История Ultimate Bet глазами Фила Хельмута

10 комментариев
История Ultimate Bet глазами Фила Хельмута

18 лет назад был основан покерный рум, название которого ныне ассоциируется с крупнейшим мошенничеством в истории онлайн-покера. Фил Хельмут в приложении к книге Poker Brat вспоминает подробности.

Первый блин

В сентябре 1998 года мы с Дэвидом «Свиным стейком» Уайтом безуспешно попытались создать свой покерный рум. Стейк когда-то профессионально играл в покер в Лос-Анджелесе, потом перешёл в бизнес. Он сдавал в аренду оборудование для проведения конференций (его сотрудники возили по стране целый грузовик снаряжения), включая портативные компьютеры (иногда цена доходила до $500 в день), обустраивал конференц-залы и так далее. Бизнес процветал!

Стейк постоянно убеждал в меня в том, насколько легче зарабатывать деньги в бизнесе по сравнению с покером. Я и до этого считал, что если ты пробился в покере, сможешь пробиться где угодно. Мою теорию подтвердили многие отличные игроки в покер, ушедшие в бизнес – Дэвид «Док» Сэндса, Марк Телшер, CEO компании Matchbook, Тони Гуога, добившийся места в Европарламенте... Нет, я не собирался бросать покер, но считал, что иметь долю в хорошем деле, которое будет генерировать стабильную прибыль, лишним не будет.

Когда мы со Стейком увидели, что в руме Planet Poker одновременно играют больше ста человек, мы захотели заняться этим сами. Мы отлично понимали, как выгодно выступать в роли организатора игры, и особенно игры виртуальной. В офлайне вы должны купить или арендовать площадь, следить за сотрудниками, закрывать и открывать двери, заниматься множеством более мелких дел, и всё это без гарантии успеха. Барьер для входа в онлайн казался нам куда более низким: пишем софт и всю жизнь собираем рейк. Звучит неплохо! И никаких пределов для роста – в интернете стены не мешают.

Увы, наш проект бесславно провалился, и мы потеряли все инвестиции. Главной проблемой было то, что мы со Стейком не контролировали программистов. Мы платили им зарплату, они писали софт – и конца этому не предвиделось. Задачи никогда не выполнялись в срок. Конечно, нам нужно было составить чёткий план, прописать дедлайны и крупные штрафы за их срыв. На мой взгляд, люди работают лучше, когда им есть что терять.

У меня тоже были свои недостатки. Довольно быстро я понял, что управляющим мне не быть. Во-первых, я не мог вставать по утрам. Во-вторых, все мои родственники, успешно занимавшиеся бизнесом, умирали молодыми. Именно поэтому мой отец ограничился позицией помощника декана в университете (правда, со временем он всё равно пошёл вверх, но без того стресса, который сопровождал повышения его коллег). Я тоже считал, что если начну работать по 16 часов семь дней в неделю, то долго не протяну. Наконец, крест на любом серьёзном участии в делах ставила особенность моего организма, из-за которой я должен спать не меньше 10 часов в сутки. В общем, мы со Стейком правильно почуяли, где лежат деньги, но у нас не было качеств, которые требовались, чтобы эти деньги добыть.

Грег Пирсон

В апреле 2000 года мне позвонил некий Грег Пирсон и спросил, интересует ли меня сотрудничество с покерным румом. Уговаривать меня ему не пришлось – я обеими руками ухватился за это предложение. Грег собирал пакет, чтобы продать его потенциальным инвесторам – отличный софт и узнаваемых игроков для рекламы рума. Я полетел в Портленд, Орегон, чтобы увидеть Грега лично. Это был светловолосый парень примерно шести футов роста, спокойный, уверенный в себе, терпеливый и компетентный. Всю жизнь ему сопутствовал успех во всех начинаниях, от учёбы и престижной работы в Anderson Consulting до собственного дома, который он спроектировал и построил лично, не имея никакого строительного образования или опыта. На первой же встрече Грег представил мне 100-страничный бизнес-план с цветными картинками, в котором описывался каждый шаг к достижению цели компании. Это впечатлило. Подкупало и то, что Грег был готов рискнуть высокооплачиваемой работой, чтобы с головой уйти в управление ещё не существующей компанией. Для меня было очевидно, что ему есть что терять, и у него есть всё, чтобы добиться процветания.

