Самый большой блеф: отрывок из книги Марии Конниковой

Глава из новой книги американской писательницы и доктора психологии Колумбийского университета Марии Конниковой, посвящённой её покерному эксперименту – пройти игру с нуля под руководством Эрика Сайдела.

Имя Эрика Сайдела я впервые узнала так же, как и многие другие не интересовавшиеся покером люди – из фильма Rounders 1998 года, в котором Мэтт Дэймон, блестящий студент-юрист, оплачивает обучение с помощью покера и в итоге решает перейти в профессионалы. В фильме показывают финальный стол главного турнира Мировой серии покера 1988 года, где встретились молодой Эрик Сайдел и Джонни Чен или Мастер, как неоднократно называют его комментаторы. Для многих это самое известное покерное противостояние в истории. Сет дам Сайдела проигрывает стриту Чена; неопытная жертва попадается в дьявольскую ловушку ветерана. Чен был действующим чемпионом мира, Сайдел играл свой первый большой турнир. Он опередил 165 соперников, но не смог одолеть последнего.

Прошло тридцать лет, и Сайдел превратился в мастера игры. У него восемь браслетов Мировой серии – шестой результат в истории покера, есть и титул Мирового покерного тура. Сайдел входит в Зал славы покера, занимает 4-е место в мире по выигранным за карьеру турнирным призовым и 4-е место по количеству попаданий в призы на Мировой серии покера (114). Многие считают его величайшим игроком всех времён.

Сайдела выделяет выдающаяся по продолжительности карьера. Он по-прежнему борется с лучшими из лучших, как и в начале карьеры, в конце 80-х. Это впечатляющее достижение, если учесть, как сильно изменилась игра за последние 30 лет. Как и во многих других сферах жизни, качественный подход к покеру уступил первенство количественному. В очереди к покерным столам сейчас выстраиваются аспиранты Калифорнийского технологического. Распечатки с колонками статистических показателей превратились в обычное дело. Обсуждение раздач редко обходится без упоминаний GTO и EV. Однако несмотря на это, Сайдел с его психологическим подходом к игре по-прежнему остаётся на вершине.

Три года назад Сайдел начал учить меня покеру. Что могло побудить профессионального игрока – и какого игрока! – позволить обычной журналистке преследовать его повсюду, как назойливому ребёнку? Дело точно не в деньгах или пиаре – Сайдел знаменит своей закрытостью и не любит обсуждать стратегию. Однако по ряду причин я оказалась идеальной ученицей. Одна из них – моя степень Ph.D. по психологии: образование поможет лучше понять стиль игры Сайдела. Также я никогда не интересовалась карточными играми, поэтому меня не нужно переучивать. Благодаря научным знаниям и полному отсутствию покерного опыта я стала идеальной кандидатурой для эксперимента: можно ли с помощью психологического подхода Сайдела бороться со строгим математическим стилем современных игроков?

В то время у меня был не самый простой период в жизни – вряд ли идеальный момент для работы над незнакомой игрой. Мужа незадолго до этого сократили, будущее выглядело неопределённым. Однако вскоре я обнаружила, что покер полностью меня захватил. Эта игра оказалась идеальной лабораторией для исследования роли удачи в нашей жизни – вопроса, который меня чрезвычайно интересует. Покер – не рулетка, в которой всё определяется удачей, но и не шахматы с их математической элегантностью и полной информацией. Помимо глубокой математической основы, в покере очень много психологии – нужно читать намерения людей, правильно общаться и не давать себя обманывать. Всё это даёт игрокам достаточно информации, чтобы справляться с неопределённостью.

Мы с Сайделом разработали план: он подготовит меня к главному соревнованию в покере – главному турниру Мировой серии со вступительным взносом $10,000. Именно этот турнир дал толчок его собственной покерной карьере. На подготовку у меня меньше года.

