Poker Stories: Кун, Кенни и Шульман на карантине

Во время карантина Хулио Родригес пригласил в свой подкаст самых популярных игроков из предыдущих выпусков. Гостями стали Джейсон Кун, Ник Шульман и Брин Кенни. Они рассказали, что произошло в их жизни за последние три года, как они живут в самоизоляции и ответили на вопросы блица.

Сегодня я записываю 88-й выпуск своего подкаста, но он отличается от всех предыдущих. Я всегда настаиваю на личной встрече с гостями. Я живу в Вегасе, и почти все игроки рано или поздно сюда приезжают, это проще технически – не нужно беспокоиться о качестве связи, и так игроки более открыты.

Очевидно, что сейчас это все стало невозможным, поэтому я нарушил собственные правила и записал подкаст по телефону. В сегодняшнем выпуске я пообщался с героями самых популярных прошлых выпусков. Я начал записывать Poker Stories почти 3.5 года назад, за это время произошло много событий, в том числе и в жизни моих гостей – Джейсона Куна, Ника Шульмана и Брина Кенни.

Джейсон очень помог мне в самом начале, когда я еще не понимал, что делать. Помню, как паниковал в его квартире, когда не мог включить микрофон. Он оставался очень спокойным и доброжелательным, а выпуск с ним получился очень интересным.

Джейсон Кун

– Привет, Джейсон, чем занимаешься на карантине?

– У меня почти ничего не изменилось. Игрокам в покер повезло, что можно работать в интернете.

– У тебя уже был подобный опыт, когда ты неделями сидел дома и играл в онлайне?

– Да, я с этого и начинал. Но к остальному привыкнуть сложно, с ужасом слушаю истории от знакомых, которые остались в Америке. Мы живем в очень странное время. Но я продолжаю каждый день заниматься спортом, выхожу на свежий воздух, сижу в сауне, правильно питаюсь и играю в покер. Это не идеальный образ жизни, но меня такой вполне устраивает.

– Хочу напомнить слушателям про твои достижения за последние три года. Ты был, кажется, моим вторым гостем, на тот момент у тебя было $6.5 млн призовых. А сейчас – $31 млн. За прошедшие годы много чего произошло?

– Да уж, причем я играю не так много турниров. Но средний бай-ин настолько высок, что достаточно выиграть пару, чтобы призовые выросли в несколько раз.

– Три года назад ты задумывался, что может произойти что-то подобное?

– Это будто произошло не со мной. Я и сейчас не осознаю, что случилось, просто продолжаю работать каждый день. Оглядываясь назад, я немного шокирован лимитами, которые играю и суммами призовых. Но честно говоря, я об этом почти не думаю, поэтому мои ощущения никак не отличаются от тех, что были три года назад.

– Я знаю, что многим хайроллерам необходимо постоянно убеждать себя в том, что они самые крутые, чтобы продолжать играть такие лимиты. У тебя есть что-то похожее?

– Не думаю, что такие мысли могут принести много пользы. Я думаю о том, что помогает мне прогрессировать. Уважаю всех соперников, понятно, что зарабатывать игрой, особенно на таком уровне, могут только самые сильные. Но сам я стараюсь сосредоточиться на работе, хотя иногда сложно сдержать раздражение. Недавно играл 17 дней подряд, в таких условиях напряжение постепенно нарастает и бывает сложно сдержаться, когда видишь, как одним и тем же людям постоянно против тебя доезжает. Но вообще я не вижу большого смысла нахваливать себя и ненавидеть соперников.

– В твоем резюме множество призовых с семизначными суммами. Сегодня они вызывают у тебя такие же ощущения, как и много лет назад?

– Очень долго казалось, что мне не складывается в самый нужный момент. Когда первая большая победа наконец пришла, я почувствовал облегчение. Не хочу повторяться, но у меня есть определенные цели, и я усердно работаю, чтобы их достичь. Очень люблю покер и работу над игрой. А призовые растут за счёт дистанции, потому что я играю уже очень много лет.

– Ты сейчас на 9-м месте по сумме призовых за всю историю. Следишь за этим рейтингом?

– Иногда любопытно взглянуть, но я не проверяю его каждый день. За последние 5 месяцев я сыграл всего несколько турниров. Но знаю ребят, которые находят в этом рейтинге дополнительную мотивацию, они стремятся заработать определенную сумму или подняться на конкретное место. Лично я всегда стремился выиграть столько денег, сколько получится, чтобы обеспечить будущее своей семье. Понимаю, что это звучит скучно, но я просто хочу быть эффективным профессионалом.

– Расскажи, как ты заинтересовался шортдеком?

