Прирожденный охотник

В подкасте у Марли Кордейро и Джейми Керстеттер канадец с русскими корнями Даниэль «Oxota» Дворесс рассказал о любви к одиночеству, объяснил, почему увлекся покерными тренировками, и посоветовал любителям держаться подальше от кэша.

Марли Кордейро: Расскажи, как ты оказался в покере?

Даниэль Дворесc: Начал играть в последнем классе школы. Играл в столовой на деньги, которые мне давали на обеды. Учился с детьми богатых родителей, было приятно выигрывать у них деньги. Меня не все принимали за своего, потому что я был не местным.

МК: А откуда ты?

ДД: Родился в России, родители переехали в Канаду, когда мне было 8. Почти всю юность я провел в Торонто или рядом. После школы родители заставили меня поступить в университет, хотя я этого очень не хотел. Обучение стоит больших денег, и я продолжил играть, чтобы самому его оплачивать. Но чем больше играл, тем меньше энтузиазма оставалась на учебу, и постепенно я стал все время уделять покеру.

МК: Что ты изучал в университете?

ДД: Математику и психологию.

МК: Все логично.

ДД: Да, и то, и другое мне пригодилось. Сначала я изучал судебную психологию, это было мне интересно. Но потом началась внутренняя борьба, так как я понимал, что вряд ли буду строить на этом карьеру. Частично повлияло и то, что я в целом разочаровался в психологии.

Джейми Керстеттер: Я в колледже изучала психологию и английский. Помню, что на психологию ходила с удовольствием, а на английский – через силу. Узнала там много полезного, например, как манипулировать людьми. Если хочешь кому-то понравиться, то не нужно делать что-то ради них. Наоборот, лучше попросить их сделать что-то для тебя.

ДД: В таких областях очень многое зависит от преподавателя. Я тоже на некоторые занятия ходил с большим удовольствием, но другие вызывали у меня реакцию: «Что я вообще тут делаю?»

МК: Ты помнишь момент, когда решил играть все самые дорогие и престижные турниры?

ДД: Это был естественный процесс. В начале карьеры я играл только кэш и иногда SNG, у меня вообще не было мыслей подниматься на самые высокие лимиты или играть дорогие турниры. Я даже не рассматривал такую возможность. Но потом произошло несколько важных событий. Самое важное – я начал тренировать, и покер стал, если можно так выразиться, академическим занятием. Когда поднимаешься по лимитам, рано или поздно, становишься перед выбором – продолжать работать, чтобы дойти до самых сложных столов, или заниматься политическими играми, чтобы тебя пускали в сладкие составы. Мне было очень интересно попробовать свои силы в самых сложных составах, я люблю соревновательную часть покера. К тому же у меня совсем неподходящий характер, чтобы пробивать себе путь в закрытые игры. Многое зависит и от круга общения, к турнирам хайроллеров меня подтолкнули друзья.

С одной стороны мы сами выбораем наши действия, но в то же время это естественный процесс, на который влияет повседневная жизнь, какие-то незначительные детали и наше окружение. Нельзя сказать, что один подход лучше другого, но я не представляю, чтобы выбрал второй. Хотя если бы у меня был другой характер или жизнь складывалась иначе, вполне допускаю, что сейчас я бы говорил – ну что за идиоты, играют хайстейкс с самыми опасными соперниками, можно же завести пару знакомств и играть даже дороже в отличных составах.

ДК: Я не так хорошо тебя знаю, но слабо представляю, чтобы ты писал смс богатым друзьям, чтобы они взяли тебя в игру.

ДД: Да, я бы вряд ли стал это делать. Но есть игроки, которые даже не пытаются скрыть, что играют очень сильно, и при этом их берут в хорошие игры. Видимо, они и в общении сильны.

ДК: Как так получилось, что в твоей карьере вообще не было побед в офлайне, а потом в 2019-м ты выиграл Super High Roller Bowl на Багамах и сразу за ним следующий турнир?

ДД: Одна победа у меня все-таки была! Это забавная история. Я уже много лет играл самые дорогие турниры с небольшими полями, часто занимал вторые места, но побед не было. Потом мне удалось выиграть один турнир, которого даже не было в расписании. В нем играли всего 6 человек, а в 3-максе я был чиплидером, и мы поделили по ICM. Сэм Гринвуд очень хотел посмотреть баскетбол, а утром начинался очередной турнир.

