WSOP 2003. Как это было

6 комментариев
WSOP 2003. Как это было

В популярном подкасте ESPN «30 For 30» основные участники событий вспомнили главный турнир 2003 года и начало покерного бума.

Продюсер подкаста Кит Ромер пообщался с Мэттом Маранцем, который в начале нулевых руководил съемками Мировой серии, Ноланом Далой, Нормом Чедом, Крисом Манимейкером и другими очевидцами исторического события.

Запись эфира и расшифровка на английском.

Кит Ромер: С чего бы начать?

Мэтт Маранц: Начинать нужно с конца. Когда мы уже знакомы со всеми персонажами и сюжетными линиями. Осталось найти оптимальный способ, чтобы это оформить. Есть только одна вещь, в которой мы уверены, она на 100% должна быть включена в шоу.

Мэтт Маранц: Меня зовут Мэтт Маранц, я исполнительный продюсер компании 441 Productions. В 2003-м мы занимались съемками Мировой серии. До этого я снимал документальные фильмы о тюрьмах и организованной преступности, следил за гражданской войной в Никарагуа и за первой войной в Персидском заливе. Мое желание рассказывать истории основывается на любопытстве.

Кит Ромер: Однажды Маранцу на глаза попалась книга о профессиональных покеристах, Его любопытство с каждым днем нарастало, он пришел на ESPN и сказал: «Вот о чем будет мое следующее шоу».

Мэтт Маранц: Я начал их раскачивать: «Нам надо сделать что-нибудь про Мировую серию. Там очаровательные игроки».

Кит Ромер: Но руководство канала еще не было к этому готово.

Мэтт Маранц: На ESPN спрашивали: «Кто вообще будет смотреть шоу про покер?» И неизменно отвечали отказом.

Кит Ромер: К ним уже приходили с этой идеей?

Мэтт Маранц: Покер был на телевидении уже много лет, но никак не менялся.

Кит Ромер: Норман Чед, работавший до этого в газетах, сам был гэмблером. Ему тоже не нравились старые шоу.

Норман Чед: Это было смертельно скучно, совершенно непонятно, какие у игроков карты. Обычному зрителю смотреть подобное очень тяжело.

Мэтт Маранц: За столом сидят 9 игроков и просто пялятся друг на друга. Ты не понимаешь, что произошло и почему. Потом вдруг шоу заканчивается.

Норман Чед: Некоторые люди до сих пор считают игру в покер чем-то постыдным. Их представление ограничивается парнями с сигарами в каких-то темных комнатах.

Мэтт Маранц: Многие игроки предпочитают умалчивать о своей профессии.

Кит Ромер: Но ESPN все равно приходилось чем-то заполнять эфир.

Мэтт Маранц: В июле и августе, когда в эфире есть только бейсбол, причем не каждый день, в программе появляется дыра.

Кит Ромер: А покер был дешевым продуктом.

Норман Чед: За NFL, NBA или MLB платят миллиарды. А покер им не стоил даже $500,000. Заплатили, наверное, $10,000, по сути, бесплатно.

Кит Ромер: В итоге ESPN согласились на 7 эпизодов. Не только про финальный стол, решили снимать весь 5-дневный турнир. Для Маранца это была отличная новость, за исключением небольшой детали.

Мэтт Маранц: Про покер я не знал ничего. Наша команда не заслуживала работы на Мировой серии. Мы были абсолютными профанами.

Кит Ромер: Но шоу Маранц все же получил, а значит пришло время для небольших исследований.

Мэтт Маранц: Я поехал в Вегас на целый месяц. Пошел в Binion’s [до 2004 года WSOP проходил в этом казино – прим. ред.], где вообще никого не знал. Увидел плакат, на котором сообщалось, что тут проходит Мировая серия. Это место мне показалось немного незаконным, немного опасным, немного неряшливым. Пахло давно немытым туалетом. В таких местах не может произойти ничего хорошего.

