Дэвид Эйнхорн о покере и бизнесе

26 комментариев
Дэвид Эйнхорн о покере и бизнесе

Если кто-то и может утверждать, что играет в покер не ради денег – это миллиардер Дэвид Эйнхорн, основатель хедж-фонда Greenlight Capital и регулярный участник самых дорогих турниров. В недавнем интервью он рассказал о подготовке к игре, отношении к профессионалам и конвертации опыта.

Состояние Дэвида Эйнхорна оценивается в $1.81 миллиарда, а в его покерной карьере есть попадания в призы как в турнирах за $400, так и за $1,000,000. В конце декабря Дэвид стал гостем подкаста Thinking Poker.

– Дэвид, я узнал о тебе после One Drop, но взглянув на твое покерное резюме, увидел, что у тебя уже были неплохие результаты еще в 2006-м. Как давно ты играешь в покер?
– Начал примерно за пару лет до этого, когда меня пригласили на благотворительный турнир в Нью-Йорке. Я там отлично провел время и встретил друга, который много играл в покер. Он мне посоветовал всякие книги, и мы стали вместе готовиться к Мировой серии 2006 года. Первым крупным турниром для меня стал именно главный турнир WSOP-2006. В тот раз у меня так хорошо получилось, что теперь я играю его почти каждый год. [В 2006-м Дэвид занял 18-е место и весь выигрыш ($659,730) перевел в благотворительный фонд Майкла Джей Фокса, а $4.35 млн, полученные за 3-е место в One Drop 2012-го, он пожертвовал организации City Year – прим. ред.].

– Чем тебя так привлек покер?
– Просто понравилась игра. Я люблю головоломки, а большинство решений за покерным столом, на мой взгляд, как раз ими и являются.

– То есть для тебя покерный стол – это головоломка, которую нужно разгадать?
– Да, верно. Моя задача – вычислить, что задумали соперники.

– Мне нравится такой подход. Думаю, это объясняет, почему ты играешь в самых сложных турнирах – там самые сложные головоломки?
– Естественно. Меня совершенно не интересует игра с точки зрения заработка. Мне нравится соревноваться и, как ты уже сказал, пытаться решить сложные головоломки. Чем сложнее, тем интереснее, особенно в те редкие моменты, когда мне удается найти верное решение.

– Ты упомянул, что в начале карьеры прочитал несколько книг и тренировался с другом, а как ты готовишься к турнирам сейчас, ведь ты играешь их пару раз в год? Как-нибудь готовился, например, к One Drop?
– Да, в последние два года я нанимал тренеров примерно за пару месяцев до турнира. Перед One Drop мы немного изучили других игроков, так как список участников был совсем небольшим. Поэтому уже до турнира у меня было представление о том, чего можно ожидать от некоторых соперников.

– Можешь назвать своих тренеров?
– Конечно. В первый год у меня было три тренера – Фил Гордон, Майк Макдональд и Брэндон Адамс. А в этом году я обратился к Эндрю Франкенбергеру.

– Сильных игроков очень много, почему ты выбрал именно этих?
– Кого-то я уже знал, с другими меня познакомили.

– У тебя отличные результаты в One Drop. Что ты чувствовал, когда садился за стол? Ты же знал, что тебе предстоит сразиться с другими очень умными и гораздо более опытными игроками?
– Конечно, технически они гораздо сильнее меня. Мое основное преимущество – если оно у меня вообще было, в чем я сильно сомневаюсь – для меня это всего лишь летний отпуск, и я пришел просто посоревноваться. Я не обращаю никакого внимания на ставки, фишки и прочие подобные вещи. Меня заботит лишь собственная игра.

– И на тебя, в отличие от остальных игроков, не давит сумма бай-ина. Ведь даже для тех, кто играл не на 100% от себя, она в любом случае была существенной. А ты все выигрыши передаешь на благотворительность, для тебя финансовая сторона вообще не имеет значения?
– У меня хватает дел, в которых я испытываю постоянное давление, поэтому тут я, наоборот, расслабляюсь.

