Самое важное – честность

10 комментариев
Самое важное – честность

Пока все отдыхают, мы вспоминаем лучшие прошлогодние интервью. В конце сентября Фил Гальфонд стал гостем Эндрю Брокоса и Нейта Мейвиса в 229-м выпуске их подкаста Thinking Poker. Фил рассказал о начале своей карьеры, матчах против Гаса Хансена на высоких лимитах и сложностях, которые ему приходится преодолевать, чтобы открыть собственный покер-рум.

– Привет, Фил, спасибо, что нашел для нас время. У тебя сейчас много проектов, надеюсь, мы все успеем обсудить. Но начать я хотел бы издалека. Недавно, к собственному удивлению, я узнал, что ты из Мэриленда.

– Да, оттуда очень много игроков, и все примерно одного возраста.

– А чем ты занимался до покера?

– Смотря как глубоко копать. Непосредственно перед знакомством с игрой я учился в колледже университета Висконсин. Я никогда не выделялся на фоне остальных студентов, ни в колледже, ни в школе. Всегда было очень сложно сосредоточиться на вещах, которые меня не особо увлекали, и наоборот, во все, что мне было интересно, я погружался с головой. Когда начал заниматься покером и бизнесом, убедился в этом еще больше.

– Философия тебе не нравилась?

– Мне совсем не нравилась история философии, но я с удовольствием изучал логику, этику и другие близкие дисциплины. Провел в колледже два года, но если мы начнем все это серьезно обсуждать, я достаточно быстро начну выглядеть глупо.

– Играл в шахматы, «Magic» или еще какие-нибудь игры, популярные среди покеристов?

– Я много играл в компьютерные игры, а лет в 12 мы с друзьями начали играть в карты. Я долгое время играл только ради интереса, но в нашей группе входил в число сильнейших. Серьезно стал изучать покер только через несколько лет, когда зарегистрировался на форуме 2+2. В тот момент в сознании будто что-то щелкнуло.

– Это было в 2005-м?

– Кажется, летом 2004-го.

– Ты начал играть из-за Манимейкера, ESPN и т.п.?

– Нет, один из друзей, с которым мы играли еще в детстве, выиграл $30k в турнире на partypoker. Рассказывая об этом, он предположил, что у меня тоже получится, и посоветовал присмотреться к игре внимательнее, заодно порекомендовал пару книг.

– Ты сказал, что у тебя «что-то щелкнуло». Можешь привести конкретный пример?

– Не было чего-то определенного. Просто помню, как на первом уровне SNG я разыгрывал всех тузов из любой позиции и удивлялся, как часто мне не везет, а у соперников оказываются тузы лучше. Размышлял на эту тему, а потом увидел обсуждение на форуме и у меня все сложилось. Я прочитал много плохих книг, но первой полезной оказалась «Hold'Em Poker for Advanced Players» Склански. После нее я действительно переосмыслил понимание игры, по крайней мере, некоторые аспекты.

– Ты упомянул SNG, а как ты вообще поднимался по лимитам, во что еще играл?

– Я играл SNG по $10 с банкроллом $50 и сразу его проиграл. Положил на счет еще $100, начал относиться к игре серьезнее, но мне все равно очень повезло, что этот депозит удалось сохранить. Я впервые задумался о банкролл-менеджменте только когда начал играть турниры за $33. Их я играл долго и, думаю, как раз тогда стал очень хорошо играть SNG. Всего потратил на них около полутора лет, дольше всего играл за $33, потом за $109 и немного за $215. А в конце моей карьеры одностоловых турниров на party добавили лимиты $1k и $2k. О принципах банкролл-менеджмента я знал, но не придавал им слишком большого значения. Если выстрел оказывался неудачным, просто возвращался на $109.

Примерно через полтора года Питер Джеттен, с которым мы начинали играть SNG, предложил попробовать кэш. В январе я отпраздновал 21-летие, а в феврале уже играл кэш. И тогда же я начал задумываться о больших телевизионных турнирах. Прикинул, какой у меня профит в час в кэше, и посчитал, как много мне нужно играть, чтобы раз в несколько месяцев иметь возможность играть турниры за $10k.