Из-за юридических тонкостей, связанных с управлением покерным румом с территории США, мы основали компанию, которая разрабатывает программное обеспечение, и назвали её ieLogic. Мы планировали выдавать лицензию на использование нашего софта сторонним операторам. Я вложил $60,000 в обмен на долю в 7%. Также я должен был стать первым клиентом нового рума, носить их логотип, играть не меньше десяти часов в неделю, сниматься в рекламных роликах и быть лицом рума. За всё это на начальном этапе я получал $5,000 в месяц.

В сентябре 2000 года ieLogic заключил договор об использовании нашего софта с eWorld, владельцем и оператором Ultimate Bet. Первые несколько лет мы с трудом пытались выйти хотя бы в ноль. Грегу пришлось особенно тяжело, ведь чтобы войти в дело, он занял кучу денег у друзей и членов семьи. Несколько раз мы были на грани закрытия. Это была тяжёлая борьба, в ходе которой многим приходилось жертвовать. Думаю, в начале пути мы очень сильно недооценили трудности, с которыми придётся столкнуться в будущем. Три года мы балансировали на краю пропасти, а потом нас выручило телевидение.

Как UB ненадолго стал румом номер один

9 апреля 2003 года канал Travel Channel показал репортаж с турнира серии WPT на острове Аруба, который спонсировался UB. За несколько следующих часов наш софт скачали десятки тысяч новых пользователей. Серверы не выдерживали нагрузки и отключались один за другим. К сожалению, полностью решить эту проблему так и не удалось. Наплыв игроков был слишком сильным, и рум постоянно падал, каждый день, месяцами. Службу поддержки затопила лавина гневных писем от клиентов.

Конечно, нам следовало как можно скорее нанять несколько десятков человек в офис компании в Коста-Рике, укрепить службу поддержки и команду программистов. Но мы сделали ошибку. Да, большинство клиентов с пониманием относились к нашим трудностям, всё-таки индустрия онлайн-покера только зарождалась, а UB стал крупнейшим румом в мире совершенно внезапно. Годами мы безуспешно забрасывали удочки по всему миру, включая Китай. И вот в один прекрасный день вся рыба мира вдруг ринулась в нашу лодку – и лодка перевернулась...

3 июня 2003 года на том же Travel Channel вышел репортаж о турнире WPT partypoker Millions, и вскоре после этого мы отдали пальму первенства Party Poker. Они извлекли уроки из наших ошибок и несколько месяцев готовились к массовому наплыву публики. Party спокойно сумели справиться с сотней тысяч новых клиентов! У них тогда была отличная служба поддержки и очень стабильный софт. Они были настолько хороши, что 27 июня 2005 года, когда PartyPoker.com стала публичной компанией, её оценили в 8 миллиардов долларов.

Препятствия на пути к миллиарду

Чтобы вывести UB на биржу, Джим Райан создал компанию Excapsa. 24 апреля 2004 года он купил ieLogic со всеми её клиентами, включая eWorld Holdings и UB. У нас было хорошее предчувствие: если Party оценили в 8 миллиардов, а мы были всего вчетверо меньше, может быть, нас оценят в 2 миллиарда? 1% от этой суммы равен $20,000,000, а у меня почти шесть процентов! Класс! Юристы включились в работу.

В июне 2004 года на рынке появился ещё один сильный игрок – Full Tilt Poker. Они предлагали отличный продукт с отличным слоганом: «От игроков, для игроков». Его основали мои коллеги Крис Фергюсон и Ховард Ледерер. Им удалось привлечь под свои знамёна многих знаменитостей – Фила Айви, Майка Матусова, Дженнифер Харман, Эли Элезру и других звёзд. Рост FTP сразу же ударил по нам. В их команде профессионалов было около 12 человек, и они постепенно переманивали наших клиентов к себе. До FTP самая дорогая игра в интернете шла на UB – $80/$160. Но конкурировать с FTP было тяжело. Они готовы были ссужать деньги хайроллерам, чтобы те могли играть на самых высоких лимитах в новом руме. А их маркетинговая стратегия была просто великолепной. Рекламы FTP – чистое золото! Многие из них до сих пор можно увидеть на YouTube.

