Эрик Шахбазян: «Покерных любителей намного больше, чем кажется»

23 комментария
Эрик Шахбазян: “Покерных любителей намного больше, чем кажется”

Бессменный директор Russian Poker Tour рассказал историю российского турнирного покера, в которой принимал непосредственное участие, и поделился планами на будущее.

– Привет, Эрик. Людей, которые занимаются организацией турниров для русскоязычных игроков, можно пересчитать по пальцам. При этом за время существования нашего сайта некоторые из них успели уйти из этого бизнеса. Ты начал еще до GipsyTeam и продолжаешь до сих пор. В чем секрет?
– Сложный вопрос. Не люблю себя хвалить, но мы просто стараемся делать турниры лучше всех и ориентироваться на запросы игроков. Думать, как они. В нашей команде много игроков, поэтому мы хорошо понимаем, что нужно делать.

Хотя, пожалуй, это слишком туманно. Самое главное в том, что мы лучше разбираемся в маркетинге, чем другие организаторы турниров. И все-таки бренд Russian Poker Tour – первый и самый известный, с ним вообще тяжело конкурировать, все русскоязычные игроки, и профессионалы, и любители, нас хорошо знают.

– На самом деле, вопрос был больше не о сильных сторонах твоей команды – о них мы еще поговорим – а о твоей личной усталости, которая неизбежно наступает, когда долго занимаешься одним делом. Или это не твой случай?
– Не могу сказать, что я до сих пор не устал, но у нас очень хорошая команда, которая постоянно развивается. Мы все любим турниры и поддерживаем друг друга.

А если говорить откровенно, то, конечно, непросто заниматься одним делом столько времени. Я недавно посчитал, что идет уже 6-й год, и сам себе удивился, потому что в момент, когда ко мне пришла идея делать Russian Poker Tour, я никак не мог представить, что это будет длительный проект. Не ожидал, что он создаст такое движение.

В любом деле есть предел. Мы сейчас достигли верхней планки. Невозможно проводить турниры каждые две недели или каждый месяц. По количеству игроков мы тоже вышли на максимальные показатели – на последней состоявшейся серии на Украине было более 800 участников в главном турнире. А в том турнире, который попал в такие трагические дни для Украины и не состоялся, должно было быть вообще около 1,000 игроков. Это верхняя планка того, что можно достичь на территории Украины.

– И в целом на территории СНГ?
– Ну, если исключить Россию, то, пожалуй, да. А в Беларуси мы, к сожалению, не можем проводить турниры.

– Почему?
– Дело в том, что в Беларуси покер очень сильно регулируется, хоть и является видом спорта. Кэш-игра видом спорта не является. Даже Белорусская федерация спортивного покера, с которой мы хорошо дружим, не может проводить кэш-игру на своих турнирах, им приходится переносить ее в какие-то казино, и все мероприятие от этого много теряет.

– А почему сами турниры тоже не проводить в казино?
– В казино каждый стол облагается налогом. Не важно, рулетка это или покер, ставка одинаковая. Мы же проводили один турнир в Минске, и нам пришлось заплатить за каждый стол в районе то ли $5,000, то ли $3,000, я уже не помню точную сумму.

– Как с такими затратами вообще можно зарабатывать на организации турниров?
– У нас сложилась очень интересная ситуация в Беларуси. Мы объявили о серии, начали подготовку, а когда оставалось 15 дней до начала, белорусское правительство приняло решение задним числом повысить налог в два раза. У нас был выбор: либо отменять серию, либо заплатить в два раза больше. Мы выбрали второй вариант, и был огромный успех – наверняка многие читатели GipsyTeam помнят очереди на регистрации.

Но это был единичный случай, сейчас проводить там турниры тяжело. Вы же наверняка знаете, что в турнирах, которые проводятся Белорусской федерацией спортивного покера, помимо комиссии, забирают внутренний налог, какой-то процент с выигрыша. В итоге получается, что на комиссию и налог идет около 25% бай-ина. И если в недорогих турнирах для любителей это не имеет решающего значения, то в турнирах масштаба RPT, с нашими призовыми фондами игроки этого не захотят.

Поэтому мы сейчас проводим турниры за пределами СНГ. Вариант с Черногорией для нас идеален – безвизовый режим, прямые перелеты из многих городов, отличные отели, море, солнце, развлечения. Сомневаюсь, что для российских игроков можно найти место лучше. Но мы планируем проводить турниры и в других местах тоже, конечно.