Мэтт Маранц и Фил Хельмут
Мэтт Маранц и Фил Хельмут

Кит Ромер: Такие мысли про Binion’s были не только у новичков. Даже Нолану Дале, работавшему тогда PR-директором казино, оно казалось сомнительным.

Нолан Далла: Плечом к плечу круглыми сутками за столами сидели опустившиеся игроки, мошенники и миллионеры.

Кит Ромер: Был даже местный ростовщик.

Нолан Далла: Он носил вызывающие пиджаки в клетку, был всегда небрит, ходил в роговых очках и белых ботинках. А звали его, и это не выдумка, Сэм Энджел. Он работал в ломбарде. Лудоманы постоянно закладывают часы и драгоценности. И происходило это прямо в стенах казино. Настоящий цирк!

Мэтт Маранц: Привыкнув к запаху и звукам, я понял, что Binion’s – идеальное место для шоу про людей, которые зарабатывают покером. Будто все игроки, про которых тебе хотелось бы рассказать, собрались в одном месте – в просторном зале на втором этаже этой захудалой гостиницы.

Вместе с ними в этом же месте оказались обычные люди, которые приехали на Мировую серию с надеждой на чудо.

Кит Ромер: Одним из таких был 27-летний Крис Манимейкер. Он пристрастился к гэмблингу в середине 90-х, когда учился в университете Теннесси.

Крис Манимейкер: В первый год я почти не лудоманил, у меня были очень хорошие оценки. Но ко второму году все изменилось. Я узнал, что могу пить, когда захочу, еще познакомился со ставками на спорт.

Кит Ромер: Сначала Крис вообще не проигрывал, даже отец начал ставить вслед за ним.

Крис Манимейкер: Мы отправили часть денег на букмекерский счет в оффшоре. Все шло отлично, за год мы выиграли около $60,000.

Кит Ромер: Но однажды этому пришел конец. В субботу Крис поехал к друзьям на вечеринку, ставки озвучил букмекеру по телефону прямо из машины. Поставил несколько тысяч, а потом очень сильно напился и переспал с девушкой друга прямо на поле для гольфа. Ни одна его ставка не сыграла, и он постепенно проиграл все деньги, которые были на общем с отцом счете.

Крис Манимейкер: Да, денек вышел так себе. Отец позвонил только когда я вернулся домой в Ноксвилл. Он повесил трубку, после чего мы несколько дней не разговаривали. Для нас это было очень необычным.

Кит Ромер: Со временем Крис помирился с отцом. В 2001-м он переехал в Нэшвилл, где нашел работу бухгалтера. Но взрослая жизнь давалась ему непросто.

Крис Манимейкер: Я очень много пил, женился, но был несчастлив.

Кит Ромер: Еще у него не было денег.

Крис Манимейкер: Не считая ипотеки, я был должен $15k-20k, это примерно половина годовой зарплаты.

Кит Ромер: В это же время Крис посмотрел фильм «Шулера». Будто кто-то снял фильм специально для него.

Крис Манимейкер: Я посмотрел его раз 20.

Кит Ромер: Он серьезно увлекся покером. И не был единственным. В начале нулевых сотни тысяч новичков получили возможность играть. Причем не в прокуренных комнатах, а на множестве сайтов в интернете. В командировках Крис ночи напролет играл на сайте с названием PokerStars прямо из номера в отеле.

Крис Манимейкер: Мне покер показался очень легким. Играли тогда так себе. Я вложил пару сотен и смог сколотить неплохой банкролл. Помню, однажды на счете было $22,000.

Кит Ромер: Как-то Крис зарегистрировался в турнир за $86 на 9 человек. После победы он получил билет в более дорогой турнир.

Крис Манимейкер: В нем разыгрывалось 3 билета в главный турнир WSOP, а за 4-е место платили $8,000. Я мечтал вылететь четвертым.

