После футбола трудно быть не может

Джо Инграм пообщался с Алексом Фоксеном, бессменным лидером турнирного рейтинга GPI последних 29 недель. Обсудили жестокость тренеров по американскому футболу, пользу от покера, GTO и эффект бабочки, Кристен Бикнелл, мотивацию и уверенность в себе.

– Сегодня мы поговорим с первым номером турнирного рейтинга GPI! Слушайте внимательно и, может быть, вам удастся выиграть браслет Мировой серии покера!

Давай начнём с твоей биографии.

– Я всегда любил дух соревнования. Всю жизнь занимался спортом. Увлёкся покером в 11 лет, увидев по ТВ победу Манимейкера. Когда родители не видели, садился за столы PokerStars и играл фрироллы. Так что страсть пробудилась рано, но потом, примерно с 13 лет до 21 года я отошёл от покера из-за серьёзных занятий футболом. Играл за команду Boston College. Однако футбол пришлось оставить после нескольких сотрясений мозга, и на смену ему пришёл покер, так как мне по-прежнему хотелось соревноваться. Я окончил колледж, получил диплом финансиста, проработал несколько месяцев по специальности, потом доехал на $15,000 в турнире и решил целиком сосредоточиться на игре. С тех пор играю без остановки. Если подумать, у меня наберётся, может быть, 20 дней без покера за последние пять с лишним лет. Я невероятно люблю покер, готов играть каждый день и круглосуточно. Может быть, это болезненная одержимость, но я действительно обожаю эту игру и с удовольствием посвящаю ей свою жизнь. Сначала было очень много онлайна – Carbon Poker, Merge, Bovada и так далее. В 2015-м перешёл на Stars и стал пробовать европейские румы. Добившись успеха, перешёл в офлайн. После пары лет недоездов и связанных с ними разочарований сумел прорваться в 2017-м. Что было дальше – известно.

Очень приятно добиться награды за многолетний тяжёлый труд, особенно когда семья и друзья относились к твоему выбору скептически. Их позиция изменилась только когда я добился успеха. Но это нормальная ситуация в любом деле. Например, вы мечтаете продавать шины для велосипедов. Все будут говорить, что вы не в своём уме, и вы перестанете быть для них сумасшедшим только когда ваша компания станет одной из самых успешных в мире...

Микролимиты, ACR – всё это было будто вчера. Помню, как в 2013-м играл с 3-бетом х2.2 примерно 30% рук с любых позиций, и соперники понятия не имели, как им реагировать, как подстраиваться... Думаю, мне легче понимать игроков, которые проходят те же стадии развития, которые я проходил совсем недавно. Может быть, именно поэтому многие успешные хайроллеры не так эффективны в килополях главных турниров, потому что игра соперников кажется им слишком странной. Когда ты целыми днями сидишь в солвере, тебе трудно понять ход мыслей этих людей. Любопытно, что можно очень хорошо играть в покер в целом, но сильно не добирать против некоторых типов игроков. То, что я начал относительно недавно, помогает мне лучше подстраиваться против более слабых соперников – я просто вспоминаю ход своих мыслей во время раздач несколько лет назад. Когда в турнире по $100k за столом оказываются несколько фишей, я убеждён, что обыгрываю их с намного большим преимуществом, чем большинство регуляров. Самым сильным регам я, пожалуй, в некоторых ситуациях уступаю, но это более чем компенсируется преимуществом над слабыми соперниками.

– Именно поэтому я всегда старался с уважением относиться к мнениям более слабых игроков при обсуждении раздач. Понимать их логику невероятно полезно, даже если они объективно несут чушь, ведь когда ты понимаешь их логику, ты можешь выбрать более эффективный план на игру. По тем же причинам мне понравилось тренировать – оказалось, уроки приносят мне не меньше пользы, чем ученикам! Благодаря им я начал лучше играть против слабых и околонулевых регуляров, эффективнее использовать их недостатки и так далее.
– Да, согласен. Я тренирую редко, но когда даю уроки, тоже чувствую, что получаю от них больше пользы, чем мои ученики. Например, я ставлю тёрн и знаю, что в теории у оппонента не должно быть диапазона рэйза. Однако ученик говорит, что хочет сделать рэйз, перечисляет, с какими руками – и знать такие ситуации невероятно полезно, чтобы эффективно подстраиваться под таких игроков.

