Денис «PoDoX» Пестрецов: Покер так устроен, что былые заслуги ничего не стоят

Денис «PoDoX» Пестрецов: Покер так устроен, что былые заслуги ничего не стоят

Ветеран российского покера и один из тренеров фонда GreenLine по PLO вспоминает светлые и тёмные страницы своей покерной истории и обсуждает работу в фонде.

– Когда лет 15 назад я только пришёл в покер и искал, как учиться, обнаружил, что в нашем сообществе есть два отличных автора, на которых принято равняться – diatty и PoDoX. Оба играют дорого, хорошо и пишут обучающие видео. Diatty, вроде бы, давно не играет, как и большинство из регуляров конца нулевых, а как тебя угораздило остаться в покере?

– Да на самом деле просто нравится играть – всю жизнь играю в разные игры. Вот и остался.

В покер я пришёл из киберспорта, хотя тогда это ещё и киберспортом сложно было назвать – он только зарождался. Тогда событием №1 были WCG, World Cyber Games, динозавры помнят, наверное, о таком мероприятии. Играл в Warcraft 3, больших успехов не добивался, на пике был в пятёрке лучших в России. Правда, тогда был нюанс: ребятам из регионов (а я из Краснодара) было сложно добиться каких-то успехов, так как пинг был 200 – кто играет онлайн-игры, тот поймёт. У пацанов из Москвы пинг до Стокгольма был порядка 20-30, и конкурировать с ними было тяжело.

– Как ты оказался в покере?

– Мой товарищ, игравший в Starcraft, ушёл в покер. Киберспортом тогда в среднем удавалось заработать $100 в месяц, а те, кто уходили в покер, рассказывали, что можно поднимать тысячу – для меня, 17-летнего пацана, это были баснословно большие деньги. И я тоже попробовал.

Сразу замазался, как скотина, по $50 занимал у пацанов, кто уже играл, пока мой общий долг не достиг $3,500. А дальше меня просто пропёрло: на PokerStars в турнире по $3 с ребаями я занял 2-е место и получил $7,500.

– В те годы это был стандартный турнир для появления первого серьёзного банкролла.

– Да, за $3 собиралась килополяна больше десяти тысяч человек. Сразу отдал все долги, а оставшиеся $4,000 стали моим первым банкроллом. Как-то начал учиться, крутиться – и так до сих пор...

Начинал с лимитного холдема, потом перешёл в безлимитный и года до 2013-го играл в основном его.

– На YouTube я видел запись 2012 года, где ты стримишь зум – NL500 и параллельно PL100.

– Времени прошло уже довольно много, и я с трудом могу вспомнить, когда точно ушёл в омаху. Видимо, как раз тогда начинал интересоваться.

– А почему пошёл в омаху?

– Она показалась мне более динамичной. Разветвления в возможностях сбора комбинаций очень большие. Особенно нравилось, что натс часто меняется. Видимо, моей лудоманской жилке он приглянулся, и захотелось играть в эту игру.

– Какие самые высокие лимиты ты играл в холдем и в омаху? Какие играешь сейчас?

– В холдем в онлайне на регулярной основе играл NL1k и NL2k и делал вылазки на NL5k. В офлайне $50/$100 точно играл, возможно, и $100/$200 тоже, это ещё в те времена, когда казино в Москве были открыты. Да и в омахе лимиты абсолютно такие же – PL2k в онлайне и $100/$200 вживую. Выстрелы делал, прыгал даже выше, чем PL5k, но успехом это не заканчивалось. Сейчас регулярно играю в GreenLine PL1k, PL2k, PL4k.

– Ты почти с самого начала и уж точно очень-очень давно занимаешься обучением. Почему это тебя заинтересовало? Вроде бы тогда это не было мэйнстримом.

– Наверное, в первую очередь хотелось потешить своё чувство собственной значимости. Финансовой необходимости тренировать не было практически никогда, справлялся и без этого. А вот ощущение, что ты можешь быть полезен, что ты что-то значишь для многих людей – это психологически ценно. Хочется нести некую ценность для общества, а просто игра в покер, к сожалению, не позволяет таким амбициям реализоваться. По факту мы просто игроки и не создаём ничего полезного. Возможно, желание тренировать возникло, чтобы это как-то компенсировать.

– Расскажи, как ты попал в GreenLine?

– Тут стоит начать издалека. Где-то года три или четыре назад у меня была плохая история с аппаратами, когда я в однорукого залудил весь банкролл. Мне пришлось откатиться на PL50, PL100, то есть начать покерную карьеру с нуля. Обдумывая вопрос, как мне лучше реализоваться и сформировать хороший банкролл, я посчитал неплохой идеей поиграть в качественном евроруме с хорошим рейкбеком и взять объёмом. Пошёл на partypoker, чтобы за год сделать статус Diamond Club Elite, чего я никогда не делал.