МК: Мне кажется, одна победа может будто бы прорвать плотину, и потом человек выдает серию удачных выступлений. Ты согласен или такой зависимости нет?

ДД: Если и есть, то она минимальная. Мы же говорим про самые сложные турниры, на 50-60 человек. Допустим, у меня ощутимый перевес над полем, тогда мои шансы на победу будут 1 к 40, а не 1 к 50, как у других. Если в данный момент я играю очень хорошо и уверен в себе, мои шансы вырастут, в лучшем случае, до 1 к 38. Любой профессионал скажет, что в момент апстрика он играет лучше, потому что давление результатов слабее. Но элемент случайности все равно остается точно таким же.

ДК: Я знаю, что Марли подготовила много вопросов про покер, но я хотела спросить про твою любовь к тренингам по выживанию и медитации. С чего это началось?

ДД: С раннего детства. В 5 или 6 лет я впервые оказался на рыбалке. Отчетливо помню, как примерно тогда же ходил с родителями в походы. Медитировать я начал относительно недавно. Но уединение на природе, когда рядом нет ни людей, ни гаджетов, а питаешься тем, что сам поймал, тоже можно сравнить с медитацией. Это очищает разум, но есть и более глубокий эффект. Когда наша семья жила в России, там в то время было сложно достать качественные продукты. Это было в начале 90-х, когда полки магазинов пустовали. Но у моих родителей были знакомые в деревне, поэтому я с детства ценю жизнь за пределами города и возможность самому найти себе пропитание.

ДК: Это как-то помогло тебе в период карантина?

ДД: В первую очередь психологически, но я не стал бы переоценивать мои навыки. Когда все началось, я получил несколько сообщений от друзей, они писали, что я наверняка отлично подготовился к изоляции. У моих родителей действительно две морозильные камеры, набитые мясом. С голоду я бы не умер, но гораздо важнее, что я был готов к изоляции морально. Какое-то время нам придется посидеть дома, не сможем посмотреть новый фильм, но ничего ужасного не произошло.

МК: Ты же еще и охотиться любишь? Я слышала, что даже на медведей.

ДД: Нет, здесь я охочусь в основном на дичь и оленей.

МК: А где ты сейчас?

ДД: В Торонто, а вокруг города цивилизации почти нет. Если отъехать на север, то уже через час не встретишь город с населением больше 100,000. Канада богата дикой природой.

ДК: У тебя интересный инстаграм, где ты выкладываешь фотографии из своих поездок. А какое путешествие, не связанное с покером, запомнилось тебе больше всего?

ДД: В прошлом году мы с девушкой ездили в Швейцарию и 80% поездки провели в походах по лесам и горам. Это однозначно моя любимая поездка в чьей-то в компании. Я также регулярно выбираюсь куда-нибудь один. Стараюсь хотя бы раз в неделю, но не всегда получается. Тут у меня нет никаких предпочтений – главное, оказаться в таком месте, где я целый день не увижу и не услышу другого человека.

ДК: Я никогда в жизни не медитировала и не занималась йогой, но бегала на длинные дистанции. По-моему, это примерно то же самое. Твой мозг прочищается естественным образом, когда организм настолько устает, что ты больше ни о чем не можешь думать.

ДД: У меня бывает похожее состояние после изнурительного похода или сплава по реке. Я стер все пальцы – ничего страшного, весь день будут болеть ноги – справлюсь, меня сожрут комары – ну и что. Наблюдаешь за собой будто со стороны, но никак не реагируешь на происходящее. Медитация – по сути то же самое. Я иногда медитирую, но даже 20 минут даются мне с большим трудом. А на природе я могу находиться в таком состоянии по несколько часов подряд.

ДК: У вас с девушкой вообще бывает обычный отдых, когда вы весь день валяетесь на пляже, ходите в спа и пьете коктейли?