В первый день тренировок я проснулась в шесть утра, с трудом продрав глаза. Мировая серия покера проходит в казино – стол, кресла, зелёное сукно, настоящие карты и фишки и так далее. Онлайн-версия, с помощью которой я училась основам, не слишком впечатляет. Плоский стол, аватары игроков, виртуальные карты, появляющиеся в центре стола, маленькие циферки, указывающие, сколько у кого фишек. Скучная, монотонная деятельность, ещё более удручающая из-за того, что ради неё мне пришлось тащиться в кафе в Нью-Джерси – в этот штате онлайн-покер легален. Однако онлайн – самый быстрый способ освоить покер с нуля: вы играете сотни раздач и видите сотни сценариев, и чем быстрее вы кликаете мышкой, тем их будет больше.

Отыграв всё утро, я отправилась в Верхний Манхэттен на встречу с Сайделом, чтобы обсудить мою игру. У нас нет учебного плана, мы просто гуляем. С тех пор, как Сайдел несколько лет назад купил фитнесс-браслет, он фанатично следит за количеством пройденных им шагов, неважно, идёт дождь или светит солнце, в Нью-Йорке он или в Вегасе, отдыхает или играет важный турнир. Это не только тренировка – на прогулке он думает.

Слева от нас – волшебный голубой Гудзон, справа – усыпанный цветами ковёр парка Риверсайд, я пытаюсь угнаться за долговязым Сайделом, держу телефон с нужной стороны, чтобы записать разговор, и то достаю умную книгу о покерной стратегии – сейчас это «Харрингтон о холдеме» – с заложенными страницами, то заглядываю в блокнот, где записаны раздачи, вызвавшие у меня вопросы. Наверное, мы очень странно смотримся вместе.

Сначала мы обсуждали самые простые темы. Я выучила правила техасского холдема: сдают две карты, которые можно разыгрывать или выбросить в пас. Если вы решили играть, вам нужно уравнять блайнд или сделать рэйз. Решения принимаются по очереди по часовой стрелке, начиная с игрока, сидящего за большим блайндом. С появлением новой информации – общих карт в центре стола – вам приходится принимать решения снова и снова. Раздача завершается, когда остаётся только один игрок с картами в руках, либо на вскрытии, когда последнюю ставку уравнивают и обладатель сильнейшей комбинации забирает банк.

Нетренированному глазу покер кажется совсем простым, но эта простота обманчива. При каждой встрече Эрик рассказывает мне новую историю о бармене, официанте или водителе Убера, который узнаёт его и делится мудрым наблюдением, что мог бы играть на таком же уровне, если бы ему больше везло.

Сайдел почти не даёт мне конкретных советов. Мне кажется, он чересчур теоретизирует. Он много рассуждает о процессе и совсем не выписывает рецептов. Я говорю, что услышать его мнение по вызвавшим у меня сомнения раздачам будет полезно. Он улыбается и рассказывает ещё одну историю. Недавно он беседовал с молодым игроком, одним из самых успешных в турнирах хайроллеров. Этот игрок высказал очень однозначное мнение по поводу того, как разыгрывать определённую руку. Эрик выслушал и ответил одним предложением: «Меньше определённости, больше поиска».

«Он воспринял это не очень хорошо, даже расстроился», – сказал мне Сайдел. Однако он не пытался критиковать решение игрока. Просто его подход, опирающийся на многолетний опыт, можно сформулировать так: больше сомневайтесь и избегайте предубеждений.

Дзенские коаны могут расстраивать. Я всегда ищу точные ответы. Мне нужно знать, что делать с десятками на малом блайнде после рэйза из UTG и рерэйза с хайджека. Хватит философствовать! Больше конкретики! Мне хочется кричать. Скажи, это колл, фолд или пуш? Скажи мне, совершила я грубую ошибку или нет.

Сайдел непоколебим. Я ухожу в некоторой растерянности, но несколько недель спустя она каким-то непостижимым образом перерастает в знание. Суть покера – в умении мириться с неопределённостью. Оказывается, это касается не только карт, но и правильных решений.

Несколько лет назад Эрик посетил семинал Майка Каро, знаменитого автора книги о покерных теллзах. «Каро – довольно эксцентричный человек. Выйдя на сцену, он спросил: “В чём цель покера?”

Я кивнула – меня тоже интересовал этот вопрос.

