Федор Хольц вспоминает молодость

В подкасте Джеффа Гросса пенсионер Федор вспомнил свой феноменальный 2016-й год, рассказал про новые увлечения и объяснил, почему закончил покерную карьеру.

В этом году Федор приехал на Мировую серию в самом конце всего на пару турниров. В деньги он попасть нигде не сумел, но дал несколько интервью и пообщался с замечательными людьми.

Подкаст с Джеффом Гроссом он записал из своей квартиры в Вене за пару дней до перелета в Америку.

– Привет, ты играешь в покер с 2012-го. Расскажи кратко о себе для тех, кто по каким-то причинам с тобой не знаком.

– Я начал играть в 2011-м, сначала развлекался с друзьями, потом бросил учебу, постепенно стал играть профессионально. Получалось так себе, тогда я переехал в Вену, там создал обстановку, чтобы вокруг меня все было посвящено покеру. Постепенно результаты пришли.

В 2014-м я выиграл главный турнир WCOOP, стал первым в онлайн-рейтинге, очень много гриндил турниры, но иногда отвлекался на SNG и дорогой кэш. Мне всегда нравился офлайн, постепенно начал переходить и поднялся до турниров хайроллеров. В 2015/16-м я стал первым в рейтинге GPI. 16-й год получился очень успешным, но потом я уперся в стену, ожидания перестали совпадать с реальностью. Я думал, что подобный успех позволит мне расслабиться, я смогу ни о чем не думать и построю вокруг себя мир, о котором всегда мечтал. Но быстро понял, что дело не в конечном результате, а в процессе, который к нему ведет. Очень важно, чтобы в жизни было увлечение, которому ты можешь отдаваться полностью. В тот же момент я осознал, что покер в эту категорию больше не попадает, но продолжал некоторое время играть каждый день. Перестал развиваться, поэтому все-таки закончил играть. Сейчас играю только самые дорогие турниры, которые кажутся мне выгодными. Параллельно начал заниматься другими проектами – инвестициями, открыл несколько компаний в Вене. Также задумывался, как я могу отблагодарить покерное комьюнити, все-таки я потратил на игру больше 20,000 часов. Так появился наш совместный с Маттиасом [Эйбингером] покерный курс Pokercode, на него тоже уходит много времени.

– Про Pokercode мы обязательно поговорим, но сначала хотел поговорить про твою карьеру. Я изучаю твою страницу на Hendonmob, впервые ты попал в призы в 2012-м в турнире за €500.

– Да, в Розвадове.

– Ты уже разрывал в онлайне к тому моменту?

– Первые турниры я отлично помню, гораздо лучше, чем в середине карьеры. В онлайне я тогда играл ABI $50, был в глубоком мейкапе. Было множество дальних проходов, но в самый важный момент не складывалось. Жил тогда изолированно, играл сам по себе, была только пара друзей, которые покупали экшен. В офлайне я вкладывал около 50% своих, первые результаты позволили получить хоть какой-то банкролл. Когда я выиграл первый турнир, у меня было меньше 2k. Но какие-то кэши в живой игре были и до этого, просто они не попадали на Hendonmob.

– Ты начал общаться с очень сильными игроками, а помнишь какой-то другой переломный момент или несколько, которые повлияли на твою игру?

– В принципе все видно на Hendonmob. В 2011-м я играл дешевые турниры, случались постоянные взлеты и падения, банкролл не превышал $1.5k, ничего серьезного не выигрывал, все время старался стать лучше. В 2012-м я играл очень много турниров за $3 на 180 человек в онлайне, постепенно поднимался выше. Нашел бэкера и тренера, к концу 12-го бросил учебу и изменил свою жизнь так, чтобы все было посвящено покеру. Первые 4 месяца 2013-го я путешествовал по разным странам, а потом сыграл две серии в Австрии. Именно тогда я влюбился в Вену и решил сюда переехать. Стал жить с другим игроком, это и стало тем самым моментом. С тех пор полностью погрузился в покер. Начал чаще играть в офлайне, пришли большие успехи в онлайне. К концу 2013-го заработал свой первый миллион. Взлет получился стремительным.

– В онлайне ты играл по 20 столов или старался сосредоточиться и открывал 4? Например, когда выиграл WCOOP, играл только 1 стол или запускал параллельно что-то еще?