Кит Ромер: Эти деньги помогли бы Крису вернуть половину долга. Но ему так заходило, что он засомневался, сможет ли закончить раньше топ-3. Даже в чате написал, что хочет проиграть специально.

Крис Манимейкер: Но один из игроков, я даже запомнил его ник «Got Milk», написал, что ему тоже не нужен билет.

Кит Ромер: Крис все-таки отобрался в главный турнир. Но чтобы как-то подстраховаться, убедил отца и друга вложить по $2,000.

Таких игроков, как Крис, в тот год было много. В Binion’s их встречал Нолан Далла.

Нолан Далла: Я пришел на работу и увидел, что меня ждут – кажется, точное число было 39 – игроков. Многие были одеты в черные рубашки и молодо выглядели, что было необычно. В то время типичный покерный игрок был белым пожилым мужчиной, как правило, с юга, носил ветровку, ковбойскую шляпу или кепку.

Кит Ромер: Все эти игроки, которых было 37, выиграли билеты на PokerStars. Их присутствие очень обрадовало профессионалов типа Фила Хельмута.

Фил Хельмут: В 2003-м я очень легко читал игроков из интернета.

Кит Ромер: Похожие чувства были и у Джонни Чена. Тот год стал рекордным, в главный турнир зарегистрировались 839 игроков, победителю полагалось $2.5 млн.

Крис Манимейкер: Помню, как сидел, вжав голову в плечи, и очень сильно нервничал. Вокруг одни профессионалы, а я играл в футболке PokerStars, которая тогда являлась опознавательным знаком новичка.

Кит Ромер: Как ты оценивал свои шансы?

Крис Манимейкер: Как нулевые.

Фил Хельмут: Зрители дома могли подумать, что шансы каждого игрока выиграть 839 к 1. В действительности все совсем не так. Особенно в 2003-м, когда было очень много плохих игроков. Из 839 участников у 400 не было ни единого шанса на победу.

Джонни Чен: К мертвым деньгам я бы отнес минимум 350 участников, или другими словами – $3.5 млн. Такое возможно только на Мировой серии.

Мэтт Маранц: В нашей съемочной группе было 30 сотрудников.

Кит Ромер: В их числе и Норман Чед, который работал тогда в газете. Маранц нанял его, потому что считал остроумным, а еще у них были схожие взгляды на телевизионный покер.

Норман Чед: Основная проблема предыдущих шоу заключалась в том, что они были двухчасовыми и примитивными. Зрители ничего не знали про игроков и не видели их карты.

Кит Ромер: Маранц придумал, как решить эти проблемы.

Мэтт Маранц: В бортики покерного стола мы встроили маленькие камеры, похожие на футляр от губной помады. В Binion’s напряглись, подумали, что станут общедоступными какие-нибудь секреты.

Кит Ромер: Переговоры шли несколько дней, но в казино все-таки согласились установить камеры при условии, что в комментаторской комнате все время будет находиться сотрудник казино.

Мэтт Маранц: Перед входом они поставили вооруженную охрану. Было страшно, но в то же время очень круто!

Кит Ромер: Маранц также придумал, как заинтересовать зрителей игроками.

Мэтт Маранц: Мы должны были найти для них причину, почему они должны заинтересоваться нашим шоу и почему судьба игроков вдруг станет им небезразличной.

Кит Ромер: Частью решения были звезды.

Мэтт Маранц: Cамым известным игроком на свете тогда был Джонни Чен. Не столько из-за побед на Мировой серии, а из-за появления в фильме «Шулера».

Норман Чед: Он появляется там на минуту, но этого хватило, его известность взлетела до небес.

Кит Ромер: Мэтт хотел снять драму с упором на звезд. Он не хотел делать очередное спортивное событие, его интересовал полноценный фильм.

Мэтт Маранц: Мы снимали все вживую.

