Майкл Мизрахи: «Я отлично играю в четные годы и не очень успешно в нечетные»

5 комментариев
Майкл Мизрахи: "Я отлично играю в четные годы и не очень успешно в нечетные"

Хулио Родригес из CardPlayer поговорил с Майклом Мизрахи – теперь уже трехкратным победителем Чемпионата игроков WSOP – о детстве, успехах в турнирах, скорости принятия решений за столом и многом другом.

– Сегодня у меня в гостях единственный и неповторимый Майкл Мизрахи. Как дела?

– Привет!

– Ты еще продолжаешь играть в главном турнире [подкаст был записан в июле – прим. ред.], но сегодня у тебя выходной. Решил взять паузу, прежде чем попытаешься выйти на очередной финальный стол?

– Да, первый день мне удался на славу, прошло очень много блефов.

– Я читал в твиттере, что зрители хвалили тебя за игру на ТВ-столе, потому что ты не вел себя, как типичный робот, и не тянул время. Ты даже использовал тег #NoMoreRobots.

– Я всегда поддерживал идею турниров с ограничением времени на ход. Сам я играл в них дважды и занял 2-е и 3-е места, это были турниры чемпионов WPT. Меня безумно раздражает, когда игроки начинают думать по 2-3 минуты в каждой раздаче. Я понимаю, что иногда «Голливуд» необходим, чтобы заманить соперника в ловушку, но и о других игроках забывать не стоит. А если ты считаешь себя сильнейшим за столом, тебе же самому выгодно играть больше раздач.

– По твоему опыту, соперники играют хуже, когда есть ограничение времени на ход?

– Да, потому что эти роботы привыкли долго думать! Вероятно, они пытаются вывести оппонентов из себя. И, например, со мной это работает – я такое поведение ненавижу. Просто я знаю, как с ними бороться. Я и сам могу думать в два раза дольше, правда, никогда так не делаю из уважения к остальным игрокам. Я же пришел играть в покер. И я тебя уверяю, все игроки принимают решения очень быстро и уже через 10 секунд знают, что будут делать.

– Твою игру назвали лучшим примером того, как нужно достигать своих целей, какие бы карты вам ни раздавала жизнь. Это, конечно, преувеличение, но дает некоторое представление о твоем стиле.

– Я всем показываю, как можно выигрывать фишки без карт. Важно уметь подстраиваться под стол, и в этом плане мне очень повезло с ТВ-столом в главном турнире, соперники попались подходящие. Я сразу понял, как играть и у кого воровать фишки.

– Я читал одну твою статью, в которой ты рассказывал, что специально выделяешь часть стека на гэмблинг.

– Да, иногда я говорю себе – вот на эти фишки можно гэмблить, а с этими – играть нитово. Мало кто знает, но я могу играть очень нитово.

– По трансляции это точно не было заметно.

– Там я делал шоу. Уверен, что с картами, которые мне раздавали в 1-й день, больше никто в мире не смог бы получить такой стек. Если у меня много фишек, я выделяю 25% на блефы, 25% – на флипы, а если останется 50%, начинаю играть спокойнее и жду подходящих ситуаций. В главном турнире я знаю, что для многих соперников это шанс всей жизни, поэтому на них можно оказывать давление. Многих друзья заранее предупреждают, чтобы они не ввязывались со мной в сложные раздачи. В этом и состоит мое преимущество.

– Давай вернемся в прошлое. Ты родился 5 января 1981 года в Майами?

– Да, в госпитале Jackson Memorial.

– Ого, я тоже в нем родился, но на 3 года позже. Значит ты из Южной Флориды. Рос в семье гэмблеров?

– Мама поигрывала в покер, но отец всегда много работал. У него свой бизнес – линия женской одежды. Но он тоже любит поиграть в автоматы и особенно на рулетке. А мама при любой возможности играет в покер в онлайне. Причем она любит рассказывать, что это она научила нас с братом играть...

– Я вас перебью, но мне есть, что рассказать...

– Сначала давай представимся. Это твоя девушка?

– Да, ее зовут Сара.

Сара: «Всем привет. Мама постоянно рассказывает, как растила четырех мальчиков. Она постоянно играла в покер дома с подружками, они сидели у нее за спиной и смотрели за игрой, иногда кто-нибудь из них не выдерживал и громко выкрикивал: “А у мамы тузы!” Мама у них просто обожает онлайн-покер, она уж точно больший гэмблер, чем отец».

– То есть у вас и выбора особого не было? Я читал, что ты хотел стать врачом?

