было трудно, и я получил добро.

Тогда же я узнал в Pokerisivut, что доля рынка Онгейма за лето только выросла, несмотря на проблемы с программным обеспечением, и начал верить в перспективы рума. Я раздобыл номер мобильного телефона менеджера Tower Дэвида Виссера, и ответы на мои письма стали приходить без задержек. В результате я спокойно продал пакет долей на оставшиеся турниры ЕРТ на финских форумах, чтобы гарантированно доиграть сезон. Доли разлетелись быстро.

Также я заранее позаботился об авиабилетах (ведь чем раньше купишь, тем выгоднее). Маршрут получился сложный: Хельсинки – Лондон – Мальта – Лондон – Бангкок – Самуи – Бангкок – Гонконг – Лондон – Лиссабон – Виламура – Лиссабон – Лондон – Любляна – Прага. И везде я забронировал гостиницы, тоже за свой счет. Эти деньги мне не вернули и по сей день.

Первым турниром была Мальта, European Masters. Tower клялись, что вышлют мне деньги на бай-ин и весь долг, но я все равно продал 50% долей. Проиграв пари перед стартом, я вынужден был играть весь турнир в нелепом парике под афро. Именно эта фотография красуется на моей страничке в Hendon Mob, и я всегда улыбаюсь, глядя на нее. Бывало, впрочем, и хуже: однажды я проиграл спор Е и провел весь турнир в женском платье и с вибратором в роли кард-протектора. Помню, с каким любопытством на нас глазели, когда я примерял все эти платья в магазине женской одежды.

Несмотря на необычную прическу, игра шла хорошо – во второй день я перешел со стеком выше среднего. В день 1В я общался с друзьями и познакомился с новыми игроками из Финляндии, которых раньше не встречал – 18-летними юнцами с огромными банкроллами. Они играли 5/10 без кепа, смеялись и заказывали водку, выигрывая банки по 5 тысяч евро. Я не мог позволить себе сесть в такую игру.

Утром второго игрового дня я принимал душ. Как часто бывает на Мальте, начались проблемы с водой – она была коричневого цвета и плохо пахла. Я по утрам довольно плохо соображаю, поэтому простоял минуту или две под струей, прежде чем понял, что что-то не так. Когда вода высохла, я выглядел так, будто искупался в крови. И тут я понял, насколько это уместно. Я был как раненый солдат, идущий на войну, которую не выиграть. Вокруг меня враги, они моложе и лучше играют в покер. Я больше не был вундеркиндом, я стал стариком, который так и не добрался до вершины. Мое блестящее будущее осталось в прошлом.

Мне исполнялось 23. Им было по 18. Они уже выиграли больше меня. Все вокруг думали, что я великолепно играю и ждали от меня больших свершений, но увы – я был унылой посредственностью и мог блеснуть только глупыми блефами.

За сомнением пришли осознание ситуации, чувство вины и, наконец, депрессия. Такой коктейль я принял на завтрак. Есть больше не хотелось, и я отправился в казино закончить войну. У дверей я с улыбкой дал интервью какой-то журналистке. Я всегда улыбался, когда мне было очень плохо.

По ходу второго дня у меня было 130,000 при среднем стеке 55,000. Но я не мог полностью сфокусироваться на игре и думал совсем о другом. О том, что занимаюсь не тем, чем должен, что мое место не здесь. Не в этом клубе, стране, не с этим контрактом, возможно, не с этой девушкой. Мне нравилась Джина, но я понимал, что некоторых черт ее характера на дистанции я не выдержу. Но где именно мое место, я не знал. Я собирался лететь в Таиланд с девушкой, с которой встречался всего пару месяцев, и возвращаться мы не планировали. Мои деньги были вложены в бай-ины, билеты, гостиницы, и не чувствовал уверенности в завтрашнем дне.

18-летний парень открылся со средней позиции. Я поставил 3-бет с катоффа, у меня были тузы. Другой 18-летний парень на малом блайнде заколлировал вхолодную, рэйзер также уравнял. Смотреть флоп я отправился в бутерброде из 18-летних, но, по крайней мере, с тузами. Флоп вышел Jx 4x 2x разномастные, и я обратил внимание, как забилось сердце игрока на малом блайнде при виде этих карт. В моем стеке было всего втрое больше фишек, чем в банке. Вариантов выкинуть тузов не было, разве что они оба пойдут олл-ин в ответ на мою ставку. Но я был настолько уверен в том, что у игрока на малом блайнде сет валетов, что собирался чекать флоп. В этом нет никакого смысла, если не играть чек-фолд, но мой мозг уже не работал.

Малый блайнд поставил первым. Рэйзер выкинул, слово было за мной. Безумно хотелось выкинуть в открытую. Я думал, думал, думал... Хотелось показать ему, что я еще не мертвый солдат, пусть и на пять лет старше него, что у меня еще есть потенциал. «Многие ли из вас, сопляки, смогут сделать такой пас?» Ну да, конечно, никто из них не сделает такой пас... потому что это ужасный, чудовишный пас, противоречащий теории покера и законам вероятности. Я хочу выкинуть по чуйке и ридсам. Молодые так не играют... Может быть, он просто кладет меня на туза-короля и пытается украсть банк? И когда я выкину в открытую тузов, он покажет мне блеф, и я брошу покер? Пока рано сдаваться.

