Фото на память

18 комментариев
Фото на память

Декабрь 2001. Ставки повышаются. Чудесный ривер. «Можешь ехать домой». Остановись, мгновение. Отрывки из пятой главы книги Майкла Крэйга «Профессор, банкир и король-самоубийца».

Энди Бил вернулся в Bellagio во вторник, 11 декабря 2001 года. Это был хороший знак для города, который тяжело переживал последствия атаки террористов 11 сентября... Бил хотел играть хэдз-апы со ставками $20,000/$40,000. Он согласился дать Дойлу Брансону время, чтобы собрать деньги и игроков, и присоединился к кэш-игре на столе №1. Микс-игры сменились на лимитный холдем, а ставки выросли с $1,000/$2,000 до $4,000/$8,000. Бил надеялся вывести своих соперников из зоны комфорта. У профессиональных игроков было две возможности – сходить в свой сейф за дополнительными фишками или продать доли кому-то из коллег. Уход из-за стола никто даже не рассматривал.

Когда ставки поднялись до $4,000/$8,000, Дженнифер Харман решила продать часть экшена. Дойл, пытавшийся в это время собрать банкролл Корпорации для серии матчей с Билом, сказал, что Тодда наверняка заинтересует ее предложение, и зарезервировал 25% за своим сыном, до которого не смог дозвониться. Тодд и Дженнифер вместе поднимались по лимитам в 90-е и прониклись взаимным уважением к игре друг друга. У них даже были серьезные отношения, некоторое время они жили вместе и расстались без взаимных упреков. Год назад Тодд женился, а Дженнифер вышла замуж, но они остались хорошими друзьями (и соперниками за покерным столом) и сообща заботились о двух собаках, которых завели во время своего романа.

Еще 25% взял Барри Гринстайн. Он был в это время в Лос-Анджелесе и практически не знал Дженнифер, с которой лишь изредка пересекался за покерным столом. Посредником выступил Тед Форрест, игравший полностью от себя. «Барри, вероятно, заинтересуется», – сказал он и позвонил своему приятелю в Лос-Анджелес.

Несколько раз Дженнифер зашли хорошие карты, и вскоре ее плюс достиг $300,000. При этом один из ее деловых партнеров даже не подозревал о своем участии, а другому было совершенно все равно. С половиной этих денег придется расстаться, но, по крайней мере, наконец-то ей улыбнулась удача против Энди Била, предыдущие визиты которого в 2001 году принесли ей сплошные разочарования. Она взяла паузу, чтобы выкурить сигарету.

Когда она вернулась, место Била опустело. Проследив за глазами других игроков, она обнаружила его на одном из соседних столов играющим хэдз-ап с Ховардом Ледерером.

Впрочем, поединок Ховарда и Энди не затянулся. Бил привык рано вставать и все еще жил по техасскому времени. Он довольно быстро почувствовал усталость и ушел в номер. Однако Ледерер успел заметить, что его соперник серьезно занимался покером со времени их предыдущей встречи, завершившейся разгромом техасца. Энди ушел в плюсе, и игроки договорились продолжить матч на следующее утро.

Назавтра Ледерер отыгрался и вышел вперед, но так легко, как в марте, ему не было. Банкир не прогибался, когда профессионал начинал гасить его агрессию встречной. И в следующие четыре дня Энди больше не проигрывал...

Со среды до субботы Энди Бил систематически укатывал лучших игроков мира. Он добился убедительных побед над Тоддом Брансоном, Дженнифер Харман, Джоном Хенниганом, Тедом Форрестом, Чау Чженом и другими. Все игроки в покерном клубе Bellagio чувствовали эту боль. Слухи о происходящем распространялись моментально. На покупке долей, казалось, все сошли с ума. Даже регуляры $80/$160 пытались купить 1% экшена у отдельных членов Корпорации за $1,000.

Дозвониться до Тодда до среды Дойлу так и не удалось, так что его сын вновь не попал в команду. Но когда через несколько дней Брансон-младший зашел в Bellagio, Энди Бил, расправлявшийся с очередной жертвой, заметил его. Энди помнил Тодда по их матчу на $400/$800, сыгранному во время первого визита банкира в Вегас. Он остановил Тодда и протянул ему руку: «Тодд? Энди Бил. Не хочешь поиграть со мной один на один?»