– Да, мама работала медсестрой. Я помогал ей готовиться к экзаменам, меня привлекала идея помогать людям и спасать жизни. Вполне возможно, что я и стал бы врачом, если бы не покер. Но уже в детстве я стал гэмблить, выигрывал у друзей комиксы и бейсбольные карточки. У нас прямо дома была рулетка, автоматы и стол для баккары. Роб это все организовал.

– Что-то типа нелегального казино?

– Да, однажды я сорвал джекпот.

– Тебе разрешали играть дома?

– Да, один автомат начал сыпать четвертаки, но Роб сразу отключил питание. Я так и не получил тот выигрыш до конца, он все еще должен мне приличную сумму.

К нам постоянно приходили друзья, мы играли в карты, чаще всего в игры с обменом.

Сара: «Когда я только познакомилась с Майклом, я сразу поняла, что их семья совершенно ненормальная – все это весело и захватывающе, но другой похожей семьи в мире нет».

– Во сколько лет ты начал играть?

– В 15-16 лет в турнирах, которые проводились на круизах. Там я познакомился со Стейси Матусон, она была организатором. Я пробирался на корабль и играл в 5- или 7-карточный стад $1/$2. В то время я еще подрабатывал в сети ресторанов Bennigan's.

– Поясню, что в те времена азартные игры во Флориде были запрещены, поэтому и были корабли, которые отходили на несколько миль от берега, где этот закон переставал действовать. Если тебе было всего 15, как тебя пускали? По поддельным документам или за щедрые чаевые?

– Были некоторые способы. Но чаевые я давать не мог, так как сам работал в Bennigan's – убирал со столов, подрабатывал официантом, иногда даже мыл посуду. Брался за любую работу, платили не очень много, но так я начинал.

– А что за история с конвертами? Кажется, я слышал ее от Роба.

– Это было уже в 18, когда я впервые оказался в настоящем казино. Мы поехали в Аризону, где пускали с 18. Роб сказал, что там хорошая игра. Когда мы приехали, он достал $1,000, разложил деньги в 7 конвертов и сказал, что это мой банкролл на неделю – по одному конверту на каждый день. Но когда он вернулся в номер, все 7 оказались открытыми. Банкролл-менеджмент никогда не был моей сильной стороной. Но, насколько помню, ту поездку я закончил в ноль. Пришлось занять у него еще немного, но сумел отыграться.

– Ты поступил в колледж?

– Да, в Broward Community College. Но каждое утро начинал с 4-5 редбулов, потому что ночами играл в покер. Так и не закончил.

Сара: «Оценки у него были хорошие».

– Это общая проблема покеристов – они все хорошо учатся, пока не узнают о покере.

– В школе у меня были идеальные оценки первые 8 классов, а с 9-го по 11-й пошли четверки и тройки.

– Может, дело в казино, которое было прямо у вас дома?

– Возможно. Еще я постоянно слушал шоу Говарда Стерна, из-за чего пропускал первые уроки. В 11-м классе меня выгнали из школы, потому что начал пропускать слишком много. Но потом восстановился и достаточно легко закончил с хорошими оценками.

– Откуда появилось твое прозвище «The Grinder», из онлайна? Это такая ирония?

– Мой первый ник – Michael_34.

– Это ты так пытался убедить соперников в своем легальном возрасте?

– Хаха, нет, просто случайные цифры, или, может, я выбрал их из-за рулетки. А уже потом появился ник «The Grinder». Следующим, наверное, будет «NeverFold».

– Ты все еще боишься летать?

– С чего ты взял, я постоянно летаю.

– Я думал, ты из-за этого купил себе тот дом на колесах.

– Нет, это было в 2005-м, когда я выиграл турнир в Commerce. Мне было 25 лет, в таком возрасте люди не отличаются умными покупками. Я подумал, он стоит всего $178k, а я же только что выиграл $1.8 млн. Заплатил наличными, но с трудом даже выехал с парковки. Думал, что нужны какие-то особые права, чтобы управлять таким, но дилер меня заверил, что все в порядке. Это был 40-футовый автобус, сзади даже были специальные камеры, потому что зеркал не хватало. Первым делом я отправился в Commerce и на въезде услышал скрежет. Оказалось, я не заметил знак «стоп» и поцарапал свой автобус в первый же день. Причем я ни разу не выезжал на нем за пределы Калифорнии – самая дальняя поездка была из Сан-Диего в Сан-Хосе. Потом нанял водителя, чтобы он перевез его в Вегас, какое-то время жил прямо в нем. В итоге решил купить дом, а RV продал за $138k, потерял около $40k за полгода. Возможно, я бы еще раз купил что-то похожее, но не настолько дорогое.

– Ты не стесняешься говорить о временах, когда был банкротом. Расскажи про 2010 год. В Pokerography рассказали, что у тебя тогда были проблемы из-за неудачных вложений в недвижимость?

