У рекреационных игроков нет секретов

17 комментариев
У рекреационных игроков нет секретов

Один из главных людей в partypoker и владелец легендарного покерного клуба Dusk Till Dawn в середине сентября рассказал Джо Инграму, как он ведет бизнес, почему никогда не проигрывал больше миллиона и за какую сумму продал свою футбольную команду.

– Сегодня у меня в гостях молодой человек… Такие люди вызывают у меня интерес, потому что я не представляю, как это – владеть казино. А мой гость Роб Йонг – действительно владелец казино Dusk Till Dawn в Англии, еще он основатель серии partypoker LIVE, партнер в partypoker... Сам не очень понимаю, что это значит, обязательно обсудим позже. И насколько я успел понять, он – любитель великой игры PLO. Роб предупредил, что я могу задавать любые вопросы. Спасибо, что пришел, как дела?

– Все отлично. Да, можешь спрашивать, что захочешь, обещаю отвечать честно.

– Расскажи, чем ты занимаешься и с чего начинал. Со стороны кажется, что ты делаешь все сразу.

– Я начинал с обычной работы в 20 лет. Работал в компании, которая занималась подбором персонала. В 30 решил, что мне это не подходит. Стал путешествовать по миру, однажды зашел в казино, там сидели 100 человек. Я не понял, чем они занимаются, о покере до этого никогда не слышал. Решил к ним присоединиться и внес бай-ин 20 фунтов, с этого все и началось. Следующие три года я ездил по всему свету и играл в покер в компании таких известных игроков, как Devilfish. Вернувшись в Ноттингем, я зашел в местное казино, но в турнир не попал – менеджер сказал, что регистрация уже закрыта. Мы с моим лучшим другом Ником, который сейчас управляет partypoker LIVE, отправились домой ни с чем и в машине решили, почему бы нам не открыть собственный покерный клуб. Так в 2007-м появился Dusk Till Dawn – на тот момент самый большой покерный клуб в Европе. У нас было 50 столов. Первое, что мы сделали – ввели возможность поздней регистрации в турниры. Начиналось все, как хобби, но выросло в большой бизнес, хотя тогда я на это не рассчитывал.

– А когда ты начал сотрудничать с partypoker?

– Вообще я был в очень хороших отношениях с менеджментом PokerStars, у нас было крепкое сотрудничество. Они проводили у нас серии UKIPT, и я очень хотел провести этап European Poker Tour. Мне нравилась эта серия, кажется, я был одним из первых, кто зарегистрировался на самый первый этап, который организовал Джон Дафи. Но они решили оставить серию в Лондоне, а мы провели этап WPT. Поставили амбициозные гарантии и побили все английские рекорды. В те времена владельцем WPT были partypoker, и в следующем году они захотели повторить.

Я тогда настороженно относился к party, плюс дружба с PokerStars, но согласился выслушать. Они пожаловались, что за 5 лет показатели компании в Европе упали на 40%. Я сказал, что у меня есть пара идей, которые могут оказаться полезными, но работать на них я не собираюсь. Согласился лишь набросать небольшой бизнес-план. Им все понравилось, но они продолжили настаивать, что без моей поддержки не обойтись. Так я познакомился с Томом Уотерсом, c которым мы теперь дружим. Мы выпили по паре пива, и после 4-5 бокалов я согласился.

Не хочу показаться высокомерным, но согласился еще и потому, что PokerStars долгое время продолжали работать в США, в то время как английская компания partypoker была вынуждена уйти с рынка. Как будто чувствовал несправедливость. За год нашего сотрудничества показатели party выросли на 40-50%, потом прежнее руководство сменилось, и их купили GVS. Я познакомился с CEO Кенни Александером, он предложил мне продолжить совместную работу, и я согласился на 5-летний план.

– То есть ты не один из владельцев, а партнер? Окончательные решения принимает дирекция GVS?

