Джейсон Кун: «Очень многие могли бы стать мной»

12 комментариев
Джейсон Кун: "Очень многие могли бы стать мной"

Победитель турнира суперхайроллеров на Багамах рассказал свою биографию, пару историй про Тома Двана и китайских гэмблеров, вспомнил детство и высказался про GTO.

2016 год получился самым успешным в карьере Джейсона Куна. Он выиграл $1,000,000 в главном турнире серии Seminole Hard Rock Poker Open, дважды выиграл и несколько раз выходил на финальные столы в турнирах хайроллеров Aria, а всего получил $2,890,926 призовых. Новый год он начал с победы в турнире за $100,000 на PSC Багамы.

В конце прошлого года Джейсон дважды пообщался с журналистом CardPlayer Хулио Родригесом. В октябре он дал интервью для печатной версии журнала, а в конце декабря они записали подкаст у Джейсона дома в Вегасе.

– Расскажи, с чего все начиналось. Где ты родился?
– Я из Западной Вирджинии.

– Как бы описал это место в двух словах?
– Там все примитивно, я рос в небольшом, но очень красивом и зеленом городке. Детство провел на ферме среди лошадей и других животных, 300 дней в году рыбачил.

– Просто рыбачил или участвовал в соревнованиях?
– Соревноваться я любил с детства, но никуда специально не ездил и рыбу сразу отпускал. У меня был катамаран, и я часами плавал по озеру. Соседи думали, что я сумасшедший.

– Ты уже в детстве оценил пользу физических упражнений.
– Точно.

– А когда начал играть в покер?
– В колледже. Я занимался легкой атлетикой, бегал короткие дистанции, но получил травму и начал играть от скуки.

– Расскажи про травму.
– Я бегал на серьезном уровне и надеялся попасть в национальную сборную. Естественно, не в первый состав, там бы я просто не выжил. Но однажды на соревнованиях в беге на 200 метров порвал связки бедра.

– Ты сказал, что хотел попасть во вторую команду. Какие у тебя были результаты по сравнению с сильнейшими?
– Сейчас, безусловно, самый быстрый в мире – Усэйн Болт. Он выбегает из 20 секунд, самые быстрые бегуны США второго эшелона бегают примерно за 20.8-20.9, а олимпийцы – чуть больше 20.

– А у тебя какой лучший результат?
– Больше 21 секунды. Но я был сильнее в беге на 100 метров, там мой результат – примерно 10.5-10.9, бегуны мирового уровня бегают за 10 и даже чуть быстрее, но это уже уровень олимпийских игр.

– То есть ты всего на секунду хуже?
– Да, но это 8-10 метров, меня бы порвали.

– Значит, ты начал играть в карты и сразу стал выигрывать?
– Нет. Я не очень любил футбольную команду нашего колледжа, дружил в основном с бегунами и ботанами. Но в покер играл с футболистами и проигрывал им. Было вдвойне обидно, поэтому я купил и быстро прочитал кучу книг по покеру.

– Помнишь самую первую?
– Да, одна из книг Фила Гордона, зеленая. Потом прочитал «Теорию покера» Склански и Харрингтона.

– Харрингтон тогда уже вышел?
– Да, это был 2006-й или 2007-й.

– Узнал что-то новое?
– Конечно! Самым шокирующим было осознание того, что нужно играть диапазонами. На Мировой серии я всегда стараюсь вести себя дружелюбно и, как правило, мне это удается. Но не могу сдержаться, когда соперник говорит – «я положил тебя на карманных дам». Я же всего лишь сделал рейз на префлопе, так это не работает.

– Наверное, дело в том, как именно ты сделал рейз. Может, у тебя какой-нибудь специфический теллз на карманных дам. Расскажи про свой первый большой турнир в офлайне.
– Я играл турнир за $3.2k в Borgata и прошел достаточно далеко, помню, даже был одним из чиплидеров в деньгах, но потом меня просто разорвал Стив Вайнштейн.