– Что он давал в деньгах? Похоже на Supernova Elite?

– Близко, возможно даже получше. В начале там ещё были сумасшедшие рейкгонки, и я рассчитал, что с моими объёмами рейкбек должен составить 110%. К сожалению, где-то на середине дистанции рейкгонку очень сильно порезали. Однако всё равно с учётом статуса Diamond Club Elite мой общий рейкбек за год вышел около 80-90%. Я нагриндил полтора миллиона рук на PL100 и примерно 700,000 на PL200 и сформировал достаточно крепкий для этих лимитов банкролл.

Дальше выбор стоял следующий: либо я продолжаю гриндить в том же духе, либо возвращаюсь на лимиты, на которых раньше играл. Так как за год я невероятно устал и прилично посадил здоровье, выбора, по сути, у меня не было. Решил, что буду играть мало столов, но максимально высокие лимиты, более качественно селектить и вообще расти как игрок. Следующий вопрос: делать это за свой счёт либо идти в фонд. GreenLine тогда был уже на слуху. Я понимал, что моего уровня должно хватить, чтобы достаточно быстро дойти до PL1k. И вместо того, чтобы крутиться за свои PL500 на party, я решил попробовать поиграть в фонде. Важно, что я ничем не рискую – условия хорошие, отзывы я тоже видел только хорошие.

Попробовал – и меня затянуло. Уже год я играю в фонде, и настолько мне нравится коллектив и то, как всё организовано и устроено! Если в начале думал, что задержусь, может быть, до нового года, а дальше соскочу и буду катать за свои, то сейчас даже мысли уходить из фонда и что-то менять у меня нет. Здесь отличная система взаимодействия саппорта и руководства с игроками. Мне помогают тренировки, которые мне даёт Денис gragik. Нравится, что я сам могу тренировать ребят, которые не готовы к более старшим группам, но которым я могу дать достаточно много. В общем, все условия очень комфортные, поэтому я здесь, думаю, надолго.

Ключевые моменты, которые мешали мне порой на высоких лимитах, – давление денег, психология – при игре в фонде отсутствуют. Здесь рискует фонд, а ты просто играешь, концентрируешься на качестве игры, играешь максимально хорошо.

– Рецидивов проблемы с лудоманией, из-за которой началась вся эта история, больше не было?

– Сейчас проблема не стоит, потому что, как мне кажется, я полностью отказался от этого и больше никогда не вернусь в игру в однорукого. Безусловно, я себе такое и раньше обещал, а потом всё равно лудил, но сейчас я достаточно психологически поработал над собой, понял бессмысленность данного занятия и всё время, пока я играю в фонде, у меня не было никаких рецедивов.

Я в автоматы под ноль сливал банкролл раза два, мне хватило. Повторять такой опыт ещё раз у меня нет никакого желания. Думаю, эта тема для меня закрыта.

– А в покере желание лудить проявлялось или оно распространялось только на гэмблинг?

– В покере – нет, это вообще совсем другое, во всяком случае, лично для меня. У меня разве что бывают замазочные сессии, но думаю, что я не единственный игрок в покер, кто иногда засиживается за столами дольше, чем нужно. Не скажу, что азарт сказывается на моей игре в данный момент. Но чтобы прийти к этому, понадобилось много работы. Психологические аспекты моей игры за время работы в фонде серьёзно улучшились, в том числе при поддержке Рубена, психолога GreenLine, и других ребят из фонда.

– Знаю, что у тебя есть отдельная группа для людей, которые пришли из холдема...

– Да, небольшая группа из четырёх человек, правда, активность из них сейчас проявляют двое. Они играют высокие лимиты в холдеме, и руководство фонда попросило меня помочь им с переходом в омаху. Ребята очень быстро схватывают и за несколько месяцев уже поднялись до уровня PL600. Думаю, не за горами PL1k.

У меня ощущение, что из холдема в омаху перевести значительно проще, чем переучить человека с опытом, который в омаху играл плохо. Парням, которые начинают с чистого листа, сразу даёшь верные установки, верные алгоритмы, сразу настраиваешь на то, как надо, и у них всё получается. А вот ребята, которые долго играли полтинники, сотки, двухсотки – с ними бывают проблемы. Когда имеешь большой наигрыш в омахе, тяжело перестроить мышление, трудно исправлять старые ошибки, которые стали частью твоего стиля.

– Какие методы работы над игрой кажутся тебе наиболее правильными?

– В данный момент, конечно, работа с софтом – PLO Trainer, Vision, Monker Solver. Хотя аспектов работы над игрой очень много, и у каждого свои слабые стороны. Кому-то нужно больше работать с софтом. Кому-то, наоборот, больше работать над эксплойтным покером: он может хорошо играть по софту, но многие ситуации требуют принятия эксплойтного решения. У кого-то психологические проблемы, у кого-то совокупность всех упомянутых слабостей. Универсального подхода здесь нет. С каждым надо разбираться.