Корпорация предложила Тодду фриролл – не вкладывая ни цента своих денег, он мог получить процент от выигрыша. Однако Брансон-младший хотел не фриролла, а полноценной доли в команде. Он был недоволен тем, что не попал в число избранных с самого начала, особенно из-за того, что именно он фактически открыл Энди Била покерному сообществу. Тодд регулярно играл $800/$1,600 и $1,000/$2,000, считался специалистом и в холдеме, и в хэдз-апе. Очевидно, он имел полное право войти в команду, причем не только как инвестор, но и как непосредственный участник противостояния.

Когда они, наконец, сели играть, матч оказался весьма скоротечным. Тодд проиграл свой миллион стремительно и очень обидно. Обоим раздали мусорные карты. Брансон зашел коллом с малого блайнда с 6x 4x . Бил сделал рэйз до $20,000 с Tx 5x . Последовал колл. На флопе Tx 3x 2x разных мастей Энди поймал старшую пару, а Тодд – гатшот. Энди поставил $10,000, Тодд сделал рэйз, Энди заколлировал. В банке уже было $80,000.

На терне пришла идеальная для Брансона карта – пятерка. Она не только дала ему стрит, но и усилила Била до двух пар. Банкир поставил, профессионал переставил. Банкир переставил еще раз... В офлайне при игре один на один традиционно отсутствует ограничение на количество ставок, и они увлеченно накручивали до тех пор, пока Тодд не поставил все свои фишки. Точного количества ставок никто не помнит, но, по словам Брансона-младшего, их было не меньше двадцати.

На ривере пришла еще одна пятерка, давшая Билу фулл-хаус и чудесную победу.

Тодд Брансон обычно сохраняет за столом завидное хладнокровие, особенно в присутствии любителей, которым нужна удача, чтобы бороться с профессионалами. Но этот удар оказался чересчур сильным даже для него. Одного за другим он приводил игроков Корпорации к своему столу и показывал этот бэдбит. «Смотри, это же просто невероятно! Раннер-раннер фулл-хаус!»

Но ничего нельзя было изменить – Бил выиграл очередной миллион и уже подыскивал себе нового соперника.

Дженнифер Харман также не испытала удовольствия от матча с миллиардером. Миллион она проиграла быстро, хотя и под конец почувствовала ритм и была уверена, что на дистанции смогла бы отыграться. Как и у Тодда Брансона, у нее был богатый опыт игры в лимитный холдем, и ей нравился формат хэдз-апа. Но Бил решил не продолжать и вместо этого сел играть «фризаут» за $100,000 с другим игроком, который даже не входил в Корпорацию. Серия неудач Дженнифер против Била продолжилась.

Профессионалы были совершенно не готовы к регулярным, изо дня в день победам Энди Била. Да, неопытные игроки могут выигрывать, когда удача оказывается на их стороне, но не на постоянной же основе! Поэтому группа не позаботилась о том, чтобы собрать больше миллиона долларов, нужного для первого поединка. В марте ведь этого хватило.

После каждого следующего поражения команда заново собирала общий банкролл. Это требовало времени и оказывало деморализующий эффект на игроков, особенно из-за того, что некоторым приходилось несколько раз напоминать о необходимости принести свою долю. Вдобавок Энди Бил продолжал требовать играть дороже оговоренных $10,000/$20,000...

В воздухе витала паника. Все игроки были уверены, что ветер обязательно переменится, ведь на их стороне было большое преимущество в классе и опыте, но как долго может продолжаться период неудач?

К субботе они уже не пытались скрывать свою ситуацию от Била. После того, как их корабль получил очередную пробоину, они собрались прямо у игрового стола, в присутствии своего соперника. Также они опасались, что Энди может выйти из игры. Он находился в городе со вторника и не рассказывал о своих планах. К тому же он неважно себя чувствовал, и к нему даже пригласили местного доктора, который время от времени играл в покер по большим ставкам. Доктор прописал Билу антибиотики.

