Гальфонд и Падс обсуждают эволюцию МТТ

Как развивался турнирный покер в последние 20 лет; о чём не стоит забывать при работе с солверами; какое будущее ждёт турниры по омахе и лимитным играм; почему Гальфонд не стал суперхайроллером.

Патрик Леонард: Если мы начнём разговор о турнирах с обсуждения ICM, ты, наверное, придёшь в ужас. Наверняка это самая неинтересная для тебя тема в покере, ты её просто ненавидишь...

Фил Гальфонд: Ну что ты, я совсем не ненавижу ICM. По-моему, ICM – это невероятно интересно. Я ненавижу только своё неумение использовать эту модель на практике.

– На мой взгляд, для многих людей ICM окружает ореол загадочности. Топ-игроки давно говорят, что модели нельзя полностью доверять, что она несовершенна. При этом в последние годы у нас появилось много программ, которые почти совершенны. Vision от RunItOnce, например, или Piosolver. Эти программы дают нам точные ответы. Теперь после сессии мы всегда можем проверить любое наше действие и узнать, правильным оно было или нет. Однако когда мы добавляем несовершенную модель ICM, все выводы этих программ становятся чуточку сомнительными. Вот люди и сомневаются в эффективности работы над своим пониманием ICM. Понимаешь, что я имею в виду?

– Да, конечно.

– И, в то же время, именно на поздних стадиях турнира мы принимаем самые дорогие решения. Скажем, ты сел в турнир по омахе с бай-ином $1,000. На ранних стадиях стоимость решений соответствует PL1k, но где-нибудь в топ-3 ты уже играешь PL50k... Концовки дорогих турниров – та стадия, на которой все играют не по банкроллу.

Теория игры по chip EV за эти годы прошла большой путь и очень сильно развилась, но когда дело доходит до ICM, люди по-прежнему постоянно сомневаются.

– Добавлю ещё одну мысль, не новую для турнирных игроков, но нетипичную для кэш-игры. В турнирах из-за ICM сплошь и рядом возникают ситуации, когда ошибка, которую допускает другой игрок, стоит мне денег. Поэтому в турнирах ещё важнее понимать своих соперников, чтобы не проигрывать из-за оптимальных пушей, которые будут закрывать слишком широко.

– Не помнишь, в каком году ты сыграл свой первый турнир?

– Мне было 19 или 20. Значит, в 2004-м или 2005-м. Это про офлайн, в онлайне я играю с 2003-го и начинал с SNG на 10 человек с тремя призами. Так что я довольно рано узнал про ICM, упрощённую версию, конечно. Я никогда не играл МТТ как основную дисциплину, но отыграл их всё равно немало.

– Когда ты говоришь, что узнал про ICM, что ты имеешь в виду? Калькуляторы уже существовали? Или ты обсуждал ситуации с другими игроками?

– ICM активно обсуждали в разделе SNG форума 2+2. Я даже пользовался каким-то софтом для пушфолда, но не помню, учитывал ли он ICM. Ты должен был самостоятельно задать диапазон колла твоего олл-ина за соперника, и тогда программа рассчитывала плюсовые диапазоны пуша.

– А когда появились первые калькуляторы для ICM, какой была твоя реакция? Поверил им сразу, ведь это просто математика, значит, ошибок быть не может? Или у тебя были сомнения, можно ли слепо доверять им? Мне просто кажется, что люди (включая меня) чересчур верят солверам. Они убеждены, что программа сделана хорошо и не может ошибаться.

– Если говорить именно о солверах, я вообще ими не пользовался примерно до конца 2019-го – момента, когда я всерьёз вернулся в дорогую омаху. Пиосолвер возник задолго до Монкера, но в безлимитный холдем я не играл. Когда появился Монкер, его вид меня немного пугал, поэтому я решил, что смогу обойтись без него, и просто смотрел видео людей, работавших над теорией с его помощью. Что касается доверия – если бы у каких-то солверов были серьёзные и очевидные недостатки, мы бы быстро об этом узнали.