– Конечно, это не единственный правильный путь. Уверен, многие регуляры, которые не вылезают из солверов и не смотрят по сторонам, тоже чувствуют себя хорошо.
– Разумеется, если ты будешь играть строго по GTO, результаты будут хорошие, а стилю игры, основанному на правильных подстройках, сложнее учить. Однако всё равно GTO оптимально только против GTO. Если вы играете с любителем, который не блефует на ривере, отредактируйте и заблокируйте его стратегию в солвере и посмотрите на ваш диапазон колла – он сузится почти до нуля! Небольшое отклонение от оптимальных диапазонов, допущенное соперником на префлопе, может оказать огромное значение на ваше решение на поздних улицах. Конечно, пользоваться солверами очень важно, но делать это надо с умом.

Когда я начинал играть турниры хайроллеров, у моих ставок были тонны дополнительного фолдэквити – люди видели новое лицо и предполагали, что я буду играть тайтово. Сейчас ситуация поменялась на противоположную – против меня делают абсурдные коллы, потому что видят от меня агрессивные линии и экстраполируют на всю стратегию, считая, что я переблефовываю. Такие подстройки и встречные подстройки всегда будут существовать в покере, потому что люди не роботы. Динамика есть всегда. Когда соперник за ТВ-столом блефовал в тебя четыре раза подряд, очень сложно найти против него фолд с рукой немного слабее нижней границы колла, даже если все четыре блефа были исполнены по GTO с идеальными для этого руками.

– С одной стороны Даг Полк, с другой – Чарли Каррелл, а истина наверняка где-то посередине.
– Я на 100% согласен с тем, что если у вас нет теоретического фундамента, вы не сможете понять, когда соперник блефует слишком часто или слишком редко, не разберётесь, какие руки нужно добавить в диапазон колла, какие убрать. Без твёрдых знаний GTO хорошие подстройки невозможны, они превращаются в угадайку. Но даже в турнирах за $100k и дороже вы почти никогда не окажетесь за столом, где сидят одни топ-реги, играющие строго по GTO. Достаточно одного человека, который открывает 78о с хайджека, чтобы сбить все настройки остальным. Диапазоны 3-бета на катоффе и баттоне должны быть шире, диапазон 4-бета на малом блайнде – тоже... Один человек создаёт «эффект бабочки», полностью меняющий оптимальную игру.

Именно это мне нравится в покере больше всего. Люди, которые стремятся заучить решение и следовать ему, хотят упростить себе жизнь, но лишают себя удовольствия и дополнительного перевеса. Мне нравится решать проблемы, нравится как можно более сложная игра. Каждый раз, когда я сажусь за стол, я знаю, что сегодня несколько раз возникнет ситуация, в которой мне придётся серьёзно подумать. Не пытаться вспомнить, с какой частотой я должен рэйзить в этом споте, а понять, как должна меняться вся моя стратегия из-за полученной дополнительной информации.

– Пытаешься ли ты сам раскачивать игру, чтобы создавать более сложные ситуации, в решении которых у тебя будет больше опыта? Я смотрел некоторые твои турниры по ТВ, и там была пара занимательных раздач!
– Покер – соревнование по принятию решений. Если у вас это получается лучше, чем у соперников, вы, скорее всего, будете побеждать. Более сильному игроку выгодно создавать ситуации со сложными, ветвящимися деревьями решений. В игре одного решения – олл-ин или фолд на префлопе – преимущество топ-игрока ограничено, но оно будет гораздо выше, если за раздачу нужно принять, скажем, шесть решений. Готов согласиться, что играть странные раздачи со странными руками мне намного комфортнее, чем большинству моих соперников, которые сидят в солверах. Увидев что-то необычное, многие из них просто пожмут плечами и скажут: «Ужасная игра» или «Как с такой рукой можно вообще дойти до тёрна?» Они не будут докапываться до причин.

– Я знаю, что многие хайроллеры очень критичны к раздачам, которые противоречат рекомендациям теории, и не стесняются говорить об этом. Тебя часто критикуют?
– Конечно. Сейчас ситуация немного изменилась, так как я уже достаточно давно играю турниры хайроллеров, но на первых порах я очень остро ощущал неуважение со стороны буквально каждого из соперников. Меня это не беспокоит, я даже нахожу в этом плюсы.

Когда человек совершает некое действие, которые вы считаете плохим, и вы не начинаете автоматически считать его идиотом, а задумываетесь, почему он так сыграл и что за этим стоит – у вас есть потенциал. Из необычного действия почти всегда можно извлечь полезный урок, что-то понять о мышлении другого человека. Оставайтесь непредвзятыми и избегайте клеить ярлыки.

Во время первого занятия с Ченсом Корнутом он запретил мне говорить слово «должен». Я учился по GTO и любил говорить что-то вроде «здесь он должен фолдить топ-пару» и т. д. Но никто или почти никто не играет так, как должен играть, во всех случаях. А раз так, не стоит злиться, когда соперник не делает того, что должен. Гибкость мышления помогает продлить успешную карьеру.