В следующем матче показалось, что фортуна поворачивается к профессионалам лицом. Но и тут их надеждам не суждено было сбыться. Джон Хенниган, способный на волшебство не только за бильярдным, но и за покерным столом, выиграл у Била более полутора миллионов.

Однако потом Энди начал отыгрываться, а другие игроки обратили внимание на батарею пустых бутылок из-под пива рядом с Хенниганом. Пока он выигрывал, никому не было до этого дела, но тут им стало казаться, что он буквально пропивает их банкролл. В итоге Хенниган также проиграл миллион, после чего сел отдельно от испепелявших его взглядами коллег и в отчаянии обхватил руками свою бритую голову.

В субботу в противостоянии банкира и профессионалов ничего не изменилось. Ранним утром, когда Энди Бил появился в Bellagio, он встретил там Теда Форреста, все еще продолжавшего вечерную сессию пятницы. Энди пришел в казино из-за бессонницы, ведь их матч с Форрестом планировался несколько позже, но, раз уж соперник оказался здесь, техасец предложил ему начать немедленно.

Тед согласился, но у него не было доступа к банкроллу команды, а «казначеи» должны были прибыть только через несколько часов. Он позвонил одному из них, сказал, что время начала матча переносится, и попросил его договориться о деньгах с Bellagio. Пока же Тед решил сыграть на $240,000 – все деньги, которые были в его личной ячейке.

Этот матч еще раз напомнил Форресту, как страшно бывает играть на хайстейкс с недостаточным банкроллом. В хэдз-апе нужно играть много рук, и весьма агрессивно, но когда у тебя всего 12 биг-бетов, очень хочется дождаться карты... Когда стало ясно, что вся сумма вот-вот перейдет к Билу, Тед попросил у него денег в долг. Поколебавшись, техасец выделил ему некоторую сумму, за которую попросил расписаться на салфетке.

За два часа Форрест проиграл $620,000, после чего попросил замену. Он не мог избавиться от мысли, что играет не по банкроллу.

Следующим соперником Била стал Чау Чжен. Даже лучшие игроки мира относились к нему с почтением, граничащим с восхищением. Как и Дженнифер Харман, Чжен ковал свой успех совершенно самостоятельно. Он родился и вырос во Вьетнаме, приехал в Лас-Вегас в начале 80-х с остановками во Флориде и Колорадо и расставил свои сети на столах $20/$40 для лимитного холдема. Постепенно поднимаясь, он дошел до дорогой игры в Mirage, где был бит Дойлом Брансоном и Чипом Ризом. Примерно тогда же он проиграл миллион долларов в баккару.

Но Чжен извлек уроки из своих ошибок. Устранив слабые места в стратегии благодаря регулярным столкновениям с сильнейшими профессионалами мира, 2001 год он встретил в ранге самого опасного (по мнению его коллег) игрока стола №1.

В покере куда меньше расовых предрассудков, чем в других сферах жизни американцев. Профессионалы не склонны к стереотипам. В покер играет 50 миллионов человек, многие из которых ничего в нем не понимают, и среди них есть представители всех рас. Но в профессиональной среде за себя говорят карты. Цвет кожи, религия или национальность на карты не влияют. (Пожалуй, труднее было добиться признания женщинам, но сейчас мало кто смотрит на них свысока, и уж точно не на самом высоком уровне. Профессионалы уровня Дженнифер Харман или Мими Тран только радуются, когда их недооценивают, ведь так легче выигрывать деньги.)

Многие эмигранты из Вьетнама добились немалых успехов в покере, но никто из них не играл выше Чау Чжена. А самым большим комплиментом его игре, который только можно услышать от коллег, была репутация человека, сила которого возрастает с ростом ставок.

Но к моменту, когда Дженнифер Харман, совершавшая набег на магазины в Caesar's Palace в преддверии Рождества, добралась до Bellagio, Чау Чжен тоже проиграл Билу миллион.

Дженнифер легко прочитала на лицах коллег исход матча. Чау и еще несколько членов Корпорации сидели за одним столом. Четверо играли в закрытый китайский – вид покера с репутацией совершенно лотерейного, причем играли без фишек. Результаты записывали на листке бумаги. Денег не было ни у кого.

К столу подошел Энди Бил.

– С кем будет мой следующий матч? – поинтересовался техасец.