– Мне нравится оставаться в тени. Я напрямую сотрудничаю с Томом, а GVS дают ему полную свободу. Том может поставить гарантию $1 миллиард в турнире за $1, если захочет. Он организует онлайн-конференции, продвинул идею с кэшбеком и все прочее. GVS интересует только финансовый рост, в ведение бизнеса они не вмешиваются. Но там работают достойные люди, они не похожи на типичных менеджеров корпораций. Они готовы рисковать, и я тоже гэмблю вместе с ними. Мы следуем нашему 5-летнему плану, прошло уже 18 месяцев.

– Ты как владелец казино согласен с утверждением «чем больше рейк, тем лучше для игроков»?

– Это, наверное, одно из самых глупых заявлений в истории индустрии. Я играл с Даниэлем [Негреану] лет 10 назад, он отлично ведет себя за столом, хорошо общается с игроками, полезен для игры. Просто ему платят PokerStars, и он говорит то, что им надо.

– Ты сказал, что у вас есть 5-летний план. На какой стадии вы сейчас?

– Основа нашей модели – лучше получать высокий доход с небольшим процентом прибыли, чем низкий доход с высокой прибылью. Такая модель бизнеса более стабильна. Простыми словами: заработать 20 млн на 100-миллионном бизнесе – это то же самое, что сделать 10% на 200-миллионном. PokerStars и Amaya интересуют только проценты. А мы считаем, что можно вести стабильный и успешный бизнес, забирая меньше у своих клиентов. Это как в кэш-игре, можно сделать рейк $50 за раздачу и много зарабатывать пару месяцев, а потом игра развалится. Покер – очень деликатная индустрия. Какая-то часть денег, которые зарабатываются на игроках, должна возвращаться обратно, чтобы сохранить игру.

– Почему так важно, чтобы в покере оставались игроки, которые выигрывают на дистанции?

– Потому что в покере должна сохраняться мечта. Даже те, кто играет турниры по 25 фунтов в нашем казино, мечтают выиграть миллион, пусть не все признаются в этом даже себе. Если пропадет возможность выигрывать на дистанции, игроки лучше пойдут в блэкджек или купят лотерейный билет.

В покере деньги вращаются между минусовыми игроками, плюсовыми игроками и оператором. Старзы хотят, чтобы плюсовые игроки получали меньше, тогда почти все, что проигрывают любители, пойдет к ним. Поэтому все их разговоры про заботу о рекреационных игроках – полная ерунда, невероятно, что кто-то еще в это верит.

Настоящая забота – это сделать игру честной, убрать майнинг, сайты типа SharkScope и софт, который используют профессионалы.

– Вы планируете бороться с HUD’ами и другим софтом?

– Да, у нас сейчас стартует большой проект для поддержания здоровой экологии игры. Многие профессионалы нам помогают. Мы хотим сделать partypoker сайтом, свободным от побочных технологий. Это финальная цель.

– Сейчас на многих сайтах остро стоит проблема ботов. Как вы боретесь с ними на partypoker?

– Некоторые онлайн-сайты – компании с миллиардными бюджетами. При этом они утверждают, что всегда найдется студент, который у себя в спальне напишет программу, чтобы выигрывать деньги на их сайте. Но если у вас такой бюджет, студент не должен лучше вас разбираться в этих вопросах. Я верю, что при желании сайты способны полностью нейтрализовать ботов, гостинг, мультиаккаунтинг и прочие виды мошенничества.

– Расскажи про закрытую игру $100/$200 в онлайне с Изильдуром, Леоном, Aussie Matt и другими, даже Гас один раз играл с вами.

– Организация полностью лежит на Сэме Трикетте, он собирает игроков, занимается переводами. Нам остается только залогиниться и сесть за стол, он делает жизнь проще игрокам типа меня, Леона и Мэтта. Очевидно, что он профессионал и у него есть перевес. Никакой выгоды сайту эта игра не приносит, просто имиджевая затея. Почти все участники – друзья, которым просто нравится играть вместе. Не хочешь сыграть с нами в следующий раз?