Софт для турниров. Даже не знаю, чем сейчас пользуются. Кажется, среди прочих, калькулятором Holdem Resources? Не представляю себе, как они учитывают влияние последующих улиц. Прежде чем высказать своё мнение, мне понадобится разобраться в теме.

На заре онлайна был такой знаменитый игрок Gigabet. Очень долго он считался сильнейшим. Давным-давно он написал странный пост на 2+2, в котором описал то, что назвал теорией блоков. Её суть в том, что стек можно разбить на несколько блоков, ценность фишек в которых будет различной. С тех пор у меня в голове отложилось, что турниры – это что-то очень-очень сложное.

– В МТТ сейчас используют довольно много программ, чартов и т. п., но примерно в прошлом году, если не в этом, все внезапно начали понимать, что всё это было посчитано неверно, потому что программы не учитывали карты, выброшенные в пас. Когда шесть человек из девяти за столом выкинули карты в пас, шансы получить туза на баттоне увеличиваются, а если у тебя нет туза, очень велика вероятность, что он есть на блайндах. Когда примерно полгода назад диапазоны пересчитали с учётом фолдов, разница получилась довольно заметной. Столько людей в последние 15 лет верили в непогрешимость диапазонов пуш-фолда, заучивали их наизусть – и вот выясняется, что все они ошибались. Именно поэтому я и спросил тебя, принимал ли ты в 2004-2005 годах на веру префлоп-диапазоны. И, конечно, возникают вопросы, насколько точно мы посчитали всё сейчас. Может быть, в 2040-м найдётся какая-то дыра в наших солверах?

– Это очень интересная тема. Помнится, более 10 лет назад этот вопрос поднимался на форуме 2+2: насколько сильно меняются диапазоны в колоде после того, как первый игрок выкинул карты в пас. Шла живая дискуссия, но потом пришёл кто-то очень авторитетный, кажется, Склански, но это не точно, и сказал, что эффект крайне незначительный. И я поверил, что он всё посчитал и знает, о чём говорит. Это был известный и влиятельный игрок, можно сказать, лидер мнений. С тех пор его позиция стала общепринятой.

– Теперь у калькулятора Holdem Resources наряду с традиционным вариантом расчётов, который использовали последние 15 лет, можно выбрать, пока ещё в тестовом режиме, расчёт по методу Монте-Карло, при котором программа миллионы раз выбрасывает карты в пас, а потом смотрит, как это повлияло на решения. И влияние выходит довольно сильным. Не то чтобы раньше нам предлагали закрывать пуш с 77, а по новому методу можно только от валетов, но EV часто меняется довольно значительно, и считавшиеся очевидно плюсовыми коллы могут стать пограничными. Когда все игроки до малого блайнда выкинули карты в пас, наиболее вероятной рукой игрока на большом блайнде становятся АКо. Довольно любопытно!

Я правильно понимаю, что в 2005 году форум 2+2 был единственным местом, где велись адекватные покерные дискуссии?

– Ну, была ещё пара форумов поменьше, которыми я не пользовался. И я не помню, когда появился сайт Cardrunners, но, кажется, примерно в то же время или чуть позже.

– Кто тогда прокладывал новые пути, задавал тренды в МТТ? Можешь вспомнить имена?

– Разве что ники. Gigabet в 2005-м был примерно как Том Дван в 2010-м – таинственный топ-игрок с очень оригинальным мышлением и своим пониманием игры. У нас даже не было общих знакомых. (Не с Дваном, конечно – его-то я знал хорошо.) К постам Gigabet прислушивались.

Ещё один топовый постер, который до сих пор немного играет – это Грег Шахаде, curtains. Он уничтожал SNG за $200 – самый высокий лимит на тот момент. Я смотрел на него снизу вверх и внимал всему, что он говорил.

– Посмотри на скриншот.

