Даниэль Кейтс: никто не будет гнаться за мертвой покерной мечтой

Даниэль Кейтс: никто не будет гнаться за мертвой покерной мечтой

В начале апреля гостем подкаста Джеффа Гросса стал Даниэль Кейтс, который откровенно ответил на вопросы ведущего и зрителей. Обсудили начало карьеры, «черную пятницу», Тома Двана, солверы, дорогие игры в Азии и другие темы.

– Всем привет, сегодня у меня в гостях единственный и неповторимый Даниэль Кейтс, который выиграл больше всех в онлайн кэш-играх. Как дела?

– Все хорошо, рад оказаться в Майами, у тебя очень приятный офис.

– Это, наверное, будет самый легкий подкаст. Я вчера объявил, что ты будешь моим гостем, и предложил подписчикам задавать вопросы. Набралось столько, что мы можем часами отвечать только на них. Но я и сам хотел бы обсудить несколько тем. Мне очень интересно, как люди приходят в покер. Расскажи, как ты начинал.

– Играл с друзьями на плеймани на PokerStars, тогда и придумал свой ник.

– Jungleman?

– Нет, этот появился чуть позже [На Старзах ник Даниэля – w00ki3z – прим. ред.]. Вживую впервые сыграл в школе, мы делали фишки из кусочков бумаги. На деньги начал играть в 17 лет в домашних играх на $0.5/$1 и $1/$2, тогда эти ставки казались мне огромными. Если разыгрывали $100 в одном банке, это было настоящим событием. Там меня и прозвали Jungleman, я ходил с длинными волосами, соперники считали меня немного сумасшедшим, поэтому такое прозвище показалось им забавным.

– Когда ты понял, что сможешь зарабатывать покером на жизнь?

– Первое время я заливал в строчку, проиграл без шансов около $5,000. Потом начал постепенно выигрывать и за 6 месяцев все отыграл. Параллельно начал играть SNG в онлайне, считал себя невероятно крутым, когда выиграл в них $2k. Но самым эмоциональным моментом стала победа в турнире за $25, где я получил $5k. Пожалуй, даже сейчас я назову тот успех самым памятным. Я сразу увеличил банкролл на 250%.

– Как родственники отнеслись к покеру?

– Естественно, им не понравилось, что я проиграл $5k в каких-то домашних играх. Помню, бабушка сказала, что мне нельзя играть в покер, потому что я не умею блефовать.

– Бабушка? Она в курсе, что со временем ты научился блефовать?

– Да, она уже в почтенном возрасте, но за моими успехами следит. Родители были настроены резко отрицательно, но я сам зарабатывал деньги. Работал в Макдональдсе, получал $7 в час. Заработал $1,000, это были самые сложные деньги за всю жизнь.

– Я буду разбавлять беседу вопросами из твиттера. Что ты думаешь про короткую колоду, сможет ли она превзойти по популярности холдем в онлайне?

– Последние полтора года игра набирает популярность, но NLHE в онлайне никогда не превзойдет. Игра интересная, какое-то время будет привлекательной для игроков, она безумнее PLO, но проще обычного холдема.

– Какое время ты уделяешь короткой колоде, во что вообще играешь в последнее время?

– В основном, в короткую колоду и микс-игры.

– Расскажи про работу в Макдональдсе, я не знал про эту часть твоей жизни. Ты работал на кассе?

– Собирал заказы. На мониторе появлялся список, а я упаковывал еду в пакеты.

– Ты уже играл в покер, видимо, все время думал о раздачах?

– Думал, как бы поскорее свалить из этого места. Работал летом, надеялся, что потом смогу совмещать с учебой и покером, но быстро понял, что это невозможно. Отработал всего месяц.

– Ты начал карьеру с крупного проигрыша, а у тебя был момент, когда будто щелкнуло и ты больше не оглядывался назад?

– Было что-то подобное после победы в том турнире за $25. У меня появилась тяга к знаниям, купил подписку на CardRunners. В это время я работал интерном, получал $17 в час и вообще ничего не делал. Заработал $2,000 за 1.5 месяца, а параллельно играл $2/$4 в онлайне и выиграл около $8,000. Больше я никогда не работал.

– Сколько тебе было?

– 18 лет, к концу года я уже играл $10/$20, всего выиграл около $100k.