– Я? Хочу, но я живу в Вегасе, не хотел бы нарушать правила. Леон в чате спрашивает, когда и где будет следующая большая игра. Не знаю, он про онлайн или офлайн.

– Мой Леон? В сентябре будет игра в нашем казино.

– А в ноябре на Багамах что-нибудь планируете?

– Будет закрытая игра, приедут Жан-Робер Белланде, Бобби Болдуин, Эндрю Робл и другие. Я тоже, наверное, сыграю. Это будет холдем $500/$1,000. Леон вроде тоже собирается, так что и PLO будет. Не уверен насчет стримов, некоторые игроки хотят поиграть с бокалом вина и расслабиться. Во время WSOPE будет дорогая игра в King’s. Не так просто организовать большую игру. Я в этом году поиграл в Макао, Сочи, Вегасе, и почти везде состав был одинаковый. Есть около 50 игроков, которые ездят и играют по всему миру, но многие бывают заняты по бизнесу.

– Штеффен Зонтхаймер спрашивает, будешь ли ты играть турнир $25k MILLIONS World на Багамах?

– Тебя одни профессионалы смотрят? Нет. Во-первых, я не думаю, что у меня там хорошие шансы. А во-вторых, там будет много сателлитчиков, и мне не хотелось бы кого-то из них выбивать в таком дорогом турнире. Я планирую сыграть в турнире Федора Хольца по приглашениям. Там будет 42 участника и бай-ин $250,000.

– Ты серьезно, турнир имени Федора Хольца?

– Да, я попросил его придумать что-то интересное, и он придумал такой турнир. Это будет фризаут, что мне тоже нравится. Насколько я знаю, 27 участников уже внесли депозиты.

– Сейчас почти все турниры проводятся с реэнтри, что ты о них думаешь?

– Будь моя воля, остались бы только фризауты. Плюс реэнтри в том, что они позволяют как бы сыграть два турнира, не меняя побочные расходы. Поэтому я понимаю, почему профессионалам нравится такой формат. При этом я не поддерживаю тех, кто говорит, что нужно убрать реэнтри для защиты сателлитчиков. Они отобрались за $50 или $100, а профессионалы вносят $10k, поэтому их мнения тоже следует учитывать.

Люди не понимают элементарных вещей, реэнтри – это же просто новый бай-ин в турнир, который не влияет на шансы сателлитчиков. Тем более при реэнтри игроки получают стеки короче, чем на старте турнира. Надо еще учитывать, что наши сателлиты часто проходят с оверлеем в районе 20%, так что сателлитчики и так получают скидку. Во всем нужен баланс. Кстати, ты знаешь как появились реэнтри?

– Нет.

– В казино Caesars была акция, что все игроки, которые вылетают из турнира с тузами на префлопе, получают бесплатный билет на следующий такой же турнир. Один из игроков не понял и зарегистрировался в тот же день еще раз. Его выбил мой знакомый, потом снова увидел его за столом и пожаловался мне, что в Caesars совсем обнаглели, дают игрокам регистрироваться после вылета. Так что не верьте турнирным директорам, которые говорят, что это они придумали реэнтри. Все дело в случайности. За позднюю регистрацию нас тоже сначала ругали, а потом все серии взяли это на вооружение.

У реэнтри есть плюсы – большие призовые в турнире. Но если мы поймем, что наши клиенты не хотят реэнтри, мы их услышим. Если большинство участников главного турнира MILLIONS проголосуют, чтобы он был фризаутом, так и будет. [Так и произошло, неделю назад в своем блоге Роб объявил, что все главные турниры MILLIONS теперь будут проводиться без реэнтри.] Мы прислушиваемся к нашим игрокам. Например, Дмитрий Урбанович на последней серии в Сочи собирал подписи, чтобы на partypoker появились микс-игры в онлайне. Том присылал мне картинку, там было, наверное, 1,000 подписей. Теперь я уверен, что Дмитрий продвинет эту идею. Думаю, уже в апреле мы сделаем серию по микс-играм. Очень простая модель – делать то, чего хотят игроки.

