Возвращение сумасшедшего гриндера

15 комментариев
Возвращение сумасшедшего гриндера

Шон Диб раскрывает секреты своих успехов на Мировой серии 2018 года в большом интервью Джо Инграму.

– Сегодня у нас в гостях один из самых недооценённых игроков в покер и превосходный гриндер. На прошедшей Мировой серии он прошёл в третий день в двух турнирах одновременно! Также он выиграл два браслета: один – в великую игру пот-лимитная омаха (турнир за $25,000), другой – в безлимитный холдем на коротком столе за $10,000, один из самых сложных по составу турниров серии. Он лидирует в гонке за звание игрока года. А ещё он один из лучших в мире слоуроллеров! Это Шон Диб. Как дела, Шон? Добро пожаловать в подкаст!
– Спасибо, Джо. Сразу предупреждаю, что у меня дома может быть шумно. Здесь слишком много детей и собак.

– Сколько же у тебя детей, брат?
– Двое моих плюс племянник моей жены, его родители сейчас у нас в гостях. Всё довольно суматошно, примерно как на Мировой серии.

– На WSOP было 78 турниров. Полагаю, ты сыграл их все?
– Я сыграл более 63 уникальных турниров (без учёта реэнтри). Специально не считал, но, по-моему, пропустил менее 20. Нереальная цифра, учитывая, что во многих турнирах я проходил достаточно далеко. Несколько раз я мультитейблил, были и другие безумства. Оглядываюсь на прошедшее лето и... (Одна из собак начинает бешено лаять.)

Возможно, нам придётся перейти в другую комнату. Или попробую увести собаку. (Уходит. Возвращается. Не успевает заговорить, как начинается лай, отличающийся по тембру от предыдущего.) Эта просто ревнует к другой собаке. Всё нормально.

– Мы в эфире, малышка! Как её зовут?
– Паркер... Меня спрашивают: как живёшь, Шон? Так и живу: дети, собаки, дым коромыслом. Я пытался найти укромный уголок, отдохнуть в тишине, но это нереально.

– На чём мы остановились? Обсуждали, как ты сыграл 63 турнира. И как, чёрт побери, ты смог пройти в третий день в двух из них одновременно?
– Когда я упаковывал фишки в $1,500 по холдему, у меня было 20 блайндов, мы уже пару часов как вошли в деньги, и всё ещё можно было сесть в турнир по сингл-дро за $1,500, а я обожаю эту игру. Подумал: дадут 15 блайндов, как-нибудь раскручусь... И начал наживать в обоих турнирах. В какой-то момент, кажется, был чиплидером и там, и там. Просто анекдот. Я не мог проиграть ни одну раздачу, когда участвовал в розыгрыше. Во втором дне по холдему я отыграл всего два часа и всё равно в конце дня упаковал средний стек – примерно 200,000. Просто чтобы ты понимал, ещё 300,000 с него сняли в моё отсутствие!

– Когда ты оказывался за столом, наверное, ты заходил в 60% банков и старался максимально раскачивать дисперсию? Какой была твоя стратегия?
– Обычно она должна быть примерно такой, но так как все вокруг об этом знали, я входил в банк очень редко, зато добирал просто абсурдные суммы, когда удавалось попасть во флоп. Один раз мне повезло в олл-ине с дамами против королей, но в остальных случаях у меня были хорошие карты, и я получал полную оплату. Люди вообще не выбрасывали на мои 3-беты! Я понимал, что все будут играть именно так, поэтому даже не пытался 3-бетить лайтово. А они платили и платили...

– А в чём смысл такого аттракциона? Понимаю, что ты фанат лидербордов и всегда на верхних строчках, когда на PokerStars идёт SCOOP. Тебе захотелось выиграть общий зачёт на WSOP и повесить на стену баннер со своим портретом? Оказаться рядом с Крисом Фергюсоном и его собаками?
– Объясняю. Каждое лето я останавливаюсь в доме Фрэнка Касселы, и он никогда не упускает случая напомнить мне, что он когда-то выиграл звание игрока года. При этом мы оба знаем, что в покер я играю немножко лучше. В этом году он нашёл для меня такую мотивацию: «Если ты проиграешь, я закажу баннер с надписью: “Шон Диб, третье место в общем зачёте WSOP 2018” и повешу его в Rio». Просто чтобы уязвить меня! Пришлось выложиться и отчаянно гриндить, не снижая темпов ни при каких обстоятельствах. В основном я играл прекрасно. Пару турниров запорол, но кто может играть идеально полтора месяца?