– Скажу за себя: когда я перестал считать, что должен громить соперников просто потому что лучше них играю в покер, и начал задумываться о том, почему они принимают те или иные решения, мои результаты пошли в гору.
– Думаю, мне помогло спортивное прошлое. Представь себе команду, которая никогда не использует длинные передачи и всегда просто тащит мяч в лоб. Как против неё играть? Поставить 11 человек перед мячом или сыграть теоретически грамотно и снарядить несколько человек защищаться против длинных пасов? Реальность важнее требований теории. Если вас не собираются эксплуатировать, не нужно от этого защищаться.

– Поговорим о спорте. Ты играл на университетском уровне, это очень серьёзно. Какой у тебя рост?
– 6 футов 4 дюйма.

– Лайнмен?
– Тайт-энд.

– Тайт-энд, несколько сотрясений мозга... Футбол – это суровый спорт, конечно. Я играл раннинбека, меня несколько раз прилично приложили, и я предпочёл перейти в бейсбол и баскетбол. Не знаю, хорошее это было решение или плохое, но точно знаю: чтобы играть в футбол на уровне сборной Boston College, нужно быть невероятно преданным игре и трудолюбивым человеком. Очевидно, что эти качества помогают тебе и в покере.
– В колледже с нами работали тренеры старой закалки, и это был настоящий ад. Но даже тогда я был им благодарен, потому что понимал: после таких испытаний ничто в жизни не будет для меня слишком трудным. Нас просто уничтожали тренировками, особенно на первом курсе. Мы вставали в 4:15 утра, шли на стадион. Полчаса спринтов, потом 75 минут работы со штангой. И если кто-то хоть раз присел со штангой не в пол, вся команда повторяла тренировку от начала до конца. Эмоции, которые я при этом испытывал, трудно передать словами. Беспомощность... Опыт на грани психологической травмы, но после него всё остальное кажется таким простым... Особенно играть долгие покерные сессии или несколько часов разбирать раздачи!

За первый год я невероятно укрепился и физически, и морально. А ещё понял, что когда по-настоящему серьёзно работаешь, результат неизбежен. И это останется со мной навсегда. Как и желание постоянно совершенствоваться. Я до сих очень многого не знаю в покере, и мне забавно видеть некоторых регов мидстейкс, которые поставили себе игру по упрощённому подобию GTO и считают, что развиваться дальше некуда. Спорт учит не расслабляться.

И я ненавижу проигрывать. Поэтому в покере поражения мотивируют меня намного больше, чем победы. Да и вообще намного больше, чем всё остальное.

– Какой твой самый большой даунстрик? Правда, у меня нет опыта в МТТ, не знаю, как вы считаете – в бай-инах, в бб/100, как-то ещё...
– Сейчас всё стало ещё сложнее из-за GG Poker с их очень дорогими турнирами – $5k, $10k идут каждый день. Когда миксуешь ACR, GG, Party и Stars, достаточно проиграть четыре турнира – практически SNG! – с их бесконечными ребаями на GG, и вывести сессию в плюс уже невозможно, даже если выиграешь мейджор. Когда выигрываешь за сессию 50 бай-инов и остаёшься в минусе на $30k, это слегка сводит с ума. Я даже обсуждал это с Эллиотом Роу.

Он также помог мне разобраться с другой проблемой – желанием обязательно выиграть раздачу, из-за которого я делал слишком много лишних коллов и блефов на ривере. Благодаря ему я осознал, что фолд в покере – это такое же оружие, как и агрессия, и точно так же помогает нам выигрывать на дистанции. Потому что покер – игра, в которой нужно не разгромить соперника, а перехитрить его.

И ещё один момент. Когда ставишь с натсом на ривере и кто-то в открытую выкидывает руку, с которой обязан коллировать, чувствуешь, будто тебя обокрали. Подступает тилт – намного хуже, чем когда ты блефовал и тебе вскрыли на слабой комбинации. Хороший колл – молодец, но ничего особенного. Увидеть хирофолд психологически намного больнее.

– Как ты работаешь над игрой вне столов?
– Во время сессии я отмечаю раздачи для последующего разбора. В этом отношении мне очень помогает то, что Крисси всегда рядом. Каждый вечер мы обсуждаем с десяток раздач друг друга. У большинства игроков есть групповой чат, и у меня, конечно, тоже, но это не сравнить с разговором с глазу на глаз с человеком, который хорошо понимает твой имидж в глазах соперников и игру в целом. Такие разговоры помогают очень быстро избавиться от минусовых действий, которые кажутся тебе стандартными.