– В офлайне уже играл?

– Нет, только в интернете, в офлайне начал играть после 20.

– Сейчас тебе сколько?

– 29.

– Все еще молод. Онлайн-покер можно разделить на несколько эпох – до UIGEA в 2006-м, до «черной пятницы» и после 2011 года. Расскажи про свою карьеру сквозь призму этих событий.

– Я начал играть в 2007-м, в 2008-м поднялся до $10/$20, а в 2009-м играл $100/$200. Помню, тогда примером для всех был Фил Гальфонд, Патрик играл самые дорогие лимиты, и Sauce тоже уже поднялся на хайстейкс.

– В то время вся дорогая игра шла на Full Tilt, было очень много экшена с многостраничными обсуждениями на форумах. Ты тоже мог проиграть или выиграть миллион за сессию?

– Нет, до миллионных стриков я тогда еще не дошел. Вся большая игра шла на $300/$600 и выше. Возможно, такие стрики были в 6-максе, но я играл хедз-апы. Хотя стоило переключиться на короткие столы раньше.

– Ты играл каждый день?

– Да, 7 дней без выходных, по 40-60 часов в неделю.

– Какой у тебя был винрейт на пике карьеры или ты не обращал на это внимания, довольствовался тем, что просто играешь в плюс?

– Пик пришелся на 2010-й, мне отлично заходило как в омаху, так и в холдем. В NLHE я выигрывал в районе 10ВВ/100. Чаще всего играл $100/$200, иногда $200/$400, когда собиралась игра.

– Объясним для неопытных зрителей, то есть за каждые 100 раздач ты выигрывал минимум $2,000.

– Верно. Я уже не помню, сколько раздач получалось в час, но обычно играл 3-4 стола, на таких лимитах выигрывать получалось достаточно быстро.

– У тебя возникали проблемы с экшеном или тогда игры хватало всем?

– Игру было найти гораздо проще, я неохотно играл только с Айзеком Хэкстоном и Беном Сульски. Еще почти никогда не садился против URnotINdanger2 [Скотт Палмер – прим. ред.], мы из одного города и дружили.

– Это у него есть брат?

– Нет, ты имеешь в виду братьев Дэнгов, у одного из них ник Urindanger, с ними я тоже знаком, крутые парни. В целом в 2010-м не было проблем с игрой, но постепенно становилось хуже, поэтому я переключился на PLO. Началось это с того, что соперники говорили, что я слишком хорош в холдем, и предлагали играть параллельно в омаху, считали, что так у них больше шансов. Очень много играл с ребятами из CardRunners – Коул Саут, Брайан Таунсенд, Гастингс и Тэйлор Кэби. Я учился по их видео, даже сам записал несколько для сайта, а потом всех обыграл.

– Я начал чуть раньше, когда учился в колледже. Играл от $0.5/$1 до $5/$10 и тоже печатал деньги, помню, как круто было играть прямо из кампуса. Ты же тоже учился, какие лимиты играл в колледже?

– На период учебы пришелся мой подъем, поэтому играл все от $0.5/$1 до $200/$400, но до конца я так и не доучился.

– Ты играл прямо из общаги, когда твои друзья сидели за учебниками? Наверное, очень круто играть хайстейкс, когда остальные живут обычной студенческой жизнью?

– Я вел замкнутый образ жизни, был полностью сосредоточен на покере, все время проводил в своей комнате. Не скажу, что жил типичной студенческой жизнью, друзей почти не было, с социализацией тоже были проблемы. Бросил колледж в 2010-м. Возникала странная ситуация – я мог проиграть $130k за сессию и в этот же день мне нужно было сдавать какой-нибудь отчет.

– Как к этому отнеслись родители?

– Нормально, уже видели, чего я добился в покере. Но я и сам очень хотел закончить учебу. Учился на информатике и один курс даже слушал два раза, по иронии теорию игр. Правда, к покеру это никакого отношения не имело.

– Ты начал путешествовать по миру или остался жить в Мэриленде?

– Бросил колледж в том числе из-за поездок. В 2010-м впервые поехал на европейскую Мировую серию в Лондоне, ничего не выиграл, но было интересно. После этого я переехал во Флориду с Эштоном Гриффином, известным игроком того времени.