Затем в компании двух друзей поехал в Тунику, где проводили две серии подряд – WSOP Circuit и WPT. Я сыграл два турнира за $10k, в одном попал в призы, то есть сыграл в ноль. Но из-за поездки я пропустил первую неделю учебы, по возвращении планировал извиниться перед преподавателями, а потом быстро наверстать. Но так и не дошел до университета, решил пропустить весь семестр и сосредоточиться на покере. Как раз в тот момент я перешел в кэш и начал сразу играть $5/$10, что, вероятно, было не лучшей идеей. Банкролла мне хватало, в тот момент у меня было около $100k, но кэш я до этого никогда не играл. Опыт игры в глубоких стеках ограничивался SNG, где в то время все играли на сет, всегда делали контбет, а потом продолжали ставить на терне при наличии дро.

Я взял пару часов тренировок у Эмиля «WhiteLime» и Томми Анджело. Томми тоже играл кэш, и я надеялся, что он поможет мне с переходом, но вместо этого он научил меня многим другим полезным вещам.

Следующее лето я провел в Лас-Вегасе, мы жили в одном доме вместе с другими покеристами.

Ship It, Holla Ballas?

– К сожалению, да.

– Почему к сожалению?

– На этом названии настояли Эндрю [Робл] и Питер [Джеттен]. Я был за «Pushbot Panters». Тогда это стало причиной нашей временной популярности, чего я не ожидал.

– Как ты нашел своих тренеров, серьезно подошел к выбору или просто повезло?

– Томми тогда хвалили многие сильные игроки на 2+2, и выгода от работы с ним казалась очевидной, я почти не думал. А как мы познакомились с Эмилем, я уже не помню, думаю, в этом был элемент случайности.

С ним мы занимались не так много, но, как я уже сказал, у меня практически не было опыта игры в глубоких стеках. Даже пара часов занятий оказалась очень полезной. Я всегда был уверен, что инвестировать в тренировки необходимо, и до сих пор советую это всем, кто собирается играть профессионально.

– Ты сказал, что начал серьезно заниматься покером в 2004-м, тогда уже многие играли, но далеко не все работали над игрой. Естественно, это дало тебе какое-то преимущество. Но как ты сам оцениваешь, насколько твой успех зависел от природного таланта, а насколько от работы в начале карьеры?

– Думаю, большое влияние оказали мои врожденные способности. Я начал думать о покере критически, читать посты о стратегии и заниматься с тренерами. При этом я никогда не анализировал базу раздач, не работал со статистикой соперников или своей и не разбирал сложные раздачи после сессий. Даже сейчас этим не занимаюсь, никогда не работаю, например, в «Пиосолвере». Правда, в NL я и так уже почти не играю. Я так и не смог заставить себя гриндить такого рода тренировки, но с каждым днем они становятся все важнее. Программы становятся мощнее, кому-то уже удалось построить для себя неэксплуатируемые диапазоны, поэтому я беспокоюсь о своем будущем на высоких лимитах.

Раньше мне очень нравилось обсуждать стратегию с друзьями, в те времена такой способ работы над игрой был одним из самых полезных. Он остается таковым и сейчас. Я не отношу себя к самым умным игрокам, но мои сильные стороны – особенно то, что касается логики и психологии – очень подходят для игры. Я хорошо понимаю, как думают мои оппоненты, научился предугадывать их возможные ошибки. А благодаря логике принимаю оптимальные решения практически на автопилоте. У меня нет никакого математического образования, но для покера моих знаний вполне хватает.

– Многих успешных игроков высоких лимитов отличает безразличие к деньгам. Нельзя же постоянно думать, что можешь проиграть $500k.

– Я начал играть очень рано, до этого был нищим студентом. Когда я выиграл свои первые $100k, все мои друзья еще были такими же студентами. Меня совершенно не пугала возможность проиграть все свои деньги, я бы просто вернулся к тому, с чего начинал за год до этого. Это одно из преимуществ игроков, которые стали успешны в юном возрасте. Но со временем расходы возрастают, привыкаешь к новому образу жизни. Что касается игры, я не могу сказать, что у меня были проблемы с лудоманией, но мне всегда нравился гэмблинг. Поэтому я не всегда принимал мудрые решения относительно своего банкролла, мне нравилось делать выстрелы. Но думаю, что немного риска – всегда полезно. Возможность разыгрывать большие деньги на хайстейкс меня, скорее, возбуждала, а не пугала.

– Как ты оказался на самых высоких лимитах?