Хотя нет, есть универсальный рецепт. Если вы работаете в софте, достаточно вдумчиво играете, можете определить ситуации, где сыграть в эксплойт выгоднее, чем в GTO, если работаете над своей психологией и физическим состоянием, то успех, я думаю, неизбежен.

– Если к тебе приходит кандидат в ученики, с чего начинается ваше общение?

– Я у человека узнаю его бэкграунд – что и когда играл. Меня интересуют только данные за последний год. Покер так устроен, что былые заслуги ничего не стоят. Знаю это на своём примере – неважно, насколько хорош я был пять или десять лет назад, если сейчас я унылое говно. Важно, чем человек занимался последний год, как играл, как работал. На это я обращаю большое внимание. Анализ базы, если она есть – да, тоже полезно. Если сомневаюсь, брать человека или нет, прошу сделать запись сессии с комментариями на час-полтора. Обычно этого хватает, чтобы понять потенциал человека, стоит его брать или нет. Понятно, я тоже могу ошибаться, но в целом подход такой.

– Сколько времени у тебя уже группа омашистов? Какого прогресса им удалось добиться? Или, может быть, кто-то понял, что это не его, и бросил?

– Первых ребят я взял в марте, потом они понемногу добавлялась. Моей группе полгода. Сейчас в ней 11 человек. Вылетело за это время трое. Были определённые проблемы у ребят, которые они не могли решить по независящим от меня причинам. Я не могу заставить человека правильно жать кнопки и играть хорошо. Выходит, у 80% ребят получается, а у 20% не получается.

Из 11, которые сейчас играют, результаты около нуля и посредственные у трёх, а в восьми – хорошие или очень хорошие. У нескольких человек очень большой потенциал.

Занятия у нас и коллективные, и индивидуальные. Иногда записываю видео со своей игрой. Общий тренерский подход у меня следующий: если что-то работает – не мешай. Я уделяю больше времени тем, у кого плохие результаты, а не тем, у кого всё хорошо. Пытаюсь подгонять отстающих. Может, это и неверный подход, но я для себя выбрал такой. С теми ребятами, у кого даунстрик, чаще провожу персональные разборы или выношу их игру на коллективные разборы, где все стараются им помочь.

Есть ученики, у которых я просматриваю сессии только когда они прерываются по стоп-лоссу, а в остальное время они прут, как паровозы, и выигрывают деньги.

– Стоп-лосс у вас какой?

– Обычно дневной стоп-лосс – 5-6 бай-инов играемого лимита. Я на связи каждый день, и когда стоп-лосс срабатывает, мы обычно сразу же смотрим, что произошло. Если никаких проблем не было, ученик может продолжать играть в тот же день. Если были плохие моменты или тильт – проводим работу. Убеждаюсь, что человек всё понял, и он продолжает играть на следующий день.

– Какие у тебя сейчас амбиции в покере?

– У меня есть амбиция играть как минимум $25/$50 или выше на регулярной основе. Для этого я знаю, чего мне не хватает и где мне нужно работать. Сейчас я поднимаюсь выше $10/$20 только под супервипов. Хочу, чтобы мой ежедневный селект подходил на лимитах 4k, 5k, 6k – это приложения, там свои, специфические лимиты. Буду стараться достичь той формы, чтобы в принципе не шёл вопрос, какой максимальный лимит я играю в фонде – чтобы я мог играть все доступные лимиты. Это моя задача как игрока.

А как тренер я просто помогаю ребятом и получаю от этого доход. Win-win-ситуация. Какие ещё ставить задачи, я просто не вижу. Вообще я хочу играть! Мои амбиции – это играть самому. Полностью переходить на тренерскую работу я пока не готов. Тренерская деятельность – сопутствующая, но не основная.

– Как бывший киберспортсмен, не скучаешь по миру, где все играют в одном-двух румах? Или тебе комфортна нынешняя ситуация с кучей разных румов и приложений разных оттенков серого?

– Знаешь, я, честно, очень скучаю по миру, где были только PokerStars, Party Poker и Full Tilt. Но что толку? Мир движется вперёд и вряд ли вернётся к тому, что было раньше.

Чисто технически было удобнее. Хороший софт; ты мог сесть в любое время суток и знать, что будет игра. Рубишься, показываешь хорошую игру, зарабатываешь деньги. Сейчас, конечно, околопокер сильно поменялся. Румы разные, софт очень отличается и в разной степени неудобный, игру можно найти далеко не в любое время суток и так далее. Однако это часть общего подхода. Хороший стол не только нужно грамотно отыграть – его ещё надо грамотно найти. Но главное – покер вообще не умирает. И со слабыми игроками всё в порядке – я их вижу каждый день.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
Лучшие комментарии
11 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.