Дойл Брансон горько улыбнулся.

– Поздравляю, Энди. Мы банкроты. Можешь ехать домой.

Все усмехнулись, и Дойл тут же добавил, что это шутка, но она была не так уж далека от правды. В период со вторника до вечера субботы Энди Бил выиграл $5,300,000.

Наконец, Дойл сказал:

– Окей, Энди. Если хочешь поиграть сегодня, я сыграю с тобой. Нам только придется где-то раздобыть денег.

* * *


Пока Энди Бил ждал своего соперника, он послал за фотографом, работавшим на Bellagio. Во всех казино на Стрипе есть свои фотографы, обычно снимающие посетителей элитных ресторанов во время праздничных застолий. У Энди Била был свой праздник, и фото на память казалось как никогда уместным.

Он сидел за столом с пятнадцатью коробками фишек по $5,000. В каждой коробке было полмиллиона долларов. Следующие полчаса он вынимал стек за стеком и расставлял их на столе. Первый частокол из двадцати столбиков фишек протянулся от места Энди в центре стола до самого края. На это ушло меньше четырех коробок. Потом он сделал второй ряд, третий, четвертый... Даже после этого у него осталось две полные коробки на миллион долларов.

Когда прибыл фотограф, Энди подошел к столу, за которым горевали его противники, и спросил Дойла, не согласится ли тот попозировать для фото. К Энди и Дойлу присоединились Дженнифер Харман и Тед Форрест. Все четверо разместились за батареей фишек, заботливо расставленных Билом.

Фотограф попросил их улыбнуться и щелкнул затвором, но в первый раз вспышка не сработала. Игрокам пришлось позировать несколько минут, пока он делал один снимок за другим, пытаясь одновременно починить вспышку. Наконец, дубля примерно с двенадцатого, вспышка сработала. Энди Бил получил своё фото на память.

Он сидел в центре стола, за рядами фишек на семь с половиной миллионов долларов. Банкир выглядел очень усталым и очень довольным. Слева расположился Брансон, наклонившийся немного в сторону от Энди. На его лице была полуулыбка, полугримаса. Между ними стояли Харман и Форрест. Дженнифер была за правым плечом Брансона, ее лицо ничего не выражало. Тед улыбался. Выглядел он так, будто прожил в этой комнате несколько дней, и это было недалеко от истины, но по фотографии вполне могло показаться, что все эти деньги выиграл именно он.

«Если ты отказываешься после всего этого немного попозировать, ты явно занимаешься не своим делом», – высказался Дойл Брансон. Дженнифер Харман также не испытывала ни малейшего негодования из-за фотосессии. Для нее это было лишь небольшой услугой приятному человеку. Да, он выиграл все их деньги, но не стал их врагом. Тед Форрест согласился с ними: «Думаю, он просто хотел оставить себе память о поездке в Вегас. Это же невероятное достижение – приехать в Вегас, сыграть в самую дорогую игру в истории покера, встретиться с семью-восемью игроками, входящими в двадцатку лучших в мире, и разбить их наголову. Невероятное достижение!»

И невероятная фотография.

* * *


Обещая всем вернуть деньги на следующее утро, Дойл Брансон сумел тем же вечером собрать в Bellagio почти полтора миллиона долларов для последней атаки на Энди Била. Однако техасец после фотосессии почувствовал, что запас его адреналина иссяк. Он был изможден, но уйти было неудобно, учитывая, сколько сил затратили Брансон и другие игроки на сбор средств.

Матч продлился около двадцати минут. Билу снова сопутствовала удача, и он вышел вперед на $200,000. Но тут его бензобак окончательно опустел. Он извинился перед Дойлом и вызвал охрану, чтобы доставить деньги в свою ячейку. Два дюжих охранника отнесли его выигрыш в больших коробках с железными ручками.

Энди было несколько неудобно из-за того, что ему не хватило сил на матч с Дойлом Брансоном. Но в остальном он чувствовал себя великолепно. Пожалуй, завтра утром он даст им еще один шанс.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.

Мы тоже не любим спам! За всю историю сайта мы не отправили ни одного письма нашим пользователям. Вы не будете получать от нас ни рекламных предложений, ни обзоров обновлений.