“Кто-то сказал: «Выигрывать деньги». Нет, ответил Майк. «Выигрывать раздачи?» Нет. Цель покера – принимать правильные решения”.

Немного помолчав, Эрик продолжил: “Когда проигрываешь из-за того, что вышли не те карты, это совершенно не огорчает. Гораздо больнее проигрывать, когда принял неправильное решение, ошибся”.

Сайдел не учил меня, как правильно разыгрывать руки, не из вредности. Он считал, что его ответы помешают мне научиться принимать правильные решения самостоятельно. Я должна научиться думать. С него только вспомогательные инструменты. Только научившись самостоятельно анализировать, я смогу заиграть на хорошем уровне, в настоящем казино, стану ещё на одну ступеньку ближе к Мировой серии.

Лас-Вегас не должен существовать. Это понимаешь с первого взгляда из иллюминатора, когда коричневые горы и жёлтый песок пустыни внезапно сменяются аккуратными одинаковыми домиками, как в “Монополии”, а потом огромным зелёным оазисом поля для гольфа. Контраст между кричащим зелёным и приглушёнными жёлтым и коричневым подсказывает, что вы вот-вот прибудете в город, существующий вопреки природе.

Ненавижу Лас-Вегас, говорила я себе, пробираясь с чемоданом к выхода из аэропорта мимо игровых автоматов. На улице дул пронизывающий ветер, я сразу задрожала. Оказывается, зимой здесь тоже холодно!

“По-моему, я ненавижу Вегас”, – сказала я встречавшему меня Эрику, уложив чемодан в багажник его машины.

“Хорошо тебя понимаю”, – ответил он.

Глядя на Землю из самолёта, понимаешь, какие мы крошечные. Казино Лас-Вегаса внушают противоположные чувства. Они сразу захватывают ваше внимание и затмевают всё остальное. Их внутреннее убранство должно подавить вашу способность к самостоятельному мышлению и истощить эмоционально. Игровые автоматы, бесплатный алкоголь, разнообразные развлечения, призванные удержать вас в стенах казино. (“Владельцы казино не хотят, чтобы клиенты принимали разумные решения? Кто бы мог подумать!” – иронизирует Эрик.)

На дворе ноябрь. В следующие несколько месяцев я буду регулярно приезжать сюда на неделю ради живых турниров. Я впервые прикасаюсь к настоящему покеру – в настоящих казино, против игроков, которые варятся в этом годами, некоторые даже дольше, чем я живу на свете. Наверное, мне придётся как-то примириться с этим городом.

В блокноте составляю расписание: Caesars или Planet Hollywood в 10 утра, Monte Carlo, Mirage или MGM Grand в 11. Выбираю дневные турниры, потому что тогда вечером смогу посмотреть на игру Эрика в турнире хайроллеров. Выбор у меня очень богатый. Ух ты, смотрите, есть даже турнир в Aria! Эрик будет играть как раз там. Как здорово, что они проводят и турниры, вполне подходящие моему бюджету, а не только 25- и 50-тысячники. Ставлю напротив него звёздочку.

“Нет, – говорит Эрик, – этот ты играть не можешь. К Aria ты не готова”.

Но почему? Я почти каждый день играла в онлайне и даже выиграла $2,000! Как я дойду до турнира за $10,000, если не готова играть за $140?

“Во-первых, соперники для тебя слишком сильные. Тебе необходимо начать с более низкого уровня”.

Да ладно...

“Во-вторых, $140 – это слишком дорого. Чтобы играть по таким ставкам, твой банкролл должен быть больше”.

Моя самооценка страдает – Эрик считает, что я не готова для детского турнира! Кстати, что такое банкролл?

Первые несколько недель в Вегасе складываются не слишком удачно. Вылетев без шансов из первого же турнира в Golden Nugget, я отправляюсь в Excalibur, в Harrah’s (Эрик смеётся, когда я произношу это слово как “хуррах”), в Mirage. В каждом казино всё немного иначе, но одно неизменно – я проигрываю. Удивительно, как много денег можно проиграть в этих 50-долларовых турнирах!