Это фрагмент финального стола, на котором играли Аллен Каннингем и Джейми Голд. Обрати внимание: нам даже не указывают глубину стеков игроков! В нынешних трансляциях зрителям дают полную информацию, они могут думать вместе с игроками. В 2006-м покерный контент не позволял зрителям учиться, это было чистое развлечение. Согласен?

– Да, но и квалификация зрителей была в среднем ниже, они бы вряд ли поняли, как глубина стека влияет на решения.

– Когда ты смотрел сюжеты о Мировой серии, ты тоже только развлекался или пытался учиться?

– Вообще не пытался. Сначала я смотрел их просто как любитель, потом – ну, не как профессионал, но как плюсовой игрок SNG за $20, и уже тогда видел намного больше ошибок, чем интересных линий, которые хочется перенять.

– Поправь меня, если я ошибаюсь, но по-моему главными голосами от покерных профессионалов тогда были люди вроде Фила Хельмута и Майка Матусова, которые постоянно подчёркивали важность турнирной жизни, выживания. Они не шли олл-ин с валетами, считали дро-рукой и т. п. Это было поколение очень пассивных игроков, которые хотели выставляться только с сетом против топ-пары любителя. Когда мне было 20 или 21, я много смотрел Poker After Dark и под влиянием этого шоу тоже начал играть пассивно, без резких движений. Правильно ли я представляю мету того времени?

– Помню, что считал диапазоны пуша и колла пуша практически всех соперников слишком узкими. А когда соперники узко закрывают пуш, это позволяет пушить ещё шире.

Из моих ошибок: я считал, что со стеком 10 бб у меня есть только олл-ин или фолд, другие варианты отсутствовали. Аналогично, когда оппонент открылся, начиная с какого-то размера стека я отвечал только пушами – колл не рассматривался. Ошибочность такого подхода сейчас очевидна.

– Кажется, мета стала меняться где-то в районе 2010 года? Повлиял приход поколения онлайн-игроков, в основном американских, европейцы влияли мало, кроме, может быть, Мурмана. Вспоминается безумный обмен рэйзами и рерэйзами на префлопе в топ-3 главного турнира WSOP между Джозефом Чеонгом и Джонатаном Дюхамелем, когда у третьего игрока, Джона Рейсенера, был совсем короткий стек, и он на ровном месте получил дополнительные два миллиона долларов. Как ты считаешь, когда и почему такая гиперагрессивная игра вошла в моду?

– Поскольку офлайн-про играли пассивно и уклонялись от сравнений, агрессивная игра в районе 2005 года стала приносить деньги. Я, например, с 10 блайндами ставил олл-ины с баттона с любыми двумя картами во всех турнирах, и это довольно долго было +EV. В том, что касается пушфолда с короткими стеками, агрессивная игра распространилась довольно быстро. Широким 3-бетам и 4-бетам в более глубоких стеках потребовалось некоторое время. В 2005-м никаких лайтовых 4-бетов не существовало, да и 3-бет начинался от валетов и AQ (исключение составляла пара человек, и они разрывали). Потом люди открыли лайтовые 3-беты, и правильной стратегией стало переставить в блеф и выкинуть на 4-бет. Некоторое время они печатали деньги, но потом их начали контрить 4-бет/фолдами. Получилось что-то вроде живого солвера, который постепенно приходил к равновесию.

– У меня есть клип 2012 года. Не думаю, что ты видел эту раздачу.

Ministerborg открывается со второй позиции. Баттон ставит 3-бет с 83о – действие, которого в 2005-м быть не могло. Крис Оливер на большом блайнде ставит 4-бет 183k с 92о. Опенрэйзер ставит 5-бет 284k. Крис Оливер отвечает 6-бетом 398k и получает в ответ 7-бет, после чего уже выкидывает. Вот такая была мета на тот момент: никто не хотел смотреть на флоп, все пытались выиграть раздачу сразу.

– Люди играли очень полярные диапазоны и не хотели коллировать рерэйз и играть против полярных диапазонов сами. Именно поэтому в то время так распространились минимальные рерэйзы.

