Покерные истории: Дойл Брансон

15 комментариев
Покерные истории: Дойл Брансон

Хулио Родригес из CardPlayer поговорил в своем подкасте с крестным отцом покера о возрасте, игроках прошлого и настоящего, а также главных достижениях карьеры и жизни.

– Привет, Дойл. Спасибо, что пригласил к себе домой.

– Привет, ладно тебе, ничего особенного.

– Тебе 85, как себя чувствуешь?

– На свой возраст. Умственно я в форме на 95%, а физически – на 10%.

– Ты поэтому сейчас мало играешь? Летом ты писал, что жена тоже чувствует себя не очень хорошо.

– Я бы не сказал, что мало играю. Во время Мировой серии я почти каждый день играл в Bobby’s Room. Еще один раз заехал в Rio, чтобы сыграть турнир.

– Ты же тогда объявил, что это твой последний турнир?

– Не хочу делать громких заявлений, может, еще и сыграю. Долгие паузы плохо сказываются на моем здоровье. Я играю почти каждый день уже более 60 лет. Покер давно стал частью меня, буду играть до тех пор, пока могу сидеть за столом.

– Сколько сейчас обычно длятся твои сессии?

– Смотря когда начинаем, а ухожу я всегда в районе 10 вечера, самое позднее – в 11. Жена не ложится спать, пока я не вернусь домой. Думаю, после 57 лет совместной жизни она заслужила ночной сон.

– В молодости ты мог играть несколько дней подряд?

– Да, поэтому мне смешно слушать, как сейчас хвастаются 36-часовыми сессиями. Мы столько разогревались. Для нас с Чипом играть два дня без перерыва было обычным делом, часто играли по 3 и даже по 4. И тогда никто не пользовался допингом, только в 80-е среди некоторых игроков вошел в моду кокаин.

– В одной из своих книг ты рассказывал про игрока по имени Верджил, который умер прямо за столом во время игры. Вы тогда играли пять дней подряд?

– Да, около того, точно не помню. Но саму ситуацию помню, будто она произошла вчера. Мы с ним регулярно играли 3-4 года, вдруг он забирает банк и просто падает на стол.

– Ты был прямо за тем столом?

– Да, он умер сразу после раздачи против меня. Играли в A-5 лоуболл, он собрал 7-4, а я 7-5. Мы выставились, он сказал, что у него семерка, я открыл свои карты. Он ответил, что пятерки у него нет, потянулся за фишками и умер. [В книге Дойл добавляет деталь, что перед смертью Верджилл успел выпить виски – прим. ред.]

– И это был не единственный подобный случай?

– Нет, по странному стечению обстоятельств второй тоже произошел во время игры в лоуболл. Парень собрал 6-4 против моего колеса и тоже умер сразу после раздачи. Он был постарше, Верджиллу было в районе 50, а этому уже за 80.

– Кулер на него так повлиял?

– Видимо.

– В молодости ты и сам часто оказывался между жизнью и смертью под дулом пистолета?

– Да, про это уже слишком много написано, думаю, почти все в курсе. Покер в Техасе и других южных штатах тогда был тяжелым занятием, нас регулярно грабили. Обмануть тоже пытались на каждом шагу, нужно было учитывать и это. Мы ездили по разным городам и играли с местными. Нас все знали – у нас была слава хоть и сильных, но честных игроков. Поэтому игру с нами рассматривали как вызов. Честность и способность расплатиться сразу после проигрыша всегда были в цене.

– Я читал, что ты потратил $400,000, чтобы опубликовать «Суперсистему»?

– Да, кажется, я вел переговоры с издательством Doubleday, они предложили мне 6% от продаж. Это меня не устроило. Я предложил, что сам выпущу книгу, продам им тираж по $10-12 за копию, а они смогут перепродать за $20 или за сколько захотят. Это не устроило уже их. Тогда я открыл свое издательство, установил печатные станки и нанял персонал c большими зарплатами. Мы выпустили три книги, кроме «Суперсистемы», вышли Winning Poker Secrets Бобби Болдуина и Book of Poker Tells Майка Каро.

– А твоя книга сначала называлась как-то иначе?