Когда Excapsa смогла наконец выйти на Лондонскую фондовую биржу, её оценили примерно в $360,000,000. Я продал примерно 28% своей доли за $5,000,000 – если считать в процентах, продал больше всех! Другие совладельцы считали, что раз Party уже стоит 9 миллиардов, объективная стоимость UB должна приближаться по крайней мере к миллиарду. Однако мои советники рекомендовали мне продать всю долю целиком! Я живу в Кремниевой долине и хорошо помню 2000 год, когда компании стоимостью $100 млн разорялись за одну ночь.

После выхода на биржу акционеры не имели права продавать свои акции в течение года – до февраля 2007-го. Несколько месяцев стоимость Excapsa колебалась в районе $360 млн, но 13 октября 2006 года уходящий на каникулы Сенат в своей последней сессии принял Акт о безопасности в портах, в который добавили малозаметный пункт, известный сейчас как UIGEA. Уверен, большинство сенаторов его даже не заметили.

После принятия UIGEA акции покерных румов обрушились, компании потеряли до 90% стоимости. Что особенно обидно, как раз в эти дни управляющий Excapsa Джим Райан находился в Германии, где проходила заключительная стадия переговоров о продаже UB. Party Poker готовы были заплатить за наш рум $750 млн. Если бы не UIGEA, уже через несколько дней я получил бы $28 млн и долю от Party Poker!

По этому закону получение переводов от клиентов из США можно было классифицировать как преступление (правда, существовали и другие мнения на этот счёт). Примерно 70% клиентской базы UB составляли американцы. Нарушать закон нам не хотелось.

Другого мнения придерживались в компании Tokwiro, владевшей румом Absolute Poker. Возможно, их юристы считали, что смогут защитить свою интерпретацию в суде, либо компания была готова рискнуть. Они предложили за UB $10 млн сразу и $120 млн в рассрочку. На счетах UB в этот момент было $53 млн плюс $10 млн от Tokwiro. Эти деньги должны были выдать акционерам UB, но распределили только $30 млн (я получил $1.4 млн). Выплата остатка затягивалась...

Trambopoline, расследование, режим бога

В начале 2008 года я играл в покер на UB. Один из игроков за столом, Trambopoline, попросил меня связаться с ним по серьёзному вопросу. Я не отреагировал – мало ли что ему нужно; может быть, попросит денег в долг или фотографию с автографом. Но на следующий день он снова появился, повторил просьбу и сослался на совет моих друзей. Мы поговорили. Trambopoline сообщил мне, что игрок под именем nionio жульничает. Этот человек выигрывал абсурдные суммы, играя 60% рук в безлимитный холдем. Данные, публиковавшиеся на форумах в интернете, подтверждали, что дело тут нечисто. Помню, я подумал, что это, скорее всего, полная ерунда, но необходимо действовать быстро, чтобы защитить нашу репутацию. Я позвонил главному юристу UB и попросил провести расследование игры nionio. Когда выяснилось, что этот ник принадлежит некоему известному лицу (его имя я называть не стану), мне отказали.

(Считается, что основным бенефициаром мошеннической схемы был победитель главного турнира WSOP 1994 года Расс Хэмилтон, консультант и один из совладельцев Ultimate Bet. Согласно статье на WickedChopsPoker, созданием подставных аккаунтов для игры в режиме бога в основном занималась Кэролин Хейк, менеджер службы безопасности UB. Выводить деньги ей помогала подруга Хэмилтона Бонни Лейнхос, много лет проработавшая в игорном бизнесе Лас-Вегаса. Никто из виновных в этой грандиозной схеме не предстал перед законом (предположительно потому что очень сложно подать в суд за мошенничество, совершённое в рамках нелегально – из-за UIGEA – действовавшего предприятия), возможно, поэтому Фил Хельмут предпочитает не называть ничьих имён, кроме автора софта Грега Пирсона, невиновность которого подтвердило скрупулёзное расследование Игровой комиссии штата Невада.

