Юра Crimson_King // Я здесь, потому что верю в Свободную Нарнию

Киев

Я давно чувствовал, что надвигается война, но долго не хотел в это верить. Я прочитал пост на канале Феруэлла, где он предполагал вероятность войны 50%+. В тот момент я давал 10-15%. Позже Феруэлл оценил вероятность уже в 90%+, мои ожидания были в районе 80%. Несмотря на это, я решил остаться в Киеве. Даже не знаю, либо меня парализовало, либо я просто должен был быть здесь. Скорее всего, меня остановила всякая бытовуха – «вооот, нужно бросать свои вещи», «воот, я не один, а с девушкой», «вот, билеты слишком дорогие», «вот, блаблабла». Короче, абсолютно тупейшая полная х*йня. Но, возможно, я просто должен быть здесь.

24 февраля я проснулся в 5:40 от звонка Ильи Dentist'а. Проснулся и увидел – началась война. Я это немного осмыслил и разбудил свою девушку. Дальше предстояло много сложных решений – например, уехать сейчас или остаться. А в это время на улице собирались люди в военной форме. Я стоял у окна и увидел девушку с мужем, они шли к машине, и у девушки была истерика. Я открыл окно и крикнул ей: «Сохраняйте спокойствие!» Она ответила мне: «Я спокойна, блеать!!1111»

Я вернулся в комнату, разбудил девушку, и мы начали обсуждать, что же нам делать дальше. Мы заранее закупились продуктами и консервами, запасов было дней на 10, а это очень мало. Понимая, что впереди война, я вывел из крипты немного кэша, чтобы не остаться без денег.

Мы с девушкой приняли решение оставаться дома и вообще никуда не выходить, так как на улицах может быть опасно. В этот момент загремели взрывы.

Дома мы просидели весь день, а вечером нам позвонила подруга из вооруженных сил и сказала, что центр Киева могут бомбить. Это было за полчаса до комендантского часа. За 7 минут я покидал самые нужные вещи в маленький чемоданчик, естественно, забыв зарядки и еще кучу всего. Мы быстро вызвали такси и поехали. Нас ждал блокпост, на котором нас хотели развернуть. До начала комендантского часа оставалось очень мало времени, но нам все-таки удалось проехать. Счет был 160 гривен, я дал таксисту 500. Не знаю уж, насколько это было хорошо, но тогда я подумал, что чаевые были пропорциональны степени сжатости моего очка.

Мы приехали в квартиру на Оболони (район Киева). Все, чем мы занимались дальше – это ели и читали новости. Хотя нет, ели мы мало. Аппетита не было совсем. Спали мы в первый день 2 часа, потом 7, потом 4. Потом 7 часов, 4 и 6.

Спим мы в коридоре, самой безопасной точке дома. В бомбоубежище решили не идти, так как у девушки мама – строительница, и она сказала, что над ближайшим бомбоубежищем дом панельный, если он провалится, то нам п*зда. В общем, в квартире шансов выжить больше. До сих пор не знаю, насколько это правильно, так что не воспринимайте как совет. Но мы приняли такое решение. Загасились в ванной, заклеили зеркало, чтобы оно нас не убило (совет от Глеба Ковтунова, который пережил войну в Донецке).

В основном мы читаем новости, аппетит вернулся, благодаря тому, что мы сохраняем спокойствие, поддерживаем друг друга и медитируем. Но не всем так легко. У нас есть и продукты, и деньги, у многих нет ни того, ни другого. [Подробнее об этом можно почитать в посте Юры про медитацию.]

Нам предстояло принять еще одно сложное решение – нужно было понять, уезжаем мы или остаемся. Мы посмотрели, что на вокзалах творится п*здец, на машине вообще уехать нереально. Плюс ехать нужно в неизвестность и неопределенность. Я до сих пор не знаю, правильное это решение или нет, но мы будем оставаться в квартире и дожидаться того, что они все-таки до чего-то договорятся. Хотя есть шанс, что это была большая-большая ошибка. Смертельная ошибка.

Егор tipitip // Покер – сложный путь к быстрым деньгам

Мариуполь

Цитата по форуму

Война – страшная штука. Давно ничего не писал, но щас хочется высказаться, ибо эту бурю эмоций в себе держать сложно. Трое суток назад началась война. Двое суток назад мои девочки и еще одна мама с сыном, близкая подруга жены, были посажены на поезд из Мариуполя, который оказался последним эвакуационным, и следующий уже не ушел. Это было непростое решение, ибо мужчин не выпускали из города.

Проводы на перроне из мужчин, которые провожают плачущих женщин и детей. А за городом обстрелы.