– Расскажи о себе, чем ты занимался до RPT и как пришел в покер?
– Я занимался издательским бизнесом. С 2005 года, когда я еще учился в институте [на социологическом факультете МГУ – прим. ред.], я начал издавать журнал, который назывался Casino Style. Он очень быстро стал популярным и успешным. На издательском рынке это очень редко случается, но уже после первого выпуска мы вышли на самоокупаемость и дальше работали в плюс. Но стоит отметить, что я тогда бывал в казино всего один-два раза.

– Как же ты заинтересовался этой темой?
– Не знаю, просто пришла в голову идея, что нужно сделать издание, где казино будут искать своих клиентов, а клиенты – казино. Журнал распространялся бесплатно в лучших ресторанах, клубах, гостиницах. Реклама была очень эффективной, но и очень дорогой. Я сейчас точно не помню, но, кажется, полоса у нас стоила €5,000, а обложка – €10-15 тысяч. Очень солидное было издание, и выглядело оно очень солидно.

– У тебя были какие-то связи с ресторанами?
– Изначально не было, но тут ничего сложного нет. Я могу об этом рассказать очень подробно, но не уверен, что кому-то будет интересно. С каждым контрагентом можно найти интересную точку пересечения – к примеру, если говорить про рестораны, у нас в конце журнала была рубрика «Новинки меню». Наш фотограф ездил в рестораны и фотографировал по одной новинке. В каждом номере помещалось, допустим, 15 новинок. И вот, у нас 500-600 партнеров-ресторанов, и их новинки регулярно появляются в журнале – и им приятно, и нам приятно, что наши стойки у них стоят.

Чтобы обрести популярность среди казино, мы делали интервью, рейтинги казино и всякое прочее. Там было много лайфстайла – съемки, разговоры... Казино ценили, что за счет журнала мы популяризировали игру.

Но самый удивительный факт заключается в том, что я сам никогда в казино не играл, да и сейчас не являюсь заядлым игроком. У меня никогда не было этого азарта.

– Загадочная история! Может, у тебя были партнеры, которые и позвали в этот бизнес?
– Нет, партнеров не было совсем. Я тогда еще учился в институте, на четвертом курсе, поднакопил денег – там копейки были – сестра чуть-чуть помогла, и вот, получился журнал. Он очень хорошо развивался, был ежемесячным, глянцевым.

А после этого я начал параллельно развивать другой журнал, который назывался Private Banking – про частные банковские услуги.

– Как ты перешел от журналов к организации турниров?
– В 2007 году я начал сам играть в покер. Меня научили в казино «Метрополь», где я сразу очень быстро проиграл $1,000. Помню, как вышел из казино и подумал, какой же я дебил. Я никогда до этого не проигрывал деньги в казино, у меня был очень серьезный подход, и тут проиграл $1,000, не маленькие деньги.

Я сильно расстроился. Но после этого начал ездить в «Метрополь» каждую неделю. Со временем я научился играть, как мне тогда казалось. Уже обыгрывал каких-то местных регуляров. В турнирах в «Метрополе» играли ребята типа Макса Лыкова, которые только-только начинали свою карьеру в офлайне.

– Разве его карьера началась не в «Короне»?
– В «Короне» были недорогие турниры, а в «Метрополе» – ребайники по $500 или фризауты по $1,000. Вот на них и заходили эти ребята – Макс Лыков, Женя «Swen» Зайцев, Виталий «Мурзилка» Толоконников, Гриша Зима... Интересные были составы.

Потом я задумывался, почему же я все-таки играл в покер? Понятно, что у меня не было задачи пойти выиграть денег. Мне было приятно, конечно, выигрывать, но такой задачи не стояло. Вроде такие хорошие годы были, у меня были деньги, возможности – я мог веселиться в ночных клубах, делать все, что угодно... Почему же я постоянно ходил играть в покер?

Причина актуальна и сейчас – на самом деле, большинство людей играют в покер из-за эмоций, из-за адреналина, который они получают во время игры. Мы привыкли общаться с профессиональными игроками, но у них совсем другие приоритеты, а если говорить о любителях, одним из которых я до сих пор являюсь, безусловно, на первом месте стоят эмоции.

При этом играли мы довольно крупно, блайнды в безлимитном холдеме доходили до $50/$100. Играли с крайне состоятельными людьми, что очень сильно влияет на игру.