Джейсон Мерсье, Джош Арье, Фрэнк Кассела, Дэн Вайнман и другие друзья Шона Диба
Джейсон Мерсье, Джош Арье, Фрэнк Кассела, Дэн Вайнман и другие друзья Шона Диба

– Особенно когда одновременно играешь в две разные игры в разных турнирах с разной динамикой и так далее. Я этого просто не понимаю!
– Наверное, я натренировал себя мультитейблингом в интернете. Три стола бадуги, два стола 8 игр, стад, 10 игр плюс пара турниров по безлимитному холдему... Мне не приходилось специально переключаться, когда нужно было принимать решение в другой игре, всё получалось естественно. Я хорошо понимаю, как играть в сингл-дро, и хорошо понимаю, как играть в холдем и так далее.

– Я всегда неплохо мультитейблил, но ненавижу мешать игры! Дважды я пробовал играть одновременно в холдем и PLO и понял, что это совершенно невозможно, лучше не пытаться. Даже чередовать сессии по омахе и холдему мне не нравилось.
– Ну, один раз и я почувствовал, что не справляюсь. Это произошло, когда я ехал домой на машине из казино Turning Stone и играл 12 столов PLO, PLO8 и NL. Вот тогда было тяжеловато. Я чуть не убил себя – конечно, на дороге, а не за столами. Ха-ха!

– Погоди, ты ещё вёл машину?
– Ну да.

– Теперь понятно. Если из уравнения убрать машину, потом убрать десять столов из двенадцати, оставить всего два, то, конечно, играть становится намного проще. И всё же я бы предпочёл сосредоточиться на одном столе.
– Я тоже! Я же не ожидал, что выйду в третий день в двух турнирах сразу. Но когда это случилось, я не мог плюнуть на эквити и пожертвовать одним из них! Какому из турниров уделять больше внимания, было понятно: раздачи в сингл-дро играются быстрее, анте там крупнее – четверть большого блайнда, всего две улицы торгов и всего шесть человек за столом. Думаю, в сингл-дро играется вдвое больше раздач за час, чем в холдем. Бай-ины в них одинаковые. Так что я в основном играл в сингл-дро, но периодически приходил в холдем. И не вылетал. Спасибо организаторам за то, что поставили турниры по соседству, потому что во второй день мне приходилось бегать из Brasilia в Amazon, а я не самый ловкий человек в мире. Было весело, прикольно, но как же, блин, тяжело!

ESPN записали один из моих спринтов, но, по-моему, тогда, когда я тренировал Тони Майлса во время главного турнира и одновременно играл The Closer за $1,500. Тогда тоже пришлось побегать. Так что лето получилось довольно спортивным! Хорошо бежал в покере и посредственно – в реальном мире.

– В чате спрашивают, удалось ли тебе сыграть в плюс.
– Смею надеяться, да. Чтобы убедиться в этом, не нужно быть выдающимся математиком.

– Отлично. Ты выиграл турнир по PLO за $25,000. Я немного его комментировал и могу сказать, что ты играл очень хорошо. Не то чтобы это меня удивило, но каким-то образом ты отлично играешь во все игры. Как удалось научиться? Ещё ты как-то сказал, что турниры по омахе это на 70% турниры и только на 30% – по омахе. Можешь раскрыть эту мысль подробнее?
– Очень многое в турнирах зависит от размеров стеков. Какие диапазоны ты можешь играть, есть ли возможность давить на соперников, насколько сильно влияет ICM. Знать эквити рук в омахе лишним не будет, но гораздо важнее знать, что соперник просто не может позволить себе бороться за банк. Я хорошо умею распознавать такие ситуации (в PLO они возникают очень часто) и пользоваться стеком, и неважно, какие у меня карты.

– Сколько взял бы за урок по омахе, Шон?
– Я настолько устал от уроков, которые давал Тони, что любому претенденту придётся заплатить мне кучу денег.

– Да, ты же тренировал Тони Майлса и был среди его болельщиков. Там, кстати, был и Уилл Кассуф. Он тоже тренировал?
– Нет, он просто хотел быть в центре внимания. Ещё он попробовал приударить за моей женой. Спросил, не приходится ли она мне сестрой.