– В 2007-2008 годах я купил несколько домов во Флориде.

– Не лучший период для таких покупок.

– Да, купил все на пике, и рынок обвалился. Вложил примерно $1 млн. У меня были деньги, я хотел поступить по-умному и выгодно их инвестировать. В покере тогда тоже не складывалось. Бывают периоды, когда кажется, что будешь выигрывать все турниры, но всегда наступает период засухи.

– А удачные вложения были?

– Да, я с партнерами открыл сеть ломбардов. У нас было 7 магазинов в Теннесси и Сент-Луисе, эта идея оказалась успешной. Во время кризиса цены на золото выросли. Люди сдавали золото за 50% стоимости, а мы потом отдавали его на переработку за 99% – получали 49% профита. В этом бизнесе я был года два. Были и не столь удачные. Роб, например, уговорил нас вложиться в бизнес, связанный с тонировками, тут итог вышел так себе. Но я люблю и всегда готов рисковать.

– Свой первый Чемпионат игроков за $50k ты выиграл в 2010-м, потом в 2011-м, а в прошлом закончил четвертым?

– Я закончил четвертым в позапрошлом, а в прошлом вылетел ровно на баббле.

– И сейчас выиграл в третий раз! Турнир носит имя Чипа Риза, но уже ходят шутки, что пора переименовать его в твою честь. Что в этом турнире такого особенного, что так подходит твоему стилю?

– Не хочу выдавать все секреты, планирую выиграть 4-й трофей. Но я разносторонний игрок, играю во все игры – не хочу сказать, что идеально – но близко. Этот турнир собирает множество сильных и опытных игроков, но у всех есть уязвимости. А у меня еще особый турнирный стиль, который отлично работает. Я тоже играю в лимитный кэш, но умею перестраиваться, в отличие от соперников. А в биг-бет игры у меня еще больший перевес, потому что у специалистов микс-игр не так много опыта в PLO и NLHE. Эксперты из этих игр тоже садятся в турнир, но у них большие пробелы в лимитных играх. Не так много игроков одинаково сильно играют во все разновидности. Неспроста один из самых сложных соперников, с кем мне доводилось играть – Брайан Раст – тоже дважды выигрывал этот турнир. Еще меня впечатлил Джастин Бономо, он заметно улучшил свои лимитные игры.

– А что ты думаешь про GTO, о котором сейчас так модно говорить в хайстейкс комьюнити?

– Я играю по чуйке и просто ставлю таким игрокам олл-ины прямо в лицо.

– Но как ты выбираешь момент?

– По теллзам и некоторым другим признакам.

– В $50k тоже?

– В лимитках теллзы не имеют такого значения, там все играют быстро. А конкретно в этом турнире сидят опытные профессионалы, которые почти ничего не выдают. Сейчас стало гораздо сложнее.

– В чем главное отличие твоей игры от остальных? В нескончаемой агрессии?

– Вы же сами видите, что мне всегда все оплачивают. Нужно минимизировать блефы и максимизировать велью, и мне отдадут все фишки. Поэтому я и оказываюсь среди лидеров первых дней практически всегда.

– В 2010-м ты еще и вышел на финальный стол в главном турнире.

– Победа в чемпионате игроков придала мне уверенности.

– Ты же в тот год вышел еще на два финальных стола в турнирах по $10k?

– Прошло уже столько лет, что я про это забыл. Тогда я уступил только Фрэнку Касселе за звание игрока года. Чтобы догнать его, мне всего лишь нужно было выиграть мейн. Я отлично играю в четные годы и не очень успешно в нечетные. В этом году я вообще не собирался играть турниры, планировал сосредоточиться на кэше. Но попал в деньги в PLO за $565, после чего решил сыграть и за $50k.

– Ты прошел очень далеко еще в одном турнире.

– Да, пару дней назад занял пятое место в Giant PLO. Сыграл стад хай-лоу за $10k, впервые в жизни не выиграл ни одной раздачи за весь турнир и быстро вылетел, зарегистрировался в следующий, опять вылетел и в последний момент успел войти в Giant. Причем я даже не знал о его существовании. Уже уходил, но друзья предложили выпить, а потом сыграть этот странный турнир. Я закончил первый день со стеком 1.8 млн, стартовый был 25,000. Причем на финалке мне сильно не повезло, должен был выигрывать браслет. Проиграл огромный банк с тузами против королей, соперник купил сет на ривере.

– Ты выиграл несколько браслетов и титулов WPT, в 2006 стал игроком года по версии CardPlayer. Тебе интересны трофеи и слава?