– Имена не назовешь?
– Это очень влиятельные люди, их имена точно не стоит называть. Однажды я проиграл банк больше $30 тысяч. У меня было $16,000, а у человека, который только начал учиться играть в покер, было больше. Мне раздали пару королей, я поставил 3-бет $1,500, человек заколлировал. Открылся флоп 2-5-7, он сразу сделал большую ставку около $3,000. Я перекрутил... В общем, мы пошли в олл-ин, и я подумал, что попал в сет, но соперник показал A-7, старшую пару с флопа. По его логике все было правильно. На терне упал туз.

Это был мой самый большой проигрыш в кэш-игре. После этого я на долгое время перестал играть дорогие игры.

– Тогда ты и задумался о создании RPT?
– Ха-ха, нет. RPT появился гораздо позже.

У нас в журнале рекламировался один табачный бренд – Sobranie. Они были заинтересованы в каких-нибудь акциях в казино, а я как раз увлекся покером и подумал, почему бы не сделать для них турнир. Мы очень быстро набросали план и провели этот турнир, который назвали Sobranie Poker Open.

Все сделали в казино «Метрополь», а я тогда вообще ничего не знал об организации турниров, мне помогал их менеджмент. Я настолько не разбирался в процессе, что даже не знал, что на покерных турнирах люди что-то зарабатывают. Весь заработок я оставил казино «Метрополь» – просто был не в курсе.

На этом турнире мы познакомились с Николаем Евдаковым, с которым потом много общались и дружили. К сожалению, его уже нет в живых. Николай был одним из тех людей, которые очень сильно любили покер и играли не из-за денег, а для того, чтобы получить удовольствие.

– Что было после Sobranie Poker Open?
– У нас в журнале рекламировался единственный покер-рум – PartyPoker. В 2008 году пришла в голову идея, почему бы не сделать свое телевизионное покерное шоу, наподобие тех, которые мы много видели в интернете. Идея совершенно сумасшедшая, но я обратился в PartyPoker, написал им письмо, мы встретились – предложил им сделать шоу, которое мы покажем на канале «НТВ» в России. Перед этим я поговорил с продюсером «НТВ». Все договорились, и мы начали снимать шоу Poker Club.

– Какой была концепция шоу?
– Концепция была очень простая. Хотелось сделать что-то такое, что было бы интересно массовому телезрителю. Сидят игроки, любители и профессионалы, один из них – какая-нибудь звезда. Вместе они играют в покер и общаются. Тогда, кстати, я и познакомился с Сергеем Рыбаченко, да и вообще со всеми – в том числе с Виталием Воловым, которого я пригласил, он очень смешно об этом написал в своем блоге на Pokeroff, это еще до GipsyTeam было.

В общем, мы позвали всех известных игроков. Бай-ин в турнире был $2,500. Изначально была идея пригласить в качестве ведущей какую-нибудь известную спортсменку или светского персонажа, но в последний момент мы решили сэкономить и сделали ведущим меня. Сняли несколько шоу, но когда я увидел себя в этой роли, я понял, что видеть это не хочу, и мы меня вырезали.

В итоге шоу вышло не на канале «НТВ», а на канале «Спорт», так я познакомился с директором этого канала. В то время многие люди, занимавшиеся покером, пытались попасть на «Спорт», но у них ничего не получалось. Покер тогда официально являлся видом спорта, но по факту его статус оставался неопределенным. Мне удалось убедить директора «Спорта» в том, что покер можно показывать на федеральном канале. Мы заключили эксклюзивный договор о том, что мы будем показывать покерные передачи. В это время PokerStars только начали выходить на российский рынок, на «Спорте» начали показывать турниры EPT, а от Full Tilt крутили Aussie Millions или еще что-то, в общем, два раза в неделю на канале шел покер.

Нам давали сырой материал, и приходилось его полностью готовить, комментировать. Первое время даже я этим занимался.

– Как вы вышли на связь с PokerStars и Full Tilt?
– PokerStars нашли нас сами, а Full Tilt работал через Тони Джи и PokerNews. Я в то время не понимал, почему все так хотят попасть на ТВ, ведь эфиры стоили очень дорого, но и Full Tilt, и PokerStars – все были за. Сейчас я понимаю, что каждый показ приносил им по несколько тысяч регистраций, и это, конечно же, того стоило.