– С другой стороны, ты ведь всегда очень хорошо играл постфлоп. Не пытался играть вопреки мете и тащить соперников на флоп? Ведь они настолько привыкли решать все свои проблемы на префлопе...

– К тому времени, когда мода на лайтовые 3-беты и 4-беты широко распространилась, я уже перешёл в кэш, а там коллы 3-бетов из моды не выходили никогда. Изредка я садился в турниры и практически никогда не 4-бетил, часто коллировал и смотрел флоп. Это работало хорошо. А потом я ушёл в омаху.

– Вспоминаю свой первый главный турнир WSOP. 2014 год, кажется. Я тогда был кэш-игроком, МТТ играл мало. Элио Фокс уже тогда был знаменитым бэкером с большой конюшней. Я открыл JTs на катоффе, он переставил меня с баттона, и я заколлировал. Мы дошли до вскрытия, он увидел мои карты и сказал: «Вау! Ты, наверное, кэшевик?» – «Да, а как ты узнал?» – «Потому что ты заколлировал мой 3-бет с JTs.» – «Ну да, а что мне нужно было делать?!» Это было уже после Чёрной пятницы, играть с агрессивными американцами было особо негде, и я даже не представлял себе, что делаю что-то удивительное.

Расскажи, как менялась мета в омахе.

– В омахе никто не отмораживался на префлопе, потому что люди просто не фолдили. Поэтому не могу вспомнить каких-то ярких трендов, сравнимых с тем, что было в холдеме.

– Я играю турниры по PLO только во время больших серий, и пару лет назад заметил, что люди стали падать на 4-беты. Я не эксперт, конечно, играю всего турниров 15 в год, но мне кажется, что частота 3-бет-фолдов заметно выросла.

– Боюсь, это могло случиться из-за меня. Я как-то играл дорогой турнир по омахе в рамках серии и комментировал свои действия, чтобы потом сделать видео для Run It Once. Вышло 15 эпизодов, я занял 2-е место. По ходу игры я много говорил о том, что из-за ICM в омахе необходимо фолдить до того, как вы окажетесь привязанным к банку со своими 40% эквити на флопе. Это в холдеме мы можем вложить 20% стека и потом выкинуть на неподходящем флопе. В омахе настолько неподходящие флопы выходят реже, и эквити у рук больше. Видео вышло как раз в конце 2014 года.

– Что думаешь о лимпах? Моё мнение: в любом виде покера мы заходим лимпом, когда хотим расширить свой диапазон и играть больше рук. Но в МТТ мы обычно должны играть тайтово из-за ICM и стремиться забирать банки сразу, а лимпы для этого не годятся. Однако в омахе, где нет возможности поставить олл-ин на префлопе, возможно, стоит уделить лимпам больше внимания?

– Да, в турнирной омахе лимпы играют более важную роль. Точно я не знаю, но это, вроде, очень логично. Сам я предпочитаю играть рэйзами 2.2х, но понимаю, что это эксплойт: просто люди гораздо реже 3-бетят, чем изолируют лимп.

– Слушай, не помнишь, какой ник был у Брайана из шоу «Два миллиона за два месяца»? Flawless Victory, кажется? Как-то я прошёл с ним в два последних стола турнира по омахе за 10k. Я уже был турнирным игроком, но омахой не занимался и делал очень много поправок на ICM. Один раз поставил олл-ин с двух мастей, второй раз – с двух мастей. После второго олл-ина он не выдержал и спросил меня: «Чувак, как тебе удаётся в олл-инах всё время показывать такие сильные руки? В омахе же нужно ехать буквально на чём угодно!» Для меня это звучало какой-то бессмыслицей, но остальные, похоже, были с ним согласны: от 50 человек за какой-то час осталось 15, тогда как в холдеме для такого просева потребовался бы целый день. Я тогда тогда как раз запустил конюшню. Помню, как написал, что абсолютно все должны играть турниры средних бай-инов по омахе – просто играйте мегатайтово и выставляйтесь только на тузах. Не стесняйтесь фолдить префлоп, ведь анте с вас не берут!