– Ты, конечно, в курсе, что большинство профессионалов продают доли, тебя это как-то беспокоит? Не возникает ощущения, что это уменьшает твое преимущество?
– Нет. Определенная динамика возникает, когда игроки обмениваются долями, но не уверен, что это влияет на их игру или мое преимущество. Вообще мне нравятся One Drop и главный турнир WSOP тем, что даже для самых опытных профессионалов эти турниры могут иметь определяющее значение на весь год. Для любителя это шанс стать богатым и знаменитым, а для профессионала – возможность войти в элиту. Поэтому в этих турнирах все играют немного иначе, к ним подходят более серьезно и рискуют в них с меньшей охотой, что дает мне преимущество.

– Многие игроки уверены, что покерные навыки отлично подойдут для того, чем ты занимаешься профессионально – инвестиции, игра на бирже и так далее. Они думают, что справятся с такой работой, если захотят. Видишь ли ты какие-нибудь параллели между этими занятиями, тебе знания из одной области как-то пригодились в другой?
– Сходство есть, но подозреваю, что работает это только в одну сторону. Инвестору проще начать играть в покер, чем игроку заняться инвестициями. Одна из причин в том, что в покере все происходит очень быстро. Итог раздачи становится известен через пару минут. В инвестировании мыслительный процесс почти такой же, но результат может появиться через два, три, четыре или пять лет, и вот тут уже нужен совсем другой подход.

– Можно ли сказать, что в инвестициях и в бизнесе в целом намного больше переменных, чем в покере?
– Не уверен, что сам бы сформулировал это так же, но и спорить не стану. Для начала давайте сравним, что общего между покером и инвестициями. И там, и там есть вещи, в которых вы можете быть уверены на 100%. Например, ваши карманные карты в холдеме – вы их знаете, как и другие карты, которые открывает дилер. В инвестициях такое тоже есть – например, финансовые отчеты компании, вы можете посмотреть их в любой момент. Но есть и другие вещи, о которых вы можете лишь строить гипотезы. Что задумал мой соперник? Как он играет? Или в бизнесе – что сейчас на повестке дня у менеджмента компании? Что волнует других владельцев акций или тех, кто собирается их купить? О таких вещах можно лишь догадываться. Стратегию розыгрыша в раздаче можно выстроить, основываясь на знаниях и анализе, но результат может быть разным. В покере он более определенный, так как число карт, которые могут появиться в раздаче, конечное – правда, все равно неизвестно, какую именно откроют. При инвестировании у вас тоже может быть набор точных фактов и хороших теорий, но результат также может быть разным. На цену акций могут повлиять события в мире, на рынке и внутри этой компании.

– Это общее. А в чем основные различия?
– Думаю, в нашем деле больше составляющих. В покере объективные факторы оценить достаточно легко. Финансовый отчет тоже можно прочитать, но в мире очень много информации, из которой сложно выделить действительно важную, на пути к решению приходится делать гораздо больше шагов. В финансовом мире больше измерений, чем в покерном.

– Ты выделил два турнира – главный и One Drop. Они очень отличаются друг от друга, хотя сильнейшие профессионалы играют в обоих. Точнее в One Drop играют только сильнейшие, а в главном – очень много людей разного уровня. Кто-то может сказать, что там сложнее предугадать действия оппонентов, так как о многих участниках вообще ничего не известно. С другой стороны, сильнейшие игроки как раз и отличаются своей непредсказуемостью. Тебе в каком турнире проще читать соперников?
– Это очень хороший вопрос, но, боюсь, у меня нет на него хорошего ответа. Я играл всего два турнира One Drop и еще один между ними за $111,000. В одном сыграл очень хорошо, а в другом вылетел на 5 часов раньше предпоследнего места. Вряд ли у меня есть достаточный опыт в турнирах One Drop, в отличие от главного турнира, где я дважды проходил очень далеко. Всего играл 8-9 раз, из них 6 раз не проходил дальше второго дня.