– А какие сейчас у тебя отношения с людьми из PokerStars, вы общаетесь?

– Нет, там никого не осталось из моих знакомых.

– Давай перейдем к вопросам из чата. В каком казино, кроме Dusk Till Dawn, тебе больше всего понравилось играть?

– В Aria.

– Забыл сказать, что это вопрос от Леона, наверняка он надеялся на другой ответ.

– Хаха. Но в Aria действительно очень круто, там фантастическая еда, очень комфортно, можно быстро дойти до своей комнаты.

– Просят вспомнить твой самый большой банк.

– О, это было в России. У меня был топ-сет дам, без флеш-дро. На терне в центре лежали 1.6 млн, я поставил банк. У соперника за спиной оставалось около 1.7 млн, он заколлировал мою ставку, оставляя за спиной 100k. На ривере закрылся бэкдорный флеш, он поставил остатки в банк 4.8 млн. Что делать?

– Хаха, я бы, наверное, заколлировал.

– Я выбросил.

– Да ладно! Он показал флеш?

– Да, на флопе у него было стрит-дро, на терне пошло натсовое флеш-дро.

– Для зрителей, у которых никогда такого не было, расскажи, какие ощущения испытываешь, проигрывая банк больше 3 млн?

– Я подумал, за что мне это, почему обязательно должен закрыться бэкдор в таком банке? Хуже всего было то, что он оставил эти $100k.

– Это был кто-то известный?

– Нет, никогда не играл с ним до этого.

– То есть какой-то случайный парень из России выиграл у тебя банк 3 млн?

– В тот раз я был в роли случайного парня.

– А что бы ты сделал, если бы он показал блеф?

– Не знаю, покончил бы с собой. За пару минут до этой раздачи Ник написал мне, что хочет со мной поговорить. Я как раз был в плюсе и искал повод, чтобы закончить. Но Ник зашел купить кофе и опоздал на 10 минут, за это время я успел проиграть тот банк.

– Давно это было?

– Два года назад.

– Понятно, такое сложно выбросить из головы. Ник, наверное, с тех пор ни разу не опаздывал?

– Мы знакомы с самого детства, уже больше 30 лет. Кроме того случая, он не опаздывал ни разу в жизни.

– Интересуются, работаешь ли ты над игрой, нанимаешь тренеров?

– Тренировки никогда не брал, видео тоже не смотрел, но среди моих знакомых много сильных игроков. Я играю в таких составах, где тренировки не нужны. Кстати, я не такой плохой игрок, как ты говорил в своих комментариях.

– Хаха, я не так много комментировал твою игру и не помню, чтобы сильно критиковал.

– Честно говоря, я даже думаю, что в PLO я играю лучше тебя. Надо это проверить за столом.

– Хаха, это не может быть правдой. А где ты научился играть в омаху?

– Я играл дилер-чойс – pineapple, суперстад и омаху. Мне она сразу понравилась. В дилер-чойс играли, в основном, старые игроки, со временем игра умерла. А омаха осталась и, наоборот, набрала популярность у молодежи. Сейчас PLO – моя любимая игра.

– Надо нам с тобой записать совместное видео с комментариями.

– Да, мне нравится комментировать покер.

– Может, даже запишем по итогам нашего матча, или ты не захочешь выдавать секреты?

– Я же рекреационный игрок, какие у меня могут быть секреты? И к моим советам все равно не станут прислушиваться. Я и сам не знаю, когда буду коллировать, а когда рейзить. Могу отвлечься на сообщение в телефоне и выбросить AK, у меня нет стройной стратегии.

– Если бы ты собирал игру ради максимального экшена, кого бы позвал?

– Сложный вопрос, потому что это сильно зависит от настроения игроков. Например, Aussie Matt играет гораздо собраннее, когда выигрывает. Я бы точно позвал Леона, он всегда создает экшен.

– Как думаешь, Леон лучше меня играет в PLO?

