Истории Анттонена. Глава 10

26 комментариев
Истории Анттонена. Глава 10

Щенок для Хелены. Ночные клубы в Хельсинки и на Багамах. Особенности психологии жительниц Нассау. Краткая история Джонни Лоддена.

После возвращения из Варшавы я был в предынфарктном состоянии из-за происшествия с Хеленой, а также остался практически без банкролла, так что о поездках за границу можно было забыть. Однако всего через пару дней я уже бронировал билеты на Багамы – на РСА.

Редакция журнала Pokerisivut давно хотела посвятить большой спецвыпуск Зигмунду. Его биография на тот момент (да, пожалуй, и сейчас) оставалась практически неизвестной широкой публике, а все из-за его нелюбви давать интервью. Более-менее нормально общался он только с журналистами Pokerisivut, и то лишь потому, что был в хороших отношениях с владельцами. Они договорились с ним об эксклюзивном интервью, но это решило только половину проблемы. Вторая половина состояла в том, что Илари (когда трезвый) очень стеснялся незнакомых людей, и нужно было найти журналиста, которому бы он доверял. У Pokerisivut такой сотрудник был – тоже игрок в покер, хороший знакомый Илари, чье творчество Зигмунд весьма одобрял. Речь, разумеется, обо мне.

Однако я никогда раньше не писал больших материалов. Моя самая большая статья была на шесть страниц. Поэтому мы решили, что сначала я потренируюсь на Джонни Лоддене! 12 страниц о нем должны были стать неплохой разминкой перед спецвыпуском о Зигмунде. Лодден собирался на РСА, и мы договорились с PokerStars об оплате моего перелета и проживания в роскошном отеле «Атлантис».

Но прежде чем отправиться на Багамы, немного о том, что произошло в моей жизни в декабре после возвращения из Варшавы. Как я уже говорил, мне удалось раскрутиться с депозита в 5 евро до пятизначной суммы. Немало денег ушло на вечеринки, но самое главное – я купил своей девушке щенка.

У нас с Хеленой много общего – мы из неполных семей, обожаем компании, ненасытны в своем стремлении путешествовать и узнавать все новое. Но больше всего нас объединяет любовь к собакам. Некоторые люди умиляются при виде младенцев. Никогда их не понимал. Младенцы пачкают все вокруг, срыгивают еду, ничего не соображают. С ними невозможно общаться. Они как куклы, только уродливее и ужасно шумят. А вот собаки меня умиляют до безумия. Я настолько обожаю собак, что однажды меня обокрали, пока я кормил сосиской дворнягу. Хелена была такой же, как я. Собака, которая жила с ней с раннего детства, умерла от старости задолго до того, как мы стали встречаться. Хелена хотела завести себе новую, но у нее не было денег. Мне же всегда нравилось выглядеть богаче, чем на самом деле, поэтому я предложил купить ей щенка.

Заводчик жил в нескольких сотнях километров от Хельсинки. Мы поехали к нему в старой машине с тремя друзьями – двумя девушками и парнем по имени Ардери. Он тогда работал таксистом и играл DoN'ы за $5. Потом он взял пару уроков у некоего монстра покера и сейчас играет 1/2-2/4 HU. Карьеру таксиста пришлось оставить.

Фрида на руках у Хелены
Фрида на руках у Хелены
Когда мы, наконец, добрались до заводчика, он предложил нам выбрать из семи щенков. Все они были крошечные и очень робкие, кроме одной девочки, которая носилась, как шальная, и буквально прыгнула на руки Хелене, когда мы появились. Вероятно, это и решило дело. Ее звали Фрида – в честь Фриды Кало. Я заплатил владельцу, и мы отправились в обратный путь.

Фрида сразу же разразилась душераздирающим воем. Она выла несколько дней, и мы ужасно страдали, чувствуя себя последними негодяями из-за того, что разлучили ее с семьей. Большую часть дороги Фрида проспала, но когда она проснулась, все захотели ее потискать. Я не отпускал ее дольше всего, а когда, наконец, передал ее подруге Хелены, собачка тут же решила сходить по-большому. И здесь везение мне не изменило! Вонь заполнила машину в считанные секунды, и нам пришлось сделать незапланированную остановку, чтобы проветриться.

Несколько дней после этого я провел в квартире у Хелены. Поспать нам удавалось редко, потому что Фрида все время выла, но в остальном мы отлично проводили время. Хелена даже потеряла интерес к выпивке: все, чего она хотела – быть с Фридой.