– Это произошло на дне рождения Тома Холла. Мы праздновали в Таиланде, там были Пол Фуа, Ричард Йонг, Фил Айви и Том Дван. Я подошел к ним, они болтали и играли во что-то на своих телефонах. Захотел присоединиться, но они сказали, что это совсем другая игра. С того момента я поставил себе цель научиться играть в шортдек. Начал играть сразу с анте $100 и минимальным бай-ином $26k, деньги просто летали по столу, стрики были огромными. Первые месяцы получились достаточно стрессовыми, я начал уверенно себя чувствовать примерно через полгода, и закончилось все неплохо.

– Да, в турнирах по шортдеку ты показал две самые крупные победы. Что думаешь о будущем игры?

– С одной стороны, она простая. В очень коротких стеках даже напоминает игру против казино. Иногда в нее играют со стеками 30 анте, это вообще смешно, сплошной пуш-фолд. Такой формат, думаю, не приживется. А вот у турниров отличные перспективы. У любителей в них часто бывают апстрики, можно играть плохо, но агрессивно и на короткой дистанции много выиграть. В турнирах по NLHE с хорошей структурой хорошие игроки будут разрывать, а в шортдеке структура быстрая, стеки неглубокие. Но все равно остается очень много незаметных тонкостей, в которых можно получать преимущество. Игра очень сильно меняется в зависимости от стеков за столом, ICM просто безумный. Возможностей проявить скилл и заработать денег достаточно, особенно в хедз-ап кэше и глубоких стеках.

Не буду гадать, что ждет шортдек в будущем, но я очень рад, что прошел через сложный период и выучил его. Тогда игра только появилась, но уже было понятно, что в Азии она станет очень популярной.

– Немного отвлекусь от покера. Поздравляю со свадьбой!

– Да, мы поженились осенью. Знаем друг друга уже 13 лет, а вместе живем около 5. Планируем завести детей, но дождемся, пока не разрешится ситуация с вирусом.

– Я традиционно завершаю беседу блицем. Что самое интересное прочитал или посмотрел с начала карантина?

– Читаю роман «Дюна», но только начал. Посмотрел отличный фильм «Семейка Тененбаум» Уэса Андерсона, «Нефть» с Дэниэлем Дэй-Льюисом и «Король тигров», он тоже произвел на меня впечатление.

– Тебе когда-нибудь говорили, что ты похож на кого-нибудь из знаменитостей?

– Когда мне было 19, ко мне подбежала возбужденная женщина, которая решила, что я Дэйл Эрнхардт-младший. По-моему, мы вообще не похожи, но мне показалось это забавным.

– Ты говоришь случайным собеседникам, что профессионально играешь в покер?

– Нет, я это ненавижу и стараюсь всячески избегать таких разговоров. В молодости никаких проблем не было, пришло с возрастом. Потому что можно весь вечер потратить на то, чтобы убедить людей, что я не лудоман.

– И что же ты говоришь?

– Стараюсь не врать, но, например, водителям Убера говорю, что я бухгалтер. Они обычно сразу замолкают.

– Кто твой самый сложный соперник за всю карьеру, которого тебе никак не удается обыграть?

– Никто не приходит в голову. Разве что Кэри Кац, он постоянно выбивает меня из турниров. У нас даже были случаи, когда мы начинали ругаться за столом. Но это было, скорее, в шутку.

– Он в последнее время тоже показывает отличные результаты.

– Я не сомневаюсь, что Кэри и Пол Фуа окажутся в топ-10 по призовым. У них неограниченные банкроллы, и они обожают покер.

– Твой любимый фильм про гэмблинг?

– Они почти все ужасные, только «Шулера» отличный.

– Подозреваю, что его выберут почти все. Что тебя раздражает за столом?

– Неуважительное отношение к дилерам. Еще есть тип игроков, которые постоянно хамят соперникам. В последнее время мне такие почти не встречаются, но когда я много играл, раз в неделю обязательно их встречал.

– Как думаешь, ты будешь профессиональным игроком через 5, 10 или 20 лет?

– Сам думаю об этом каждый день, но ответа у меня нет. Зависит от того, смогу ли я оставаться в топе и будет ли у меня желание играть. Сейчас я каждый день ради покера встаю в 4 утра, и в половине случаев даже не по будильнику. Я начал играть 15 лет назад и до сих пор делаю это с огромным удовольствием. Сейчас я бы согласился, но все может измениться, когда у нас появятся дети. Подозреваю, что у меня уже не будет столько времени, из-за чего уровень моей игры сильно понизится.

– Что думаешь о будущем покера?