Кит Ромер: Но прямой трансляции тогда не было. Как только турнир начался, съемочная группа распределилась по всему казино, чтобы фиксировать экшен. Маранц сказал им не следить за всем подряд, а сосредоточиться на знаменитостях. Операторы получили распечатки, где были указаны 40 самых важных игроков с фотографиями.

Мэтт Маранц: За первый час турнира половина из этих игроков вылетела. Надо мной стали смеяться, кого я буду снимать теперь. У нас был подробный план действий, но за пару часов мы поняли, что он никуда не годится. Самый большой страх телевизионного продюсера – отсутствие материала.

Кит Ромер: При таком количестве игроков было практически нереально предугадать, за кем следует следить.

После первого дня чиплидерами были Барри Гринстайн и Сэм Фарха. Барри был в списке, а кто-такой Сэм Фарха, оказалось выяснить не так просто.

Мэтт Маранц: Он был загадочным. В интервью мы у всех спрашивали об основной профессии. Сэм отвечать не захотел, сказал лишь, что занимается бизнесом.

Норман Чед: Он не признавался, что играет, причем очень крупно. Говорил всем, что занимается инвестициями.

Кит Ромер: Но турнирному директору Мэтту Саважу Фарха был знаком.

Мэтт Саваж: Он не считался сильнейшим, но его знали как игрока, способного дать самый большой экшен. Сэм был бесстрашным.

Норман Чед: Фархе принадлежит знаменитая фраза: «Мне нужно выиграть этот турнир, чтобы выйти за месяц хотя бы в ноль». И он не шутил. Он будто родился с сигаретой во рту, с прической и взглядом Хамфри Богарта из фильма 1945 года.

Кит Ромер: Первый день закончился после полуночи. Операторы отключили камеры, 300 с лишним игроков ушли отдыхать, а Нолан Далла отправился в свой офис, чтобы составить список оставшихся.

Нолан Далла: Я вносил все имена с чипкаунтом и городом проживания. Вдруг дошел до имени Крис Манимейкер. Что? Все знают, что у покерных игроков есть никнеймы. У Дойла Брансона – «Texas Dolly», у Бобби Болдуина – «The Owl». Я подумал, что это какой-нибудь Крис Смит, а Moneymaker – его ник. Было уже 4:15, мне еще оставалось записать 35 игроков, и я разозлился на этого парня: «Вот говнюк, даже имя свое правильно не может написать».

Кит Ромер: Перед стартом второго дня Нолан отправился на поиски этого загадочного человека.

Нолан Далла: Я подошел к нему: «Извините, не могли бы вы назвать настоящее имя?»

Крис Манимейкер: Сталкиваюсь с этим всю жизнь. Никто не верит, что это мое настоящее имя.

Нолан Далла: Он достал бумажник и показал документы.

Кит Ромер: Права штата Теннесси, в которых было написано Крис Брайан Манимейкер.

Нолан Далла: Я стал извиняться, а он рассмеялся. Крис был очень дружелюбным.

Кит Ромер: Одна из причин хорошего настроения Криса – в первый день он разорвал свой стол и стартовые 10,000 превратил в 60,000.

Крис Манимейкер: Я шел 4-м или 5-м, естественно, я был доволен.

Кит Ромер: Из 839 игроков 63 попадали в призы. Первая цель Криса была занять хотя бы 63-е место и получить минимум – $15,000.

Крис Манимейкер: Я не шучу, когда говорю, что по скиллу занимал примерно 800-е место из 839. Мог весь 2-й день просто выкидывать карты, этого бы хватило, чтобы пройти в день 3. Такой у меня был план.

Кит Ромер: Однако обнаружилось две проблемы. Первая – ему продолжали раздавать слишком хорошие карты.

Крис Манимейкер: Стек вырос до 180,000, потом 190,000, в какой-то момент даже стал больше 200,000.

Кит Ромер: Вторая проблема – игроки, которых продолжали пересаживать за его стол.