– Тысячу лет о нем не слышал, он еще играет?

– Это долгая история, сейчас занимается криптой. В Орландо с нами еще жил Хасиб Куреши, ник DogIsHead, помнишь такого? Это еще одна долгая история. До «черной пятницы» онлайн оставался моей основной деятельностью. Незадолго до этих событий я переехал в Вегас.

– Каким ты помнишь день, когда все сайты закрыли?

– Я приехал к друзям в Остин, когда проснулся, мне сообщили, что ФБР прикрыло онлайн. Я не смог залогиниться, но никакого волнения не было. Думал, что все быстро решится и станет, как прежде.

– Ты играл только на Full Tilt?

– На всех основных сайтах, которые закрыли – PokerStars, Full Tilt и Absolute.

– Я слышал, что у тебя зависли астрономические суммы?

– На Full Tilt осталось $4 млн, я был наивным, не подозревал, какими проблемами все обернется. В 21 год у меня еще не было опыта подобных стрессовых ситуаций.

– Когда ты понял, насколько все серьезно?

– Примерно в середине Мировой серии, когда прошло 4 месяца и ничего не изменилось. Тогда еще появились новости, что Фил Айви подает на Full Tilt в суд.

– Я помню, что некоторые игроки пытались продать свои деньги по 50 центов за доллар, ты думал об этом?

– Я даже заключил такую сделку. Если бы Full Tilt обнулился, я бы получил половину своего банкролла, а в случае удачного исхода заплатил бы $450k и забрал остаток, так в итоге и произошло.

– Это произошло примерно через полгода после «черной пятницы»?

– Нет, практически сразу, через 3-4 дня. Это инициатива Хасиба, сам я был слишком молод и ничего не понимал.

– Как это отразилось на твоей игре? Понятно, что у тебя не было необходимости в столь огромной сумме даже на самых высоких лимитах.

– На хайстейкc иногда проигрываешь все деньги на аккаунте. Требуется крупная сумма денег, и обычно это становится проблемой, не так просто сделать депозит, нужно искать какой-то обмен. У меня до крайностей не доходило, но я не знал, что делать, если появится необходимость в деньгах. А на жизнь это вообще никак не повлияло, я никогда не тратил большие деньги, отразилось только на лимитах, на время даже пришлось искать бэкинг.

– Тебя не посещали мысли, что «черная пятница», наоборот, стала благословением? Я сужу по себе, до этого я целыми днями гриндил в онлайне, питался едой из китайской доставки, а потом стал больше путешествовать и жить полноценной жизнью.

– Благословением я бы ее точно не назвал, но благодаря «пятнице» у меня точно стало больше жизненного опыта и баланса.

– В чате спрашивают, играешь ли ты в PLO8?

– Играю в миксах, но это моя худшая игра.

– Почему? Я играл, она не показалась мне слишком сложной.

– По нескольким причинам. В нее у меня меньше всего наигрыша, и я все-таки считаю ее достаточно сложной, у PLO8 нет ничего общего с PLO и NLHE. Дележка банка меняет всю стратегию, даже не знаю, с чем сравнить, но в этой игре можно получить большое преимущество. В таких играх люди допускают очень грубые ошибки, в наших миксах есть пот-лимит бадуги и пот-лимит 2-7, в них я сам иногда сильно ошибаюсь.

– Не хочу бередить старые раны, но не могу не спросить про твое пари с Durrrr’ом. Вы его так и не закончили, оно продолжается?

– Да, официальная позиция такая.

– Можешь немного напомнить историю?

– Том предложил любому желающему сыграть с ним в PLO или NLHE с сайдбетом – его $1.5 млн против $500k. Победителем объявлялся тот, кто больше выиграет на дистанции 50,000 раздач. Причем, это даже не я согласился, он сам на меня вышел. Я тогда жил в своем замкнутом мирке и не обращал внимания на внешние факторы, хотя стоило бы. До пари мы уже играли с ним хедз-ап NLHE, и он проиграл мне 35 бай-инов. Обычно с такими соперниками не горят желанием продолжать играть, особенно с сайдбетом 3 к 1. Мы сыграли около 20,000 раздач на $100/$200 и $200/$400, я выиграл примерно $1 млн. Поэтому я не понимал, что происходит, почему он предлагает мне 3 к 1 на следующие 50,000 рук, может, он какой-то гений?