– Это «thorladen» в онлайне, интересно, куда он пропал? Я помню этот турнир, Стив, кажется, занял 6-е или 7-е место.
– Да, а выиграл вроде адвокат по имени Тодд, забыл фамилию. Раньше постоянно играл, очень приятный парень. Вспомнил, Тодд Терри. Или он поделил в хедз-апе. [На самом деле Стив выиграл, а Тодд занял 2-е место.]

– Про Тодда Терри я тоже давно ничего не слышал. А ты как закончил?
– В районе 60-го места.

– Нервничал, трясло на первых уровнях?
– Нет, но играл я, как маньяк. Тогда все так играли, но я все равно выделялся.

– Давай перейдем к веселым вопросам. Вспомни самый жестокий бэдбит, когда ты кого-то переехал. Как тебя переезжали, мне неинтересно.
– Если речь не про деньги, то однажды я переехал на ривере каре одним аутом, собрал роял-флеш. Это было в онлайне еще до «черной пятницы». В живом турнире как-то выставился на префлопе с семерками против королей, соперник флопнул сет, но мне положили две семерки на терне и ривере.

– Жалко, вы не выставились на флопе. А в деньгах?
– В этом году в Маниле сыграл крупнейший банк в карьере.

– Об этом как раз был следующий вопрос.
– Самая дорогая игра в жизни, ВВ около $5k, за столом несколько легендарных китайских игроков, Фил Айви, Дэвид Бенефилд и несколько офлайн-регов.

– В смысле регуляры, которые вообще не играли в онлайне?
– Один раньше играл, но сейчас переключился на офлайн, и это не Том Дван. Хотя он играет в похожем стиле – очень умный и гиперагрессивный.

– Всем интересно, чем занимается Том.
– У него все нормально, но в этом году он потерял отца. Меня раздражает, когда я читаю, что он в рабстве у этих ребят. Он просто не хочет светиться на ТВ, жизнь продолжается. Мы познакомились, когда я гриндил микролимиты, и он 40 минут подробно отвечал на мои вопросы. На моих глазах он испытал один из самых жестоких бэдбитов. Мы играли $300/$600/$1,200 в Aria, он выставился с трипсом восьмерок против тузов на флопе Qx 8x 8x , в банке было примерно $1.8 млн. На ривере пришел туз, Том сказал «Nice hand» и передвинул деньги сопернику. Кстати, у меня есть веселая история про него.

– Давай, но не забудь потом рассказать свою.
– Это произошло на моем самом первом PCA, когда у меня практически не было банкролла. Зак Кларк, «CrazyZachary» в онлайне, пригласил меня на ужин в один из ресторанов «Атлантиса» с другими игроками.

– Это же племянник Чипа Риза?
– Верно. Сейчас он больше занимается ставками. Тогда я впервые познакомился с Томом, а всего там было человек 20, заказывали дорогое вино, шампанское, все, как обычно. В конце Том предложил всем достать кредитки для рулетки. Я немного опешил, счет был на $6,000, у меня на карте было около $12,000, а всего примерно $60,000. Зак заметил мою реакцию и предложил положить карту за меня, но я отказался.

– Платил тот, чью карту достали последней?
– Да, я остался в топ-4 и чуть не обделался. Но мою карту достали четвертой, помню, как старался не выдавать эмоции, но был готов рыдать от счастья. Том вышел в хедз-ап, но последней вытащили карту другого человека.

– Давай вернемся к Маниле.
– За столом сидел один очень крупный китайский гэмблер в тильте, вокруг которого и собралась игра. На префлопе он в позиции заколлировал вхолодную мой 3- или 4-бет, у меня красные короли. Флоп Tx 8x 7x две бубны, одна черва. Я прочекал, он поставил банк, я запушил, он сделал колл с Th 8h . В банке около $900k. Игра шла третий день с небольшими перерывами. До этого я стабильно выигрывал, но на лимитах существенно ниже, и этот банк оставил бы меня в большом минусе за поездку. Терн – 9d , в этот момент Айви – это моя любимая часть истории – который все три дня без перерыва между раздачами смотрел спорт и делал ставки, снял наушники и пристально посмотрел на доску. Китаец подстраховался, а Пол Фуа спросил, не хочу ли я «натянуть» карту. Я захотел, мне раздали ее рубашкой вверх, и я перевернул 3d . Заноси!