Крис Манимейкер: В конце дня 2 посадили Джонни Чена. Вокруг нашего стола выстроился ряд зрителей, все хотели наблюдать за его игрой. Динамика моментально изменилась, он взял ситуацию под свой контроль. Мне показалось, он начал специально охотиться за мной.

Кит Ромер: В день 3 Крис и Джонни вновь оказались за одним столом, и его сделали телевизионным.

Крис Манимейкер: Мы сыграли 3 или 4 раздачи, Джонни все выиграл.

Кит Ромер: Так продолжалось до обеденного перерыва, все игроки уже ушли, но Крис и Джонни остались за столом.

Крис Манимейкер: Пока не открыли карты, я был готов поставить большие деньги, что он старше. Все происходило будто в «Шулерах», мечта становилась реальностью.

Джонни Чен: Когда Манимейкер меня выбил, было чувство, будто умер кто-то из близких.

Кит Ромер: Похожие чувства испытывал Мэтт Маранц. Предполагалось, что шоу, которое он снимал, будет для игроков типа Манимейкера, а не про них. В покере скилл и результат не всегда совпадают. В конце 4-дневного марафона оставалось 10 игроков, Крис Манимейкер и Сэм Фарха продолжали игру.

Крис Манимейкер: Мы были опустошены, я опять настроился, что вообще не буду участвовать в розыгрышах. Просто сидеть и ничего не делать. Все мечтали попасть за финальный стол и играли тайтово. Единственным исключением, пожалуй, был Фил Айви.

Кит Ромер: Айви было всего 26, но почти все профессионалы считали его одним из самых опасных соперников. Крис старался держаться в стороне, но около 4 утра ему раздали карты, которые выбросить было нельзя.

Норман Чед: Больших имен не осталось. Единственный игрок с намеком на известность – Фил Айви, вдобавок он был самым сильным.

Мэтт Маранц: Даже ничего не понимая в покере, я знал, что это очень важный момент. В зале стало очень тихо.

Кит Ромер: Туз на ривере означал, что Норман Чед и остальная съемочная группа остались без единой звезды.

Мэтт Маранц: В Вегасе мы сняли более 100 часов материала. Теперь нам предстояло вернуться в Нью-Йорк и придумать, как сделать из этого 7 часовых историй. Мы отредактировали первую раздачу, и у всех возникло схожее ощущение. Смотреть было очень интересно, мы сами не понимали почему.

Кит Ромер: Мэтт сделал упор на два приема с камерами.

Мэтт Маранц: Cнимали игроков из-за спин соперников, чтобы было видно, как они пристально изучают друг друга. Еще были крупные планы, на которых виден весь спектр эмоций во время сложных решений.

Кит Ромер: Кроме этого у Мэтта было особое отношение к встроенным камерам.

Мэтт Маранц: Зритель видел карты как бы одновременно с игроком. Бум! У него тузы, потрясающе!

Кит Ромер: 8 июля, почти через 2 месяца после Мировой серии, на ESPN вышел первый эпизод.

Мэтт Маранц: На следующий день из ESPN нам передали, что рейтинги отличные. И это не было поздравлением с успехом, они сами не понимали, как такое могло произойти.

Норман Чед: Я был в шоке.

Дойл Брансон: Я был уверен, что никто не будет это смотреть. Но ошибся, Америка влюбилась в покер.

Кит Ромер: Однако успешность шоу определяет не первый эпизод, а финал сезона. В 6 и 7 эпизодах с разницей в неделю станет известно имя нового чемпиона мира по покеру.

7 из 9 финалистов были опытными профессионалами, включая одного бывшего чемпиона. Дэн Харрингтон выиграл главный турнир в 1995-м. Турнирный эксперт, родившийся в Иране – Амир Вахиди. «Инвестор из Хьюстона» с незажженной сигаретой в уголке рта. Еще был чиплидер, на которого никто не обращал внимания.