– Я никогда не играл много столов, старался придерживаться золотой середины. Если изучить мою статистику, за все время я сыграл в интернете 15,000-20,000 турниров. Есть игроки, которые за этот же период сыграли в 3-4 раза больше. В начале карьеры я открывал по 20 столов, но понял, что мне это не подходит. Остановился на 10-14, но всегда очень большое внимание уделял статистике. Готовился к сессиям, анализировал HUD и игру оппонентов, это давало огромное преимущество.

– Мы оба представляем partypoker, где только что отменили HUD, заставили всех поменять никнеймы, это достаточно кардинальные меры для онлайна. Что думаешь об этом?

– Тогда я старался максимизировать профит, а сейчас предпочитаю больше ориентироваться на свой мозг. Обдумываю все действия, будто решаю головоломку. Я всегда ненавидел бамхантинг и ситуации, когда игроки просто сидят за столом без экшена в ожидании слабых. Многие забывают, что самая важная задача в покере – создать веселую обстановку, которая способствует росту игры. В онлайне этого добиться очень сложно. Но эта реформа мне кажется движением в верном направлении, я ее поддерживаю.

– Первый 6-значный выигрыш в офлайне ты получил на EPT в 2015-м, это был твой первый хайроллер?

– Первый был в августе 2014-го в Барселоне за 50k, после этого я сыграл еще около десяти турниров, но ни разу не попал в призы и почти во всех делал реэнтри. В Монте-Карло я выиграл 3.5 бай-ина, но это был турнир за 100k, в котором своих у меня было 20-25%. На бумаге 2015-й выглядит неплохо, но в действительности это был чуть ли не самый неудачный год в карьере. Я тогда не только очень много играл сам, но и выставлял других.

В интернете пик пришелся на 2014-й, весной мы с друзьями арендовали квартиру, чтобы играть SCOOP. Я жил с сильнейшими онлайн-регами того времени, мы делились друг с другом всеми мыслями по игре. Именно на тот временной период пришелся отрезок в 10,000 турниров, которые я сыграл с ROI 100%, причем, даже если убрать 5 самых крупных доездов, останется 80%. Я разрывал онлайн и был одним из лучших. Итогом стала победа в главном турнире WCOOP, но не скажу, что она вызывает у меня особую гордость. Стабильность, с которой я выигрывал на самых высоких лимитах, кажется мне более значимым достижением. На фоне этого апстрика переход в живой покер, где результатов долгое время не было, получился особенно болезненным. Я долго привыкал к офлайну, учился читать теллзы, скрывать свои, понимать динамику. Смотрел видео с игрой постоянных соперников, изучал их раздачи из онлайна. У меня была цель – разрывать турниры хайроллеров.

– В декабре 2015-го ты выиграл Alpha8, а через 2 недели получил $3 млн за победу на Филиппинах.

– Все началось чуть раньше в ноябре. В 2015-м у меня было много дальних проходов – 9-е место в главном турнире EPT, 7-е и 4-е места в хайроллерах, 3-е в 6-максе за $10k на Мировой серии, дипран в мейне, где я вылетел в 7-м дне, потом я был чиплидером в турнирах за 50k и 25k, но вылетал 11-м и 6-м. Победа была жизненно необходима, все время казалось, что она вот-вот придет, но никак не получалось. Эти результаты тоже кажутся нереальным апстриком, но в действительности период был очень тяжелый.

А в октябре того года я начал работать с покерным психологом Эллиотом Роу. Помню, что играл хайроллеров за 25k в Берлине и слушал запись, которую он для меня сделал прямо перед турниром. В финальный день прошли 6 игроков, и я закончил на 6-м месте, вылетел за 45 минут, но уходил с улыбкой. Это тоже один из тех самых переломных моментов.

В ноябре мой друг выиграл турнир в Макао, у меня была большая доля, это позволило вывести год в плюс, а в декабре началось безумие.

– Расскажи про те две победы подряд, когда ты выиграл $1.5 млн в Вегасе и потом сразу $3 млн на Филиппинах?

– Вторую победу я даже не сразу осознал, прошло какое-то время, прежде чем я понял, какие огромные деньги выиграл. Но с эмоциональной стороны победа в Alpha8 стоит особняком, потому что рядом были все друзья и в Вегасе особая атмосфера.