Постепенно я начинаю понимать, чем отличается покер в офлайне. Есть игроки пассивные, агрессивные, консервативные, активные, лузовые. Есть любители выпить. Любители экшена, которые ненавидят фолдить. Отдыхающие, которые пришли расслабиться. Серьёзные игроки, которые пришли ради денег. Люди, которые любят самоутверждаться за счёт других, и люди, которые хотят со всеми дружить. Болтуны, хамы, преследователи, подружки... После каждого турнира делаю множество пометок в блокноте.

Сажусь в турнир за $60 в Bally’s. В нём всего два стола, но я испытываю некоторую гордость, когда мы пересаживаемся за один стол. Остаётся восемь, семь, шесть игроков, и вот, наконец, четверо. С трудом скрываю возбуждение, поймав сет девяток. Ко мне приходит ставка, и я радостно пихаю все фишки в центр стола. Вот оно – мой труд вот-вот окупится, я впервые войду в призы в турнире.

Я получаю колл от игрока с флеш-дро. К моему ужасу, флеш доезжает. Я вылетаю, и я абсолютно раздавлена.

В тот день я едва не бросила весь проект. Какая чудовищно несправедливая игра! Но в глубине души я понимала, что именно поэтому выбрала покер: научиться противостоять несправедливости. Я решила, что буду играть дальше.

Каждый день я сажусь в новые турниры, пишу заметки и обсуждаю их с Эриком. Я воин, сказочник, исследователь – и я не маленькая рыбка, которая обречена быть съеденной акулами. Снова и снова повторяю эту мантру в надежде, что она станет частью меня.

Вторник, 10 утра, Planet Hollywood. Удивительно, что любители покера умудряются вставать в такую рань. Я сбиваюсь с пути в двухэтажном магазине Walgreens, который приняла за вход в казино, но кое-как добираюсь до Planet Hollywood, где в центре зала нахожу покерный клуб. Подхожу к стойке и регистрируюсь в турнир.

Сегодня участников больше обычного. За прошедшие недели я привыкла, что утренние турниры начинаются с двух, иногда даже с одного стола. У нас есть уже три. Блайнды растут каждые 20 минут. Турбированная структура вынуждает играть агрессивно, такие турниры не затягиваются. Будешь ждать слишком долго, останешься без стека. Действовать нужно быстро, но если перегнёшь палку – быстро вылетишь. Постепенно я начинаю чувствовать ритм утренних турниров. Сегодня, наконец, всё сходится: я сосредоточена, слежу за соперниками, не паникую, когда блайнды растут. Получая карты, я каждый раз проговариваю про себя, почему совершаю то или иное действие. Соседи начинают вылетать, но пока я держусь.

Когда в игре остаётся один стол, мне приходят две дамы, очень сильная рука. Делаю рэйз, получаю колл от одного игрока и олл-ин от другого. Раньше я бы сфолдила, подумав, что у кого-то точно будет рука сильнее, а мне ни к чему рисковать местом в турнире. Но сегодня я знаю достаточно, чтобы сделать уверенный колл. Против меня блефовали всю неделю.

Третий игрок фолдит, и мы переворачиваем карты. У соперника туз-король. Это, пожалуй, лучший из возможных вариантов, за исключением младшей карманной пары. Он может выиграть, поймав туза или короля, так что я не в восторге. Будь у него туз-дама или туз-валет, его шансы обыграть меня были бы намного ниже. Но я всё равно немного впереди. Это классическая монетка: карманная пара против туза-короля. Дисперсия оказывается на моей стороне, и я более чем удваиваю свой стек. Внезапно я становлюсь чиплидером.

В игре пятеро. Четверо моих соперников переглядываются. Все они, конечно, мужчины. “Обсудим сделку?” – предлагает игрок справа от меня. Сделка – это делёжка призовых между оставшимися участниками. Иногда деньги делят пропорционально фишкам, иногда в ход идёт ICM, Independent Chip Model, в которой стоимость фишек варьирует – деньги делят с учётом вероятности занять то или иное место. В любом случае, сделка – это конец игры.

Так как я лидирую, моё слово при обсуждении сделки самое веское. Я смотрю по сторонам и вижу, что второй стек более чем вдвое меньше моего. Качаю головой: “Нет, спасибо. Хочу продолжать игру”.