Три раза за декабрь мы все-таки напились. В первый раз – на мое девятнадцатилетие. По-моему, все прошло нормально, хотя, честно говоря, я ничего не помню. Во второй раз это случилось в канун Рождества, который мы проводили у меня дома вчетвером – я, мой лучший друг, Хелена и ее подруга, с которой у меня ранее был короткий роман. Подруга, несмотря на присутствие Хелены, постоянно пыталась оказывать мне знаки внимания и в какой-то момент даже лизнула мне шею, после чего Хелена не разговаривала с ней несколько месяцев. В третий раз мы напились перед Новым годом дома у Ардери. Там я впервые встретил бывшего парня Хелены. Мне передавали, что он рассказывает обо мне всякие гадости, но на вечеринке никаких проблем с ним не было: за всю ночь он не сказал мне ни слова, и меня это полностью устроило.

Разогревшись, мы компанией из примерно 20 человек отправились в ночной клуб Fever. Хелена напилась в своем обычном стиле. Я ненадолго отлучился в уборную, а когда вернулся, обнаружил, что один из ее друзей склонился над ней и пытается ее поцеловать. Их губы были всего в паре дюймов друг от друга, но оказалось, что Хелена пребывает в каком-то сомнамбулическом состоянии и не реагирует на внешние раздражители. Он почти прикоснулся к ее губам, когда я подбежал и сбил его с ног. Меня вышвырнули из бара, а этот трус послал за мной трех своих амбалов-друзей. Поняв, что дело пахнет расправой, я понесся со всех ног и смог прилично оторваться – так, что они потеряли мой след. Вскоре мне пришла смска от одного знакомого, который интересовался, где я и как у меня дела. Я вспомнил, что он тоже входит в клан друзей моего мстителя, и дал неправильные координаты. Через некоторое время я увидел парней, бегущих в указанном мной направлении, после чего пошел в противоположную сторону, сел на автобус и спокойно вернулся домой.

Эта проблема возникала регулярно. В любой компании Хелена была самой привлекательной, и все парни хотели залезть к ней под юбку. Они вились вокруг нее дюжинами всякий раз, когда она выбиралась в злачные места. До сих пор меня это не тревожило, так как я доверял ей, но теперь я заволновался. Сознательно она не стала бы мне изменять, но было очевидно, что в таком состоянии она просто не сможет вспомнить, чем занималась прошлой ночью. Тогда я решил, что всегда буду сопровождать ее и постараюсь сделать так, чтобы она поменьше пила. Отчасти я руководствовался состоянием ее здоровья (примерно тогда же я узнал о ее проблемах с желудком), но главной причиной была, конечно, моя ревность. Довольно-таки нездоровая ситуация, на самом деле, но я сходил по Хелене с ума, и мне было все равно. Впрочем, ни к чему хорошему этот метод не привел.

В самом начале нового года я упаковал чемоданы и вместе с фотографом отправился на Багамы. К тому моменту я вернул себе пятизначный банкролл, и жизнь была прекрасна. Я беспокоился только о том, что Хелена будет напиваться без меня. К счастью, у нее была Фрида.

Фотографа звали Тааветти Алин. Мы потом много работали с ним вместе. Это был очень забавный парень, большой фанат баскетбола, из одежды признавал только Nike. Его фамилия произносилась почти как «олл-ин», и она сделала его весьма популярным среди игроков в покер в той поездке.

Сам он в покер не играл. В первой поездке я научил его только китайскому покеру, рассказав правила во время перелета из Хельсинки в Лондон. В самолете до Майами мы уже играли на деньги (микролимиты). Он был очень религиозным парнем и признался, что впервые в жизни играет на деньги. Впрочем, он не считал китайский покер азартной игрой. Я дал ему выиграть 20 долларов, потому что он буквально сиял, когда выигрывал: «Невероятно, я уже обыгрываю профессионального игрока!» Спохватившись, я постарался как можно убедительнее объяснить, что все дело в удаче – а то еще отправится играть кэш на Багамах... Он сказал, что жена убила бы его, если бы узнала о нашем поединке, и прибавил, что никогда в жизни не станет играть в настоящем казино.

Первое впечатление от РСА – запах травы. Таксист, который вез нас из аэропорта, курил дурь на протяжении всей поездки. В коридорах пафосного «Атлантиса» тоже стоял сильный запах травки. Это приехали игроки в покер.

Будете на РСА, не поленитесь погулять по Нассау. Бары там отличные, а женщины просто сумасшедшие. Они буквально рвут белых мужчин на части и всегда готовы заняться сексом. Их сексуальное возбуждение достигает пика по воскресеньям, после церковной службы. По традиции всю неделю они трахаются с кем попало, потом каются, а после покаяния снова выходят на охоту.