Кстати, то, что в омахе нет анте – это ведь очень важно, верно? Как думаешь, нужно ли вводить анте в турнирах по PLO?

– Некоторые турниры на party играются с анте, которые не учитываются при расчёте размера банка. Мне очень нравится такая структура. Омаха без анте даже в формате 6-макс, не говоря уже о 8-макс и 9-макс, должна играться очень тайтово, унизительно тайтово.

Я бы, конечно, предпочёл, чтобы все турниры игрались в формате 4-макс :) Думаю, 7-макс – это хороший компромисс, чтобы люди, привыкшие к полному столу, не чувствовали себя слишком неуютно. Если бы я был менеджером покерного клуба, я бы перевёл все столы в формат 7-макс.

– Что можешь сказать насчёт турниров по омахе? Мне кажется, несколько лет назад все ждали, что они вот-вот захватят мир, но ничего подобного не произошло.

– Я люблю омаху и люблю турниры по PLO, но омаха, как мне кажется, не лучшая игра для турнирного формата из-за близких эквити рук. В NL тоже есть префлоп-кулеры: у тебя тузы, у меня короли, выставляемся. Но в PLO такое происходит намного чаще. Мы как-то зацепились за флоп, скажем, пара и флеш-дро, SPR=2 – поехали, и кто-то из нас вылетает. Слишком много кулеров – на мой взгляд, это не очень хорошо для турнирного формата. С другой стороны, у шортдека, вроде бы, те же проблемы, но люди играют турниры по шортдеку весьма охотно. Так что я могу ошибаться.

– Продолжаем экскурс в прошлое МТТ. После безудержной агрессии 2012-2013 годов многие онлайн-профессионалы, не пожелавшие учиться новому стилю, перебрались в офлайн, где ушли в тайт и высиживали выставления против любителей с огромным преимуществом. 2015-2016 годы – время невероятно пассивной игры. Помнишь этот период?

– Да, согласен. Я регулярно играл турниры Мировой серии, по крайней мере, некоторые, и тоже отчасти пал жертвой этой тенденции, особенно в главном турнире, но и в некоторых других тоже. Я считал, что имею большой перевес на постфлопе, поэтому коллировал все 3-беты вне зависимости от карт, но на постфлопе мне не хотелось разыгрывать большой банк, если у меня нет огромного преимущества в эквити. Так что довольно долго я совершал одну и ту же ошибку – заходил слишком лузово и продолжал слишком пассивно, потому что ждал ситуации получше.

Вообще я никогда не был отличным турнирным игроком. Крепким – да, но к элите не приближался. Когда я играл WSOP, всегда старался быстро определить профессионалов за столом, после чего – нет, не могу сказать, что старался держаться от них подальше, я всё равно играл в покер, но концентрировал внимание на любителях. Я не мастер подмечать теллзы, но неопытные игроки часто выдают себя, да и лики в их игре намного серьёзнее. В итоге за профессионалами я почти не следил.

– Мы иногда пересекались с тобой в турнирах WCOOP и SCOOP с низкими, как мне кажется, для тебя бай-инами – по тысяче, по две... Зачем ты их играл? Ради славы, для удовольствия?

– В сериях, конечно, есть спортивный элемент, но и для удовольствия я играю тоже довольно часто. Если хочу сыграть три турнира WCOOP, то стараюсь запустить как можно больше столов, чтобы исключить вероятность унылого многочасового доигрывания на одном столе. Мисковать турниры и кэш мне не нравится, особенно турниры по холдему с дорогим кэшем по омахе. В целом я играю турниры не ради EV и не так уж редко сажусь в поля, где я аутсайдер, но EV становится ещё ниже, когда я совмещаю кэш и турниры. Наверное, можно совмещать, когда играешь в одну игру, но даже в этом случае в какой-то момент возникает огромный разрыв в лимитах, и это мешает. Когда несколько столов намного дороже или дешевле остальных, это плохо влияет на концентрацию.