– Я забыл спросить, как все это воспринимали твои близкие? Они как-то противились твоему выбору в начале карьеры?

– Мама отнеслась довольно спокойно, говорила, что я сам разберусь. Отец тоже поддержал, хотя я и рос без него. А более дальние родственники отнеслись настороженно, они хотели, чтобы я продолжал учиться и выбрал традиционную карьеру. Но никто не пытался на меня давить, все решения я принимал сам.

– Вернемся к 2016-му, победы пошли одна за другой, не будем перечислять их все. Но одну стоит отметить, вы с Райнером Кемпе вышли в хедз-ап Super High Roller Bowl, кажется, даже заключили сделку? Вы же близко дружите, расскажи о своем окружении в то время.

– Тогда я больше всего общался с Корэем [Альдемиром], Штеффеном [Зонтхаймером] и Райнером. С годами появлялись новые люди – Джулиан Томас, Маниг Лессер, Доминик Ницше, еще дружил с Bencb. Наверняка кого-то забыл.

У нас были интересные отношения, про нас же часто говорили, что мы софтплеим или как-то еще помогаем друг другу за столами. Ничего подобного, естественно, не было, наоборот, из-за разговоров мы даже излишне зарубались друг с другом, чтобы доказать честность. Со временем мы стали общаться меньше, потому что все время видели друг друга в этих бесконечных турнирах на 40 человек.

– В 2016-м у тебя не возникало ощущения, что соперники боятся оказаться с тобой за одним столом? Может, все выбрасывали, не защищали и просто так отдавали банки. Или все было наоборот? Дэн Колман рассказывал мне, что даже в мелких турнирах люди выставлялись с ним на 97о.

– Я нечто похожее испытывал уже в 2014-м. Тут дело в том, что за два года средняя сила поля заметно выросла. А в 2016-м действительно кто-то начинал все защищать против меня, другие всячески пытались проявить эго, третьи просто откровенно завидовали и показывали раздражение, потому что я выиграл столько денег.

– Что помнишь про One Drop за $111k, где ты выиграл $5 млн?

– Это было невероятно. Мы вместе с Корэем прошли очень далеко, он занял 3-е место. Я получал огромное удовольствие от игры, дело даже не в результате. В том турнире я ощущал себя на вершине. Это было в разгар того двухмесячного периода, когда я выиграл четыре турнира и еще в четырех прошел очень далеко. Правда, настоящим пиком стал следующий турнир – €50k в Барсе.

– В нем ты выиграл $1.5 млн. Что в нем было такого особенного, больше доля?

– В том турнире я играл в лучший покер в своей жизни. После победы в $100k я сделал паузу, улетел домой и именно тогда решил, что заканчиваю с покером. Но я всегда любил Барселону и турниры EPT, поехал на серию и играл на предельном уровне концентрации. Я отлично читал оппонентов и внес существенные поправки в игру. У меня отличная интуиция на действия оппонентов, но всегда был определенный барьер, который мешал применить увиденное в игре. Я часто делал выбор в пользу рациональности, а не интуиции. А в этом турнире решил во всем прислушивался к чуйке, сыграл несколько безумных раздач.

– На этом победы 2016-го не закончились, только у Дэна Колмана и Джастина Бономо были похожие «раны». Расскажи про свою пенсию, это часто становилось объектом для насмешек, но ты действительно стал меньше играть?

– В разгар карьеры я уделял покеру и всему, что с ним связано, от 2,500 до 3,000 часов в год, то есть больше, чем на обычной работе. А после августа 2016-го я играл только $50k+ и редкие турниры за $10k-25k, покер стал занимать не больше 20 дней в году. 2017-й тоже получился безумным, я был в призах почти на всех сериях, в которых участвовал, то есть на Hendonmob можно увидеть все мое расписание. Почти в половине всех турниров я проходил в деньги, а в 2018-м было только три кэша.

– Но один из них в турнире за миллион, сколько ты их всего сыграл?

– Пока один.

– В хедз-апе ты играл с Бономо, это тоже символично. Помнишь ваш матч?

