Сорел Мицци, специалист по Aussie Millions

18 комментариев
Сорел Мицци, специалист по Aussie Millions

Большинство представителей турнирной сцены 2006 года давно ушли в тень. Сорел Мицци – исключение. Выигравший более 12 миллионов долларов призовых за карьеру канадец явно не собирается уступать дорогу молодым. Очередной успех в живой игре – выигрыш A$1,000,000 на Aussie Millions – стал поводом для интервью в журнале Bluff Europe.

– Привет, Сорел, как дела?
– Я сейчас в Таиланде, мне делают массаж ступней за шесть долларов в час, так что не жалуюсь.

– Завидная жизнь. Расслабляешься после долгого и трудного турнира?
– Ну да, работал-то на износ! Из Австралии до Таиланда рукой подать – всего восемь часов. Мне здесь нравится, плюс я решил навестить пару друзей, ну и потом, наверное, останусь в Азии на несколько месяцев.

– Поздравляю со вторым местом на Aussie Millions! Ты сам-то доволен результатом?
– Да в целом нормально. Думал, со временем разочарование усилится, но нет. Тогда я довольно сильно расстроился, что не выиграл, но сейчас очень доволен. В конце концов, это же была поездка на миллион долларов! Большие деньги, кстати. И своей игрой я доволен. У меня уже есть и второе место, и третье, так что остался только один шаг.

– А не бесит, что никак не получается взять в Австралии первое место?
– Хмм... Пожалуй, можно подыскать определение получше. То, что мне из года в год удается там проходить так далеко – уже удивительно. С другой стороны, если бы мне чуть-чуть лучше складывалось в каждом турнире, я бы выиграл Aussie Millions уже пять раз и стал живой легендой покера. Но не сложилось. В целом результаты меня устраивают. И, думаю, дальше тоже все будет хорошо. Особенно в Австралии.

– В Австралии тебе очень везет. Есть причины?
– Думаю, мой стиль отлично работает на австралийском поле. Приезжаешь в Австралию – и ты будто вернулся в онлайн 2006 года. Ну очень похоже! По-моему, это второй самый выгодный турнир года. Я особенно хорошо играю против слабых соперников, потому что лучше других понимаю, как они думают. В главном турнире Aussie Millions, как и в главном турнире Мировой серии, очень много любителей, и для меня это идеально.

– Но на финальном столе в этом году было несколько очень сильных ребят. Кого ты особенно опасался?
– Мне повезло с рассадкой – я сидел слева от Ами Барера, который в итоге занес. Он был самым агрессивным за столом – наравне со мной. Но из-за позиции не мог играть со мной много банков. А ведь он был чиплидером и, пожалуй, самым опытными игроком за столом. Вообще когда человек сидит справа от меня, будь он даже лучшим игроком мира, мне бояться нечего.

До хэдз-апа игралось очень легко. Я начал финальный стол со стеком 2.85 млн, на пике у меня было 9 млн. В тот момент в игре было четверо или пятеро, так что в моих руках была примерно половина фишек турнира. Потом я проиграл Ами несколько банков. Он был шортстеком, и эти банки помогли ему раскрутиться. В хэдз-апе у него было 12 миллионов, у меня 6, и в нужные моменты ему зашли хорошие руки.

– Как тебе его игра?
– До финального стола мы не пересекались. В начале финалки он открывался очень много. Я начал его переставлять, и он чуть успокоился, но все равно часто рэйзил. 4-бет мне он поставил один раз, после того, как я его 3-бетнул примерно в пятнадцатый раз. Практически уверен, что с мусором, но у меня была настолько хорошая рука для постфлопа, что я сделал просто колл вместо 5-бет-пуша. Вообще с ним было сложно, потому что он довольно нестандартно играет. В хэдз-апе он лимпил все руки, не делая рэйзов. Не знаю, зачем ему это понадобилось... У него, конечно, необычный стиль. Пару раз мне повезло, но до вскрытия мы не дошли – он каждый раз фолдил, причем после очень долгих раздумий и, как видно, хорошие руки, потому что вряд ли он стал бы там актерствовать.

– Может быть, поделишься какими-то особенно интересными раздачами против него?
– В первой раздаче хэдз-апа у меня были 8x 9x на флопе 8x 7x 7x . Префлоп я сделал рэйз, он заколлировал. На флопе я поставил, он сыграл чек-рэйз. Он любит делать маленькие рэйзы на очень широком диапазоне, так что, может быть, стоило прочекать флоп? Но моя рука казалась мне слишком сильной для чека. На терне вышла 3x или типа того, он поставил, я сделал колл. На ривере открылся Jx , он прочекал, я тоже, и он показал семерку. Вот это была странная раздача. Он часто применял маленькие чек-рэйзы – довольно интересная тактика, и мне, по-моему, не хватило времени к ней приспособиться. После второй раздачи хэдз-апа мой стек упал до 20 бб – тут уж не до креатива.