Мы проскочили. Сложно. С нервами. В это время Мариуполь был под обстрелами. Жуткое состояние тревоги все время. И за них, и за близких, и за себя, оставшегося в Мариуполе. Состояние неизвестности и серченье всех пабликов фактически 20 часов в сутки все эти дни. Постоянные переклички в телеге – где и как стреляют.

Поезд до Львова и везде толпы. Толпы. Огромные толпы, в основном женщин и детей. Все хотят в мир. Поезд набивался, в коридорах толпы людей. Воду не купить. Во Львове многотысячные толпы. Нам снова повезло, и мы сели в последний эвакуационный автобус. Бегом. На границе пришлось драться буквально. Люди в стрессе перестают быть людьми. Проползли. Сейчас в Кракове уже в безопасности. Все жутко вымотанные.

А мы тут в Мариуполе мониторим каждый шорох. Боимся диверсантов. Сутки расчищали у родителей подвал/погреб. Его давно не использовали, и он был захламлен, хотя сам подвал основательный. Теперь у нас есть 5-звёздочный подвал с блекджеком и, нет. Там просто вода. Ведро и пара одеял. Еще раз убедился, хоть и так знал, что у меня был мировой, очень рукастый дед. Среди старых запасов в гараже чего я только не нашёл. Но в подвале теперь есть саперная лопатка, пила и топор. Риск, что завалит, если попадет в дом, колоссальный, а голыми руками ничего не сделать.

Обстрелы от меня далеко. Так вышло, что географически я по центру, хотя это не самый центр, а скорее, задворки центра. Вчера начали атаковать с 2-х сторон, но вечером было тихо. И щас тихо. Хотя утром были отлеты.

В городе порядка 70 раненых гражданских и 2-3 десятка убитых. К сожалению, среди убитых дед моего сына. Ему 16 лет, и сейчас он живет в Ирландии со своей матерью. Когда я увидел, куда прилетел снаряд, я понял, что это их дом. В котором я тоже жил одно время. Это совсем не край города, и туда раньше никогда не долетало. Но вначале пришли сведения, что все в порядке, хотя связи не было. А на следующий день узнали… После этого мы максимально укрепились в доме у родителей, насколько это возможно. Хотя дом старый.

Война – страшная штука, и все должны помогать друг другу. Но нет, кому война, а кому мать родна. Цены на хлеб в некоторых сетях уже выросли x3-x4, а отдельные товары до x5. Это п*здец. Насколько кончеными мразями нужно быть? Если бы такие магазины люди выносили и я был бы ментом, которого вызвали на ограбление – я бы помогал их забирать. Мародерство – это плохо, но повышение цен вот такое на базовые продукты питания – еще хуже.

Перспективы города неясны. Как и вообще – ничего не ясно. Знаю, что сейчас тихо. А что будет через полдня, не знаю. И даже через минуту не знаю. Вот громыхнуло. Наши стреляли куда-то вдалеке.

Можно долго анализировать происходящее, но мне понравилась фраза, уже забыл откуда. О том, что есть принципиально только 2 позиции – партия мира и партия войны. Партия войны всегда найдет обоснования. Всегда. А партия мира всегда будет против – независимо от оснований. Я явно за партию мира.

ВСЕМ МИР!

2 марта спокойнее в Мариуполе не стало:

Полночи просидел в подвале. Сутки у нас не было связи и света. И телефон, и интернет – это уже давно забытое чувство. Еще не было отопления, но сегодня вот восстановили. Город обстреливают в центре, от меня где-то в 1.3 км. Город пустой, все сидят по домам. Выходят только в случае крайней необходимости. И все боятся, что прилетит. Город окружен или частично окружен, мы не знаем точно, но громыхает со всех сторон, то наши, то в наших.

Кстати, уже на второй день начинаешь дергаться от любых хлопков.

Игорь Lets_crush // Скромный топ рег

Харьков

Я засыпал в 5 утра под взрывы после гринда, думал, что мне померещилось, а через 4 часа проснулся от шума с десятками пропущенных. Я сейчас в Харькове, к семье не успел выехать, купил продуктов на неделю, воды уже не было в магазине (мои запасы закончились сегодня, буду кипятить и пить хлорку из-под крана).

Первый день не верил в происходящее, провел его в душевой кабинке, спал в ванной комнате на полу, уровень комфорта 3/10. В этом точно не было смысла, но у тебя нету инструкции, ты не хочешь проводить всё время в метро, бежать туда конкретно во время бомбежки страшно, мне показалось, что свалить от окна за 2 стенки – это +ЕВ.