– Похоже, ты играешь главным образом ради благотворительности. В турнирах One Drop на благотворительность уходит существенный процент общего призового фонда, это как-то повлияло на твое решение в них играть?
– Нет, это вообще не влияет. В первую очередь я хочу играть, а заодно уже кому-то помочь, если повезет, и я выиграю немного денег. У меня есть довольно крупный отдел, отвечающий за благотворительность. Я им доверяю и могу принести там гораздо больше пользы, чем с помощью покера.

– Ты сам этим занимаешься? Выбираешь фонды и определяешь стратегию отдела?
– Да, конечно, и мне помогает команда профессионалов.

– Ты сказал, что любишь головоломки. А ты бы рекомендовал покер как способ повышения общего развития или посоветовал бы лучше читать, например, книги по философии?
– Даже не знаю. Я играю, потому что мне это нравится, и я люблю соревноваться там, где надо думать. Не уверен, что покер помогает мне в чем-то еще.

– Ты играешь в покер с друзьями или специально приезжаешь для этого в Лас-Вегас?
– Я каждый год организую несколько благотворительных турниров в Нью-Йорке. Раз в год устраиваем турнир в своей фирме, куда также приглашаем клиентов. Несколько раз в год играю в подобных турнирах, но это больше ради общения. В Вегас выбираюсь на главный турнир и иногда, если повезет, в Атлантик-Сити. На постоянной основе, конечно, я играть не могу, а кэш-игра меня вообще не интересует.

– Готовишься к турнирам как-то еще, кроме работы с профессионалами?
– Ну, иногда перед поездкой в Вегас могу прочитать какую-нибудь новую книгу по покеру, бывает любопытно ознакомиться с новыми подходами.

– Можешь назвать какие-то покерные проблемы, интересовавшие тебя в последнее время?
– Я играю только в холдем и в последнее время стал увереннее себя чувствовать на постфлопе. По крайней мере, думаю, что сейчас я играю лучше, чем средний участник главного турнира. Я стал намного пассивнее играть префлоп. В этом году я дошел до 5-го дня главного турнира, ни разу не поставив 4-бет на префлопе. В 2006-м я либо забирал банки на префлопе, либо выигрывал выставления там же. В основном это были коинфлипы, но иногда я оказывался впереди 4 к 1.

– Тоже важный скилл в покере.
– Безусловно. Но в One Drop, когда я занял 3-е место, не было ничего подобного. В том турнире я очень долго избегал олл-инов, пока не были открыты все карты, а в первом подобном выставлении у соперника был 1 аут. Чем лучше я стал играть постфлоп или, по крайней мере, чем более уверенно я стал себя на нем чувствовать, тем меньше желания у меня возникает задвинуть все фишки и смотреть, какие карты откроются.

– Я охотно верю, что в главном турнире ты лучше играешь постфлоп, чем средний участник 1-го или даже 2-го дня. А в One Drop ты играл агрессивно на префлопе, учитывая силу соперников, или тоже изменил свою игру?
– Даже в первом One Drop я играл на префлопе намного осторожнее, что принесло хороший результат. Мне кажется, я достойно оборонялся на постфлопе. Два-три раза меня обыгрывали, но для трех дней турнира это неплохо. Хотя, возможно, были и другие моменты, когда я этого просто не понял.

– Ты смотрел запись турнира, чтобы проанализировать свою игру?
– Во время турнира я записывал свои действия, потом обсуждал их с друзьями. А по ТВ мне совсем не нравится за собой наблюдать, этого я стараюсь избегать.

– Мы подошли к концу нашей беседы, может, хочешь обсудить еще что-нибудь?
– Нет, мне понравились ваши вопросы. Надеюсь, наша беседа покажется полезной или хотя бы интересной всем, кто слушал.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.