– Фил, наверное, разозлился, что ты выиграл этот банк. Обычно болеют за фишей.
– Наверное, но для этого фиша банк имел такое же значение, как для меня проигрыш на $1/$2. По слухам, он выиграл в той игре $80-100 млн.

– Ого, вот кого надо приглашать в подкаст.
– Да, поговори с настоящими хайроллерами. Но кроме шуток, могу сказать, что состав не был таким уж сказочным. Довольно сложно играть с ребятами, на которых вообще не давят деньги, и которые готовы выставляться в каждой раздаче. Естественно, у них серьезные пробелы в игре на префлопе, но постфлоп они играют вполне достойно и хорошо читают соперников.

– Ты вспомнил про рулетку с кредитками, а какие еще есть лудоманские истории?
– О, я довольно скучный. Несколько раз менялся с друзьями определенным процентом от экшена и в конце года узнавал, что должен $20k, но такое, наверное, было у всех.

– Против казино играешь, ставишь на спорт?
– Никогда, даже правил крэпса не знаю, помню лишь основы блэкджека, но далек от оптимальной игры, и я никогда не ставил больше $1,000.

– Какой главный плюс в профессии покериста?
– Однозначно – это свобода, возможность просыпаться, когда хочешь, и делать, что хочешь. Для меня это важно. Я не могу работать в рамках, даже когда делаю видео для RunItOnce. Хотя они уже поняли, с кем связались, и не ставят мне дедлайнов.

– Что тебе больше всего не нравится в покерном мире?
– Сейчас, естественно – географические ограничения, необходимость уезжать заграницу, чтобы поиграть в онлайне.

– Что самое неприятное ты читал о себе в интернете или СМИ?
– Хм, наверное, когда меня кто-то троллил. Я бы хотел считать, что являюсь достаточно самоуверенным, чтобы не обращать внимания, но все на это реагируют.

– Ты когда-нибудь давал интервью непокерным изданиям?
– Да, однажды был у Андерсона Купера.

– Ого! И какой самый нелепый покерный вопрос тебе задавали?
– Обычно люди, не связанные с покером, спрашивают одно и то же, особенно после фильма «21». Про счет карт, работаем ли мы в командах. Я отвечаю, что считаю, конечно, карт же всего 52. Однажды меня поразил сосед в самолете. Мы летели из Вегаса, я сказал, что занимаюсь инвестициями, так как не было настроения отвечать на покерные вопросы, а он начал рассказывать, как 48 часов подряд играл в покер в Golden Nugget.

– Наверняка он тебя узнал.
– Нет-нет, слушай дальше. Он заявил, что играл высокие лимиты и назвал четырех ТВ-про. Но в те же дни проходила серия Five Diamond, и все они со мной играли там, в Golden Nugget никого не было. Но он мне 40 минут подробно рассказывал о своей кэш-игре.

– Расскажи о самой ужасной работе, которая была у тебя до покера.
– Я не так много работал до покера, помогал отчиму, который был кровельщиком. Но не скажу, что работа была ужасной, просто очень тяжелой, зато натренировал ноги.

– Хаха, во всем видишь позитив. Сколько тебе было?
– 13 или 14 лет. Еще я работал официантом, теперь очень уважаю эту профессию, потому что посетители ресторанов часто ведут себя, как мудаки. Всегда оставляю хорошие чаевые, как будто плачу налог за идиотов, с которыми официантам приходится общаться целый день.

В интервью журналу Джейсон рассказал, что в самом начале карьеры быстро раскрутился со $100 до $30k, в этом ему помогло первое место в Sunday Storm за $11.

Игру он совмещал с учебой в колледже, где осваивал сразу две специальности – финансы и философию. На учебу времени практически не оставалось, Кун часто играл HU SNG прямо на парах, но ему удалось набрать минимальный средний балл и получить диплом.

Заниматься спортом Кун начал в детстве из-за отца, который избивал Джейсона и его мать. В итоге его посадили в тюрьму за домашнее насилие.