Ещё один вылет. “Да ладно, давай поделим”, – говорит сосед. “Да, давай”, – вторит ему другой. “Тебе же лучше, – убеждает третий. – Сейчас ты действуешь с позиции силы и получишь больше всех. Но ты и глазом моргнуть не успеешь, как проиграешь все фишки так же быстро, как выиграла...”

После этих слов никаких сомнений у меня нет. Я решительно качаю головой, чтобы не раскрывать рта – я не уверена, что смогу говорить спокойно. (В будущих турнирах мне придётся услышать и не такое. Мне предложат выйти замуж; обзовут “п***ой”; назовут “маленькой девочкой”. Покер принадлежит мужчинам; стоит забыть об этом, и вам тут же напомнят.)

В игре остаются трое. Мне снова предлагают делить, я не соглашаюсь. Потом двое. Потом – о чудо из чудес – я выигрываю свой первый турнир и получаю $900. Я на седьмом небе.

“Вы сообщаете о результатах на Hendon Mob?” – спрашиваю у человека, отсчитывающего мой выигрыш. Hendon Mob – это сайт, на котором учитываются все турнирные результаты в мире. Меня воодушевляет мысль получить официальное признание от Hendon, практически боевую награду.

Он смотрит на меня почти с жалостью: “Прости, милая. Мы не посылаем в Hendon результаты дневных турниров”.

На мгновение я расстраиваюсь, но тут же забываю об этом, получив более $900 первый в жизни выигранный турнир по покеру. Одним ударом я отбила всю поездку. У меня появился банкролл! Я – настоящий игрок! Почему-то это ощущается намного ярче, чем победы в онлайне.

Выйдя из здания, я отправляю два сообщения – Эрику и своему мужу. Текст у них одинаковый: “Я выиграла мой первый турнир!!!!”

Эрику я посылаю ещё одно: “Можно мне теперь в Aria?” – “Ты это заслужила”, – приходит ответ.

Тем же вечером я сижу в Aria – и уже не как зритель! Я во восторге. Вылетаю, правда, очень быстро – волшебного переключателя из минусовых игроков в вечные победители не существует. Однако на следующий день прихожу снова. И через день. И вот я, наконец, попадаю в Hendon Mob – занимаю 2-е место и получаю намного больше девятисот долларов – $2,215. Я жгу напалмом.

“Тебе стоит сыграть несколько турниров подороже и посмотреть на ощущения”, – говорит Эрик. Даже я не настолько наивна, чтобы считать, что уже гожусь в турнирах с более высокими бай-инами. Соперники там сильнее, игра сложнее. Победы в маленьких турнирах в Вегасе не являются гарантией успеха. Эти турниры даже не годятся для того, чтобы сколотить достаточный для подъёма по лимитам банкролл. Они хороши только как стартовая площадка. Мне они подходили идеально. Очень благодарна Эрику за то, что в начале он не позволял мне играть турниры дороже $100. Мне пришлось ездить в Лас-Вегас два месяца, туда и обратно, прежде чем пришли первые успехи.

Через несколько недель, уже дома, говорю с агентством, приглашающим спикеров на мероприятия, и примерно впервые в жизни отказываюсь со словами, что стою гораздо дороже. Повесив трубку, ловлю удивлённый взгляд мужа.

“Всё в порядке?” – спрашиваю. Подумав, он отвечает: “Знаешь, ты гораздо меньше дерьма готова терпеть от людей, чем раньше. Это просто здорово”.

Я летала в Вегас снова и снова. Съездила в Монте-Карло на свой первый турнир за границей. Побывала в Дублине, Барселоне и в глуши Коннектикута. У меня были локальные успехи и крупные провалы, но я продолжала двигаться вперёд. Я хотела, чтобы Эрик поверил в меня.

В январе 2018-го, почти через год после того, как я впервые прикоснулась к живому покеру, я приняла участие в одном из самых престижных покерных фестивалей – PCA, PokerStars Caribbean Adventure. Багамы прекрасны, но на осмотр достопримечательностей у меня было всего несколько минут – по дороге из гостиничного номера в казино. Много свободного времени на таких фестивалях только у тех, кто быстро вылетает.

