Регулирование коммерческих игр в России. История вопроса. Часть вторая

8 комментариев
Регулирование коммерческих игр в России. История вопроса. Часть вторая

Мы заканчиваем публикацию исследования Леонида Маркина. Во второй части читатели вместе с авторами пройдут путь от обсуждения правил пикета князьями в XIX веке до запрета бриджа (вместе с культуризмом и карате) в советское время.

В первой части авторы анализировали регулирование коммерческих и азартных игр в России в XII-XVIII веках.

Деление игр на азартные и коммерческие продолжает существовать и в XIX веке. Данная дифференциация постоянно приводит к обсуждениям каждой новой заморской (да и отечественной) игры. Как и ранее, столичный бомонд вовсю рассуждает о наличии в какой-либо игре признаков «нездорового» азарта. Так, например, 31 марта 1837 г. «старшины Английского клуба, заметив, что введенная в употребление в клубе игра под названием “девятка” по существу своему подходит к азартным играм (экарте, макао и курочке), объявляют своим членам, что данная игра допущена в клубе быть не может»1, ведь в клубе играют только в игры коммерческие.

Вообще во второй половине XIX века карточные игры были предметом не только собственно самой игры, а целого культа проведения свободного времени. Правила игр были известны московским нуворишам гораздо лучше многих законов, а из самих законов – лучше всех знали те, которые отделяли азартные игры от коммерческих. Главным местом, в котором о карточных играх знали буквально все, являлся Английский клуб. Нередки были обращения в клуб с просьбой разъяснить те или иные сложности карточной жизни. Кроме того, в клубе работал третейский суд, возглавляемый старшиной клуба, разрешающий карточные споры:

«В Совет господ старшин Московского Английского Клуба.

Как посредник и свидетель заключенного заклада, имею честь просить разъяснить следующее недоразумение, возникшее при игре в пикет: обязательно ли для сдающего скинуть три карты и взять три карты прикупа или не имеет ли права сдающий скинуть только две карты и из прикупа взять две, оставляя одну.

При сем прилагается марка на ответ.

22 апреля 1880 года Московско-курская железная дорога, станция Змиева, село Моховое.
Его сиятельству князю А.Д. Хилкову»2.

28 апреля 1880 г. князь получает ответ от дежурного старшины:

«Многоуважаемый Александр Дмитриевич! Старшины Московского Английского Клуба вследствие письма Вашего от 22 сего апреля имеют честь уведомить, что при игре в пикет сдающий может из прикупа трех карт взять две, а одну оставить.
Дежурный Старшина А.С. Мусин-Пушкин»3.

При Николае II начинают открываться большие клубы и общественные собрания, в которых большей частью люди проводят время за игровыми столами.

Вот что говорит о карточных играх Устав самого популярного в то время в Москве «Охотничьего клуба»:

«52. В клубе дозволяются все игры, за исключением азартных или таких, о воспрещении которых в общественных собраниях состоялось правительственное распоряжение.
53. Подробные условия игры определяются особыми правилами, постановленными общим собранием членов».

В каждом из клубов утверждается перечень игр, в которые разрешается играть. Так, например, в Купеческом клубе можно участвовать только в коммерческих играх: преферанс, винт большой и малый, вист, пикет, рамс, безик, гальбик, покер, кабала, бостон.

В уставах большинства клубов и собраний присутствует стандартная фраза: «В карты допускаются лишь коммерческие игры, азартныя же вовсе запрещаются».

Однако нельзя не отметить, что постоянно предпринимаются попытки недобросовестных клубов включить в свою деятельность игры азартные. Вот что пишет газета «Русское слово» 6 февраля 1908 г.:

«Дворянский клуб уведомил градоначальника о том, что совет старшин клуба собственным постановлением разрешил восстановить “железку” только для членов клуба. На это извещение градоначальник ответил кратко. В посланной клубу бумаге градоначальник заявляет, что ст. 260 Устава о предупреждении и пресечении преступлений не выделяет никаких лиц, которым можно было бы играть в азартные игры. Ни членам, ни не-членам игра в “Железку”, основанную на случае, а потому азартную, разрешена быть не может»4.

Настоящий удар по азартным играм происходит в 1910 г. Осенью этого года в Москве и Санкт-Петербурге всех владельцев и руководителей клубов обязывают дать подписку о том, что никаких «азартных» игр у них впредь проводиться не будет – только «коммерческие». Так, например, в 1910 г. газета «Русские Ведомости» пишет:

«Объявлено распоряжение градоначальника о том, что в московских клубах могут быть допущены только “коммерческие игры” в карты (преферанс и т.п.). Азартные же игры запрещаются под страхом закрытия клуба, нарушившего распоряжение…».

Осенью 1917 г. большинство общественных собраний и клубов закрываются. Виной тому вовсе не запретительные законы, а общее состояние страны того времени. С приходом к власти большевиков азартные игры, а вместе с ними и коммерческие, поголовно осуждаются, ставятся в один ряд с пьянством, наркоманией, проституцией, тунеядством и на словах подлежат безусловному запрету как «наследие бывших царей». Уже в первых числах ноября 1917 г. дом на ул. Тверской, в котором располагался Английский клуб, занимает молодая московская милиция. Членам клуба собираться становится сначала небезопасно, потом негде, а позже и вовсе некому.

24 ноября 1917 г. постановлением Петроградского военно-революционного комитета ставится задача «закрыть все клубы и притоны, где производится игра в карты и лото». Борьба с играми проходит и вдали от Петрограда. Так, например, 24 февраля 1918 г. в Екатеринбурге напротив помещения Коммерческого собрания сжигается более 2000 карточных колод, принадлежащие собранию.