– Я решил стать большим, злым и сильным, чтобы никто не мог меня обидеть, – вспоминает Кун. – Гнев был моим главным мотиватором.

Кун рос в бедности, его даже высмеивали за это в школе. Когда пришли покерные успехи, одной из первых его покупок стал Porsche.

– Я хотел жить красиво, но не понимал, что делаю. Следующее, что помню – меня окружили какие-то неприятные личности, а я изображал человека, которым никогда не являлся.

Все изменилось после знакомства с Беном Толлереном в 2012-м:

– Я работал над игрой, пока из глаз не шла кровь. У меня замечательная девушка, но иногда ей приходилось терпеть мои 12-часовые сессии, причем иногда я даже не играл. Увидев подход Бена, я понял, что нужно срочно начинать работать, если хочу продолжать играть в покер через 5 лет. В то время я был плюсовым в турнирах, но кто знает, насколько хорошо я в действительности играл. Может, мне просто повезло пару раз доехать? Наблюдая за Беном, я понял, сколько есть возможностей для прогресса.

Сейчас у игроков есть доступ к разнообразному софту, помогающему в работе над игрой. С помощью этих программ можно понять, как балансировать разные сайзинги определенным количеством блефов и вэльюбетов. Чтобы разобраться, с какими диапазонами подходить к разным спотам, нужно приложить много усилий. Но этому можно научиться, даже не играя.

Именно Бен познакомил Джейсона с GTO:

– Я думал так: «Если я сделаю это, мой оппонент сделает это». А нужно думать так: «У меня вот такая рука в этом споте и с ней нужно делать Х». Это называется игрой по GTO. Игра в эксплуатирующем стиле позволяет печатать деньги, если вы всегда оказываетесь правы. Когда вы на 100% уверены, что соперник старше, можно выбросить на ривере даже при шансах 10 к 1. Вы эксплуатируете несбалансированный диапазон оппонента. Но как только он начнет блефовать, эксплуатировать уже будут вас. Красота оптимальной игры в том, что у вас всегда есть эта неэксплуатируемая, сбалансированная, базовая стратегия, от которой вы в любой момент можете отклониться, если возникают конкретные причины для этого.

Джейсон уверен, что игра по GTO также помогает сдерживать эмоции при проигрышах:

– GTO помогает чувствовать себя лучше после неудачных коллов. Многим покеристам сложно понять эту концепцию. В покере есть ситуации, когда необходимо сделать колл и проиграть. Всем хочется оказываться правыми в 100% случаев, но если на этом зацикливаться, вы будете проигрывать деньги. Лимитные игроки лучше это понимают, потому что часто делают коллы и проигрывают. Не обязательно всегда быть старше при шансах 10 к 1 на ривере, чтобы на дистанции эти коллы были плюсовыми. Но в NLH колл на ривере может лишить вас стека. Можно заколлировать олл-ин на ривере на 400 ББ, когда ваш винрейт составляет 5ББ/100, и потом потребуются месяцы, чтобы вернуть проигранное в этом банке. Очень тяжело научиться такому подходу.

– Если я работаю над игрой, результаты придут сами собой. Нельзя зацикливаться на конкретных раздачах, важно сконцентрироваться только на том, чтобы принимать верные решения, вне зависимости от результата. Это также помогает не сойти с ума. Если каждый раз, когда вы проигрываете банк, вам кажется, что вы допустили ошибку, то дело плохо. Но если после каждой победы вы начинаете считать себя лучшим игроков в мире, это тоже нехорошо.

Есть множество людей, которые могли бы стать мной, Джейсоном Мерсье или даже Федором Хольцем. Многим игрокам очень дерьмово заходит много турниров подряд, и в итоге они сдаются. В 2009-м я бросил работу в страховой компании, а потом 4 месяца подряд проигрывал в покер. Я уже был готов искать новую работу, но мне удалось выиграть три турнира за месяц, и это стало началом моей карьеры. Давайте не будем лукавить, если бы я тогда не затащил флип в топ-18, возможно, этого интервью тоже бы не было.

– Может да, а может нет. Ты же сам говоришь, что не нужно ориентироваться на результат.

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.