– Ха-ха-ха!
– Ага. Ну, все знают, что он мне не нравится. Но мне казалось неудобным грузить Тони этими проблемами: мол, если хочешь, чтобы я помогал тебе, этот мудак должен уйти с твоей трибуны. Кассуф ужасно вредит покеру, когда пытается урвать свои полминуты славы. Меня бесит всё, что с ним связано, включая эти сюжеты на ESPN, которые они делают ради рейтингов. Может быть, когда-нибудь они поймут, что в покере много других историй, позитивных и не менее интересных. Многие сильные игроки ведут себя за столами совершенно нормально, а не как законченные мерзавцы. Я иногда бываю мерзавцем, но стараюсь не перегибать.

– Ну да. Если бы у него были результаты... Вот у Хельмута 15 браслетов, и какая разница, как он себя ведёт? А Кассуф... Один раз далеко прошёл в главном турнире, вот и всё.
– Он ужасен в покере, его психологически уловки убоги, он абсолютно не годится и не сможет зарабатывать игрой на дистанции. Ему стоит сохранить оставшиеся деньги, найти другую работу и держаться от покера подальше.

– Интересно, что такого он сказал твоей жене?
– Я точно так же относился к нему и раньше. А моя жена способна постоять за себя сама. Она настоящий боец, ведь жить со мной – не самая простая задача.

– Из-за жёсткого графика гринда ты очень мало спал. Как решал эту проблему? Фармакология? Или просто пил очень много воды? Что ты ел? Откуда брал силы? Я бы просто отрубился. Понимаю, что ты машина, и всё же...
– Думаю, в этом мне помогает строение моего тела – у меня такие запасы жира, что я могу выжить в любых условиях. Кофе я не пью, аддерал тоже. Если честно, я и сам не понимаю, как смог пройти через это. Наверное, у меня просто извращённый ум и очень странный организм, способный функционировать на минимуме энергии и максимально питать мозг. У меня также неплохо получилось отстраниться от остальных проблем. Жена взяла на себя многие задачи, которые обычно решаю я, справилась с большинством из них отлично, и это одна из важнейших причин моего успеха.

– Вернёмся к обучению Тони Майлса. Как ты пытался помочь ему на финальном столе главного турнира и в хэдз-апе?
– Такие уроки всегда требуют индивидуального подхода. Я понятия не имел, насколько он хорош, есть ли у него опыт игры один на один с плавающим эффективным стеком и так далее. Поэтому я просто смотрел все раздачи на стриме, пытался понять, что происходит в головах Бена Лэмба и Джанглмена – я хорошо знаю этих парней – и подстроиться под их возможные советы. Они считают, что у них перевес на постфлопе? Думают, что научились читать Тони в каких-то ситуациях? Это был очень интересный опыт.

Мы с Беном раньше много общались и часто обсуждали раздачи, и вот мы по разные стороны в хэдз-апе главого турнира Мировой серии! Было очень много левелинга с обеих сторон. По-моему, оба получили большое удовольствие.

– Что ты сказал Майлсу, чтобы он запушил два банка с 7-хай?
– Я в этот момент смотрел стрим с задержкой и играл турнир в другом зале. Попросил жену, чтобы она сказала мне, если будут олл-ин и колл. И вот я получаю текстовое сообщение – ОЛЛ-ИН! – и несусь из Brasilia в Amazon. Тони всё ещё думает. Мне пересказывают раздачу, я говорю, что у Тони здесь только флеши, и Цинн должен фолдить. Я не верил, что Тони решится на такой блеф, и очень хотел колла. Как только раздача закончилась, ко мне подошёл Тони и прошептал на ухо: «У меня были 7-5 с одной бубной». Я похвалил его и убежал играть свой турнир.

По ходу хэдз-апа Тони здорово вырос как игрок. Оба финалиста заслуживают огромного уважения как настоящие бойцы. Обидно, что организаторы Мировой серии заставляют их играть хэдз-ап на такие суммы и запрещают сделки. Это чудовищно выматывает. По-моему, то, что они под конец матча превратились в зомби, попросту плохо для ТВ. Этот турнир заслуживает большего.

Не нужно быть доктором наук, чтобы понять: если два человека выйдут в хэдз-ап с очень глубокими стеками, третий день станет настоящим марафоном. Когда у тебя 120 блайндов и ты играешь за четыре миллиона долларов, трудно вылететь в одной раздаче.