ДД: На пляже у меня не получается высидеть больше одного дня, потом мне обязательно надо что-то делать. Девушка предпочитает культурный отдых – изучение достопримечательностей в новых городах и так далее. После Швейцарии мы поехали в Париж, где у нас был «обычный отдых», но мы все равно проводили время в своем стиле. Мы не можем просто сидеть и ничего не делать, я сразу начинаю дергаться и думать, что впустую трачу время. Мой идеальный отпуск – провести неделю где-то в заброшенном домике или палатке и ни с кем не общаться. Моей девушке это точно не подходит, тут наши интересы расходятся, но интенсивность отдыха мы разделяем.

ДК: Когда ты говоришь «ни с кем не общаться», ее же ты не имеешь в виду?

ДД: Хаха, да, это не относится к ближайшему кругу общения.

МК: Расскажи, как ты начал записывать видео для Run It Once и почему вообще стал тренировать?

ДД: В 2011 или 2012 году мне написал Бен Сульски, что они ищут новых тренеров для RIO. Мы тогда еще не были знакомы лично, но он покупал у меня доли на кэш. У меня вообще не было опыта занятий с учениками, разве что с парой друзей. А публичные выступления внушали ужас. Поэтому я согласился, чтобы побороть свои страхи, хоть и сомневался, что это будет +EV для покерной карьеры. Со временем мне это стало нравиться. К тому же мы все знаем, что суть покера в том, чтобы забирать деньги у других. А тренировки вносят некий баланс, потому что ты помогаешь другим.

ДК: Не помнишь, чем была вызвана боязнь публичных выступлений?

ДД: Это началось еще в школе. Я отлично разбирался в математике, но необходимость что-то объяснять всему классу вызывала у меня панику. А в покерном обучении даже не надо лично встречаться с аудиторией, это тоже помогло побороть страх перед социализацией.

ДК: Поэтому тебе так нравится тренерская деятельность? Ты добился успеха в том, чего раньше боялся?

ДД: Возможно, но лишь частично. Самое главное – это обратная связь и прогресс учеников, когда благодаря тебе у них наступает «прозрение». У меня такое тоже было, не обязательно в покере. Когда человек, который разбирается в чем-то лучше тебя, объясняет сложный момент и ты будто чувствуешь озарение, отчего испытываешь огромную благодарность. Очень круто оказаться и с другой стороны этого процесса.

МК: Многие игроки страдают от того, что покер – односторонняя игра, ты ничего не даешь обществу. Испытываешь подобные чувства?

ДД: Я бы страдал, если бы играл в других составах. Например, раз в год недалеко от Торонто проходит турнир за $5k. Это значимое событие для Канады, туда все съезжаются и собирается неплохой кэш. Я тоже его играю и наблюдаю за другими игроками. Я бы точно испытывал проблемы, если бы я играл в такой обстановке 365 дней в году. Многие игроки явно не могут себе позволить проиграть деньги, которые разыгрывают, некоторые, очевидно, не получают никакого удовольствия от игры. В турнирах хайроллеров, на которых я сейчас сосредоточился, ничего похожего нет. Рекреационным игрокам в них нравится бросать вызов сильнейшим соперникам, вряд ли их сильно заботит проигрыш $10-20k по EV. У нас точно не такая борьба за любителей, как в офлайн кэше.

Я уже тысячу раз играл на сериях Triton и не помню ни одного случая, чтобы кто-то оскорблял дилера. Такое просто невозможно представить. А в какой-нибудь игре $2/$5 в любом казино такое происходит каждый час, один бросит карты в дилера, другой скажет что-то оскорбительное.

ДК: Что думаешь о браслетах, которые этим летом разыграют в онлайне? Это принижает их значимость, бренд WSOP пострадает или тебя это вообще не заботит?

ДД: Я об этом почти не думал. В онлайне разыграют 85 браслетов? А сколько их обычно в офлайне? Кажется, не сильно меньше.

ДК: Тут проблема, скорее, в том, что рекреационные игроки не любят онлайн, они считают, что там играют команды, все пользуются подсказчиками и так далее.

ДД: Не думаю, что это как-то понижает престижность браслетов. В офлайне же разыгрывают браслеты по раззу и другим играм, где собирается всего несколько десятков человек. А в онлайне во всех турнирах будут большие поля, так что значимость браслетов точно не пострадает. Конечно, остаются этические проблемы, которые ты перечислила, но масштаб турниров это компенсирует.