– Все уже похоронили онлайн, а мы наблюдаем настоящий бум. Думаю, в офлайне тоже все будет нормально, когда жизнь восстановится. Вряд ли произойдут какие-то сюрпризы, NLHE так и останется самой популярной игрой. Я очень много работаю над игрой, мои друзья тоже, но регулярно возникают ситуации, в которых мы не знаем, что делать. Значит игра достаточно глубокая и сложная, чтобы продержаться еще 10-20 лет.

– Последний вопрос с сайта случайных вопросов. Кого бы ты выбрал, если бы мог встретиться с любым человеком.

– Я хотел бы пообщаться с Исааком Ньютоном. Знаю, что он ненавидел людей, но не отказался бы от возможности понаблюдать за работой самого умного человека в истории.

Ник Шульман

– Привет, Ник! Как дела?

– Сейчас всем сложно, мы живем в беспрецедентное время.

– Играешь в покер?

– Да, в последнее время постоянно сражаюсь на улицах онлайна.

– Прошло три года с нашего подкаста, за это время в твоей жизни произошло много интересного. Начнем с покера, последние годы были удачными?

– В целом, да, но я уже не так пристально слежу за своими результатами. Играю кэш и лишь изредка сажусь в турниры. Ко мне можно отнести все клише – стараюсь много работать, прогрессировать и играть. Кровь, пот и слезы. Мне очень не хватает офлайна, к которому за последние годы я сильно привык. За покерным столом с фишками и картами я чувствую себя самим собой.

– Как думаешь, игра пострадает из-за такой паузы?

– Наоборот, серьезно улучшится, потому что я целыми днями в онлайне. Играю больше рук, у нас есть чат, где мы обсуждаем раздачи. Так что на моем уровне эта пауза скажется положительно.

– На прошлой Мировой серии ты выиграл свой третий браслет. А как до изоляции разделял свое время между кэшем и турнирами?

– С тех пор, кажется, я не сыграл ни одного турнира. Как и многие игроки, я играю MTT только на WSOP и очень редко хайроллеров в Aria. Но я очень спонтанный человек, могу поддаться порыву и поехать на какую-нибудь серию, хотя в последнее время почти всегда играю кэш в Вегасе.

– В личной жизни у тебя тоже произошли серьезные перемены?

– Да, у нас родилась дочь, мы счастливы. Родительскую любовь к детям словами не описать. Хотел бы добиться более стабильного состояния до рождения ребенка. Возможно, это прозвучит странно, потому что прошлые годы были удачными, но в гэмблинге слишком много взлетов и падений.

– Ты еще довольно молод, но в тебе есть некий налет олдскульности. Можешь забыть $250k на крыше машины, как Чип Риз?

– Слышал множество подобных историй, но надеюсь, что я все же более внимательный человек. Это последствия того, что я вырос в Нью-Йорке. Я живу в безумном мире хайстейкс, но хотелось бы однажды стать ответственным парнем. Невозможно всю жизнь кататься, как на американских горках.

– Раньше ты содержал только себя, сейчас появилась семья. Стало сложнее?

– Да, но дело не в деньгах. Ребенка прокормить я всегда сумею. Дело в умении справляться с трудностями. У нас перед глазами отличный пример Гальфонда, который откровенно он описывал свой даунстрик. Думаю, многих он вдохновил.

В периоды даунстрика я привык от всех дистанцироваться, гуляю, хожу в зал, занимаюсь чем-то еще. С семьей это стало практически невозможно, но иногда все равно хочется остаться наедине со своими мыслями. Обычным людям это сложно понять, нужно самому быть игроком.

– Перейдем к блицу. Что самое интересное прочитал или посмотрел с начала карантина?

– Мне очень понравился третий сезон «Озарка», отличный сериал.

– Ты говоришь случайным собеседникам, что профессионально играешь в покер?

– Зависит от собеседника. Я ненавижу вопросы про самый большой проигранный банк и прочие клише, в такие моменты хочется удариться головой об стену. Но я вполне могу рассказать о себе, если люди воспринимают меня как личность, и мы можем нормально подискутировать о жизни. Мы же не спрашиваем у зубного врача, сколько он заработал за год, не просим его рассказать самый безумный случай из жизни. Наверняка, в его кабинете происходит много интересного. А игроков в покер часто воспринимают как клоунов, у нас можно спросить, что угодно, будто у нас нет никаких чувств.

– Кто твой самый сложный соперник за всю карьеру?

– Дэвид Оппенхайм. Он, возможно, лучший игрок в миксы в истории. Мы постоянно играем в Bobby’s room, и я многому у него научился, особенно в молодости.

– Твой любимый фильм про гэмблинг?