– Да, в покере всегда есть опасения, что тебе пытаются как-то пихнуть, но ты все-таки согласился. Что произошло дальше?

– Мы сыграли еще 20,000 раздач, за которые я выиграл $1.2 млн. Кто бы мог подумать…

– По сути у него уже нет шансов отыграться?

– Ну да, он проиграл мне больше 70 бай-инов. Если ты проигрываешь столько в хедз-ап холдем и продолжаешь играть, тебе, вероятно, стоит пересмотреть свое отношение к жизни.

– Как бы ты оценил вероятность отыграться?

– Меньше 5%, если допустить, что ни у кого из нас нет преимущества. А если у меня есть перевес, то у него нет аутов.

– В каком году вы играли?

– В 2010-м.

– То есть вы спокойно могли закончить до «черной пятницы». Когда он перестал играть?

– Зимой 2010-го уже не играли.

– Ты пытался ему писать, как вы общались?

– Я был с ним не особо вежлив, возможно, допустил ошибку. Но я злился, а он перестал выходить на связь. Мы сыграли 20,000 рук за два месяца, а потом 5,000 за 2-3 года.

– В какой стадии пари сейчас, если на partypoker откроют специальный стол только для вас, ты согласишься играть?

– С радостью. Но я должен упомянуть, что он платит мне штрафы. Мы не можем сойтись на точной сумме, сколько он уже отдал, точно больше $700k и меньше $850k.

– О, круто, то есть он не посылает тебя при каждой встрече. Что дальше?

– Не уверен, что могу раскрывать все детали наших договоренностей…

– Не говори ничего, о чем можешь пожалеть.

– В общем, я согласился дать ему некоторые послабления, потому что он все-таки платил штрафы и не игнорировал меня.

– Как ты думаешь, вы когда-нибудь доиграете, он в этом заинтересован или вы решите все как-то иначе?

– Не думаю, что он захочет доигрывать. Может, он и хочет, но у нас было миллион возможностей, но ничего так и не произошло. Скорее всего, мы договоримся о какой-то компенсации.

– Он же может проиграть еще $1.5 млн плюс ему нужно отдавать $1.5 млн по начальным условиям пари, то есть он рискует $3 млн.

– Такими категориями он не мыслит, мне кажется, у него оптимистичный настрой, уверен, что сможет отыграться.

– Что ты думаешь о современном онлайне? Два дня назад я разговаривал с Робом Йонгом, он сказал, что на party заблокировали 10,000 ботов и хотят избавиться от HUD’ов. По его словам, трафик в кэше упадет, зато игра станет чище.

– Думаю, это движение в верном направлении и продлит жизнь покера. А долговечность онлайна – одна из основных проблем. Новым игрокам будет не так страшно садиться за столы. Но в то же время наивно думать, что золотые времена покера вернутся. Что-то похожее на бум возможно, если американский рынок вновь станет открытым. Сейчас нужно сделать так, чтобы обычный человек опять поверил, что может выигрывать. Покерная мечта должна быть жива, никто не будет гнаться за мертвой мечтой.

– Еще один вопрос из чата, твои вспышки гнева на ТВ это часть имиджа?

– Нет, я злюсь по-настоящему. Но я специально работал, чтобы устранить эти моменты, потому что доходило даже до швыряния карт. Недавно я начал медитировать, доказать пользу этого сложно, но мое поведение за столом заметно улучшилось. Хотя временами все еще тильтую.

– Спрашивают, будешь ли ты учить своих детей покеру? Ты вообще планируешь заводить детей?

– Когда-нибудь конечно. С покером сложнее, будет зависеть от состояния игры.

– Где тебе комфортнее всего играть?

– Офлайн в Лас-Вегасе, но вообще где угодно, главное, чтобы делали массаж. Потратил на него огромные деньги.

– Сколько в 2018-м?

– Наверное, $20,000.

– Это много, надо было ехать в Рио, там минута стоит меньше доллара.

– Если бы знал, точно поехал бы. Я собирался в Бразилию или в Европу, но потом передумал из-за слишком большого количества перелетов.

– Ты не думал вернуться в Университет Мэриленда, получить диплом экономиста?

