Иван Демидов: 10 лет спустя

39 комментариев
Иван Демидов: 10 лет спустя

Отмечаем юбилей российского покерного бума интервью с человеком, без которого всего этого бы не было.

10 лет назад Иван «Soul» Демидов занял второе место в главном турнире Мировой серии. Покер с тех пор очень сильно изменился, но этот турнир сохранил и название, и статус «чемпионата мира». Никакой другой браслет Мировой серии покера не сравнится с этим, и хотя Ивану не удалось его получить, ни один русскоговорящий игрок пока не повторил его достижение, не говоря уже о том, чтобы его превзойти. В рейтинге самых успешных игроков, выступающих под российским флагом, Иван до сих пор занимает вторую строчку, уступая только Игорю Курганову.

Без этой почти победы не было бы не только российского покерного бума, но и сайта GipsyTeam. В юбилей эпохального события для русскоязычного покерного сообщества мы решили вернуться в прошлое вместе с главным героем.

– Прошло 10 лет. Как ощущения?

– Все нормально.

– Часто вспоминаешь WSOP-2008 и финальный стол?

– Вообще не вспоминаю. Когда я проиграл хедз-ап, для меня это было большим ударом, а если у меня жесткие негативные эмоции по какому-то поводу, я стараюсь все забыть. Так было вначале, а сейчас все это уже так далеко, что и вспоминать ни к чему. Но иногда, если что-то подталкивает, то бывает ностальгия, конечно.

– Как ты вообще увлекся покером во времена, когда это еще не было мейнстримом?

– Я играл в компьютерные игры – «Старкрафт» и «Варкрафт» – и там был другой профессиональный игрок, по-моему, из Голландии, с которым мы все время зарубались. У нас были странные отношения, такие, в которых от ненависти до любви один шаг. Мы очень принципиально относились к матчам друг против друга, во время игры доходило чуть ли не до оскорблений, но вне матчей общались совершенно нормально.

Однажды он мне написал, что есть такая штука – покер. Сказал, что играет уже давно, много выигрывает и считает, что у меня тоже получится. Он уговорил меня создать аккаунт на PokerStars и перевел туда $50. В те времена карточки были не слишком распространены, особенно у студентов, и пополнить счет на PokerStars было большой проблемой.

В «Старкрафте», если ты играешь лучше соперника, то ты будешь выигрывать у него 99% матчей, поэтому сначала у меня была такая же иллюзия по поводу покерных результатов. Однажды заняв 3-е место в турнире по $10, я решил, что теперь ниже третьего опускаться не буду. Про банкролл-менеджмент я тогда тоже ничего, конечно, не знал.

– То есть ты тогда с этих $50 и раскрутился?

– Нет. Сначала покер показался мне скучным, я попробовал и бросил. Но летом, закончив университет [мехмат МГУ – прим. ред.], я в него вернулся, потому что пошли слухи о других киберспортсменах, которые выигрывают там кучу денег, и я подумал, что раз обыгрываю их в «Старкрафте», то и в покере буду обыгрывать. Идти на обычную работу я не хотел совсем, а тут была возможность зарабатывать, сидя за компьютером, я так и проводил большую часть времени тогда.

– Как ты учился играть?

– В основном читал англоязычные форумы, там я узнал, например, про ICM. В те времена, если ты знал про ICM, у тебя автоматически был ROI 10% до самых дорогих лимитов, и можно было безболезненно наживать миллионы.

– Но ты все-таки не стал миллионером до Мировой серии?

– Я был очень ленивым, это была общая проблема для всех покеристов. Я помню, как мы до 2008 года относились к тому, что кто-то проиграл банкролл: «Ну, придется пару месяцев низкие лимиты поиграть, и банкролл восстановится». Тогда деньги в покере просто дарили, но многие люди были лудоманами и отдавали их обратно.

– Какие лимиты ты играл в 2008-м?

– У меня такой склад характера, что мне быстро надоедает заниматься одним и тем же, и я делаю большие перерывы. Так было и в «Старкрафте», и в покере. В 2006-м я довольно быстро выиграл 20-30 тысяч долларов, что было огромной суммой для студента по тем временам, но потом у меня начался даунстрик и желание играть пропало.