– Конечно, но это всегда останется при тебе, а вот удержать деньги гораздо сложнее. Но кто не хочет стать лучшим в мире? Думаю, я заслужил уважение в покерном мире и мне больше не нужно ничего доказывать. Могу спокойно отдыхать и путешествовать. Я очень ценю свою семью, люблю проводить время с детьми. Последний год усиленно занимался спортом – плаванием, джиу-джитсу, кикбоксингом и боксом. Пока без спаррингов, работаю с грушей, чтобы поддерживать форму. И у меня было пари, по условиям которого я целый год не мог лудоманить – ничего, кроме покера.

– Вообще ничего, даже поставить $5 на «Супербоул»?

– Ничего. Иногда я тренировался по 3 раза в день, даже входил в команду по плаванию и был готов участвовать в официальном соревновании. Но незадолго до старта простудился, потом мой тренер женился и переехал в Орландо, и я закончил плавать.

– Тренировки тоже были частью какого-то пари?

– Нет, это для себя, чтобы чем-то заняться.

– Сейчас вообще не заходишь в казино или к букмекерам?

– Очень редко, чтобы сохранить бесплатный номер. В этом году я даже в плюсе, но за целый месяц сыграл всего час в Caesars Palace. В последнее время стараюсь держаться подальше.

– Расскажи про свои самые безумные пари.

– Самым тяжелым было это, когда я не мог лудоманить целый год. Ничего сравнимого в голову не приходит, и я никогда не заключал очень дорогие пари. Но, думаю, если бы согласился, то обязательно бы выиграл.

– Я слышал, что ты устраиваешь крутые вечеринки и однажды потратил $17,000 за вечер.

– Да, это было в 2012-м, я угостил в районе 30-40 людей в клубе Tryst в казино Wynn.

– Вечеринки тоже остались в прошлом? Хотя я слышу смех Сары.

– Не чаще одного раза в неделю. И я заметил, что после бурных ночей мне лучше складывается в турнирах. А когда рано встаю и иду в зал – наоборот.

– Как справляешься с похмельем?

– У меня его не бывает, если ограничиваюсь только водкой и не мешаю. Без спиртного я точно не смог бы продержаться год, на такое спорить бы не стал. Я не алкоголик, но выпить люблю.

– А дорогой кэш ты когда-нибудь играл?

– Играл $400/$800, $600/$1,200 и $500/$1,000 суперстад хай-лоу с кэпом $10,000, это когда на 7-й улице играется пот-лимит. Я могу сесть в хорошую игру, но у меня нет желания играть самые высокие лимиты.

– Какой кэш сейчас играешь?

– В основном 5-карточную PLO во Флориде, но моими любимыми остаются семикарточные стад-игры, бадуги и 2-7 с тройным обменом. Меньше всего мне нравится играть кэш в NLHE. Многие удивляются, но это даже не моя лучшая игра.

– Тебе сейчас 37, через три года можно будет номинироваться в Зал славы. Как думаешь, тебя включат в первый же год?

– Не сомневаюсь, что рано или поздно точно там окажусь, скорее всего, сразу.

– Проблема в том, что сейчас многим игрокам, начинавшим играть 15-20 лет назад, будет исполняться 40. А Зал славы тоже важен для тебя?

– Конечно, это подтверждение моих заслуг перед покерным комьюнити. Я много трудился ради этого, выиграл три чемпионата игроков и, вероятно, до 40 успею выиграть четвертый. Но на самом деле я мечтаю выиграть браслет в одном из дешевых килополей, это будет крутым достижением.

В этом году я очень много пропустил, наверное, вообще сыграл меньше всего турниров за последние годы – штук 15, а обычно 35-40.

– Я всегда заканчиваю блицем. Самый большой банк в твоей карьере?

– В кэш-игре NLHE против Даниэля Алаи. Я уже не помню подробности, но ему очень повезло. Выставился на терне с натсовым стритом против сета, на ривере доска спарилась, в банке было около $170k.

Еще однажды я выставился с тузами против AK и забрал только четверть. Крутили два раза, на первой сопернику открыли стрит, а на второй положили общее колесо, и мы поделили. В тот раз в банке было $100k.

– Вспомни самую удачную покупку долей или обмен?

– Хаха, я самый невезучий дольщик. Больше всего мне принес Джош Арие – 15 евро в одном турнире в Коста-Рике. Обычно все зарабатывают на мне.

– К тебе, наверное, часто обращаются с предложениями поменяться?

– Постоянно, а некоторые просто просят выставить их в турнир, особенно когда ты что-то выиграешь. Но нужно уметь говорить «нет».

– Любимое место, где проходят серии?

– Я люблю Барселону, но нет места лучше дома, мне очень нравится играть во Флориде.

– Что играет в твоих наушниках за столом?

– Я слушаю дыхание соперников и не играю в наушниках. Могу сделать исключение только если идет трансляция UFC.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.