– Долгое время основной доход мне приносили столы $5/$10, на $10/$20 я тоже играл в плюс, но винрейт там был почти в два раза хуже. Постепенно я начал делать выстрелы на $25/$50 и $500/$100, причем не особо охотился за хорошей игрой. Гриндил, делал выстрел, а если проигрывал несколько бай-инов, то возвращался к гринду и снова делал выстрел. Так поднялся с $5/$10 на $25/$50 и $500/$100. Затем аналогичным образом поднялся до $300/$600, этот лимит долгое время оставался максимальным.

– Эти игры на Full Tilt собирались не только благодаря Ги Лалиберте, но и профессионалам сайта, которые получали огромные дивиденды. В то время ты не задумывался, откуда у них такие деньги?

– Я совсем не думал об этом. Мне запомнились две эры дорогих игр на Full Tilt. Первая – когда я почти не задумывался о селекте. После удачных сессий на $100/$200 я шел играть $200/$400 с любым, кто был в лобби. Там были игроки сильнее меня, но были и слабее.

Потом все пришло к тому, что на $200/$400 постоянно сидели три игрока и нужно было выбрать слабейшего из них. Так мы начали понимать важность селекта. До этого о нем почти никто не задумывался.

Может, нам так хорошо заходило, но, скорее всего, в игре было очень много слабых игроков с деньгами. Со временем, чтобы сесть за стол, нужно было найти повод. Большинство соперников играли слабо, но не ужасно. И многие из них были профессионалами Full Tilt.

Затем начался период, когда игра на самых дорогих столах NL и PLO стала собираться под Гаса и Ги. Этот период мне нравился меньше всего. До этого игра на 6-макс $100/$200 и $200/$400 собиралась регулярно и после проигрыша на самых высоких лимитах всегда было, куда спуститься – я стараюсь избежать слова «гриндить» в отношении этих ставок. А когда появились столы RailHaven и другие, я понял, что для максимального винрейта мне нужно круглосуточно сидеть в ожидании игры. У Гаса были собственные столы PLO, уже не помню, как они назывались, но на них всегда была очередь по 10 человек. Он мог поиграть какое-то время и бросить, а ты не мог уйти, чтобы не потерять место. Поэтому перед сном я ставил компьютер около кровати и выводил громкость на максимум. Часто просыпался от сигнала и сразу садился играть, я тогда еще даже кофе не пил. Гас много проигрывал в глубоких стеках и 6-макс, но за свои столы садился со стеком 50ВВ. И тогда в такой структуре он был сильнее меня, но я этого не понимал. Осознал лишь позже, когда узнал некоторые моменты про PLO. Он ставил очень много 3-бетов, на тот момент мне это казалось ликом. Но на мой открывающий рейз с баттона его 3-бет был 25%, а я открывался 90%. Это нормально, сейчас, например, у меня 3-бет 15% на диапазон рейза с баттона от 50% до 80%. Так что все было наоборот, это я ошибался, нельзя было так много открываться против него. Еще я слишком часто выбрасывал на флопе, хотя после 3-бета он был привязан к банку. Я знал, что он часто 3-бетит, но играл против него, как против игроков, которые 3-бетят гораздо реже. Еще помню, что выбрасывал готовые средние пары, хотя это тоже было ошибкой.

Какое-то время Гас играл против меня в плюс, но потом он открыл GusTV. Не знаю, какие у него были планы на этот проект, но иногда он стримил свою игру на $500/$1k с открытыми картами. Точнее не стримил, а выкладывал записи сессий с объяснениями своих действий.

В этих записях я нашел один важный момент – понял, как Гас обыгрывал меня и моих друзей. Мы обсуждали его игру и долгое время были уверены, что у него есть один теллз – на флопе он ставил полный банк с сильным диапазоном, а со слабым – $4-6k. Но на GusTV вышла запись его игры против Urindanger, в той сессии он постоянно блефовал ставками в банк. Подозреваю, что эти видео стоили ему очень больших денег.

Гас очень умен, некоторые его навыки оказались полезны в покере, но и крупных недостатков у него было достаточно. На тех же видео видно, как во время олл-инов он часто сразу называет шансы своей руки. Мы уже давно не играли, но мне кажется, что он слишком большое внимание уделял математике и совсем не задумывался, какую руку изображает или что может быть у соперника. Отсутствие баланса его не беспокоило. По этой причине в глубоких стеках у меня было очень большое преимущество.

– Пример GusTV тебя не испугал? Ты ведь сам тоже начал записывать видео.