В общем, первое время мы комментировали эфиры и с Ильей Городецким, и с Виталием Воловым... И когда я увидел EPT, то подумал, почему бы не сделать такую же серию, но в России.

Летом 2008 года, когда PokerStars только начинали выходить на российский рынок, я написал им предложение. Ожидал, что они откажутся или предложат встретиться и начнут торговаться, потому что деталей было много, и сумма была довольно большая. Но спустя два дня PokerStars согласились начать работу.

Мы начали готовиться к проведению первого этапа Russian Poker Tour в январе 2009 года в Санкт-Петербурге. Конечно же, никто не верил в успех. Все менеджеры покерных клубов Москвы, все профессионалы индустрии смеялись. Я сейчас понимаю их позицию – представьте себе, что вы занимаетесь каким-нибудь делом много лет, а тут приходит молодой парень и обещает сделать больше, лучше и круче. Отношение было очень скептическое, некоторые пытались вставлять палки в колеса, но пускай это останется в прошлом.

Мы все-таки провели этот турнир. И это, конечно же, был бешеный успех. Нам не хватало столов! Тогда все поняли, насколько эта идея была нужной и своевременной. Бай-ин был $5,000, но все равно были очереди и не было мест. Потом мы показали турнир на телевидении, провели еще один этап в Москве, уже с бай-ином $7,000, тоже с грандиозным успехом, и это был наш последний турнир в России – в мае 2009 года.

Когда мы занимались подготовкой к московскому этапу EPT, покер в России запретили.

– Невероятная история. Продолжение задокументировано на страницах GipsyTeam.
– Да. Хочу добавить, что причиной успеха стало не только то, что все это было нужно и своевременно, но и то, что мы прислушивались к игрокам и старались исполнять их пожелания, потому что лучше игроков тогда никто не понимал, что нужно делать в покерных турнирах, но почему-то их никто и не слушал.

В маркетинге новых продуктов есть такое понятие как «Метод Делфи» – сбор и принятие решений на основе экспертной оценки. Лучшими российскими экспертами в покерных турнирах того времени, конечно же, были сами игроки, которые ездили на EPT и WSOP. Они хорошо представляли, что можно и нужно делать.

Например, идею проводить 6-макс турниры нам подал Макс Лыков, в то время совсем неизвестный игрок. Все менеджеры были против, но я решил, что нужно проводить, и этот формат потом пользовался большим успехом. До сих пор помню, как я ходил, спрашивал и записывал мнения у всех. Сергей Рыбаченко подал много интересных идей, Сергей Певзнер, да и многие другие.

Или, к примеру, сейчас такое тяжело себе представить, но до нас никто не занимался прямым общением с игроками на форумах. Мы первыми начали это делать еще на ЦГМ. Кстати, в Европе эта практика до сих пор не очень распространена.

– Идея проводить вечеринки RPT тоже появилась похожим образом?
– Нет, идея проводить вечеринки была с самого начала, мы их делали даже в Санкт-Петербурге. Интуитивно хотелось каких-то развлечений, чтобы люди дружили и общались. Вечеринки проходили на каждом этапе и с каждым годом становились все лучше и шикарнее. Самые лучшие были в Одессе. Многие до сих пор приезжают на RPT из-за атмосферы.

Я никогда не занимался покером и не был покерным менеджером. Даже сейчас, когда меня просят объяснить правила по какой-то раздаче, я всех отправляю к менеджерам. Мои основные знания – в области маркетинга, за счет этого мы добились успеха и выделялись на фоне остальных. Когда хорошо понимаешь маркетинг, между продвижением йогурта, мебельной марки или покерного турнира большой разницы нет, работают одни и те же законы.

Сейчас мы хотим применить наш опыт в европейском масштабе. Уровень организации турниров там высокий, но уровень маркетинга – очень низкий.

– Можешь расшифровать, что именно ты вкладываешь в понятие «маркетинг» применительно к турнирам по покеру?
– В маркетинг входит все, начиная от рекламы и пиара. Даже сами турниры в расписании являются частью маркетинга. Мы первыми начали давать турнирам названия. До нас на сериях были только Main Event и остальные турниры. Мы начали проводить Grand Event, который со временем появился на других сериях. Очень большое значение имеет каждая деталь.

На RPT мы первыми среди русскоязычных серий начали проводить турниры с гарантией. Сначала мы ставили гарантию на один турнир, потом на несколько, потом на все... Сейчас представить себе турнир без гарантии уже сложно.