– «Мошенник», хотя это не совсем про гэмблинг, также его сиквел «Цвет денег». Еще «Одержимый» c великолепным Филипом Сеймур-Хоффманом, смотрел?

– Да, «Неогранённые драгоценности» чем-то на него похож.

– Кстати, «Неогранённые драгоценности» мне тоже очень понравился. Не понимаю всеобщей критики, хотя у всех разные вкусы.

– Что тебя раздражает за столом?

– Сейчас это стало особенно актуально, но еще до вируса я просто бесился, когда люди ели за столом, лезли руками в рот, а потом ими же брали фишки.

– Интересно, поменяются ли правила поведения за столом, когда все нормализуется?

– Это вполне возможно. Оскорбления дилеров тоже на вершине моего списка, некоторые игроки напоминают животных. Хотя иногда дилеры тоже не подарок, но когда их начинают оскорблять из-за бедбитов, я считаю это недопустимым.

– Как думаешь, ты еще будешь профессиональным игроком через 5, 10 или 20 лет?

– Не знаю, но я точно не брошу покер окончательно.

– Каким видишь будущее покера?

– Мне кажется, оно светлое. Есть некоторые сложности, теория игр, подсказчики и так далее. Но гэмблинг всегда будет интересен людям, и многое тут зависит от продакшена, как игру будут показывать широким массам.

– Последний вопрос с сайта случайных вопросов. Ты когда-нибудь воровал в магазинах?

– Да, в юности мы немного хулиганили, хватали с полок пиво, чипсы и прочую мелочь. Я этим не горжусь, да и не скажу, что отлично себя чувствовал тогда. Сразу понял, что это не мое, после 17 ничем таким уже не занимался.

Брин Кенни

– Брин, привет, чем занимаешься на самоизоляции?

– Вижу в этой ситуации возможность стать лучше во всех областях. Стал правильно питаться, занимаюсь спортом, много читаю.

– По-моему, многие впадают в крайности, и это касается как развития, так и саморазрушения.

– Согласен, и ко мне это тоже относится. Я всегда целиком отдаюсь делу.

– Ты сейчас один или с кем-то?

– Вдвоем с девушкой. Она потрясающе готовит, тут мне очень повезло. Прямо в квартире я организовал себе офис и комнату с беговой дорожкой.

– Раньше ты мотивировал себя финансово и заключал пари на потерю веса. Сейчас тоже?

– Нет, сейчас моя единственная мотивация – здоровье.

– Прошло три года с нашего подкаста. В твоей жизни за это время произошли некоторые события.

– Хаха.

– В тот момент у тебя было $17 млн призовых, сейчас на $40 млн больше.

– Да уж, веселые годы. Я прошел путь от богатства до банкротства и долгов, а потом опять вернулся на вершину. В конце 16-го я оказался в очень сложной ситуации, а в 17-м выиграл больше всех в мире, но опять все испортил. В начале 19-го в очередной раз оказался на краю пропасти, но за этим последовал рекордный год в игре. Бесконечные американские горки, успокоился только после победы в миллионнике. Не хочу снова оказаться на дне.

– Успокоился, но выиграл еще один миллион.

– Я не имел в виду покер, с ним никогда не было проблем. Деньги я терял на бэкерстве, глупых бизнес-идеях и излишней вере в людей. Сейчас я лучше раздам деньги нуждающимся, чем вложусь в очередную глупость. Помочь семье, потом друзьям, потом друзьям друзей и так далее. Возможность помогать многим людям – что может быть лучше?

– Ты еще считаешь себя гэмблером?

– Нет, думаю, это я перерос.

– А современных игроков в покер вообще можно назвать гэмблерами?

– Наверное, нет, особенно всех этих, как я их называю, охотников за EV. Сейчас все оценивают свое ожидание в каждом турнире, а раньше просто садились и играли хедз-апы, Покер прошел через множество разных фаз, менялась игра и подход к ней. В молодости ты мало что воспринимаешь всерьез, но стоит пару раз попасть в мясорубку, сразу становишься умнее.

– Что самое интересное прочитал или посмотрел с начала карантина?

– Это книга, которую мне порекомендовала моя девушка – The YUSA Guide To Balance. Она о разуме, теле и духе. О чем-то подобном я уже размышлял самостоятельно, но она также заставила задуматься о чем-то новом.

– В покере она тебе тоже помогла или ты сейчас не играешь?

– Мне интересны только самые дорогие турниры. Играл Super High Roller Bowl в Сочи, мне интересно играть за $250k. Если где-то организуют турнир за $1 млн, я обязательно его сыграю, а гринд меня уже не привлекает. Сейчас у меня совершенно другие интересы, и профессиональный покер с ними не сочетается.