Отыграв 16 изнурительных часов, я перешла во второй день. Придя в номер, свалилась в постель, но уснуть не смогла – слишком много адреналина. Я вошла в привычную спираль: чтобы хорошо играть, нужно хорошо высыпаться, о нет, не могу уснуть, это ужасно и т. д. – любой, кто страдает от бессонницы, хорошо понимает эти ощущения. Но выспалась или нет, а второй день начнётся по расписанию.

Накачавшись кофеином, я с трудом, на последних каплях бензина дотянула до конца дня. Пару раз мне зашло, и каким-то чудом мне удалось не вылететь. Что означало – барабанная дробь – я вышла на финальный стол! Топ-8 крупного международного турнира!

Посреди ночи я проснулась с ощущением ужаса – такое бывает после особенно кошмарного сна. Потом я поняла, что мне приснился вылет из-за переезда, и стала смеяться. В смехе проскальзывали нотки истерики.

В 11 утра зазвонил телефон. Эрик. “Твоя задача на сегодня: расслабиться, сосредоточиться, думать. Ты много трудилась ради этого дня. Не позволяй себе отвлекаться”. Я кивнула, забыв, что говорю по телефону. Потом пришло сообщение. “Я очень рад, и Ру – тоже”. Ру – это Руа, жена Эрика.

Собрав вещи, я спустилась в казино. У меня и раньше были финальные столы, но в таком крупном турнире – никогда. Оглядевшись по сторонам, я почувствовала себя в другой реальности.

Слева от дилера сидит Крис Мурман, пугающий турнирный терминатор, в прошлом занимавший первое место в турнирном рейтинге интернетчиков. Через два бокса от меня сидит Харрисон Гимбель. Мы не знакомы, но я знаю, что он – обладатель очень престижной Тройной короны в офлайне, то есть в его активе есть победы в браслетном турнире WSOP, WPT и EPT. Здесь, на Багамах, он однажды выиграл главный турнир фестиваля. Он в своей стихии.

Справа от меня играет Люк ван Вели. Накануне я пробивала это имя – стандартная подготовка перед возобновлением турнира – и выяснила, что это шахматист, международный гроссмейстер, чемпион Нидерландов, поднимавшийся на 10-е место в шахматном рейтинге. Также за столом профессиональный игрок из Канады с суммарным выигрышем под миллион и ещё один профессионал из Чикаго – у него больше миллиона. Я чувствую себя каким-то шарлатаном.

Мой тренер по психологии Джаред Тендлер не одобрил бы такой ход мыслей, но я ничего не могла с собой поделать, хотя мы специально над этим работали. “Всем в какой-то момент повезло. Не верь в мифы о великих. У всех есть свои слабости. Прежде всего они люди и лишь во вторую очередь – игроки”.

Пытаюсь собраться. Глубоко дышу и думаю о том, как далеко я зашла. Невероятно – у меня второй стек, больше 70 блайндов. Идеальная позиция на финальном столе. И тут я получаю мощный заряд бодрости – меня приветствует Сайдел. Он не предупреждал, что придёт. У него сегодня тоже финальный стол, но начнётся через несколько часов. Он мог отдыхать. Я вне себя от радости. Говорю ему, что так сильно волнуюсь, что не смогла толком позавтракать, и боюсь, что меня вырвет.

“Иди от раздачи к раздаче, – советует он. – Думай только о текущей раздаче. Когда внимательно следишь за игрой, нервы сразу успокаиваются. Ты сможешь”.

Ему легко говорить – у него за плечами множество финальных столов и выигранных титулов! Натягиваю храбрую улыбку и прошу дать какой-нибудь ценный совет.

“Не будь фишом”, – говорит он.

И на этом всё – он уходит заниматься своими делами. Следить за мной он будет по трансляции. Наблюдать за финальными столами, находясь рядом с ними – сплошное мучение для зрителей, ведь они не видят карманных карт. “Не будь фишом”, – повторяю я про себя, устраиваясь за столом и улыбаясь камерам. – Не будь фишом. Не будь фишом».