Со временем наши турниры стали местом встречи регуляров. Им было хорошо, была интересная атмосфера, но любителей было меньше – и это создавало неправильную экосистему. Так нам пришла в голову идея о том, как привлечь любителей...

Чтобы начать продвигать какой-то продукт, в маркетинге очень важно представить себя потребителем и начать думать, как он, представить мотивации и причины, по которым он совершает то или иное действие.

– Тут в тебе уже говорит и социолог, видимо.
– На самом деле я до сих пор продолжаю учебу, в этом году пошел на MBA, решил освежить знания. Когда долго занимаешься одним и тем же, мозги останавливаются в развитии.

В общем, так мы сделали турнир с бай-ином €550, в котором гарантировали €100,000 за первое место. Провели его в Киеве с оглушительным успехом и собрали 800 человек, хотя до этого крупнейшие турниры собирали максимум 300 человек. Стало ясно, что покерных любителей в СНГ гораздо больше, и нужно заниматься каналами коммуникации более детально. Мы начали заниматься, но случились события в Киеве, и пришлось работать над проведением турниров за пределами СНГ.

Основное, что мы поняли – гарантии, конечно, интересны и важны для многих, но не являются определяющим фактором в решении о поездке на турнир за несколько тысяч километров.

Мы поняли, что любителям нужно больше развлечений. Важно получить удовольствие не только от игры, но и от всего, что происходит вокруг. Если посмотреть на турниры, которые проводились до настоящего времени, в них много скучного – они интересны в большей степени профессионалам.

– Думаю, нет смысла скрывать, что мы задумались об этом интервью в связи с вашей новой серией. Спасибо за интересный разговор, но пора и о ней рассказать!
– Мы решили создать бренд, который объединит покер и развлечения, причем мы ориентируемся не только на русскоязычных игроков, но и на всю Европу. На этой серии, помимо покерных турниров, будут каждый день проходить какие-то мероприятия, которые интересны нашим гостям. Это будут и конкурсы красоты, и спортивные турниры, и кабаре... У меня есть список того, что будет на первом этапе, но я не хочу это интервью превращать в рекламу.

Мы хотим, чтобы люди радовались, вне зависимости от того, выиграли они или проиграли. Кроме развлечений на стороне, мы хотим сделать что-то особенное в самих турнирах, они тоже будут содержать в себе развлекательную часть. К примеру, у нас будет проходить турнир с рабочим названием «Покерфейс» – во время регистрации игрок будет выбирать маску, и все участники будут играть в масках. Кто-то будет Дартом Вейдером, кто-то – поросенком, а кто-то – собакой, по желанию. Также у нас будет турнир с финальным столом в стрип-клубе, это мы уже делали в Киеве, но в такой турнирной сетке он выглядит более привлекательно. Будет и турнир «Дикие двойки», в котором двойки сильнее любой комбинации, такие турниры проводились и на EPT. Это говорит о том, что даже они задумываются о развлекательной стороне покера.

Основные турниры останутся без изменений. В главном турнире правила не поменяются, но вокруг будет очень много побочных турниров с интересными начинками.

Кроме того, мы будем создавать развлечения для жен игроков, для подруг. Многие приезжают к нам с подругами и детьми, для них тоже будет отдельная программа.

Бренд будет называться World Poker & Party Series – соответственно, уже в самом названии мы делаем акцент на развлечения. Но это не единственное преимущество новой серии. На мой взгляд, мы сейчас меняем систему в офлайн-турнирах. Партнеры этой серии будут в разных странах – и турниры небольших местных серий, которые подходят нам по смыслу, будут встроены в расписание WPPS. Их брендинг будет на нашем мероприятии, а они со своей стороны тоже будут рекламировать серию и получать процент – примерно так же, как аффилейты в интернете.

Это выгодно всем, и игрокам – в первую очередь, потому что они приедут на крупную серию, где соберутся игроки из разных стран.

– Печально, что на протяжении всей этой истории ты все больше удаляешься от России. Есть ли надежды на возвращение?
– Я могу выдать инсайдерскую информацию. Есть очень большие шансы на то, что покер официально вернется в Россию – как онлайн-покер, так и живая игра. Прямо сейчас идет активная работа над легализацией онлайн-покера. Информация поступает из разных каналов. Мы тоже помогаем – в сборе юридической базы, изучаем опыт других стран. Думаю, в следующем году уже должны быть очень большие сдвиги в этом плане.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.