МК: С чего бы ты начал, если бы только что узнал про покер? Как бы прогрессировал?

ДД: Мне было бы проще ответить, если бы ты хотя бы приблизительно озвучила стартовый банкролл. Можно раскрутиться и с $20, играть фрироллы, но все-таки это уже совсем другое.

МК: Допустим, у человека есть основная работа, а в свободное время он играет, и он выделил себе банкролл $2-3k. Как ему учиться и что играть?

ДД: Я бы посоветовал сосредоточиться на турнирах в самые популярные дни – воскресенье, наверное, еще вторник и четверг. Также всем советую играть дешевые SNG, чтобы лучше разобраться в ICM. У хайроллеров, которые играют небольшие турниры, в этом огромный опыт. А вот в массовых турнирах по $100 основной перевес и самые дорогие ошибки возникают на финалках. Но такие ситуации случаются редко, поэтому практиковаться надо в других форматах. SNG, по-моему, подходят лучше всего. Рекреационным игрокам я бы точно советовал играть турниры, они и веселее, и в целом покер сейчас движется в этом направлении. От кэша я бы держался подальше, его до сих пор часто играют без анте, а это повышает вероятность встретить за столом ботов. И последний совет тем, кто хочет заниматься покером серьезно – уделяйте работе над игрой больше времени, чем самой игре.

МК: Любопытно, что ты за турниры, в них же огромная дисперсия, к которой новички часто оказываются не готовы.

ДД: Стрики в турнирах обычно оценивают в бай-инах, что, по-моему, не совсем верно. Турниры кажутся дисперсионными тем игрокам, которые играют лимиты, к которым не готовы. Я бы оценивал турниры, как кэш. Сейчас объясню, что имею в виду. Например, вы сели в турнир за $100 с начальным стеком 100 ВВ. По сути на первом уровне вы играете $0.5/$1, через 30 минут – $1/$2, еще через час – $2/$4 коротким стеком, а если продержались три часа – $10/$20. Так вот, если оценивать дисперсию в турнирах за $100 с точки зрения, что 5-10% вашей загрузки составляет игра на $10/$20, то стрики уже не выглядят такими огромными. Не все понимают, что на турниры за $100 нужен банкролл 150 бай-инов, так как уже через два часа вы по сути играете $5/$10. Понятно, что дисперсия в турнирах выше, это связано с тем, что все время приходится играть разные лимиты. Но конкретно для этих лимитов дисперсия ничем не выделяется.

ДК: Дисперсия – не всегда плохо для любителей. Потому что в кэше по 200 ВВ никакой дисперсии нет – они быстро все проиграют.

ДД: Об этом я и говорю, у рекреационных игроков в МТТ гораздо больше шансов, чем в кэше. Если ваш хороший друг-любитель предложит купить у него доли в турниры или кэш, что вы выберете? Очевидно в МТТ даже с ROI -20% у него больше шансов, чем в кэше с лузрейтом -20BB/100.

ДК: Я сужу по себе. В первые дни главных турниров я часто чувствую перевес над остальными игроками, поэтому стараюсь избегать рискованных выставлений и постепенно набиваю стек. А в третьем дне за столом остаются одни немцы, и тогда я уже рада любому флипу с небольшим количеством мертвых денег. А любители часто не понимают, что за сложными столами им выгоднее раскачивать дисперсию.

ДД: Да, это распространенная ошибка не только среди любителей, но и среди слабых регов. Когда они понимают, что их переигрывают, они зажимаются. А надо чаще 3-бетить, всячески снижать SPR и быть готовым выставиться на топ-паре. Если весь день пытаться разыгрывать небольшие банки, ничем хорошим это не закончится.

ДК: Какие у тебя планы, когда WSOP на GG закончится?

ДД: Абсолютно никаких. В период такой неопределенности ничего нельзя планировать. Я настроен не очень оптимистично, сомневаюсь, что осенью мы сможем свободно куда-то поехать. К тому же в середине августа уже наверняка объявят WCOOP.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
4 комментария
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.