– Кажется, к тому моменту я сам уже делал свои ролики. Первое видео я записал для CardRunners. Мы обсуждали контракт, но не договорились. Однако зрителям видео очень понравилось. Вскоре я стал записывать ролики для своего сайта Bluefire. Конечно, я нервничал, но всегда был уверен, что моя игра достаточно сбалансирована, а не основана на каких-то секретах. Мои видео могут улучшить игру в целом, но не раскроют информацию, которую можно будет использовать против меня. А вот игроки, чья игра зависела от «фишек», очень сильно навредили себе, раскрыв секреты на видео. Эти приемы приносили им большую прибыль, а после выхода видео оказались бесполезны. Я никогда не строил свою игру на подобных приемах. Даже через год, когда мои видео начали регулярно выкладываться в интернете, я не почувствовал, что этим кто-то пользуется, чтобы получать преимущество. Постепенно я перестал думать об этом.

– Почему ты вообще начал их делать?

– Мне приятно, что они нравятся зрителям. И мне всегда было интересно обсуждать стратегию. Я начал записывать ролики, когда стратегию еще открыто обсуждали на 2+2. В случае PLO мне хотелось повысить уровень понимания игры регулярами. Это основная причина, но, конечно, и на Bluefire, и на Run It Once я был совладельцем и старался построить успешный бизнес. Однако мне также очень нравится учить и помогать людям учиться.

– Когда ты начал заниматься бизнесом, насколько ты был к этому готов, или учился всему на ходу?

– Я и сейчас продолжаю учиться. Подготовки у меня никакой не было, но, по-моему, гэмблинг хорошо готовит людей к бизнесу. Например, учит оценивать риски. В отличие от многих бизнесменов, игроки готовы рискнуть при шансах 70 на 30 и не будут ждать 95 на 5. В то время, когда я начинал делать Run It Once, было очень сложно сразу не выйти хотя бы на самоокупаемость. Для большинства проектов в обычной жизни это, естественно, совсем не так. У меня уже была отличная репутация преподавателя и автора видео, поэтому мы выбрали более рискованную модель – выпускали по 14 роликов в неделю, больше платили авторам, но и за подписку брали больше. Мы очень быстро освоили рынок. Думаю, что все, кто был готов платить $100 в месяц за обучающие видео, узнали о нас в первый же месяц работы без особых маркетинговых усилий с нашей стороны.

Недостаток опыта сказался в других вопросах. Но не скажу, что допускал какие-то существенные ошибки, ведь вокруг меня всегда есть целая команда. Чем крупнее становится бизнес, тем больше он требует внимания. Одно дело, когда у тебя 4 сотрудника, и совсем другое, когда их 40. Сейчас появилось много проблем, о которых раньше я даже не задумывался. Я каждый день продолжаю узнавать что-то новое. Думаю, у меня неплохо получается, но есть много моментов, которым невозможно научиться, не испытав на себе.

– Открытие собственного покер-рума на реальные деньги, похоже, требует больших усилий?

– Очень больших, но и тут я тоже работаю не один. Это сложно, но в таких условиях мы чувствуем себя комфортно. Процесс запуска очень долгий, нужно оформить тонну документов и многое учесть. Очень много ограничений накладывают законы, например, мы хотели разрешить депозиты биткоинами, но не можем этого сделать. Еще одно требование – во время игры каждый час нужно сообщать игрокам, сколько времени они уже провели за столом. А у нас был готовый дизайн для системных сообщений, в котором это не было предусмотрено, пришлось все переделывать. Множество таких мелочей, куча бумажной работы, огромные временные затраты. Самые большие трудности связаны с разработкой софта. С покером это никак не связано, но все, кому знаком бизнес, понимают, что на это обычно уходит гораздо больше времени, чем планируется изначально. И в этот раз все сложнее, чем в наших других проектах.

– Один из самых популярных вопросов про твой рум – кто захочет там играть?