– Да, первое название было «Как я заработал больше миллиона долларов игрой в покер». Мы продавали книги по $100 за копию, но затраты тоже были очень большими, успешным бизнесом это так и не стало.

– В молодости ты был еще и многообещающим баскетболистом?

– Да, считался очень талантливым. В 19 лет играл за команду университета, рост был 190 см. Я был разыгрывающим и очень крупным для этой позиции, у меня были длинные руки и хороший прыжок. Соперники испытывали со мной проблемы. Я наблюдал за игрой сильных игроков и на тренировках старался повторять все их движения. Скажу честно, думаю, я опередил время. На меня приезжали смотреть из «Лейкерс». Их скауты сказали моему тренеру, что подумывают взять меня на следующем драфте в первом раунде. Для меня игра в НБА была мечтой, я и не думал, что буду заниматься чем-то еще.

– Но все перечеркнула травма колена?

– Верно.

– После нее твоя жизнь резко изменилась. Немногие знают, но ты получил степень магистра. У тебя были и другие варианты, кроме покера?

– Да, причем в первые три года я практически не учился, средний балл был 3+, а чтобы получить диплом, надо было подтянуться до 4+. Пришлось впервые в жизни браться за учебники, и закончил я на одни пятерки. Я получил диплом по образованию и бизнесу. Планировал остаться в системе образования, стать учителем или тренером, а через несколько лет занять административную должность. Но зарплаты были смешными, самое большое, что мне предлагали – $4,000 в год. Никогда не забуду, что мой сосед пошел работать учителем за $200 в месяц, правда, у него не было диплома магистра. Конечно, тогда ценность доллара была совсем другой, но это все равно было очень мало.

– Ты упомянул издательский бизнес. Я читал, что ты начинал миллион разных проектов – хотел поднимать «Титаник», занимался шахтами и нефтью. Ты не боялся бросать вызовы, а современные игроки не сядут играть, пока не будут уверены в перевесе – сами они редко создают экшен, хотят приходить уже на все готовое. Что думаешь об этих различиях между поколениями?

– Тогда люди были другими. В наше время покер был чем-то типа НБА для детей из гетто. Я, наверное, был первым образованным профессионалом. Большинство даже не закончили школу, для них это была единственная возможность заработать большие деньги. Для меня покер был, в первую очередь, соревнованием, особенно после травмы.

– Как ты относишься к сегодняшним игрокам, которые не играют против казино, не заключают сайдбеты и у которых на уме только EV?

– От игры против казино я всем советую держаться подальше. Мне кажется, игрокам как раз мешают различные внепокерные недостатки – кто-то лудоманит в казино, кто-то крупно ставит на спорт, у третьих проблемы с наркотиками. Не так много ребят, кто полностью отдает себя покеру. Сейчас просто другая эра.

– Хотел бы обсудить пару твоих памятных раздач. Говорят, ты рассказывал, как собрал роял-флеш против Бобби Болдуина, а он выбросил тузовый фул-хаус. Это правда?

– Я помню, что собирал роял-флеш всего два раза. По крайней мере в холдем, с обеими карманными картами.

– За всю карьеру?

– Да, и оба раза против Бобби. Один раз играли в Golden Nugget, я заколлировал его рейз с As Ks . Флоп открыли Jx Js Ts . Он с каре валетов залидил, я объявил олл-ин, он со смехом сделал колл. Но пришла Qs .

Через пару лет мы играли лимит $3k/$6k в Bicycle Club, я собрал рояль против его тузового фулла. Когда на ривере я переставил его в четвертый или пятый раз, он выбросил.

– Еще ты стал участником первого банка размером $1 млн в истории Вегаса. Помнишь ту раздачу против Крэнделла Эддингтона?

– Да, конечно помню. Мне доехало раннер-раннер каре против топ-сета с флопа. [Дойл недавно вспоминал эту раздачу в твиттере.]

– Как ты в те времена праздновал такие успехи?

– Я никогда не был любителем выпить, так что в бары не ходил. Даже не знаю, просто шел домой.

– Да, ты же рано женился.

– Семьи были всего у нескольких игроков. Это достаточно сложно с нашим образом жизни. Мне повезло найти правильную женщину.

– В книге ты писал, что однажды вы чуть не расстались после поездки в Париж.