– Я лидировал 3 к 1, и это был важный момент. Если бы я выиграл, я бы вернулся в покер и опять начал много играть. Я уже точно не помню, но у Негреану тогда было $36 млн призовых за всю карьеру, а я бы выходил на второе место с отставанием около 1 млн. Не знаю почему, но мне было важно стать первым.

– Как отпраздновал тот успех?

– Почти никак, потому что закончил турнир в ноль, кажется, выиграл около $50k. Я купил доли у трети поля, но никто из моих игроков не попал в деньги.

– Скажи пару слов про свой проект Pokercode.

– Я всегда хотел делать покерный контент, но все время откладывал. Меня постоянно спрашивают, что почитать или посмотреть по покеру, и я не мог посоветовать что-то одно. Раньше были хорошие материалы на Run It Once, я и сам их смотрел. У Bencb тоже, но не было какого-то одного места, где можно получить полезную информацию обо всем. Pokercode, который мы делаем с Маттиасом Эйбингером, будет как раз таким. У нас собраны все аспекты игры – префлоп, постфлоп, офлайн и так далее. Маттиас отвечает за теорию, а я рассказываю, как применить его наработки в офлайне, и делюсь своим опытом – как замечать теллзы, как их прятать и так далее. Мы обратились за помощью к друзьям, у которых была готовая обучающая платформа, они помогли объединить ее с нашим курсом. Я могу уверенно заявить, что ничего лучше в покере еще не было, все игроки найдут у нас что-то полезное, даже сильнейшие. Мы разделили все на небольшие ролики по разным темам, которые очень удобно смотреть.

– Какая будет цена?

– Точно пока не решили, в районе $1,500.

– Сколько там контента?

– Очень много. Мы с Маттиасом потратили сотни часов, чтобы объединить наши знания. Потом мы наняли профессиональную команду для съемок, на это ушло еще 40-50 часов. А в итоге получился 12-часовой курс, в котором собрано самое ценное.

– В конце перейдем к коротким вопросам зрителей. Что тебе приносит наибольшее удовольствие в жизни, кроме покера?

– Собственное развитие и моих близких и… футбол.

– Твой любимый клуб?

– Я больше слежу за персоналиями. Очень нравится тренер ПСЖ Томас Тухель и Юрген Клопп из Ливерпуля.

– Покер все еще может быть прибыльным?

– Очевидно, что да, зависит от того, какую игру вы выберете. Но я никому не советую сейчас начинать играть. Если уж кто-то твердо решил посвятить ближайшие 8-10 лет покеру, то советовал бы играть в офлайне. За онлайном нужно внимательно следить, куда там все пойдет.

– Что тебя вдохновляет?

– Умные беседы, люди, которые следуют за своей мечтой. Да, в первую очередь, люди, которые успешно делают то, что приносит им удовольствие.

– Когда ты понял, что сможешь стать профессионалом?

– Два моих друга играли в покер и выигрывали по паре тысяч в месяц. Они сразу начали относиться к игре профессионально, говорили, что этим можно зарабатывать. Благодаря им в 2012-м я тоже начал относиться к игре серьезно.

– Какая история у твоего ника CrownUpGuy?

– Ничего интересного. Игра слов от GrownUp, я всегда был небольшого роста, а crown [корона] – символизирует первые места и трофеи.

– Чем Pokercode отличается от других обучающих материалов?

– Если вы хотите узнать, как я играю в покер и думаю о нем, никто не расскажет об этом лучше меня. Я практически никогда не делился своими мыслями об игре, поэтому этот контент уникален. А если добавить Маттиаса, который тоже ничего не скрывал, с этим ничто не сравнится. Остальные курсы по сравнению с нашим просто развлечение.

– Сколько тебе лет?

– Через месяц будет 26.

– Назови что-то одно, благодаря чему ты добился успеха в покере?

– Люди, которые меня окружали – Штеффен, Райнер, Корэй, Бен – все мне чем-то помогли.

– Самый памятный момент в покере?

– В офлайне – турнир за 50k в Барсе, в онлайне – главный турнир WCOOP. Причем не 2014-й, когда я сам выиграл, а 2013-й, когда выиграл один из моих друзей, с теми эмоциями ничто не сравнится.

– У тебя остались какие-то цели в покере? Можешь представить, что через 2-3 года вернешься к гринду?