– Он тоже совсем другой игрок, когда выигрывает. Но стоит ему уйти в минус хотя бы на евро, как сразу может сорваться. Кроме Леона и Мэтта, я бы позвал Жана-Робера Белланде, хоть он и предпочитает холдем. С ЖРБ очень интересно играть за одним столом, но если его переехать, он будет вспоминать об этом всю ночь. Позвал бы того парня из Макао, не помню его имя, но в NLHE $500/$1,000 он открывается $50,000. Обязательно пригласил бы Антона из России, он настоящий джентльмен, но вообще не выбрасывает на префлопе.

– А кого-то из профессионалов, Изильдура или Гаса?

– С Гасом я играл. Не знаю, что произошло с ним в онлайне, где он все проиграл, а вживую он играет по математике. Виктор – странный парень, в офлайне играет очень тайтово. Ради экшена я бы его не звал, только ради приятной компании.

– Вот интересный вопрос – сколько человеческих пальцев ты выбросил из своего окна?

– Что? Каких пальцев?

– Думаю, намекают на наказания за читерство в казино.

– Что за психи тебя смотрят?

– Не знаю, ты же сам предложил задавать любые вопросы.

– Тогда отвечу правду – ноль.

– Ты когда-нибудь играл в такой дорогой игре, что приходилось меняться или продавать доли?

– Нет, никогда.

– Еще один вопрос из чата, большое ли значения для тебя имеет дисциплина на префлопе?

– Нет, я играю много рук ради экшена. Мне нравится выдавливать соперников из банка, особенно когда играю со знакомыми. Хоть я и не профессионал, но в покере в большом плюсе. Этого бы не было, если бы я не давал столько экшена. Меня бы не приглашали играть в таких составах, если бы я играл правильно и по математике.

Первые пять лет своей покерной карьеры кэш я играл в минус. Но однажды все изменилось. У меня было 20,000, и я проиграл 19,000 в одной раздаче. До этого я бы в следующей же раздаче просто задвинул оставшуюся тысячу, но в тот раз встал, забрал эти деньги и пожелал всем спокойной ночи. Сам не знаю, почему так сделал, но с тех пор начал выигрывать. Думаю, дело в дисциплине. Я никогда не проигрывал очень много за одну сессию, просто уходил, даже если игра хорошая. Мой рекорд – минус миллион за ночь, но я не очень хорошо себя чувствовал и сам понимал, что играю плохо. Я постучал по столу и ушел, все соперники были в шоке, как можно уходить в таком минусе?

Недавно был веселый случай в Черногории. Я прилетел туда на деловую встречу с Полом Фуа и Ричардом Йонгом. Играть не хотел, но они уговорили, нехорошо отказывать таким людям, находясь у них в гостях. Сел на пару часов и сразу проиграл 600,000. Вдруг они решили, что пришло время для деловых вопросов. Я оставил стек на столе, мы поговорили, после чего они позвали меня в караоке. «Блин, я же проигрываю 600k», – подумал я про себя, но мы пошли в караоке. В покер в той поездке я больше не сыграл ни одной раздачи. Провел в Черногории еще несколько дней, но за стол так и не сел. Поборол в себе желание отыграться, связываю это с тем случаем, когда у меня осталась 1,000.

– У тебя столько дел, недавно родился ребенок, как ты все успеваешь?

– Я бы не назвал себя очень организованным человеком. Но когда у тебя столько обязательств, ты не можешь никого подвести. И у меня очень опытная команда. Почти со всеми, кто работает на меня – хотя правильнее будет сказать «со мной» – мы знакомы по 15-20 лет. С кем-то встретились в школе, с кем-то в колледже или на первой работе.

– Похоже, людям нравится с тобой работать.

– Да, я горжусь, что за всю мою карьеру ни один сотрудник не написал заявление об увольнении. А в какой-то момент у меня в подчинении было около 1,000 человек.

– Как же тебе это удалось?

– Все просто – поступайте с окружающими так, как вы бы хотели, чтобы поступали с вами. При любой проблеме я стараюсь найти самое справедливое решение, а не самое выгодное. Людям нравится такой подход.