– Я как раз собирался спросить, будешь ли ты профессионально играть через 5, 10 или 20 лет.

– Я уже сейчас не считаю себя профессионалом, так что ответ очевиден. Я поеду на серию, если мне нравится город, организация или уровень бай-инов. В начале года, еще до самоизоляции, я планировал сыграть 10-15 турниров за весь 2020-й.

– В одном интервью ты сказал, что уже никогда не отдашь первую строчку в рейтинге призовых.

– Посмотрите на разницу. Только Джастин [Бономо] близок ко мне, а остальные отстают на $20 млн. А турниры за миллион проводят не так часто, сложно будет меня догнать. Хотя все может измениться из-за популярности шортдека. И когда я это сказал, я еще был молод и дерзок. Если кто-то все же догонит и обгонит меня, я буду только рад.

– В молодости ты был первым в Magic: The Gathering. А где еще ты мог бы добиться подобного успеха?

– Не вижу причин, почему со временем я не смог бы организовать самый крупный бизнес в мире. Мне всего 33, впереди целая жизнь, у меня отличная команда, все возможно.

Но сейчас меня уже не привлекают личные успехи. Я перестал носить часы и другие украшения, мне это больше неинтересно. Хотя еще совсем недавно задумывался о покупке часов Richard Mille, которые стоят больше $1 млн. Но потом решил, что от них будет одна головная боль, а миллион долларов можно потратить намного полезнее. К тому же, когда я играл в покер, я часто говорил вещи специально, чтобы они засели в голове соперников.

– Кто был твоим самым сложным оппонентом, когда ты еще играл?

– Нет никого, кто бы меня постоянно разрывал, против всех я, как минимум, держался достойно.

– Твой любимый фильм про гэмблинг?

– Выбор не такой большой, назову «Шулеров». Все остальные довольно посредственные, например, недавний с Адамом Сэндлером [«Неограненные драгоценности»] показался мне ужасным.

– Забавно, что моему предыдущему гостю он понравился.

– Это фильм не про гэмблинг, а про лудоманию. Он показывает гэмблинг в негативном свете, а я всю свою карьеру пытался рекламировать игру с позитивной стороны. Для покера это вредный фильм. Однажды я выпущу фильм или книгу про свою жизнь, уверен, это многим будет интересно.

– Тебе когда-нибудь говорили, что ты похож на кого-нибудь из знаменитостей?

– В 16-17 лет мне говорили, что я похож на Вина Дизеля. До 16 я играл в Magic, а потом пошел работать в продуктовый магазин. Чтобы получить дополнительные чаевые, я носил пакеты с покупками до автомобиля и набрал неплохую форму. А Дизель тогда был на пике популярности.

– Последний вопрос. Если бы тебе пришлось поменять имя, какое бы ты выбрал?

– Я люблю свое имя, но недавно мама напомнила, что в детстве было не так.

– Тебя называли Брайан?

– И до сих пор постоянно называют, но с 17 у меня нет никаких проблем с собственным именем. Но по условиям вопроса я вынужден это сделать, так что назову свое среднее имя – Джозеф. Так звали моего дедушку, и мама все время вспоминает, как сильно я на него похож. Так что выбрал бы имя в его честь.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
0 0
Еще по теме
4 комментария
  • Молодцы ребята!

    Ответить Цитировать
    0
    Это сообщение пока никто не оценил.
  • Не вижу причин, почему со временем я не смог бы организовать самый крупный бизнес в мире.

    Всё так просто оказывается

    Ответить Цитировать
    0
    Это сообщение пока никто не оценил.
  • Дюна Френка Герберта великолепная книга, уверен что все любители космической фантастики со мной согласны.

    Ответить Цитировать
    0
    Это сообщение пока никто не оценил.
  • А если представить, что Кенни не попал в призы в турике за лям фунтов, где он играл, по его же словам, на последние (и далеко не все свои). Услышали бы мы:

    Мне интересны только самые дорогие турниры. Играл Super High Roller Bowl в Сочи, мне интересно играть за $250k.
    Не вижу причин, почему со временем я не смог бы организовать самый крупный бизнес в мире.
    недавно задумывался о покупке часов Richard Mille, которые стоят больше $1 млн
    Это фильм не про гэмблинг, а про лудоманию. Он показывает гэмблинг в негативном свете, а я всю свою карьеру пытался рекламировать игру с позитивной стороны.

    Во всех его многочисленных интервью одно и тоже. По мне так он самый обычный лудоман, которого апнуло очень здорово в нужный момент.

    Ответить Цитировать
    1
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.