– Как раньше, я уже играть точно никогда не буду. Я вижу себя послом покера, этим сейчас и занимаюсь в Pokercode – делюсь знаниями и своим подходом к игре, чтобы она приносила удовольствие.

– Кого считаешь сильнейшим игроком? Можешь назвать пару.

– Я не могу быть до конца объективным, но мне очень нравится игра Маттиаса. Сочетание его дисциплины и эмоциональной стабильности. Он очень дотошный, я не знаю других игроков, которые так работали бы над игрой. Еще мне симпатичен Стивен Чидвик, всегда впечатляла его любовь к покеру. У меня такого никогда не было.

– Какое соотношение удачи и скилла в покере?

– Не думаю, что игру можно оценивать столь примитивно. Ну, скажу я 30 на 70, что это даст? Друзьям я всегда объяснял так – если мы сыграем один хедз-ап, я буду фаворитом 55 на 45, если 100 – мое преимущество ощутимо вырастет, а если будем играть целый год, то у вас нет шансов закончить в плюс. Очень важно понимать значение дистанции в покере.

– Твоя самая большая ошибка за покерную карьеру?

– Когда я начинал делать сразу несколько дел одновременно и распылял внимание.

Через несколько дней, уже в Вегасе, Федор дал небольшое интервью ведущим подкаста Cracking Aces. Почти все темы они успели обсудить с Гроссом, но несколько ответов оказались оригинальными.

Беседа началась с рассказа ведущих о том, как они украли батарейки из студии Poker Go, затем переключились на одного из сотрудников Poker Central, который не пригласил их в Bobby’s Room. Это стало темой первого вопроса.

– А ты когда-нибудь играл в Bobby’s Room, Федор?

– Один раз.

– Как прошло?

– Ужасно, играл $200/$400 2 часа и проиграл $120k.

– Ты часто играешь кэш?

– Очень редко. Я настолько его не люблю, что играю только когда каждая секунда причиняет мне боль. Игра должна быть крупной. Со временем я вхожу во вкус и начинаю получать удовольствие.

– Ты поддерживаешь теорию, что нет смысла садиться в игру, если выигрыш или проигрыш никак не отразятся на жизни?

– Нет.

– Черт. Напомни, какой у тебя сейчас статус, ты на пенсии?

– Над этим постоянно смеются.

– Естественно, ты же бросил покер в 22, потом вернулся и выиграл еще 15 миллионов. Это худший уход на пенсию в истории.

– Мне есть чем гордиться. Раньше я играл 300 дней в году, а сейчас – 20.

– Какая у тебя история в главных турнирах WSOP?

– Играл их всего 2 раза, в первом вылетел на 25-м месте. И это самый болезненный вылет в моей жизни.

– Что произошло?

– Проиграл коинфлип, но дело не в раздаче, а в ощущениях. Я не мог забыть об этом несколько недель. У меня уже был опыт игры в суперхайроллерах в тяжелых составах, а в мейне карты будто были написаны на лицах соперников. Казалось, что вылететь невозможно, за исключением моментов, когда ты вынужден выставляться. 20 игроков из 25 были напуганными до смерти.

– Выиграй ту раздачу, ты бы точно стал победителем?

– Я бы не был столь самоуверенным. Но во многих спотах у меня было почти 100% эквити, а в сложных составах ты радуешься и 56%. Это огромная разница и уникальная ситуация. Игроки оказываются под давлением, под которым раньше не играли и больше никогда не будут.

– Расскажи про жизнь на пенсии, ты же делаешь какой-то покерный курс?

– Да, с нетерпением жду, когда мы его выпустим. За этот год я провел больше теоретической работы, чем за три предыдущих. Это одна из причин, почему я все-таки приехал в Вегас. Очень захотелось поиграть. Мы сделали курс с Маттиасом Эйбингером, не знаю, насколько он популярен в Америке. Я считаю его одним из сильнейших, он был одним из лучших в онлайне, потом перешел в офлайн. Я никогда не встречал игроков, которые работали бы так усердно, причем ему это нравится. Он может сидеть 8 часов в день и заниматься только теорией. Играть он тоже любит, а это убийственная комбинация.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
0 0
Еще по теме
7 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.