– Мы даже развелись, но уже через две недели были вместе и скоро снова поженились. Моя жена – очень консервативная леди.

– Она же работала фармацевтом и успешно вложила свои деньги?

– Да, она – моя полная противоположность. В ее жизни не было ни одной плохой инвестиции, а у меня – ни одной удачной.

– Кроме нее?

– Да, это моя лучшая инвестиция.

– После 12 операций, наверное, чувствуешь себя неуязвимым? Это же тебе врачи сказали, что ты сможешь прожить до 120 лет?

– Да, это было в больнице Pritikin, не знаю, работает ли она сейчас. Мы с Чипом и семьями путешествовали по Европе. Мы с ним очень любили вкусно поесть, постоянно ходили в дорогие рестораны. Вернувшись, решили, что будет полезно похудеть на пару килограммов, и пошли в этот центр в Майами. Они проверили мою кровь, взяли другие анализы. Утром пришли, чтобы взять кровь еще раз, а через день – еще раз. Потом объяснили, что у меня был слишком низкий уровень холестерина, другие пациенты о таком только мечтают и сидят на специальных диетах. А я ел все подряд, тогда у меня был очень большой избыточный вес.

– Это было связано с травмой?

– Не думаю. У Чипа не было никаких травм, а он был такой же. Просто мы постоянно ели за покерным столом. А когда целыми днями играешь в карты, на спортзал времени не остается. Летом я много играл в гольф, но этого не хватало. В детстве я вел здоровый образ жизни, рос на ферме, ел овощи и другую здоровую еду. Когда занимался спортом, тоже следил за весом, вообще не пил «Кока-колу».

– Все знают, что твой сын Тодд пошел по стопам отца, он уж в Зале славы и имеет браслет. Но я с удивлением узнал, что твой отец, оказывается, тоже играл в покер!

– Для меня это тоже стало сюрпризом, узнал только в 25 лет. До этого мы вообще не говорили про покер.

– Он был намного старше тебя?

– Да, ему было 50, когда я родился. Но он смог устроить своих троих детей в колледж, при этом у него никогда не было престижной работы. Видимо, выигрывал деньги в покер. Но мое увлечение игрой с ним никак не связано.

Когда Тодд начал играть, я сразу понял, что он будет хорошим игроком. Поэтому не возражал, когда он решил бросить учебу. Он учился на юриста и был чемпионом по дебатам. Моя дочь Пэм – тоже хороший игрок, об этом мало кто знает. Она играет редко, но результаты у нее феноменальные, особенно в онлайне, где она выиграла несколько крупных турниров.

– Ты всегда называл Чипа сильнейшим игроком в истории, а кого еще включил бы в топ-5?

– Сейчас слишком много хороших игроков, и все продолжают играть, поэтому назову игроков из своей эры – Джонни Мосс, Пагги Пирсон, Джек Страус и Сэйлор [Брайан Робертс].

– Как думаешь, что будет с покером лет через 20-30?

– Думаю, покер будет всегда, это слишком интересная игра. В первую очередь это касается турниров, особенно пока их продолжают показывать по ТВ.

– А хайстейкс? Я спрашиваю, потому что молодые игроки сегодня не делают ничего, чтобы сохранить покер привлекательным для бизнесменов.

– Да, это часть проблемы. Бизнесмены тоже поняли, что с профессионалами им тягаться не по силам, поэтому устраивают для себя закрытые игры.

– Ты имеешь в виду отдельные комнаты в казино?

– Нет, дома, но не будем вдаваться в подробности. В моей молодости к нам ради покера со всей страны приезжали наркобароны, мафиози и владельцы отелей. Благодаря им покер набрал популярность в Вегасе, до этого игра тоже была в упадке.

– С покером такое происходит часто. В начале нулевых ведь игра тоже была на спаде?

– Да, пока не появились встроенные камеры и покер не попал на ТВ. Я каждый день получаю по 5-6 писем с фотографиями и просьбами об автографе, а когда иду в казино, мне все говорят, что постоянно видят меня по ТВ. Но я уже лет пять нигде не снимался, видимо, крутят повторы. Мори [Эскандани] планирует сделать серию передач с дорогой микс-игрой, может, получится какое-то подобие High Stakes Poker – лучшей покерной передачи всех времен. [Серия уже вышла на Poker Central, и мы в ближайшее время сделаем обзор лучших раздач оттуда.]