– Думал, но я бы точно не стал учить экономику, намного интереснее что-нибудь связанное с бизнесом.

– Ты играл с сильнейшими профессионалами, в том числе с Виктором Блумом и Томом Дваном, кого из них считаешь более состоявшимся игроком?

– Что имеется в виду, кто сильнее? Если говорить о чистом скилле и таланте, Виктор сильнее, он более разносторонний игрок, но и более безрассудный. Хотя Том тут тоже не пример для подражания.

– Интересуются, что стало поворотным моментом в карьере, когда ты из любителей перешел в профессионалы. Мы немного говорили об этом, ты ушел в минус на $5k, устроился в Макдональдс, а когда начал серьезно работать над игрой?

– Я все время что-то читал про покер в онлайне или книги, прочитал Суперсистему и даже какую-то книгу Хельмута про животных.

– Про животных?

– Да, у него там были какие-то аналогии: львы, мыши, слоны.

– Даже не слышал про это. Как оцениваешь эти книги сейчас, они совсем устарели?

– Они точно интереснее, чем симуляции в солвере, поэтому я бы посоветовал их, чтобы заинтересовать человека игрой. Для серьезного уровня они, естественно, не годятся.

– А солверы новичкам подойдут?

– Думаю, нет, это слишком продвинутые программы. Я бы советовал начинать с обучающих сайтов, например, Фила Гальфонда или Дага Полка. Со временем там научат работать с солверами.

– Вернемся к поворотным моментам твоей карьеры.

– Да, выигрыш первого турнира был поворотным. «Черная пятница» в какой-то степени тоже. Работа с солверами, естественно, сильно повлияла на мое развитие, в тот год у меня как раз начались проблемы с игрой.

– Когда это было?

– В 2015-м. Солверы дали мне огромный толчок.

– С программами могут работать все, но не все умеют правильно воспользоваться полученной информацией. За счет чего тебе это удается лучше других?

– Хороший вопрос. Во многом это вопрос погружения, были периоды, когда я ни о чем больше не думал. Засыпал, разбирая какие-то споты.

– Сколько времени ты проводил в программах?

– Помню, как-то я просидел в Пиосолвере 200 часов за две недели. Разбирал хедз-апы, потом переключился на 6-макс и увидел, что там все совсем по-другому.

– Насколько сейчас важна работа с софтом?

– Зависит от целей, если пытаетесь побить самые сложные составы в онлайне, придется ходить с солвером в туалет и забыть про дневной свет. А для офлайна и турниров достаточно общих представлений.

– Некоторые игроки, например, Бономо или Хольц много работают над игрой, другие, как Брин Кенни, опираются на природный талант. У тебя больше таланта или работы?

– У меня определенно есть талант, множество игроков работают над игрой гораздо больше меня. Но, какой бы не был у вас талант, без минимальной работы над игрой сегодня ничего не добиться. Джастин наверняка много работает, а вот в Федоре я так не уверен. Я с ним играл, мне показалось, что он больше полагается на талант.

– Спрашивают про твой любимый город. Я немного расширю, расскажи, где тебе больше всего нравится жить, где играть в офлайне и где в онлайне?

– Я очень люблю Нью-Йорк, но покера там никакого нет, играть нравится в Черногории, но не сказал бы, что это любимое место. Ванкувер идеально подходит для онлайна, и жить там приятно.

– Расскажи про свои самые большие выигрыши и проигрыши.

– Не могу рассказывать подробности, почти все самые крупные банки были разыграны в закрытых играх. В 2011-м я однажды проиграл $900k, но это не самый большой проигрыш.

– За сессию или за одну раздачу?

– За сессию.

– Вспомни самый огромный банк?

– Как-то в Азии я поставил то ли 3-бет, то ли 4-бет с тузами. На флопе Ax 7x 7x против меня сыграли чек-рейз, мы выставились, у соперника была семерка. Я выиграл, в банке было больше $3 млн.

А самый большой банк проиграл в шортдек. У меня были короли, против меня поставили 3-бет, у нас была невероятная глубина, больше 200 анте. По теллзам я понял, что у соперника нет тузов и просто запушил, он сделал колл с АК. Открылся флоп Ax Kx x , на терне пришел бланк, а на ривере ему закрылось два аута. На префлопе у меня было 57%.