– Результат-то все равно отличный. На какое место среди других твоих турнирных успехов он может претендовать?
– В верхней части списка будет точно. Конечно, если бы мне удалось выиграть, поводов для гордости было бы больше. Я так часто подходил совсем близко к большим победам... Два вторых места на WSOP, третье место в Irish Open, третье место в GuangDong, третье в турнире хайроллеров в Монте-Карло, теперь вот второе в Aussie Millions. Поэтому мне сложно выбрать главный успех. Победи я в любом из этих турниров – и все, вопросов нет. Когда все фишки в конце достаются тебе одному – это удивительное ощущение. Наверное, в этот список можно добавить победу в Premier League несколько месяцев назад, пусть там и играли всего 12 человек – зато каких! Когда все фишки твои – с этим ничто не сравнится.

– После всех этих вторых и третьих мест ты не просыпаешься по ночам в холодном поту с мыслью: «Эту раздачу надо было играть иначе!»?
– Второе место в Австралии оказалось очень кстати. У меня был небольшой даунстрик на других направлениях, поэтому выигранные деньги значили для меня достаточно много. Сначала я был расстроен вторым местом, но это чувство уже в прошлом. На финальном столе я сделал пару небольших ошибок. Я самый жесткий критик своей игры, другие бы, наверное, даже не посчитали это ошибками. Но ошибка – это любое отклонение от идеальной игры, так я считаю.

Ошибаться всегда обидно, однако чем больше я играю в покер, тем яснее становится, что нельзя постоянно мучиться из-за своих ошибок, иначе придется вечно жить в депрессии. А я не могу себе этого позволить. Ведь большинстве случаев я даже в деньги не попаду, взнос удается отбить только в 20% турниров. И если не научиться сразу же забывать о таких вещах, это дико отражается на самочувствии.

Для меня это всегда было серьезной проблемой, и я очень много над ней работал. Сейчас я нормально переношу поражения и остаюсь эмоционально стабильным вне зависимости от результата.

– Можешь рассказать о своем даунстрике?
– Да. Несколько неудачных инвестиций. Пара кэш-сессий, которые не сложились. Я сделал несколько выстрелов, и ни разу не попал. В 2013 году я получил 4 миллиона призовых, но этих денег у меня нет. Во-первых, я продал много долей, так что значительная часть ушла к дольщикам. Во-вторых, я привык жить на широкую ногу и сделал ряд серьезных ошибок в сфере финансов. У меня хватало дурных привычек – азартные игры и все такое. К счастью, все это осталось в прошлом (по крайней мере несколько месяцев уже прошло!), но банкролл они подкосили прилично. Надеюсь, теперь, когда я справился с ними, мои дела пойдут в гору.

– Насколько сильно турниры хайроллеров отличаются от обычных?
– Сначала турниры за 100 тысяч были для меня в новинку, но теперь они проходят настолько часто, что стали рутиной. Разница в том, что в обычных турнирах в подавляющем большинстве случаев тебе не нужен баланс, но в стотысячниках ты постоянно играешь с одними и теми же людьми, видишь много раздач, и сбалансированная стратегия становится крайне важной. Ведь рядом сидят сильнейшие игроки мира, которые быстро подметят твои слабые места, вот и приходится постоянно перестраиваться. В обычных турнирах это не нужно. В них можно сыграть раздачу так, что весь стол отлично понимает, какая у тебя рука, кроме одного-единственного человека – твоего соперника в раздаче. И это нормально. Такое часто происходит: все понимают, что ты не блефуешь, но ты знаешь, что этот человек все равно сделает колл.

В турнирах по $100k играть приходится с игроками мирового класса, сильнейшими гриндерами онлайна и бизнесменами. И эти бизнесмены – очень умные люди. Они быстро начинают понимать игру, их познания растут экспоненциально. В целом турниры хайроллеров интереснее, потому что это вызов. Постоянная подстройка, попытки понять, что делают соперники, откуда они берут дополнительное EV... Постоянный левелинг – он знает, что я знаю, что он знает и т. п. Левелинга вообще стало очень много, потому что в техническом понимании игры все стоят довольно высоко. И решающее значение приобретает борьба уровней мышления, что мне очень нравится.