– Ты всегда поступал правильно или в твоей жизни все-таки были ошибки?

– Можно думать, что поступаешь правильно, хотя в действительности это не так. Уверен, что у меня были ошибки, но в каждой ситуации я считал, что все делаю правильно. У меня есть свод простых правил, которым я всегда следую.

– Назови главные.

– Самое важное правило в бизнесе – никогда не сдаваться, если во что-то веришь. Если ты вложил 10k в какой-то проект и прогорел, многие на этом остановятся. Я же считаю, что нужно продолжать, если уверен, что идея выгодная. Такой подход никогда меня не подводил. Даже с моей футбольной командой [Роб был владельцем клуба Eastwood Town.]

– У тебя есть футбольная команда?

– Уже нет, продал за фунт.

– За один?

– Ага. Я следовал своим целям, не обращая внимания на прибыль и потери. И всегда их достигал, но что-то я заболтался, забыл, что мы на стриме.

– В моих подкастах это часто случается, поэтому они такие длинные. Может, у меня и лучше получается вести подкасты, чем играть в PLO.

– На это я бы даже поставил. Сам я раньше никогда не соглашался на участие в подкастах.

– Почему пришел ко мне?

– По просьбе моей помощницы Рэйчел. Еще она прислала мне пару роликов с твоими комментариями моей игры.

– А, вот в чем дело. В твиттере спрашивают о твоей первой работе. И откуда у тебя были деньги на собственное казино.

– Я бросил учебу через неделю после поступления и пошел работать барменом в отель. Там проработал ровно 1 день. Потом, как я уже говорил, в 20 лет устроился в компанию по подбору персонала. Тогда же вернулся в университет и получил диплом бухгалтера. Мне повезло, что в тот момент индустрия найма была на подъеме. Мы брали комиссию 25%, сейчас условия гораздо хуже. Я уволился с работы, открыл свое дело. Получил от банка овердрафт на 5,000, в первый месяц потратил 30,000 на рекламу и заработал 100,000, просто повезло. За год заработал миллион и все вложил в рост.

Со временем начал вкладывать в другие проекты. В какой-то момент у меня было 9 разных компаний, что слишком много. В 30 лет мне все надоело, я начал играть в покер, через 3 года вернулся в Англию и купил Dusk Till Dawn. Поначалу был полный кошмар, нам два года не выдавали лицензию. 18 месяцев 50 наших сотрудников были вынуждены сидеть дома. Чтобы проводить турниры по покеру, мы должны были стать легальным казино, и нас вынудили добавить несколько казиношных игр. Все это шумно обсуждалось в СМИ.

– Как ты изменился с возрастом?

– Сейчас я намного быстрее принимаю решения. На то, что в молодости занимало 3 часа, сейчас трачу 5 минут, благодаря опыту. Но с возрастом я стал и быстрее уставать, а раньше вообще не обращал внимания на время.

– В чате просят посоветовать пару книг по бизнесу.

– Ричард Брэнсон «Теряя невинность», но вообще я мало читаю. Эту прочитал, потому что как-то встретил Ричарда в ночном клубе в Лондоне. Мне понравилось. Но я не верю, что по книгам можно научиться бизнесу.

– Последний вопрос – расскажи лудоманскую историю. У тебя наверняка есть парочка?

– Да, но они связаны не с покером, а со ставками. Пять или шесть лет назад я сделал 40 ставок на один матч в лайве. Поставил колоссальную сумму, не знаю, что на меня нашло. У New England Patriots была серия, когда никто не мог им забить, а я продолжал ставить, что они пропустят. В последней четверти ставил каждые 2 минуты. Они выиграли 7-0 или в этом роде. Единственная причина, почему я делал ставки – случайно наткнулся на матч, переключая каналы. До этого не смотрел американский футбол ни разу в жизни.

– А после этого?

– Да, сейчас смотрю часто, мне нравится.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.