– На флопе уже чуть больше.

– Да уж. Эта раздача стала очень болезненной, в ней разыграли намного больше $3 млн. Я конечно тильтанул, но в целом мне тогда хорошо заходило, шел в хорошем плюсе. Вообще я тильтую намного сильнее от собственных ошибок, на такие переезды стараюсь не обращать внимания, просто не повезло.

– Вернемся к коротким вопросам зрителей. Что думаешь о ботах в покере, насколько это серьезная угроза?

– Естественно, боты наносят огромный вред покеру, никто не хочет с ними играть. Старзы, по-моему, ведут отличную борьбу с ними, party тоже пытаются.

– В живой игре $1/$2 с заявкой $200 какой рейк ты бы посчитал небьющимся?

– Любопытный вопрос, думаю, если бы пришлось платить больше $10 в час, я бы не стал играть.

– Какие планы на Мировую серию?

– Буду в Вегасе, но играть планирую кэш. Из турниров сыграю, наверное, только чемпионат за $50k, в нем меряются эго все регуляры Bobby’s room, заключают множество пари, интересный турнир.

– Еще один вопрос про ваш вызов с Дваном. Как оцениваешь вероятность его завершения?

– Я бы поставил большую сумму, что он закончится.

– Сыграете 50,000 раздач?

– О, нет, вероятность этого ничтожна, но мы о чем-нибудь договоримся.

– Но ты бы согласился доиграть вызов на partypoker, если мы организуем специальный стол?

– Безусловно, я выиграл $1.4 млн за 20,000 раздач, готов продолжать хоть завтра.

– Каким ты видишь будущее покера?

– Подходящим словом будет – обнадеживающим. Очень надеюсь на открытие новых рынков.

– Каких именно?

– В Азии.

– Я слышал, что в 2020-м или 21-м покер легализуют в Японии.

– Было бы круто, Япония мне очень нравится.

– С кем тебе больше всего нравилось играть в онлайне?

– С Томом Дваном, хаха. У Виктора Блума раньше был мой номер, он мог позвать меня играть в любой момент. Мне вообще нравится играть с игроками из Швеции. Роберт Флинк тоже мог позвать меня играть хедз-ап, когда захочет. О нем, наверное, мало кто слышал, но он меня разорвал. За всю карьеру я никому не проиграл больше 15 бай-инов, а он выиграл 35, только после этого я сдался.

– Он еще играет?

– Да, в короткую колоду. В онлайне его ник bajskorven87, переводится со шведского как кусок дерьма или что-то похожее.

– Спрашивают, каково это – быть лучшим? Мне нравится этот вопрос, тебе приятно, когда тебя так называют?

– Да, но возникает проблема, со временем становится сложно найти игру.

– Твоя самая продолжительная сессия?

– Играл 72 часа в Азии. ВИП-игрок, вокруг которого собралась игра, не большой поклонник сна. Но мне все же удалось поспать пару часов.

– Прямо за столом?

– Нет, ходил подремать в номер. А в другой сессии против него же я уже не мог стоять на ногах, и мне разрешили поспать ровно один час в комнате, где шла игра, прямо на стульях. Думаю, им это показалось смешным.

– С кем тебе больше всего нравится играть в офлайне?

– С Гасом Хансеном, за столом с ним никогда не скучаешь.

– Просят рассказать, что такое обратный флип, который есть в Bobby’s room?

– Человек, который выигрывает флип, платит всем соперникам определенную сумму, обычно $5k.

– Каждому?

– Да, для наших игр это не такая уж огромная сумма. Я тоже проигрывал.

– В твоей карьере были моменты, когда ты хотел навсегда бросить покер?

– У меня были мысли заняться чем-то более значимым, но я люблю покер, всерьез бросать не думал.

– Просят дать 3 совета, которые помогут разрывать турниры в онлайне.

– Могу назвать только одну вещь – в МТТ огромное значение имеет ICM, многие на это вообще не обращают внимание или допускают ошибки.

– Твоя любимая игра?

– NLHE полной колодой, это моя сильнейшая игра, в ней самое большое значение имеет скилл. Но интереснее всего играть миксы, когда игры постоянно меняются, не успеваешь заскучать.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
0 0
Еще по теме
Лучшие комментарии
14 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.