Фил Гальфонд: Ридсы есть и в онлайне

Фил Гальфонд: Ридсы есть и в онлайне

Сколько человек в мире способны на качественные ридсы; плюсы и минусы агрессивного БРМ и неожиданный взгляд на Виктора Блума – Фил Гальфонд отвечает на вопросы зрителей на YouTube.

Про отличия живой игры от игры в интернете

Бытует мнение, что онлайн-покер и офлайн-покер – это две разные игры, что онлайн – это сплошное гадание на кофейной гуще, а в офлайне мы можем назвать карты соперника, просто посмотрев ему в глаза. Поверьте, это вовсе не так, и онлайн намного ближе к офлайну, чем кажется. Для подавляющего большинства игроков они вообще не отличаются друг от друга.

Я бы сказал, что доступная нам информация в офлайне и онлайне отличается примерно на десять процентов, и это разные десять процентов. Как офлайн, так и онлайн предоставляют нам дополнительные данные. В онлайне у нас есть статистика, которая помогает определить стиль игроков. В живой игре нам может умение разбираться в людях. Иногда достаточно переброситься парой слов игроком на соседнем боксе, и мы уже понимаем, с кем имеем дело.

Ядро игры остаётся неизменным. У нас должна быть качественная, здоровая стратегия, хорошее общее понимание покера, мы должны знать базовую математику. Мы ведь не пытаемся угадывать, какие карты откроет дилер! Покер – не лотерейная игра, а стратегическая. Как шахматы – в них ведь тоже можно играть в онлайне, но это всё равно шахматы.

Да, покер – игра с неполной, вернее, с частично скрытой информацией. Каждый игрок знает только свои карты. Поэтому появляется теоретическая возможность прочитать соперника по его поведению. Но для большинства игроков она так и остаётся теоретической. Мы сильно преувеличиваем свои умения в этой области, потому что запоминаем эпизоды, когда оказались правы, и забываем ошибки. И даже люди, которые действительно умеют подмечать закономерности в поведении, мимике, жестах соперников, получают полезную информацию довольно редко, в незначительном проценте случаев.

Наконец, есть по-настоящему элитные специалисты в поведенческой психологии, которые считывают намного больше остальных. Они получают действительно большое преимущество в живой игре. Однако их совсем мало – не больше двух-трёх десятков человек на весь мир. В ближайшем к вам покерном клубе их, скорее всего, не будет.

Игру в онлайне тоже нельзя назвать совершенно лишённой психологии. Да, в онлайне тоже есть ридсы. Точно так же, как при игре в офлайне, мы можем получить дополнительную информацию, анализируя размер ставки соперника (возможно, ранее возникала похожая ситуация, мы помним его карты и избранную им линию) и скорость принятия решения. В офлайне мы также видим движение руки, посылающей фишки в банк, и выражение лица, но хочу ещё раз повторить: почерпнуть что-то ценное из этого, скорее всего, не получится ни у вас, ни у ваших соперников. Поэтому не бойтесь блефовать в живой игре. Даже если ваш покерфейс не идеален, это не будет иметь значения. Считаете блеф плюсовым – блефуйте.

Заметить, что оппонент занервничал, не так уж сложно. Однако я, например, всегда нервничаю, когда банк резко увеличивается, – и когда блефую, и когда собираю вэлью. Думаю, это справедливо для большинства игроков. Прочитать эмоцию можно, но правильно её интерпретировать – это совсем другое дело. На такое способны считанные единицы.

Соперник, по которому я скучаю

Есть несколько человек, которые проиграли мне очень много в онлайне, мог бы сказать, что скучаю по ним. Но отвечу, что сильнее всего мне не хватает за столами Виктора Блума. Играть с ним было очень увлекательно – и сложно, и интересно. Против него я сыграл и самую плюсовую, и самую минусовую сессии в карьере. Суммарно у меня, думаю, небольшой плюс.

Виктор был нетипичным соперником для меня. Я ведь, как вы, возможно, знаете, почти не занимался теорией и уж точно работал меньше других хайроллеров. В технической стороне игры я ориентировался заметно хуже, но мне удавалось переигрывать их в левелинге и подстройках. Я быстрее и точнее делал выводы о том, в каких ситуациях мои соперники будут чаще ошибаться, и иногда мог предугадывать их намерения. Особенно ценными мои качества были в досолверную эпоху, когда многое строилось на динамике игры и люди часто меняли стратегию прямо по ходу сессии. Они меняются, а я уже подстроился и сижу в засаде...

Я превосходил в этом всех или почти всех, но Виктор оказался ещё сильнее! К счастью, работой над игрой он занимался даже меньше меня, поэтому я мог оказывать ему сопротивление, и поэтому наши поединки выходили настолько захватывающими. Я получал большое удовольствие, пытаясь угнаться за ним там, где регулярно переигрывал всех остальных, и неожиданно ощущая перевес в обычно чуждой для меня области теоретических знаний.