– Предлагали сократить уровни в хэдз-апе до часа, что думаешь об этом?
– Было бы хорошим решением.

Может быть, в будущем организаторы задумаются о том, чтобы растянуть финальный стол в четыре дня. Заканчивать хэдз-ап в шесть утра абсурдно и для участников, и для зрителей.

– Как ты вообще оказался тренером Майлса?
– Моя жена раньше работала в казино в Джексонвилле, Тони там часто играл, так мы и познакомились. Стали реже общаться, когда он переехал в другой город, но по-прежнему отлично относились друг к другу. Я увидел его на стриме во время третьего дня, потом мы оказались за соседними столами, немного поболтали и после этого не теряли друг друга из виду до конца турнира.

– Ну, наверное, неплохо получилось, раз он сумел добраться до второго места. Да и вообще это лето вышло неплохим для многих профессионалов, не так ли? Джо Када, Джо Хенниган, Майкл Мизрахи, твои результаты...
– Не знаю, в чём дело – может быть, сказались дополнительные турниры, или профессионалы стали слишком сильны, но в этом году на поздних стадиях было особенно много известных игроков. Все играли в свою А-игру, далеко проходили, бились в полную силу. Именно поэтому мне особенно приятно оказаться на первом месте в общем зачёте. Наверное, главная причина в том, что я просто сыграл больше всех турниров. С другой стороны, можно сказать, что у них оставалось больше сил, тогда как я прыгал в турниры как можно позже, усталый, измотанный, несчастный, хронически невыспавшийся... Не знаю. Надеюсь, мне больше никогда не придётся гриндить в таком режиме. Хотя кто знает – я достаточно сумасшедший, чтобы всё это повторить. Особенно если я не выиграю в этом году общий зачёт! В этом случае моя мотивация на будущий год станет запредельной.

Жаль, что десять турниров осенью в Европе тоже учитываются. Они не особенно интересные – только холдем и PLO, нет HORSE, Dealer's Choice, лимитных игр. Отстой. Особенно обидно, что нет смешанных игр.

– Планируешь сыграть все турниры?
– Да – не хочу, чтобы меня обошли, пока я сижу дома.

– У Бена Ю тоже было отличное лето. Вы с ним играли хэдз-ап в PLO, верно?
– Ага. Забавная штука – дважды я выходил в хэдз-апы с людьми, с которыми уже играл за браслет. Я обыграл Вольпе, когда выиграл первый браслет, а Бену проиграл год назад в трипл-дро. Так что я пять раз был в хэдз-апе на WSOP, но всего с тремя оппонентами!

Мы с Вольпе добрые друзья, часто играем вместе, но постоянно посмеиваемся друг над другом. Пол, как обычно, довольно тяжело воспринял поражение и предложил снова сыграть хэдз-ап за те же деньги. Я ответил: «Пол, если я обыграю тебя в хэдз-апе в третий раз, ты бросишь покер, поэтому ради нашей дружбы я отказываюсь». Ему это не понравилось. Но мы всегда так: играем друг с другом максимально жёстко. Когда в 3-максе я сыграл против его Tx Tx 5-бет-пуш с 6x 6x , кто-то написал в твиттере, мол, теперь мы точно знаем, что Пол и Шон не спят друг с другом.

– Ха-ха! Большой привет тем, кто, может быть, спит вместе и играет одни и те же турниры, кто бы то ни был.
– Это была штука про коллюжен Кристен Бикнелл и Алекса Фоксена, если ты вдруг не понял.

– Да-да, я понимаю.
– Ну мало ли. Я пошутил, ты не особо отреагировал, и я подумал, вдруг ты не понял. Шутка-то неплохая.

– А как мне реагировать? Ха-ха-ха, отличная штука? Ха-ха-ха!
– Если серьёзно, думаю, игроки, которые играют не полностью от себя, на финальном столе должны обязательно раскрывать эту информацию. Возникает много мультипотов, в которых, как ни старайся, против дольщика будешь играть иначе. Отрешиться от эмоций и финансового интереса невозможно, поэтому надо как минимум рассказывать, кто от кого играет, чтобы у соперников тоже была эта информация.

– Не думаю, что люди пойдут по этому пути.
– Но почему?