– Забавно, что в начале проекта именно этому вопросу мы уделяли больше всего времени и внимания. Но сейчас появилось столько проблем с разработкой, что мы решили – сначала откроемся, а потом уже позаботимся об этом. Но я до сих пор уверен, что это станет одной из главных проблем. Наверняка будут трудности с маркетингом, хотя любители знают о покерном сообществе гораздо больше, чем принято думать. Взять хотя бы 2+2 – большинство пользователей там играют в минус, кто-то играет время от времени, некоторые в небольшой плюс, третьи в незначительный минус. Многие просто любят покер и следят за ним. Безусловно, как для нашего сайта, так и для экономики в целом, будет лучше, если нам удастся достучаться до людей, которые любят смотреть покер по телевизору и никогда не слышали про 2+2 или Run It Once. Увидев рекламу по ТВ, эти любители покера сделают депозит $25 и сыграют SNG за $20, либо пойдут на микролимиты. В любом случае, объем игры у них будет мизерным. Но их много, поэтому они важны для экономики. Но, например, любитель покера из мира финансов сможет позволить себе играть в сложных составах. Он проиграет гораздо больше, чем множество, я даже затрудняюсь сказать, сколько именно, людей, которых привлечет реклама по ТВ. Эти моменты очень важны, и мы еще не раз все обсудим, но все же это не так существенно, как мне казалось на первый взгляд.

– А насколько открыта информация по объемам игры и проигрышам того или иного игрока?

– Информации не так много, приходится анализировать и гадать.

– Ты можешь рассказать, каким будет покер-рум Run It Once? Хотите взять модель раннего PokerStars и ориентироваться на игроков, в частности, профессионалов?

– Пока не хочу вдаваться в подробности, буду готов рассказать больше, когда буду уверен в скором запуске, а пока это далеко не так. Мы планируем много уникального, чего не было на старом PokerStars. Мы в курсе опасений покерного мира и хотим угодить игрокам, но и экономика не должна пострадать. Например, мы постоянно размышляем, каким должен быть баланс между рейком и плюсовостью игры. Очевидно, рейк не должен быть статичной величиной. Возможно, мы поменяем его, проанализировав статистику наших первых игр. В сложных составах рейк должен быть ниже, чем в хорошей игре. Все ведь понимают, если он будет одинаковым, то игроки будут проигрывать больше. Эффективность рейка – это процент депозитов, которые перемалываются в рейк. Есть множество способов улучшить ситуацию, меняя структуру игр. Самый очевидный пример – Spin & Go или Beat The Clock. В таких играх элемент удачи высок, структура очень быстрая и огромное количество депозитов превращаются в рейк. Мы все это анализируем и будем гибкими относительно игр, структур и их влияния.

Лично для меня самое важное – честность. Я понимаю, что это громкое слово, но хочу избежать введения правил, за соблюдением которых мы не сможем следить. Не хочу, чтобы возникали ситуации, когда игроки, нарушающие правила, получат преимущество, а рекреационные игроки будут в шоке от их действий.

– Планируете сообщать игрокам за столом, что соперники используют HUD?

– Да, что-то подобное.

– Когда я слышу «честность», я сразу вспоминаю нынешний PokerStars, все то, за что их критикуют. Сейчас они явно ориентированы на игроков определенного типа, а всем остальным в явной форме намекают, что в их присутствии не особо заинтересованы. Ты это тоже имел в виду или говорил исключительно про саму игру?

– Скорее, про игру. Я не очень хорошо понимаю текущую политику PokerStars, но в нашей команде есть специалисты по этой теме. Мне кажется, что минусовым игрокам они дают больше, но делают это не совсем прозрачно. Если у нас будет что-то такое, мы точно будем все делать открыто. Я не буду зарекаться от подобных решений, но пока мы над этим не думали. В любом случае, все решения я буду публично объяснять, будь то новая акция или изменение структуры рейкбека. Для нас это очень важно.

Многие нас ругают, что мы долгое время ничего не говорим про покер-рум. Изначально я планировал незадолго до открытия каждые две недели выпускать анонсы, рассказывать новости и объяснять, почему мы сделали так или иначе. Буду это делать не только ради прозрачности, но и для дискуссии, которая может привести к новым идеям. Но разработка настолько затянулась, что мы сами уже не уверены в сроках. Из-за этого так мало новостей.

– Ты разочарован или тебе это все еще нравится?

– Я сильно расстроен. Преодоление некоторых трудностей приносило удовольствие, но разработка в целом меня напрягает. У нас много проектов и везде бывают задержки, но таких, как в покер-руме, мы не ожидали. В нас многие поверили, и мне неприятно, что мы не оправдываем ожиданий. К тому же этот проект самый затратный и каждый месяц обходится нам очень дорого. Я стараюсь вплотную заниматься сайтом и стремлюсь узнавать что-то новое, но я все-таки не девелопер и могу лишь приблизительно оценить проблемы. Поэтому вынужден доверять своей команде.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.