Нолан Далла: Даже на финальном столе я уделил ему не больше двух секунд. В таких турнирах все сосредоточены на звездах, а не на бонусных сценах. Даже в столь поздней стадии почти все продолжали думать, что Крис – всего лишь одна из бонусных сцен. Бухгалтер из Теннесси появился из ниоткуда, выиграл сателлит и занял 7-е место. Хорошая история, но не более того. Поздравляю, мистер Манимейкер. Вероятно, больше мы о вас никогда не услышим. Но история красивая.

Кит Ромер: Однако Крис продолжал выбивать соперников, а когда они остались вдвоем, принесли деньги.

Мэтт Саваж: Не все знают, но это ненастоящие деньги. Сотни только сверху и снизу пачек, а внутри купюры по доллару.

Кит Ромер: Когда пачки разложили, камеры переключились на соперников. С одной стороны Сэм Фарха в черном костюме и белой рубашке, расстегнутой до середины груди. Напротив – Крис Манимейкер в кепке Pokerstars, футболке и зеркальных темных очках.

Нолан Далла: Сложно представить больших противоположностей, они как день и ночь.

Кит Ромер: Прежде чем игра возобновилась, между игроками состоялся разговор, оставшийся за кадром.

Крис Манимейкер: Я предложил ему поделить поровну. Сэм ответил, что я играл здорово, но он опытный игрок и заслуживает чуть больше. Помню, меня взбесил такой ответ, я сказал ему: «Fuck you. Давай играть». Безумно захотелось его обыграть.

Кит Ромер: Через десяток незначительных раздач Крису на ривере не закрылось дро, но он решил, что обыграет соперника и с К-хай, и поставил олл-ин.

Крис Манимейкер: Мной будто управлял кто-то другой. Я и сейчас не могу объяснить, что тогда произошло.

Кит Ромер: Сидя под софитами, пристально наблюдая за Сэмом, Крис Манимейкер еще не понимал, что жизнь неизвестного бухгалтера для него закончилась.

Крис Манимейкер: Я думал, что сыграю пару турниров то тут, то там, а потом вернусь на работу. Особо ничего не изменится.

Кит Ромер: Крис сходит на шоу Дэвида Леттермана и Джимми Киммела. Подпишет 6 и 7-значные контракты с PokerStars и Canadian Club Whiskey. ТВ-каналы начнут снимать свои покерные шоу. Онлайн-покер станет многомиллиардным бизнесом. А в главном турнире WSOP зарегистрируется 2,000, потом 5,000 и 8,000 человек.

Но пока этого еще не произошло.

Кит Ромер: Так с чего же начать?

Мэтт Маранц: С конца. Есть только одна вещь, в которой мы уверены, и она на 100% должна быть включена в шоу. Это победа Криса Манимейкера. Все делается с оглядкой на это.

Через несколько дней после подкаста Крис Манимейкер и Норман Чед ответили на вопросы пользователей сайта Reddit. Мы перевели самые интересные.

– Крис, в статье на Grantland написано, что ты был минусовым гэмблером, но плюсовым игроком в покер. Как ты отделяешь свою лудоманскую сторону от покерной? Ты все еще играешь против казино?

– Честно скажу, это непросто, но, когда начинаешь много работать над игрой, держаться подальше от темной стороны становится проще. В казино можно очень быстро потерять все, что достигалось тяжелой работой. Иногда я поигрываю в казино, но ограничиваюсь парой сотен. Уже больше 10 лет не проигрывал больше 500 баксов.

– Привет, Норм! Кажется, у вас крутая химия с Лоном. Насколько вы близки в обычной жизни? Можешь рассказать веселую историю о нем или ваших отношениях?

– Мы не особо близки, но пару раз спали вместе (влияние перцового шнапса). Я никогда не смотрел ему прямо в глаза, из-за его роста. Веселых историй у меня нет, но перед каждым эфиром у нас уходит 15-20 минут, чтобы он протрезвел.