– Ну, будут врать.
– Но если позднее всплывёт, что они врали, этих людей можно наказать на уровне казино, приравняв их действия к мошенничеству. Такие поступки неэтичны и вредят покеру. Турнирные директора должны знать о том, что кто-то из игроков продал 75% или сидит в глубоком минусе у постоянного бэкера. Это точно будет влиять на игру. А раз так, то наказывать за сокрытие этой информации вполне справедливо.

– Ты сам рассказываешь за столом о тех, с кем обменялся долями? Или пока все не начнут, ты тоже не начнёшь?
– Да, на финальном столе я, конечно, говорю. Мы с Дэном Вайнманом регулярно меняемся, и когда вышли на финальный стол по раззу, я рассказал об этом другим игрокам. Мы поменялись по 5% – не слишком много, но знать об этом полезно. Если это станет нормой, я не против.

Точно так же я не понимаю, почему на WSOP запрещают делить призы. Ни на одной серии таких запретов нет! Думаю, имиджу покера не повредит, если публика узнает, что эти покеристы – не просто лудоманы, а хорошо понимают, насколько мал перевес в хэдз-апе, и готовы снижать дисперсию с помощью сделок. Вроде бы это запрещает юридический отдел, но если юристы в Aria и вообще во всех остальных казино смогли найти способ, а юристы Caesar's – нет, наверное, проблема в юристах Caesar's, видимо, это они делают что-то не то.

– У тебя есть и другие претензии к организаторам, насколько мне известно. Расскажи о них нашим зрителям.
– Когда я вышел на финальный стол омахи за $25,000, среди моих соперников были бэкер и спонсируемый им игрок. В этом нет ничего плохого, но большинство других участников об этом не знали. Поэтому я подошёл к турнирному менеджеру и сказал: «Не думаю, что есть риск нечестной игры, но ваша работа – следить за безопасностью в турнире, и я бы хотел, чтобы вы уделили внимание определённым игрокам». Менеджером был Деннис – один из лучших на Мировой серии. Он поблагодарил меня за информацию и пообещал, что они будут следить за происходящим.

Мне совершенно не хотелось загружать голову дополнительной информацией, анализировать раздачи на предмет возможного софтплея или сговора, поэтому я предпочёл переложить заботу на организаторов – тем более, это входит в их обязанности. Мы играли финальный стол дорогого турнира – большие деньги, много сложных решений. В такой ситуации не хочется рассеивать внимание.

В перерыве, когда в игре осталось шесть человек, ко мне подошёл один из этих игроков. Оказалось, до него дошла информация о моей просьбе, но в искажённом виде – он подумал, что я прошу их обоих дисквалифицировать. Разумеется, об этом я не просил – я хотел, чтобы все играли честно, только и всего. Оказалось, что менеджеры сообщили о моей просьбе Джеку Эффелю, а он позвонил одному из друзей этих игроков и сказал примерно следующее: «Меня просят понаблюдать за тем-то и тем-то, чтобы исключить возможность мошенничества и обмена информацией между ними. Следует ли мне беспокоиться об этом?»

Во-первых, я ничего не говорил о мошенничестве. Во-вторых, мне не нравится идея предупреждать подозреваемых через друзей. Если бы они действительно мошенничали или планировали этим заниматься, после такого предупреждения они бы стали действовать осторожнее или вообще отказались от своего намерения. Возможно, таким и был план Эффеля – припугнуть их. Мне кажется, это неудачный способ – нечестный по отношению к подозреваемым, нормальному ходу турнира и ко мне. Из-за того, что информация всплыла, два человека за финальным столом стали относиться ко мне враждебно, будто я пытался им навредить. А ведь это резко меняет динамику стола.

Ночь перед четвёртым днём турнира я провёл без сна. Не знаю, что бы я делал, если бы вышел с ними в топ-3. Поделить призовые я не могу, а они совершенно точно не будут выбивать друг друга или крупно блефовать, что существенно вредит моему эквити.

– Хочешь рассказать всем, кто эти игроки? Я-то знаю, но публике может быть интересно.
– Нет, имён называть не буду. Можете попробовать догадаться. В любом случае я не думаю, что они каким-то образом жульничали, поэтому критики заслуживают не они, а Джек Эффель. Его действия помешали мне получить защиту от турнирного менеджера, а это серьёзная проблема. Если я сообщаю о потенциальной опасности и прошу всего лишь последить за этим чуть внимательнее обычного, я не хочу, чтобы моё участие получало широкую огласку.