«Если нах*й это не безопасно, то что тогда??!!11»

На второй день осознал, что все это не сон. В городе было относительно спокойно, на 3-4-й день, можно сказать, привык. На 5-й день вижу обстрелы с градов по мирным жителям, никаких военных объектов рядом нету. В этот момент я реально посыпался, ну не должно так быть, это переходит любые нормы человечности. Мой дом с другой стороны тоже задело чем-то, на первом этаже разлетелись окна.

Сегодня 6-й день. Поспал 3 часа и проснулся от ужасного взрыва в центре, уничтожили площадь в самом центре города, сигнал тревоги раздался уже после. По сути единственный шанс минимизировать риск смерти сейчас – сидеть всё время в метро/подвале, абсолютно в ЛЮБОЕ место может прилететь снаряд, и у тебя нету возможности среагировать на это...

С первого дня у меня нету инета, пишу с телефона, сплю часов по 5, ем раз в день (просто нету аппетита и сил). И самое забавное – у меня далеко не самая плохая ситуация, есть места, где полный пздц, есть сотни мертвых мирных жителей Украины, а как чувствуют себя люди на передовой, я даже представить не могу.

В оборону берут только людей с боевым опытом, остаётся 24-7 читать новости, делиться инфой/финансами и, конечно же, поддерживать близких и родных (это сейчас самое важное).

Евгений Качалов – Дорога из Киева

В ночь перед вторжением России мы с друзьями встретились, чтобы разработать план действий. Никто из нас не верил, что Киев могут захватить. В худшем случае предполагали, что могут инсценировать какой-то теракт, чтобы заставить правительство Украины сдаться. Но мы все равно собрали самое необходимое – паспорта, свидетельство о браке, наличку, часы, украшения.

Я добрался до дома в четверг в час ночи. В 5:30 мне позвонил друг и сказал, что в Киеве прогремели взрывы. Мы с женой вскочили с кровати и начали собирать вещи. Я схватил Тимберленды и кроссовки на случай, если придется бросить машину и бежать по лесу. Мы надели несколько слоев одежды, взяли воду. Еще я собрал компьютер, телефон, зарядки и «холодные кошельки» для крипты.

К счастью, машину я заправил накануне, предполагая, что нам придется бежать. Мы были в пути уже через полчаса после звонка друга. Заехали в офис жены (у нее бренд одежды), чтобы забрать наличку из сейфа. Всем своим 40 сотрудникам она перевела зарплату за два месяца вперед.

К 7 часам утра на улицах уже начиналась паника. Все стояли в пробках, а люди без машин шли с чемоданами.

Глядя на все эти Фольксвагены, Тойоты и Рено, проезжающие по центру Киева мимо площади Незалежности и старой православной церкви с золотыми куполами, я вспоминал августовское утро 1991 года, когда нам с мамой пришлось бежать из Киева в первый раз. Мне было 10 лет, Советский Союз распадался на кусочки, как в замедленной съемке. Вспоминаю мамин нервный взгляд, когда мы сели в такси. Было темно, прям как сейчас, и никто не знал, где они будут спать в эту ночь и будут ли вообще. Когда мы наконец-то приземлились в Ирландии, по пути к отцу в Нью-Йорк, я попросил маму купить мне банку колы, которую я до этого ни разу не пробовал. Мама купила, хоть и стоила она $1. Всего у нас было $56.

Сейчас мне вновь пришлось бежать из города, который стал мне родным, из города, в котором я познакомился с любимой женой.

Мы с женой и друзьями решили ехать на запад, подальше от фронта. Остановились в загородном доме родителей одного из друзей в 35 км от Киева. Интернет все еще работал, так что мы нашли дорогу с помощью приложения. Нас приняли очень радушно и накормили борщом, хоть аппетита ни у кого не было.

Несколько дней хотели переждать в деревне. А потом начали узнавать от друзей, которые уже были на западе, о блокпостах, ужасных пробках, очередях на заправках и перед границей. Мы смотрели видео с танками, которые ехали со стороны Крыма, юга и Беларуси. Видели солдат, идущих в Черкассы. Мы видели военные вертолеты и не понимали, наши они или русские. Решили выезжать рано утром в Польшу.

Еще один наш друг приехал из Харькова на внедорожнике, так что мы загрузили все вещи к нему и оставили наш седан. Мы старались объезжать крупные города, чтобы не попасть под бомбежку. На полпути пришлось свернуть и ехать по деревням, чтобы избегать аэропортов и военных баз, которые атаковали в первую очередь. Однако мы увидели огромный взрыв на горизонте.

Мы очень испугались – как раз были новости, что Чернобыль захвачен, а Мариуполь и Одессу атакуют. Попытались собраться и продвигаться на запад.