Проходят часы. Я проигрываю банки, допускаю ошибки. Собираюсь с силами, окапываюсь и снова отстраиваю стек. Я должна была вылететь, поставив олл-ин с семёрками против тузов. Уже поднималась из-за стола, когда чудесная последовательность карт дала мне стрит... Ошибаюсь снова и снова. Однако вылетают почему-то другие, а я держусь.

Удваиваюсь против оппонента, которого про себя называю Агродед. Он успешно эксплуатировал образ тайтового старичка, который не умеет блефовать, потом попытался задавить меня на префлопе, но я не уступила с одномастными королём и валетом и не проиграла его даме-десять. Выбиваю его через несколько раздач. Он рэйзит с малого блайнда, когда у меня на большом блайнде туз-король червей, настоящий монстр в таких обстоятельствах. Делаю большой рерэйз. Он решает дать мне бой и ставит олл-ин. Я мгновенно коллирую. У него разномастные туз-два. Я собираю стрит и остаюсь один на один – хэдз-ап за титул!

Прежде чем возобновить игру, пишу Сайделу: «Хэдз-ап! Я лидирую». Интересуюсь, нужно ли делить призы. «Если считаешь его сильным», – пишет он в ответ, но вскоре добавляет: «Но ты практиковалась».

Он прав. Пишу ему, что буду играть. Чувствую себя хорошо. Эрик радуется моему боевому духу и сообщает, что они с Руа сейчас подойдут.

Мысль об этом добавляет мне энергии. Пара раздач – и я оказываюсь перед главным решением в турнире. Даю рэйз до флопа с тузом треф и королём пик. Оппонент, Александр Зискин, профессионал из Чикаго, коллирует. На флопе выходят две десятки и семёрка, две пики.

Он чекает. Я снова ставлю: моя рука очень сильна, и даже если у него пара, у меня достаточно вариантов для усиления. Вместо фолда или колла, лёгких, простых решений, он рэйзит почти в три раза.

Может ли у него быть десятка? Если да, у меня почти нет шансов выиграть раздачу. Однако мне кажется, что с десяткой он бы, скорее, заколлировал – на такой сухой доске разумно дать мне проблефоваться. У меня две оверкарты и кое-какие шансы на флеш. Уравниваю его рэйз.

Тёрн – двойка пик, третья пика на столе. «Олл-ин», – объявляет Зискин. О нет. У меня всего лишь туз-хай. Что делать?

Мозг стремительно считает варианты. Если я заколлирую и проиграю, он выйдет вперёд и получит психологическую инициативу. Очень большая и важная раздача! Но у меня есть пика, и не маленькая – король. Это значит, даже если я позади, у меня есть шанс выиграть, если на ривере закроется флеш. Несколько минут я страдаю, считаю комбинации возможных блефов, сравниваю с вэлью-руками и, наконец, решаю, что фолда у меня нет. Математика на моей стороне. Кроме того, он наверняка знает, как мне тяжело, что повышает вероятность блефа. Он профессионал, я – любитель. В отличие от меня, в подобной ситуации он не впервые. Объявляю колл.

Александр переворачивает бубнового валета и восьмёрку пик. У него гатшот – только одна карта даст стрит – и флеш-дро младше моего. Я впереди! Для победы нужно избежать восьми карт. Ему подходят непиковые девятка, валет и восьмёрка.

К столу сбегаются журналисты, камера переходит на крупный план. Я ищу Эрика и Руа, но развязка наступила так быстро, что они просто не успели дойти до игрового зала. Дилер ждёт сигнала от менеджера, чтобы открыть последнюю карту.

Пауза затягивается и кажется бесконечной. Но вот, наконец, сигнал. Дилер открывает ривер – и это король червей!

Не могу в это поверить. Александр поднимается с места и подходит пожать мне руку, а я всё ещё не верю. Я победила. $84,600 мои. Я выиграла 2018 PCA National. И у меня теперь есть деньги на бай-ин главного турнира Мировой серии.

Репортаж GipsyTeam

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
Лучшие комментарии
14 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.