В топ-7 я предупредил об этой ситуации остальных игроков. Оказалось, никто из них не знал о том, что двое их оппонентов связаны финансовыми обязательствами. Сам я узнал об этом случайно, во время других турниров, благодаря тому, что слежу за происходящим вокруг.

– Как думаешь, насколько часто такое бывает на поздних стадиях турниров?
– Не могу сказать, потому что играю только турниры с большими полями. Но в турнирах на 40-50 человек это может стать серьёзной проблемой.

– Поэтому ты и не играешь турниры хайроллеров?
– Нет, турниры хайроллеров я не играю из-за того, что их участники намного сильнее меня в безлимитный холдем. Из-за семьи, детей и собак у меня нет времени на работу с софтом. Да и не стоят эти дополнительные 3% перевеса над другим регуляром тысяч человеко-часов работы. Лучше я поиграю килополя с любителями, чем буду сражаться с 22-летними немцами, не вылезающими из солвера.

– 22-летними? Мне казалось, они постарше.
– Когда я прошёл в топ-4 в 6-максе за $10,000, расклад по возрасту получился таким: мне 32, моим соперникам 25, 23 и 22. И я определённо был худшим за этим столом. И меня рвали.

– В чём ты был хуже них? Фолдил на 3-беты?
– Нет, они не 3-бетят, и это, кстати, бесит. В войнах на префлопе я как раз неплох. Но они просто всегда коллируют, ничего не фолдят, никогда не рэйзят. Оставляют в моём диапазоне все блефы, и я просто не могу остановиться, так как не знаю, с чем нужно притормозить, а с чем ставить дальше. Выбить их из банка невозможно, они очень цепкие. Ещё они добирают намного тоньше и крупнее, чем я привык, я оплачиваю им всё.

– Понятно. Действительно, они не фолдят. Ты One Drop смотрел?
– Немного – за столом кэша $5/$10 в своём «домашнем» казино...

– Ну да, зачем отдыхать после Мировой серии, как такое вообще может прийти в голову?
– Я отдохнул 20 часов, этого достаточно. Посмотрел пару раздач. Дэн, Джастин и Фёдор играют в холдем на уровне, до которого я не доберусь никогда. Турниры за миллион созданы для них, а не для меня. А я лучше буду переезжать их в олл-инах в турнирах помельче, когда мы случайно окажемся за одним столом.

– Насколько полезно смотреть на их игру с открытыми картами? Может быть, удаётся подсмотреть что-то и включить в свою стратегию?
– Нет, это исключено. Я играю в резко эксплуатирующем стиле, использую слабости соперников. Их игра друг против друга намного ближе к GTO, но против фишей большинство этих линий плохи. Средний по силе из моих постоянных оппонентов играет слабее худшего игрока в турнире за миллион. Поэтому мне не стоит беспокоиться об оптимальной игре и балансе, особенно в турниром покере. Я всегда обходился без баланса и в покере, и в обычной жизни!

– Комментируя One Drop по ESPN, Фил Хельмут сказал, что восемь дней изучал GTO, чтобы понять, как играют его соперники, и начать эксплуатировать их – и после этого выиграл 15-й браслет. Как тебе такой способ?
– Ну, если Фил или Негреану начнут немного лучше понимать, как играют молодые регуляры, и соединят это с умением читать соперников, они снова поднимутся в число лучших в мире. Они выживали в покере десятки лет вопреки слабым техническим знаниям; если они смогут улучшить основы и сохранят присущие им сильные стороны, никому не захочется оказаться с ними за одним столом.

– Канту, Матусов?..
– Как человек Матусов мне нравится, но в покере он ужасен, особенно в безлимитном холдеме. Канту отвратителен и как человек, и как игрок. Не знаю, почему Фил решил спонсировать их в турнирах, но спасибо ему за это. Понимаю, что Канту и Матусов входят в круг его близких друзей. Пусть и дальше дарят нам свои деньги, я не против.

– Кто из покерных регуляров входит в твой круг? Вольпе? Тоже машина.
– Этим летом он попал в деньги в восьми турнирах с бай-ином $10,000. Дешёвые турниры он не играет! Настоящая машина.

Мой круг – парни, с которыми мы играем в Fortnite: Вольпе, Эрик Вассерсон, Дэн Вайнман, Мэтт Гланц, Джош Арье. Мы много играем в Fortnite и не обсуждаем покер.