Наши публикации 2010 года на эту тему: «Полная история скандала на UltimateBet, часть 1, часть 2» – редакция.)

Я позвонил Trambopoline и рассказал, что ничего не получилось. Однако он убедил меня, что расследование совершенно необходимо. У меня остался только один путь – я пригрозил уйти из UB! Мне тогда платили $60,000 в месяц, но, думаю, поток новых клиентов через PhilHellmuth.com перекрывал эту сумму с лихвой, и расставаться со мной им было невыгодно.

Расследование показало, что дело в утилите, созданной ещё ieLogic для защиты от возможного мошенничества. Ею могли пользоваться сотрудники службы безопасности рума; она показывала карты всех игроков за столом с задержкой в пять минут. Потом в какой-то момент в неё добавили опцию, с помощью которой задержку можно было изменить или убрать вовсе. Таким образом, злоумышленник мог играть в покер в реальном времени, видя карты всех своих оппонентов. И кое-кто этим воспользовался. На покерных форумах такую игру назвали «режимом бога».

Пол Леггетт руководил расследованием полгода и установил виновных, а потом ещё несколько месяцев собирал информацию о пострадавших. Вскоре после того, как Пола повысили до управляющего UB, он подошёл ко мне на вечеринке компании на Арубе и показал составленный им список. Мошенники выиграли у честных игроков более $20,000,000!

Это было в октябре 2008 года. Этажом ниже проходил турнир, в котором участвовал Пралад Фридман, один из сильнейших игроков в онлайне того времени. Его имя шло в списке первым. Вместе с Полом мы спустились в турнирный зал. Я подошёл к Праладу и сказал, что ему причитается компенсация порядка миллиона долларов. Услышав это, Пралад встал на стул и станцевал джигу!

Я продолжал представлять Ultimate Bet до тех пор, пока всем игрокам не выплатили компенсации. Мои критики говорят, я оставался, чтобы не терять зарплату. Думаю, если бы я хлопнул дверью и ушёл, они возмущались бы моим уходом от ответственности. Хейтеры всегда найдут, что сказать. Если бы я ушёл из UB сразу, я бы прилично выиграл по деньгам – Full Tilt готов был предложить мне отличный контракт. Но, во-первых, у меня в UB была доля, и во-вторых, я считал себя обязанным проследить за тем, чтобы все пострадавшие получили компенсацию. Если бы я ушёл в критический момент, рум мог обанкротиться, и денег бы не досталось никому.

Лив Бори тоже когда-то представляла Ultimate Bet
Лив Бори тоже когда-то представляла Ultimate Bet

Горжусь тем, что я остался. Я стал инициатором расследования и проработал до тех пор, пока жертвам мошенников не выплатили всю сумму до последнего цента – более 20 миллионов!

В ноябре 2010 года моя миссия подошла к концу. Я помогал строить рум с нуля и помогал разгребать завалы во время скандала. Моё место лица рума занял Пралад Фридман, а я мог приступить к переговорам с друзьями из Full Tilt Poker.

Через полгода, 15 апреля 2011 года, грянула Чёрная пятница, уничтожившая покер. Потоки спонсорских денег, в том числе от телевизионных гигантов NBC и ESPN, в одночастье пересохли и превратились в едва заметные ручейки. Мгновенно стихли рекламные кампании, гремевшие по всему миру.

В 20-х числах апреля я должен был подписать контракт с Full Tilt Poker, по которому мне причитался стартовый бонус $2 млн и зарплата $120,000 в месяц. Но всё пошло прахом! Что ж, по крайней мере на этот раз меня нельзя было обвинить в грехах рума, когда Full Tilt не смог выплатить деньги своим клиентам. Кстати, одной из причин, по которой румы, пострадавшие от Чёрной пятницы, обанкротились, стало то, что некоторые финансовые компании, занимавшиеся их транзакциями, украли сотни миллионов долларов, когда запахло жареным. Возместить все потери за счёт трафика за пределами США было уже невозможно...

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.