Честно говоря, хотя наши противостояния и закончились для меня в маленьком плюсе, догнать его в гибкости и хитрости мне так и не удалось. Подстройки, контрподстройки, умение всегда быть на шаг впереди – в этом он был лучшим. Меняешь что-то прямо во время сессии, и он тут же играет раздачу, в которой максимально эксплуатирует твою новую подстройку. Когда такое происходило, я чувствовал себя зрителем, который восхищается мастерством спортсмена мирового уровня.

Готов ли я продать свои браслеты Мировой серии?

Надеюсь, что никогда их не продам, ведь это будет означать, что я оказался в очень мрачном положении. Не думаю, что за обычные браслеты можно выручить большие деньги, ведь только победителям главного турнира WSOP вручают уникальные шедевры ювелирного искусства, а у меня браслеты совершенно стандартные – главный турнир я, к сожалению, не выигрывал. Эмоциональная ценность этих наград лично для меня намного выше их номинальной стоимости. Я никогда их не ношу и даже не достаю, чтобы полюбоваться, но храню их и не желаю с ними расставаться! Даже не знаю, почему...

Про банкролл-менеджмент

Не претендую на роль эксперта в математике банкролл-менеджмента ни для турнирной игры, ни для кэша. Если хотите посмотреть на возможные перепады банкролла, в интернете есть бесплатные калькуляторы дисперсии: вы закладываете стандартное отклонение, ваш винрейт и дистанцию и можете любоваться на возможные при ваших вводных графики. Могу сказать одно: мы все сильно переоцениваем свой перевес и сильно недооцениваем вес случайности, поэтому старайтесь управлять банкроллом с большим запасом прочности.

Правда, некоторым подойдёт более рискованный метод, которым я пользовался в начале пути. Когда я регулярно играл $5/$10 NL с достаточно глубоким для этого банкроллом, время от времени я делал выстрелы в хорошие составы на $25/$50 или даже $50/$100 – то есть в радикально более дорогую игру. Я ограничивал себя двумя-тремя бай-инами, проиграв которые, я должен был вернуться на $5/$10. Однако если удавалось поймать попутный ветер, можно было надолго закрепиться на более высоком лимите, к которому, как мне казалось, я был вполне готов по уровню игры.

Чаще всего я проигрывал и спускался обратно, но с лёгким сердцем. Подобные вылазки очень вдохновляли меня, и я с удвоенной силой гриндил рабочий лимит, чтобы накопить подушку безопасности и повторить всё снова.

Этот метод очень мне подходил, но он точно не для всех. Во-первых, большинство людей, поднявшись на $25/$50 и проиграв $15,000, не захотят возвращаться на $5/$10 и долго и мучительно отыгрывать потери. Для меня это никогда не было проблемой. Во-вторых, я поднимался в 2005-2006 годах, когда отличия между силой соперников на NL1k и NL5k были минимальными. Сейчас уровень оппонентов от уровня к уровню растёт очень заметно, и мы должны наигрывать дистанцию не столько ради укрепления своего банкролла, сколько чтобы математически доказать, что мы действительно бьём рабочий лимит. Как я уже говорил, мы хронически себя переоцениваем, поэтому нет ничего убедительнее хорошего винрейта на большой дистанции.

Думаю, мой путь, связанный с рискованными вылазками на высокие лимиты, подойдёт менее чем 10% игроков. Остальным стоит идти традиционным путём и доказывать своё преимущество над лимитами последовательно и с очень глубоким банкроллом. Даже если вы убеждены в своём перевесе, дождитесь, пока ваши ощущения подтвердятся статистикой.

Даже у умеренно агрессивного банкролл-менеджмента есть большой минус. Допустим, у меня в запасе 100 бай-инов рабочего лимита. Я проигрываю 15 бай-инов. Это достаточно большая доля моего банкролла, чтобы вселить в меня неуверенность в своей игре и страх перед будущим. Я либо начинаю играть заметно хуже, либо беру перерыв, чтобы прийти в себя. В любом случае я теряю кучу EV – либо из-за снижения винрейта, либо из-за простоя.

Однако если бы я с самого начала играл на лимит ниже, скорее всего, даунстрик не оказал бы на меня такого влияния и я продолжал бы выигрывать, наращивать банкролл и в итоге добился бы большего успеха, несмотря на изначально более низкий показатель «$/час».

Про книги на моей книжной полке

Стыдно отвечать на этот вопрос. Если честно, в своей взрослой жизни я прочитал, ну, наверное, книг шесть. Книги, которые вы видите, я тоже не читал, за исключением The Biggest Bluff Марии Конниковой, которую я осилил процентов на 35. Время от времени меня посещает иллюзия, что я вернусь к чтению, и я покупаю ту или иную книгу, но дальше дело пока не идёт.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
3 комментария
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.