О Джонни Лоддене я ничего не знал. Яспер и Илари вкратце ввели меня в курс дела перед отъездом. Они сказали, что он безумный лудоман, обожает пить и тратить деньги на всякую ерунду, и поделились некоторыми занятными историями о том, как весело проводили с ним время.

Больше всего мне понравился рассказ о том, как они навещали Джонни в Осло. У него был телохранитель, который выглядел законченным негодяем даже для телохранителя. Парень с ног до головы был в татуировках, и совсем недавно отмотал серьезный срок в тюрьме. Они поехали в клуб, он вел машину и припарковал ее практически на перекрестке, у светофора. На другой стороне дороги стояла полицейская машина. Все мы вышли из машины и пошли в направлении клуба. Полицейские тоже вышли и стали нам кричать. Тогда телохранитель развернулся, медленно подошел к ним и что-то сказал, после чего они успокоились и немедленно уехали. А машина Джонни Лоддена так и осталась припаркованной на перекрестке в центре Осло.

Я ожидал встретить настоящего мажора. Была про него еще одна история – на одном из Карибских островов Джонни выиграл несколько десятков тысяч долларов в каком-то турнире, всю ночь пил и проснулся где-то на пляже – а вокруг него были в изобилии разбросаны стодолларовые банкноты. Однако когда я впервые увидел Джонни, впечатление было совершенно другим: тихий, скромный парень в футболке и шортах, даже без дорогих часов, и он без большой охоты говорил о своем бурном прошлом. Сейчас, насколько я знаю, он окончательно остепенился, но и в 2009-м Джонни уже уверенно шел по этому пути. Его больше не интересовали вечеринки и путешествия по всему миру, ему хотелось спокойной жизни. В свои 22 или 23 он казался ветераном войны. Впрочем, его можно было понять, если вспомнить, через что ему довелось пройти.

Он рассказывал мне обо всем с подкупающей откровенностью, но постоянно добавлял: «Конечно, это не для печати». Джонни долго страдал, но сейчас, насколько я знаю, он живет в мире с самим собой, и я не хочу лишний раз его расстраивать, поэтому перескажу только то, что и так стало известно покерной общественности. Моя статья, по-моему, была переведена на английский, но ссылку найти я не смог. Если хотите заняться поиском, начните с сайта coinflip.com.

В 2006-м Джонни играл в сети Prima под ником bad_ip. Prima была тогда крупнейшей сетью, и только там был лимит 200/400 NL. Джонни выигрывал больше всех. Также там успешно играли Патрик Антониус, Эрик Линдгрен и еще несколько человек. Одним из слабых регуляров был швед TheTerrorist. Джонни много выигрывал у него один на один. Однажды TheTerrorist предложил обменяться MSN, чтобы договариваться о матчах, и Джонни легко согласился. Они стали время от времени общаться и регулярно играть один на один.

Потом TheTerrorist неожиданно начал буквально уничтожать Джонни за столом, выигрывая день за днем, сессию за сессией. Он постоянно фолдил, когда у Джонни была рука, и наказывал все блефы. Этот стрик продлился целый месяц. Яспер как-то оказался у Лоддена во время одного из матчей. Джонни проигрывал без шансов и кричал: «Да он просто видит мои карты!» Но остановиться не мог – не позволяла гордость. Да уж, в этом я кое-что понимал: когда в дело вступает гордость, в голове воцаряется хаос.

Джонни никогда никого не боялся за покерным столом. Однажды кто-то вызвал его на матч по лимитному холдему. Соперник решил шикануть и заявил за стол 200 тысяч долларов (на каком-то сравнительно небольшом лимите). Джонни немедленно докупился до $7,000,000. На этом матч и закончился...

Вот таким человеком был Джонни Лодден. Он не мог смириться с тем, что постоянно проигрывает куда более слабому игроку. Все это случилось задолго до скандала на UltimateBet, а слово «суперюзер» еще не изобрели. Джонни не мог понять, что происходит, и не мог бросить играть, и постепенно, за несколько недель проиграл весь свой банкролл, несколько миллионов долларов. Сбережений у него не было, все его деньги лежали в руме, как в банке. Он остался без копейки.