– Ты же удачно там играл?

– Да, выиграл 15 сессий подряд.

– В каком-то интервью ты сказал, что одно из твоих главных разочарований в жизни – отказ от продажи сайта DoylesRoom за огромные деньги.

– Да, предлагали больше $200 млн, кажется, 260, а у меня было 50% сайта. Конечно, вспоминаю об этом с горечью. Но тогда это было правильное решение, все изменилось только из-за UIGEA.

– Онлайн-румы помогали экшену на высоких лимитах офлайна?

– Естественно, они были большой частью игры и помогали раскручивать покер на ТВ. Игроки получали огромные деньги за наклейки.

– Фил Айви сейчас судится с несколькими казино за свои выигрыши в баккару. Какое у тебя мнение об этой истории?

– Это полная глупость. Они могли не пускать его играть, но раз уж пустили, надо платить. Карты он даже не трогал. Очень жаль, что такое произошло с Филом, он просто нашел способ, как их обыграть. Обманом его действия, на мой взгляд, не являются, он просто обнаружил ошибку и воспользовался ей.

– Как бы Бенни Биньон решил такую ситуацию?

– Думаю, он бы заплатил.

– Заплатил, но игрок бы больше не переступил порог его казино?

– И такое возможно.

– Ты повидал много ужасных вещей за столом, потерял много друзей. А как ты реагируешь, когда читаешь в интернете подобные слухи про себя?

– Ты имеешь в виду «RIP Doyle»? Это я читаю со смехом, кажется, даже в гугле поиск по моему имени одним из первых результатов выдает статью про смерть. Но я планирую прожить до 102 лет, это же моя любимая рука.

– Почему про тебя до сих пор не сняли фильм? Обращались с такими предложениями?

– Да, мне звонили, я сказал, что с радостью соглашусь, если ко мне будут прислушиваться. Не хотел, чтобы они нагородили небылиц. Их это не устроило.

– Кого бы ты хотел видеть в роли себя?

– Он уже слишком стар, но я всегда называю этого актера – Роберт Дюваль.

– Он мог бы сыграть тебя в нынешнем возрасте, но для фильма явно понадобится и молодой Дойл. А с Робертом вы встречались лично?

– Да, Джек Биньон как-то пригласил нас на пасхальный обед. Роберт – очень приятный человек, без какого-либо намека на звездность, очень остроумный.

– Расскажи про свое любимое пари, у тебя их было немало.

– Пари, благодаря которому я похудел на 100 фунтов (45 кг). Я был на пике своего веса, как-то во время сессии я захотел в туалет. Но у меня ужасно болела нога, и я с трудом поднялся. Кто-то из игроков сказал, что мне стоит похудеть. Мне тогда было около 50. До этого я заключал подобное пари больше 10 раз и всегда откупался. В этот раз заявил, что похудею на 100 фунтов, все засмеялись. Поставил свои $10,000 против $100,000 Лайла Бермана, Бобби Болдуина и Чипа Риза. Они весь вечер продолжали смеяться, насколько глупое пари я заключил. А мне в тот вечер заходило, и после каждого выигранного банка я предлагал повысить ставку, закончили на $100,000 против $1 млн. Они дали мне 2 года, и за первый я не потерял ни одного фунта. Когда все же начал худеть, быстро сбросил 10 фунтов и понял, что у меня может получиться. Тем более свои $100,000 я все равно уже им отдал заранее. Жена меня поддержала, мы ели только рыбу с пармезаном, и вес начал уходить рекордными темпами. За две недели до конца пари я объявил соперникам, что до выигрыша мне осталось сбросить 2 фунта. Предложил им расплатиться заранее с небольшой скидкой, чтобы я мог наконец-то поесть. Простил им 2%.

– Иными словами ты заплатил $20,000, чтобы начать есть на две недели раньше?

– Да, можно и так сказать. Оно того стоило.

– Они заплатили?

– Конечно, это даже не обсуждалось. А я проиграл эти деньги в ту же ночь.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.