Вернулся в покер я только осенью 2007-го на самые низкие лимиты. Удалось довольно быстро сколотить какой-то банкролл в МТТ, и весной 2008-го я начал играть кэш. На NL100 особых проблем не возникло, но на NL200 и NL400 начался даунстрик, и весь апрель и май я катал сутками, по 16 часов в день, поэтому на WSOP приехал с гигантским наигрышем.

– А какой у тебя был наигрыш в офлайне?

– Тогда в Москве еще были открыты казино, и я поигрывал турниры в «Короне», какой-то опыт был.

– Сколько турниров ты там сыграл в сумме?

– Штук 15-20.

– В какой момент вы познакомились с Gipsy?

– С ним познакомился Асма, тоже старкрафтер. Когда я только начинал играть в «Старкрафт», я это делал на каком-то бесплатном сервере и всех разрывал в хлам. Уровень игры там был очень низким. Однажды туда забрел Асма под левым ником, и я даже у него на какой-то карте выиграл одну-две игры. Остальные проиграл, но он все равно был в таком шоке, что пригласил меня в клуб Orky и стал там моим «опекуном». С этого началась моя киберспортивная карьера, я начал постоянно ездить в Orky, потом участвовать в турнирах и со временем стал крутым.

– А про покер ты ему рассказал?

– Да. В один из первых перерывов в игре я отдал ему свой аккаунт и однажды даже получил такое письмо от службы поддержки PokerStars: «Мы рассмотрели вашу заявку и вынуждены сообщить, что в омахе в комбинации участвуют только две карты, а не четыре, поэтому ваша комбинация была проигрышной». В той раздаче он собрал каре с тремя картами в руке и почему-то проиграл.

Но постепенно Асма все-таки разобрался в покере и поднялся в МТТ до высоких лимитов. Он первым познакомился с Gipsy, а потом подтянул в команду меня и еще нескольких человек.

– И Gipsy вас всех повез в Вегас?

– Ну, не сразу в Вегас. Сначала мы играли от него в каких-то московских турнирах, а в самом конце 2007 года ездили в Вегас играть WPT вместе с легендарным Максом Кацем. Естественно, ничего не выиграли.

– На каких условиях вы играли? Отличалась ли сделка по турнирам в Москве и Вегасе?

– Нет, условия для всех турниров были одинаковыми – 20% с мейкапом.

– В каком составе игроков вы поехали на WSOP?

– Серега, я, Лика Герасимова и Стас Алехин.

– Был ли WSOP к тому моменту для тебя чем-то сакральным?

– Да, конечно, я смотрел все эфиры – и с Крисом Манимейкером, и с Джейми Голдом. Это был другой мир, и все это меня очень вдохновляло.

– В какой момент серии вы приехали?

– К самому началу.

– И сколько турниров успели сыграть до мейна?

– Очень много, и на WSOP, и в соседних казино, но практически все без призов. Мы тогда жестко гриндили. Если я рано вылетал из турнира, сразу шел играть кэш.

Прямо перед мейном я играл турнир по $1,000 с ребаями. В топ-11 какой-то фиш запушил, и я сделал колл с AK. У него были KJ, но он меня переехал, и я вылетел. Помню, как сказал тогда Лике, что больше такого шанса у меня в жизни не будет. Очень тильтовал и расстраивался.

– Говорят, вы даже думали уезжать домой перед главным турниром?

– У Gipsy была плохая финансовая ситуация, и на мейн не хватало денег, но в итоге он нас все-таки выставил.

– Тебя, Лику и Стаса?

– И себя. Лика почти попала в деньги, а про Стаса и Серегу не помню. Кстати, в доме, где мы жили, мы устроили чемпионат по хедз-апу, в котором разыгрывали 0.5% от выигрыша в мейне. В финале бывший парень Лики обыграл бывшую девушку Gipsy, и я ему потом заплатил порядка 30 тысяч долларов. Выглядело все это смешно, но по факту полпроцента оказались неплохими деньгами.

– Семь дней подряд возвращаться в покерный зал Rio – это мечта каждого игрока, но и серьезное испытание для психики, ведь каждый день может оказаться последним в турнире, а большие деньги все ближе.