Позднее Джонни попросил своего друга проверить компьютер на вирусы, и тот обнаружил троянскую программу, которую TheTerrorist отправил через MSN. Точно так же он выиграл $500k у Патрика Антониуса (тому удалось вовремя остановиться). Джонни дал возмущенное интервью голландскому покерному сайту и сделал тему на 2+2, но потом внезапно перестал говорить об этом и отказался публиковать доказательства. О причинах он мне не рассказывал, а когда я пересказал ему некоторые дошедшие до меня слухи, явно напрягся, поэтому я предпочел переменить тему. Не думаю, что кто-то, кроме Джонни, знает всю правду об этой истории. В журнале я написал примерно так:

«Вопрос, почему Джонни потерял интерес к этой теме, широко обсуждался. Я беседовал об этом с многими его знакомыми. Некоторые из них говорили, что TheTerrorist получил защиту от норвежской банды мотоциклистов, и дальнейшее развитие истории могло стоить Джонни жизни».

На Багамах я общался со многими игроками в покер из Скандинавии. Это были чрезвычайно общительные и открытые парни, но когда я спрашивал у них о причинах молчания Джонни Лоддена, они отказывались говорить на эту тему. Очень странно.

Джонни так толком и не поднялся. Конечно, он играет в более дорогую игру, чем большинство из нас – омаху 25/50, а также входит в команду профессионалов PokerStars. В его жизни сейчас все хорошо, но ему так и не удалось снова воцариться на заоблачных лимитах. Строить банкролл с нуля, проиграв несколько миллионов, оказалось слишком сложно психологически. Раз за разом он проигрывался в ноль на низких лимитах, слишком низких, чтобы воспринимать их серьезно. К тому же ему было стыдно играть так дешево, как, например, на 10/20.

После интервью Джонни практически стал моим кумиром в покере. Поначалу общаться с ним было трудно, так как он с недоверием относился к незнакомым людям. Но он был очень приветливым и харизматичным, и его нельзя было не любить. Оказалось также, что он не большой поклонник показухи, а все эти вечеринки с Dom Perignon объяснялись желанием порадовать своих друзей. Своего телохранителя Джонни встретил в казино в Осло и нанял, потому что пожалел – у парня была по-настоящему тяжелая жизнь, и после тюрьмы он никак не мог устроиться на работу.

Когда я спросил у Джонни, что он чувствует, проиграв несколько миллионов долларов в компьютерную игру, он пожал плечами и сказал: «Ну, это всего лишь деньги». Эти слова оказали большое вляние на мою жизнь. Я хотел стать таким, как Джонни, крушить дорогую игру, не придавать значения деньгам и нравиться всем вокруг. А его «это всего лишь деньги» стало моим новым девизом. Под этим девизом я совершал все свои самые идиотские выстрелы на высокие лимиты и делал самые бессмысленные покупки. Это же всего лишь деньги.

На Багамах я взял интервью у Джастина Смита, Эндрю Робла, Тора Хансена и Элки. Мне также удалось получить пару комментариев от Фила Айви.

Большую часть свободного времени я проводил с Тааветти, LarsLuzak и его другом из Норвегии, который играл дорогую омаху (не Skjervoy). В той же компании был один из лучших жокеев Швеции. Я ставил на него на скачках в годы увлечения букмекерством. Никто из игроков в покер его не знал, но для меня Эрик Адильссон был крупной фигурой. Они сняли дом задолго до серии и к началу РСА загорели как черти. В этом доме жил и Том Дван.

Однажды мы вместе отправились на вечеринку – Сами, Джонни и остальные. Durrrr выкупил VIP-секцию в самом богатом ночном клубе – Aura. Я был в числе приглашенных. Том тогда только-только взлетел на вершину, о нем все говорили. Помню жаркие споры о его сексуальной ориентации, Лузак с друзьями даже заключали пари... На вечеринку Том пришел с такой блондинкой, что все вопросы сразу отпали.

В VIP-секции нашлось свободное место, куда я и приземлился. Справа от меня Антонио Эсфандиари целовался с девушкой. Слева сидел еще один известный игрок в покер, чье имя я никак не мог вспомнить, хотя видел его по телевизору. Только когда он представился, я понял, что это Брендон Адамс. Он завел разговор на отвлеченную тему и говорил не меньше минуты без перерыва, но я не услышал ни слова из-за громкой музыки и повел себя, как образцовый турист из Японии – начал улыбаться и время от времени вежливо кивать.

В какой-то момент девушка Антонио вышла, и он повернулся ко мне: «Сколько дашь ей по десятибалльной шкале?» Мне хотелось сделать приятное суперзвезде покера, поэтому я сказал, что она тянет на твердую десятку и поздравил его с отличным уловом. Прости, Антонио, что не был с тобой честен. На самом деле она годилась максимум на восьмерку с минусом.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.