– Ха-ха! В этом году я пробэкерил игрока в дорогой турнир, не скажу, кого именно. Первый приз там составлял миллион долларов. И когда осталось пять или шесть человек, он открыл пять столов кэша от себя и начал играть шесть столов. Мне хотелось предложить ему выплатить ожидание от этих столов только чтобы он закрыл их и сосредоточился на турнире!

Но оказывается, для многих кэш-игроков скука – это серьёзная проблема, и они просто физически не могут играть один стол.

Ты сказал, что никогда не играл МТТ всерьёз. Однако как раз в 2014-2015 годах стали появляться турниры суперхайроллеров, которые могли бы заинтересовать тебя с точки зрения EV. Почему ты не влился тогда в ряды регуляров? Для меня это удивительно.

– Пару турниров в самом начале бума я сыграл, но для меня было очевидно, что несмотря на наличие очень слабых игроков, я постоянно сталкиваюсь с проблемами из-за плохого знания формата. К тому моменту я уже лет пять не играл в безлимитный холдем. Наверное, стоило всерьёз обдумать возникшую ситуацию и, может быть, начать заниматься турнирным покером. Но я продолжил играть кэш и лишь изредка садился в турниры, в которых должен был иметь приемлемое ожидание из-за слабых составов. Вскоре поля уплотнились, и ловить мне было уже нечего.

Пожалуй, я переоценивал объём работы, который требовался от меня, чтобы подняться на необходимый уровень. Я думал, что отстал от игроков высокого уровня на годы. Сейчас я так не думаю – матчи Вызова Гальфонда показали, что я могу довольно быстро освоить современный покер, насыщенный солверными идеями. Гораздо быстрее, чем я ожидал! Так что, наверное, стоило попытаться стать одним из суперхайроллеров.

– Для меня немного странно, что при твоём уровне покерного IQ ты не верил, что сможешь бить любые турниры сразу или после небольшой дополнительной работы. Считать, что тебе понадобятся на это годы – по мне это как-то чересчур уважительно!

– Подобная уверенность была у меня в 2006-2010 годах, но не в середине десятых. Я же видел, как сильно выросли турнирные регуляры и как много они работают.

– Видимо, тебе не повезло, что твои друзья из МТТ – Айзек Хэкстон, Джейсон Кун – были в тот момент на очень высоком уровне, и ты думал, что все вокруг такие же.

Хочу процитировать пост Джастина Бономо от 2012 года. Не уверен, троллил он или писал всерьёз. Слушай: «Не знаю насчёт турнира по 25 тысяч, но я видел, что Таймекс продавал на него доли с коэффициентом 1.3, а я намного сильнее Таймекса, так что по 1.25 это должна быть сделка века». Вот какой должна быть уверенность в себе. Всё-таки ты слишком скромный.

Напоследок давай поговорим о турнирах по лимитным играм. Когда я приехал на WSOP два года назад, я отыграл их все, не имея никакого опыта, кроме общего понимания МТТ. Почему я их играл? Во-первых, для развлечения – это освежает, приятная перемена после холдема, очень весело. Во-вторых, у меня не было ощущения, что соперники глубоко разбираются в теории. Никто не играл с уверенностью и точностью роботов. Как думаешь, возрастёт ли популярность таких турниров? Насколько светлое у них будущее? Или барьер сложных правил и страх перед новыми играми слишком высок?

– Я согласен с тем, что людей трудно завлечь в новые игры, но после того, как выучишь правила и попробуешь – и ты, я уверен, это заметил – играть становится довольно весело.

– Очень весело.