– Спал я очень мало. Мы поздно заканчивали и сначала ехали ужинать в один и тот же «фартовый» стейкхаус...

– То есть были какие-то ауристические приемы!

– Приемов было много. Но этот стейкхаус еще и был единственным, который работал до 3 часов ночи. А потом мы еще час ехали домой.

– Обсуждали с Сергеем итоги дня и планы на следующий?

– Какие-то советы он давал, играть аккуратнее и тому подобное. Я не помню, если честно.

– А с утра что делали?

– У нас был определенный водитель такси...

– Тоже фартовый? И вы требовали его присылать каждое утро?

– Да. Потом он даже хотел познакомить меня со своей сестрой.

– Помнишь какие-нибудь ключевые раздачи до девяток против Чино Рима, которые прошли мимо камер?

– Кажется, во втором дне, когда у меня уже был нормальный стек, меня пересадили за стол, за которым сидел Виктор Рамдин. Он жестко поливал, и в какой-то момент я поставил 3-бет с AJ, а он ответил 4-бетом. Я тогда понял, что если сейчас выкину, то мне за этим столом жизни не будет. И поставил приличный 5-бет. Он долго думал и выкинул.

В четвертом или пятом дне я заметил, как человек после очень долгих размышлений поставил 3-бет в блеф. В одной из следующих раздач я на такой же его задумчивый 3-бет поставил 4-бет без карты, и он выкинул. А в следующий раз в аналогичной ситуации у меня были тузы, и он сделал колл с дамами.

В топ-30 вскрыл блеф – у меня были AQ на Q-хай доске, но на ривере вышел король и соперник поставил третий баррель. Долго думал, в итоге сделал колл и оказался прав.

Где-то везло, в поздней стадии сделал колл с KJ и поймал трипс, но что про это рассказывать, тем более, что много добрать не удалось.

– Встречал на пути к финалу кого-нибудь еще из известных, кроме Рамдина?

– С Хансеном немного играли, но ничего особенного не запомнил.

А, еще в самой последней раздаче одного из поздних дней я сделал 3-бет с AK и получил пуш на миллион фишек, когда у меня было два с половиной. Я сделал колл, посчитав, что он в последней раздаче решил либо перейти в следующий день с нормальным стеком, либо вылететь, но у него оказались тузы.

– Это был первый финальный стол WSOP в формате November Nine. Как прошел перерыв?

– Я продолжал играть, занял третье место на WSOP Europe.

– Да, это была сенсация! Но интереснее, что происходило за кадром. Сам формат November Nine хорош для маркетинга, но для нервов игроков – это полное издевательство. Удалось извлечь из перерыва хотя бы какую-то пользу?

– В раздаче с AQ против Филлипса [см. ниже] я так сыграл из-за теллза, который получил на него в одном из лондонских турниров на WSOP Europe, где мы оказались за одним столом. Он там тоже сделал лимп-ререйз – с валетами. Но с самыми сильными руками он никогда так не играл, поэтому я сделал вывод, что он так разыгрывает руки, скажем так, средней силы.

– Обсуждали ли вы сделку с Истгейтом перед хедз-апом?

– Сделки на WSOP официально запрещены, и нам сказали, что в случае, если такая информация всплывет, выигрыш мы не получим, поэтому смысла что-то обсуждать с малознакомым человеком не было.

– Как игрок, прошедший все дни главного турнира, чего пожелаешь тем, кто хочет повторить твое достижение?

– Удачи! А если серьезно, Main Event – это марафон, к концу которого люди физически очень сильно устают. Я видел, как многие в поздней стадии начинали играть гораздо хуже просто от усталости. Это то, что я почувствовал на себе и видел со стороны, так что советую быть в хорошей форме.

Никаких других универсальных советов тут нет, играйте в свою игру и не делайте ошибок. Но если и сделаете – это единственный турнир, где можно упасть до 1/5 стека и все равно раскрутиться обратно на скилле, потому что состав в нем очень слабый, а структура очень глубокая.

P.S.

Михаил Морозов в официальной теме WSOP-2018 на форуме GipsyTeam опубликовал видео с участием Ильи Городецкого и Ивана Демидова к 10-летию WSOP-2008.

В нем же можно увидеть и ту самую раздачу с AQ:

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.