– Как думаешь, эти турниры продолжат привлекать достаточно богатых рекреационных игроков и бизнесменов, чтобы остаться выгодными для профессионалов?
– Думаю, эти люди никуда не денутся. Они просто любят покер. Придумайте другую игру, в которой они могут на равных сражаться с сильнейшими профессионалами мира! Хорошо, конечно, было бы поиграть в теннис с Роджером Федерером, но какой у тебя шанс выиграть хотя бы гейм, 0%? А в покере можно сражаться с лучшими и даже время от времени побеждать. Это самое притягательное в нашей игре – выиграть способен каждый. При этом они не только играют – они одновременно и учатся. Многие из них уже довольно хорошо понимают игру и могут расти и дальше, потому что в интеллектуальном плане у них есть для этого все. Для них это отличная возможность проверить себя. Уверен, если бы я был успешным бизнесменом, то с огромным интересом и удовольствием сел играть с профессиональными покеристами, чтобы разобраться, что они делают!

Кстати, многие из этих людей играют в намного более дорогие закрытые игры, и возможность поднять свой уровень в турнирах хайроллеров им нередко просто выгодна! Надо учесть и то, что мотивация у всех разная. Я играю в покер, потому что это веселое занятие и мой главный источник дохода, но не все играют ради денег, некоторые просто слишком любят саму игру! Такие в турнирах хайроллеров тоже встречаются.

– Твое мнение о реэнтри? Даниэль Негреану включался в стотысчяник пять раз, Айзек Хэкстон – шесть раз. Это не перебор? У тебя есть лимит, через который ты не переступишь?
– Жестких правил у меня нет. Но вряд ли я буду когда-либо использовать столько реэнтри. Мнения по этому поводу у меня тоже нет. Пожалуй, я склоняюсь к мысли, что это вполне нормально. Много реэнтри может делать кто угодно, все находятся в равных условиях. Конечно, это довольно дорого для игрока и его бэкеров. Это может стать вызвать проблемы. Сложно сказать «Нет, я против пятого реэнтри», когда ты уже так сильно вложился в турнир, да и игроку очень хочется отбиться. Но это уже вопрос самодисциплины. Хотя если Хэкстон считает нормальным вложить 600 тысяч в турнир за 100, то я тоже ничего не имею против.

– Ты упомянул бэкеров. Сколько процентов долей ты обычно продаешь в турнирах хайроллеров?
– По-разному. Это зависит от многих факторов.

– Ты работаешь над проектом покерного обучения в 3D. Можешь немного об этом рассказать?
– Это будет интерактивный способ обучения. Мы попробуем учить не только тому, что делать в определенных ситуацих, но и почему это надо делать. Поможем перестроить свое мышление. В итоге в распоряжении наших учеников будут все ресурсы для самостоятельной работы. Мы не хотим заниматься натаскиванием, а хотим научить правильно думать, причем не в рамках отдельных ситуаций, а об игре в целом.

– Преподавание тебе дается легко? Ты хороший учитель?
– Это было непросто. Обучением я занимался, можно сказать, впервые, но, думаю, у меня получилось, и дальше будет получаться еще лучше. Мы собираемся провести тренировочный лагерь перед Мировой серией. Возьмем 15-20 учеников, с каждым сможем позаниматься индивидуально.

– Насколько сильно покер исказил твое восприятие ценности денег?
– Считаю, что для профессионального игрока полезно относиться к деньгам легко. Нельзя чересчур к ним привязываться. Люди, способные за неделю или даже за день выиграть или проиграть сотни тысяч долларов, в целом имеют больше перспектив в покере, потому что они готовы идти на риск. При этом важно найти правильный баланс, потому что за деньги можно купить много классных вещей, не только перейти на лимит выше! Мое восприятие денег немного поменялось в последнее время, раньше я был куда легкомысленнее. Сейчас я хотя бы пытаюсь инвестировать их в дело, а не только в более дорогие турниры!

– Что мотивирует тебя больше всего?
– Я люблю покер, люблю путешествовать, мне нравится знакомиться и общаться с людьми. Покер дает мне все это, и дело не только в деньгах, но и в жизненном опыте. Конечно, деньги это очень важный фактор, я же не поеду за тридевять земель играть на плеймани. Но все же для меня они значат меньше, чем для большинства игроков.

– Как думаешь, через 5 лет ты еще будешь играть в покер? А через 10?
– Думаю, что покер останется моим главным источником дохода еще года три-четыре. Что будет дальше, сказать сложно. Пока не представляю себя в другой роли, с другой стороны, очень сомневаюсь, что буду профессионально играть больше пяти лет. Хотелось бы найти более стабильное занятие. Проект 3D Poker Training пока в работе, и мне очень нравится им заниматься. Следующие год-два я буду жить, как раньше, ездить на множество турниров, а потом перейду к более спокойному графику. Наверное, даже заведу собаку.

Однако какое место ни занимал бы покер в моей будущей жизни, не думаю, что когда-нибудь захочу совсем бросить играть.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.