Кстати, я провёл много часов за игрой в Fortnite в UMG Lounge в Pavillion в перерывах между турнирами. Это оказалось необычайно полезно! Мочить всех вокруг, орать на своих друзей – так я избавлялся от стресса и тилта и настраивался гриндить дальше. Это моё новое хобби.

– Я и сам играю в Fortnite каждый день. И меня бесит, что я не могу обыграть этих 11-летних малышей.
– То же самое в покере – нас всех обыграет 16-летний парень, который работает с хорошей программой.

– Кто из вас лучший? Дэн Вайнман?
– Да, он лучший. На втором месте либо я, либо Вольпе. Каждый считает себя сильнее. Худшие – Мэтт Гланц и Джош Арье: парни за 50, никогда в жизни не игравшие в компьютерные игры.

Думаю, нам стоит начать регулярно стримить на твиче. Мы не очень хорошо играем, но можем делать отличный развлекательный контент: профессиональные игроки в покер сражаются в Fortnite и спорят на большие деньги. Весело и азартно! Один раз ставки дошли до $30,000.

– На что вы ставили $30,000?
– Мы дали Арье и Гланцу 12 часов на то, чтобы выиграть один матч в формате дуэта. Коэффициент был 7 к 1. Мы стримили это пари, и у нас было довольно-таки много зрителей.

– У них получилось?
– Мы отменили пари, так как Арье через пару часов понадобилось срочно уйти по личным причинам. Так что теперь он должен нам роскошный ужин.

Обычно мы ставим суммы поменьше, но на всё подряд. В игре очень много потенциала для самых разных пари.

– Почитаю чат... «Диб возвращает покеру былое величие».
– Спасибо!

– Назови молодую звезду, о которой мы не слышали.
– Ромен Льюис – он был со мной на финальном столе. 22 года, невероятно сильный игрок, наполовину француз, наполовину британец. Очень достойно себя ведёт, исключительно дружелюбный парень. Напоминает мне Фёдора Хольца в том же возрасте – глубокие познания и мощный интеллект.

– Играл ли ты кэш этим летом?
– Впервые в жизни – ни одной раздачи! Я слышал, что в Bobby's Room и Ivey's Room шла безумная игра, и удачно взял доли у некоторых игроков, но сам не играл. Было приятно сознавать, что за лето я не смогу проиграть больше пары сотен тысяч долларов.

– Если придумают новую разновидность покера, кто быстрее всего научится играть в неё на хорошем уровне?
– Гас Хансен, Скотт Сивер и, возможно, я. Мы часто придумываем разные игры и быстро понимаем, что нужно делать, чтобы побеждать.

– Как бы ты улучшил Мировую серию покера? Ты же, наверное, сыграл больше всех турниров в этом году?
– Если кто-то сыграл больше, это станет для меня шоком. Хотя... возможно, Фергюсон сыграл больше. Он тоже садится во все турниры, но плохо играет в покер и быстрее вылетает.

Я бы сделал расписание менее насыщенным и монотонным. Сейчас в нём слишком много холдема за тысячу или полторы. «Колосс», «Гигант»... Турниры сеньоров и суперсеньоров прошли отлично, но почему не проводить их раз в неделю? Все турниры, которые проводятся в районе уик-энда сеньоров, становятся лучше.

Я бы более точечно выбирал турниры для реэнтри. Перестал группировать турниры по лимитным играм. Зачем проводить все турниры по стаду или трипл-дро за неделю?

– 78 турниров – не слишком ли много?
– Согласен – это слишком большая нагрузка на сотрудников WSOP и дилеров. Если проводить столько турниров, нужно поработать над структурой, чтобы в дешёвых турнирах в деньги проходили уже в первом дне, а дальше игра замедлялась.

Похожие советы дают многие профессиональные игроки, но, мне кажется, организаторы вполне довольны своей работой и не хотят ничего менять.

– Как после такой Мировой серии тебе удаётся находить мотивацию на рутинный гринд в домашнем казино?
– Я просто люблю покер. Выигранные на WSOP деньги не изменили мою жизнь. После проваленного SCOOP было приятно отбиться и нажить немного сверху, но в целом ничего особенного не произошло.

У меня насыщенный турнирный календарь до конца года. EPT, турниры partypoker и так далее. Мне нравится ездить, нравится играть, у меня есть деньги и свободное время. Надеюсь, жена от меня не уйдёт, хотя я и не GTO-муж.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.