– Крис, какие изменения, произошедшие в главном турнире, нравятся тебе больше и меньше всего?

– Дни стали короче, мы играли с полудня до 4 утра. Зверство. Сейчас ты свободен уже к 10 вечера.

Меньше всего мне нравится концепция ноябрьской девятки. Слава богу, от нее тоже избавились.

– В /r/poker мы все любим хорошие лудоманские истории. Крис, есть что вспомнить?

– У меня таких много, но очень долго описывать. Помню легендарную ночь, когда я играл с Ником Биньоном, Бенни Биньоном и Сэмом Гриззлом. Играли хедз-апы по $20k, и я их разорвал. К сожалению, в тот вечер уволили 6 дилеров. Ник увольнял их после каждого выигранного мной матча. Безумный день.

– Крис, ты общался с Айви после той раздачи? Мне всегда казалось, что он подчеркнуто тебя проигнорировал, когда уходил. Конечно, это был очень обидный вылет, большинство игроков отреагировали бы также. Но в глубине души я надеюсь, что потом он извинился и/или поздравил тебя.

– Да, потом мы неожиданно встретились на корабле. Он сказал, что был опустошен и просто не заметил, что я протянул ему руку. Когда он вылетел, было 4 утра. Сказал, что сразу сел в машину и поехал через всю страну домой. Но мы общались, у нас все хорошо.

Кит Ромер добавил, что они звали Айви в подкаст, но его агент ответил: «Фил в Азии, не знаю, когда он вернется».

– Норман, сколько у тебя было жен?

– В данный момент живу с третьей (во всяком случае, в 8:55 утра еще было так).

– Есть новости?

– Посреди утра жена #3 ушла за сигаретами и пока не вернулась. P.S. А она даже не курит.

– Надеюсь, #4 и #5 будут лучше с тобой обращаться.

– Никаких #4 и #5 не будет. Будем жить вместе с #3 пока смерть не разлучит нас, даже если для этого потребуется, чтобы один из нас убил другого.

– Как прокомментируете слухи, что главный турнир WSOP 2003 был срежиссирован?

– Кит Ромер: Все организовали те же люди, которые сняли высадку на луне – они отлично работают.

– Норман: Мы репетировали неделями, но по сценарию должен был выиграть Мен «The Master» Нгуен.

– Крис, чем ты сейчас зарабатываешь на жизнь?

– Работаю послом PokerStars и профессионально играю в покер.

– Лучшие советы для игры в офлайне?

Норман:

Никогда не играть по вторникам.

Во время сессии никогда не отвечать на телефонные звонки жены.

Во время раздачи не отвечать на звонки ЛЮБОГО родственника.

Не заказывать острые крылышки во время игры в стад или стад8.

Крис:

Два главных совета – правильный банкролл-менджмент и работа над игрой вне стола в том же объеме, что и за столом. Делайте нотсы по большим раздачам и интересным спотам. Советуйтесь с другими игроками, чтобы рассмотреть различные варианты розыгрыша и т.д.

– Вы были важной частью покерного бума. А есть другие забытые герои, которые остаются в тени?

Кит Ромер: По словам Мэтта Маранца (и Фила Хельмута), именно Хельмут убедил Binion's разрешить использовать встроенные камеры. Без этого эфиры 2003 года никогда не стали бы столь успешными.

Крис: Сэм Фарха. Он сыграл абсолютного злодея и был идеальным соперником для меня в хедз-апе, представлял олдскульных гэмблеров из Вегаса. Некоторые еще называют НХЛ, где в тот год был локаут и в эфирной сетке ESPN освободилось время, позволившее показать высокий рейтинг. Еще один фактор – онлайн-покер, игрокам стал доступен легкий доступ к экшену, а в игре появились большие рекламные деньги.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.