– Атмосфера более расслабленная – уровень стресса ниже, чем в NL, а удовольствия столько же. Так что если люди начнут приходить, у таких турниров может быть хорошее будущее. К сожалению, они объективно менее интересны для просмотра по ТВ. Не то чтобы правила были сложными, они не сложнее, чем в холдеме, ха-ха, но все уже привыкли к холдему и не хотят учиться чему-то новому.

Впрочем, турниры по микс-играм – разным лимитным играм, объединённым в одну ротацию – уже прочно завоевали своё место на хайстейкс по крайней мере по одной причине: каждый участник может резонно считать, что имеет преимущество над остальными в своей лучшей игре.

Сам я так и не стал сильным игроком в микс-игры, хотя пытался несколько раз, но с удовольствием играю и кэш, и турниры.

– Лично мне не нравится в микс-играх то, что весь стол ждёт от тебя мгновенных решений.

– О да.

– Даже если ты только учишься, люди всё равно хмурятся, если ты задумываешься дольше, чем на секунду. И ты начинаешь чувствовать себя виноватым, если, например, забыл масти карт и хочешь их перепроверить. Я допустил несколько крупных ошибок, потому что торопился под осуждающим взглядом Люка Шварца.

Давай обсудим турнирную мету 2020-х. Мне кажется, сейчас все разбились на группы. Есть люди, которые играют очень агрессивно и стремятся набивать стек, чтобы давить стол. Другие ушли в тайт, не выставляются без гарантии победы.

А вспомни, как горячо обсуждали Сэма Гринвуда с его коллом с семёрками в турнире за 100k!

Очевидно, что Сэм – один из лучших игроков мира, должен хорошо понимать ICM, но он идёт на огромный риск ради того, чтобы получить доминирующий стек.

В общем, бразильцы играют дико агрессивно, канадцы поспокойнее, но всегда готовы рискнуть в погоне за огромным стеком, британцы уходят в тайт... Раньше такое было?

– Пожалуй, в МТТ не было, а в кэше – да, замечал довольно часто. Разделение не столько по национальному признаку, сколько по принадлежности к команде, скажем так. Кажется, сегодня, учитывая, что все работают с солверами и калькуляторами, стили должны сближаться и становиться неотличимыми друг от друга, однако похоже, что в разных командах люди ориентируются на разные типы эксплойтов против поля, и различия между ними не стираются.

Конкретно в раздаче, которую ты привёл, колл кажется мне в целом разумным. Скачки призовых на этой стадии не особо чувствуются, а если он удвоится – я не знаю, удвоился он или нет, – станет большим чиплидером. Думаю, современный софт уже научился это учитывать.

– Совершенно с тобой согласен. Мне кажется, сейчас мета снова начинает склоняться к тому, что выйти на финальный стол – хорошо, но выиграть турнир – ещё лучше, и если для этого нужно немного погэмблить – ничего страшного.

Многие просили меня задать тебе этот вопрос: главный турнир WSOP, первая раздача дня. Малый блайнд ставит в тебя олл-ин втёмную. С чем ты коллируешь?

– Интересно. Первый фактор, от которого будет зависеть мой ответ – где ещё можно поиграть в этот день. Главный турнир, конечно, важное мероприятие с высоким взносом, но мой регулярный кэш играется намного дороже, поэтому в турнирах мне обычно нравится раскачивать диспу, набивать стек, и я не против того, чтобы вылететь и продолжить играть где-то в другом месте. Я бы, конечно, не стал выставляться в монетку в описанной тобой ситуации, но 60 на 40 меня бы устроило.

Конечно, если это 4-й день, у меня большой стек, поле довольно слабое, и игрок с ещё большим стеком ставит олл-ин, я буду коллировать намного тайтовее, так как моё EV в этот момент намного больше.

P.S. Желающим с ностальгией вспомнить МТТ десятилетней давности, покерным археологам и поклонникам Фила Гальфонда, которым не хватает лонгридов, редакция GipsyTeam советует обратить внимание на вышедшую у нас в 2010 году статью «МТТ глазами Фила Гальфонда и Джейсона Сенти».

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
6 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.