– Олл-ин, – сказал я, и мой голос чуть дрогнул. – Надеюсь, моментального колла не будет.

– Колл, – сказал он через наносекунду, показал сет валетов, и я вылетел.

Вернувшись в номер, я снова принял душ. Вода шла по-прежнему бурая и пахла тухлыми яйцами, но мне было все равно. Я уже не чувствовал себя раненым солдатом. Я был убит.

В последующие дни я немного повеселел благодаря прекрасной погоде, суши в ресторане Hugo's и разговорам о покере с Е. Он великолепно понимал игру и уничтожал мидстейкс в интернете. Я мог многому у него научиться за время пребывания в Таиланде.

Подходило время ЕРТ Лондон. Доли проданы, график утвержден. Е с подругой уже улетели в Таиланд и нашли подходящее жилье, уже во второй раз – крышу первой виллы пробила кокосовая пальма, упавшая во время бури. Вокруг второй виллы никаких пальм не было.

Но деньги от Tower так и не пришли. Я общался с Дэвидом почти каждый день. Сначала он обещал сделать перевод завтра, потом просто перестал отвечать на звонки и письма. Дэвид был сама любезность, когда мы вели переговоры, но когда я согласился не прерывать контракт и заплатил за все из своего кармана, он перестал обращать на меня внимание.

Очевидно, мне нужно было проявить больше настойчивости и не делать шагов навстречу до полной выплаты всех долгов, но я был слишком занят организацией переезда в Таиланд и хотел сыграть побольше турниров. Конечно, если бы я знал, что мне предстоит оплачивать все расходы и половину бай-инов самостоятельно, я бы не стал в этом участвовать. Хотя...

Когда я подписал контракт с Tower, то думал только о деньгах, но постепенно понял, что мне просто нравится быть игроком на контракте, признанным профессионалом, частью покерной элиты. Я смутно понимал, что еще не настолько хорошо играю в покер, но мне очень хотелось усилиться, и я был счастлив любому признанию. Мне нравилось, что на меня равняются микролимитчики, нравилось быть одним из немногих финских профессионалов, у которых подписан контракт с каким-нибудь румом (нас было всего четверо или пятеро). Так как покерная экономика переживала спад, я понимал, что получить новый контракт будет непросто, поэтому держался за Tower несмотря ни на что. Понимаю, сейчас это может звучать глупо, но все было именно так.

Мальтийская депрессия осталась позади. Я посмотрел несколько обучающих видео, убедился, что думаю о раздачах так же, как инструкторы, и снова почувствовал уверенность в своей игре. Отказываться от мечты выиграть турнир ЕРТ я не собирался.

За несколько дней до лондонского этапа я заболел. Джина впервые была в Лондоне, я хотел показать ей город, но чувствовал себя так плохо, что едва мог ходить. Я смог только дойти до казино и оплатить бай-ин. Осматривать Лондон Джине пришлось в одиночку, а я решил принять горячую ванну, но уснул и затопил номер снизу, что обошлось мне в оскорбительно большую сумму.

Дэвид так и не перевел мне ни цента. За несколько часов до старта главного турнира он появился в онлайне и рассказал мне, что его жена попала в автокатастрофу, поэтому он практически не бывает на работе. Он попросил выслать мне деньги кого-то из коллег, но тот не знал, как это делается, и он позаботится обо мне как только вернется в офис. Мне стало очень неудобно, я сказал, что все в порядке, пожелал скорейшего выздоровления его жене и отправился играть турнир. К долгу Tower передо мной добавилось еще несколько тысяч. А всю историю с катастрофой Дэвид, как потом оказалось, выдумал, да и была ли у него жена вообще, я не уверен.

Турнир для меня не сложился, несмотря на удвоение в одной из первых раздач, когда я флопнул каре против оверпары. Единственное приятное воспоминание – удачный блефовый 3-бет против Дэна Харрингтона. Думаю, каждый уважающий себя игрок в покер должен сделать это хотя бы раз в жизни.

Чувствовал я себя плохо и концентрировался с трудом. Вылетел в конце дня, проиграв с десятками против валетов в стандартной ситуации, если правильно все запомнил. Следующие пару дней я гулял по Лондону с Джиной и ни о чем не переживал. Впрочем, когда мы садились на самолет катарских авиалиний в Бангкок через Доху, я чувствовал смутное беспокойство. Джина была очень взволнована поездкой, я улыбался вместе с ней, но расслабиться никак не получалось.

Я смотрел на спящую Джину, когда мы летели над западной Азией, и сам находился между сном и явью, сидя у окна самолета, как в той песне Radiohead, которая мне всегда так нравилась. В мечтах я видел, как выигрываю ЕРТ... Почему мне так грустно? Что не так? Я молод, жизнь полна приключений, меня спонсирует крупный покерный сайт. Беспокоиться не о чем. Все наладится!

Но ничего не наладилось.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.