Я вспомнил фильм World War Z, там Бред Питт говорит испанской семье, которую пытается спасти: «Жизнь – это движение». Мы с женой решили, что будем двигаться вперед, несмотря ни на что – даже если перед нами взорвется ракета, сломается машина, а сами мы останемся без сил. Если придется, то все бросим и побежим. Мы сделаем все, чтобы добраться до границы с Польшей. Пока ехали, казалось, что у нас за спиной полыхает огромный пожар.

От друга, который раньше работал на границе, мы узнали, что над Львовом видели истребители, а граница с Польшей закрыта. Мы сменили курс и поехали по проселочной дороге в Ивано-Франковск, к границе с Венгрией.

Мы проехали восемь или девять заправок, во всех закончился бензин. Западнее несколько еще работали. Везде были длинные очереди, а лимит на машину – 20 литров. Нам удалось дозаправиться несколько раз и к 16:00 мы добрались в Тернополь. Там стоял огромный кран, а люди строили блокпост, складывая стены из мешков с песком. Военных не было. Местным пришлось надеть форму и выйти на защиту своих домов.

В пятницу вечером мы узнали, что мужчин от 18 до 60 лет из страны не выпускают. Среди наших друзей таких большинство.

Мне очень повезло – у меня есть американское гражданство. Большинство людей, переехавших в США, обратно в Украину не возвращаются. Но я проводил тут все больше и больше времени – играл в покер, познакомился и полюбил свою жену Анну, вся жизнь которой тоже прошла здесь.

В субботу утром венгерская граница открылась. Бесконечный поток машин начал двигаться. Мы наконец-то прошли таможню и пересекли границу Венгрии. Даже передать не могу, какое это облегчение, наконец-то попасть в Европу. Мы заехали на заправку, а моя жена вышла из машины и заплакала.

С тех пор, как мы добрались до Будапешта, мы делаем все возможное, чтобы помочь другим людям выбраться. Все началось с друзей, потом пошли друзья друзей, теперь мы занимаемся друзьями друзей друзей. У нас с женой много подписчиков, и мы стараемся использовать это по максимуму. Жена опубликовала свой телефон в инстаграме и помогает доставлять инсулин в больницы Украины, а питьевую воду – семьям. Сотни людей в Европе готовы разместить беженцев в своих квартирах, я передаю их контакты. Семья из семерых человек сегодня уснет в безопасности в квартире доброго незнакомца.

Я не видел даже 1% этой войны. Могу только представить, что сейчас чувствуют люди в Харькове и Киеве. Мужества им не занимать.

Кирилл Latiks // twitch.tv/latiks

Харьков

Латикс ежедневно стримит по 10-15 часов в сутки. А вчера с помощью чатика пытался понять, как и где ему жить дальше.

Я русскоязычный украинец из города Харькова. За 30 лет моей жизни ни у меня, ни у моих родственников, ни у моих друзей никогда не было проблем из-за того, что я говорю по-русски. Много раз бывал на Западной Украине и спокойно говорил там по-русски, а люди общались со мной по-украински, и никаких проблем не было.

Последние дни я нахожусь в каком-то аду (не дай Бог кому-то из вас всерьез разговаривать с Вашей плачущей матерью и убеждать её, что если вы умрёте, то стоит жить дальше).

Первые 4 дня я стримил и освещал происходящее с места событий. Это помогало отвлечься не только мне, но и зрителям, мы старались пережить все это вместе. За эти 4 дня я слышал сотни взрывов и десятки сообщений о воздушной тревоге, уже перестал относиться к этому всерьез. Это уже стало фоновым шумом.

Я пытался как-то успокаивать людей. Но когда на 5-й день Россия начала бомбить жилые районы Харькова (небольшое отступление: да, бомбят российские войска, это не мы сами себя бомбим, например, в районе Салтовка нету ничего, кроме многоэтажек, и его бомбили очень жестко), звуки взрывов были всё такие же, но потом я начал видеть фото и видео разрушенных домов в километре, двух километрах, на моей улице. Тогда я понял, что все очень серьезно, и перебрался в самое безопасное место в моей квартире – коридор (как можно дальше от внешних стенок дома).

Каждый день я говорю фразу: сегодня самый худший день. На 6-й день летели бомбардировщики и сбрасывали бомбы. У меня несколько раз от взрывов тряслись стены и пол, как при землетрясении.

Уехать сейчас очень сложно и опасно, метро заполнено людьми уже с в первых дней, а ближайшие убежища к моему дому, вполне вероятно, что просто подвалы под многоэтажками, в которых тоже опасно прятаться.

Это личные истории игроков, без политики и лозунгов. Просим не превращать комментарии в политические дебаты, иначе нам придется их закрыть.