Конец 1918 г. становится трагичным для оставшихся игр. Сначала в Петрограде Исполком Петросовета запрещает бильярд, а затем 19 декабря 1918 г. приходит черед лотерей.

Начало НЭПа благотворно сказывается на играх. В 1922 г. в Республике Советов начинается их возрождение. Игры теперь официально делятся на азартные, которые, конечно же, запрещены, и на, так называемые, «неазартные». В апреле 1922 г. первые клубы для игр открываются в Москве, Петрограде, Красноярске. В основном здесь играют в лото, преферанс, винт, шестьдесят шесть.

11 августа 1922 г. утверждается постановление Совета Народных Комиссаров № 651 «О разрешении частных заведений с неазартными играми», которое разрешает открытие заведений для платной игры в неазартные игры в каждом особом случае с разрешения губернского и уездного управления. Игры, согласно постановлению, делятся на «неазартные» (бильярд, кегли, преферанс и т.п.) и игры «для физических развлечений» (карусели, качели и др.). Чтобы открыть заведение с «неазартными» играми, требовалось ходатайство крайисполкома, либо особое разрешение НКВД.

В 1927-1928 годах начинается постепенное сворачивание НЭПа. Многое из того, что было сделано за последние несколько лет, Советское государство без какого-либо сожаления списывает в утиль. На первый план снова выходит политическая мотивация оценки аморального поведения советских граждан. Игры, с точки зрения советской доктрины, надолго становятся официальными формами девиантного поведения населения, социального зла, несовместимого с социалистическим образом жизни. Игроки начинают относиться к той нестабильной прослойке общества, к которой принадлежат так называемые «деклассированные» элементы, цыгане, пьяницы, нищие, проститутки.

Революционные события 1917 г., а затем происходящие изменения всей системы государственного устройства постепенно уничтожают сословия, в том числе русское дворянство и буржуазию, а вместе с ними элементы их быта, досуга и культуры в целом. Именно такая участь постигает и большинство карточных игр, игр сложных, интеллектуальных, составлявших неотъемлемую часть культуры не только правящих классов, но и цвета российского общества – русской интеллигенции. Таким образом, игорной культуре не остается ничего иного, как уйти в подполье. Сломленная социальными потрясениями первых десятилетий ХХ века культура карточных игр в России начинает постепенно вырождаться, словно древний аристократический род, исчерпавший свой генетический потенциал. Учитывая идеи коммунизма, сама игра должна была бы стать анахронизмом.

На протяжении долгого времени существования Советского Союза легальным развлечением остаются лотереи, да тотализаторы на конных бегах и скачках, так как они считаются спортивным мероприятием. Как это ни странно, запрет обходит такую популярную карточную игру, как бридж, которая, наряду с шахматами, считается интеллектуальным видом спорта, и потому безусловному осуждению не подлежит.

В Прибалтике по еще довоенной традиции проходят командные турниры по бриджу, в которых участвуют Эстонская ССР, Латвийская ССР и Литовская ССР. Различные группы бриджа функционируют в Москве, Вильнюсе, Таллинне, Ленинграде, Киеве, Харькове, Львове, Тбилиси, Риге и других городах. В Эстонской ССР и Литовской ССР на протяжении нескольких лет существуют федерации по этой карточной игре, которые проводят различные республиканские и междугородные соревнования.

Между тем организация игры в бридж не приносит казне никакого дохода, зато приобретает все больше и больше поклонников, и это не может укрыться от всевидящего государственного ока. Кроме того, бридж весьма популярен среди диссидентов, борьба с которыми активно ведется в те годы.

На декабрьском пленуме ЦК КПСС в 1972 г. неожиданно всплывает тема отдельных видов спорта и игр, уже имеющих большое количество поклонников в зарубежных странах и набирающих популярность в Советском Союзе. В «черном» списке, наряду с йогой, культуризмом, женским самбо и карате, упоминается и единственная официально разрешенная в СССР карточная игра – бридж.

25 декабря 1972 г. опубликовывается решение Пленума ЦК КПСС «О некоторых фактах извращения в развитии отдельных видов спорта», а уже 25 января 1973 г. в его исполнение выходит Указ Спорткомитета СССР «О запрещении секций культуризма, каратэ, женского самбо и карточной игры в бридж».

Спорткомитет СССР осуждает «порочную практику различных соревнований, несущих вредную социальную направленность» и указывает на несовместимость бриджа, этого «буржуазного извращения» с моральным кодексом строителя коммунизма. Вследствие этого постановления разгоняются бридж-клубы, а турниры начинают проводиться тайно, и нередко нарушители закона попадают в милицию.

Запрет на бридж снимается лишь в 1990 г. соответствующим постановлением Госкомспорта СССР, вновь признавшим эту карточную игру видом спорта.

За последние 20 лет существования «новой» России ничего принципиально нового для интеллектуально-коммерческих игр не произошло. Часть из них, такие как бильярд, бридж, шахматы, шашки смогли закрепиться в статусе официально признанных видов спорта. Остальные же, прежде всего это касается карточных игр (преферанс, покер и др.), так и остаются под негласным запретом и для большинства власть предержащих не отличаются от игр азартных.

Примечания и литературные источники:

1-3. А. Буторов. Московский Английский клуб. Страницы истории.
4. Газета «Русское слово». Московскiя вести. «Борьба с азартом». 6 февраля (24 января) 1908 г.

Автор статьи благодарит за помощь Евгения Ковтуна и рекомендует его новый трёхтомник «Азарт в СССР»

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.