В прошлом я старался не показывать людям раздачи, в которых сыграл плохо. Сейчас я стремлюсь, чтобы о них узнали все. Если я ошибся, пусть мне объяснят, насколько это ужасно. И когда такая ситуация возникнет снова, я вспомню и сыграю лучше.

Конечно, очень трудно определить, правильным было ваше решение или нет, когда вы сознательно отклонились от GTO. Однако мне достаточно простого логического обоснования. Допустим, на ривере вы увидели у соперника какие-то теллзы – он, например, пошевелил губами после ставки, и вы трактуете это как слабость. Назначаем этому теллзу вероятность – скажем, 5%, не больше, ведь чтение соперников – крайне неточная наука. Теперь при анализе убираем 5% рук из его диапазона вэлью – и у нас повышается частота колла. Наверняка это не идеально, но информацию, полученную за столом в живой игре, нужно тоже переводить в цифры. Тот, кто отказываться включать её в расчёты, просто ленится.

– Почему ты так много гриндишь? Стоит ли это того?
– В детстве мне всегда нравились игры, в которых нужно прокачивать своего персонажа. Сейчас я играю в такую же игру, только персонаж в ней – я сам. Я иду в зал и прокачиваю силу, потом разбираю раздачи и прокачиваю, не знаю, интеллект. Да, остаётся меньше времени на семью, друзей и другие важные дела. Однако если вы хотите войти в число лучших, с этим ничего не поделаешь. Даже если у вас невероятный талант, в мире столько людей, что всегда найдётся кто-то с талантом сопоставимого уровня, готовый работать больше вас.

Так что для меня ответ однозначный – стоит. Я обожаю играть в покер. Во время игры забываю обо всём за пределами стола. Испытывать такой уровень концентрации – огромное удовольствие. Жизнь становится более трудной, но и более приятной – для меня! Я понимаю и тех, кому достаточно неплохого дохода на мидстейкс, и они тратят свободное время на другие задачи. Просто я человек другого склада. Мне нестерпимо думать, что не делаю всего, что могу, чтобы стать лучшим.

– Какая от этого польза для тебя?
– Покер сделал меня человеком бесконечно более высокого уровня. Я научился хорошо понимать других людей, быть более терпимым и терпеливым, меньше злиться. У многих людей, серьёзно занимающихся покером, меняются взгляды на мир, и практически всегда к лучшему. В покере необходимо пропускать ваше критическое мышление через призму других людей. Он делает нас более восприимчивыми и более рациональными. Думаю, мир стал бы лучше, если бы покер сделали обязательным предметом в университете. Или не покер, но любую другую игру, которая сочетает ясное логическое мышление и человеческую психологию.

– Поговорим о твоих отношениях с Крисси, это ведь строго обязательно и прописано в контракте, когда у любого из вас берут интервью или комментируют игру в трансляции. Кристен – бывшая Supernova Elite на PokerStars, супергриндер, миллионы раздач. Играла кэш, потом переключилась на турниры, где добилась огромных успехов. Входит в команду профессионалов partypoker. Получила награду GPI! Как ваши отношения влияют на твою покерную карьеру?
– То, что она совершенно безумный гриндер – возможно, самое главное качество, из-за которого мы так подходим друг другу. Как и мне, ей не нужны выходные, только её марафон длится дольше моего. Мы прекрасно понимаем друг друга, у нас идеальные отношения. «Мы впервые в этой стране. Может быть, стоит выйти из казино и просто погулять? – Ну, сейчас будет турнир за тысячу, так что как-нибудь в другой раз...»

– Ха-ха-ха!
– За пределами покера у нас очень схожие взгляды по многим вопросам. Когда у тебя есть человек, который полностью тебя понимает и может поддержать в трудную минуту, это огромный плюс – надеюсь, для обоих.

У неё здорово получилось перейти из кэша в турниры. Когда мы начали встречаться, она только-только начала играть турниры, но уже успела выиграть два браслета WSOP! Первый – в женском турнире, когда вообще не играла МТТ, второй – через пару лет в открытом турнире, который стал для неё примерно десятым в карьере. Я всю жизнь играл турниры и только турниры, она очень долго гриндила только кэш. Поэтому наши достоинства и слабости в покере счастливо дополняют друг друга и мы извлекаем большую пользу из совместных обсуждений раздач.

– Насколько тебя мотивирует первая строчка в рейтинге GPI?
– Я же бывший спортсмен – конечно, это огромная мотивация! Мне немного странно, что в покере считается нормальным думать только о деньгах. В спорте и публика, и спортсмены приветствуют тех, кто готов потерять в деньгах ради побед. Если бы дело было только в деньгах, в покере есть более надёжные способы заработка, чем дорогие МТТ. Можно задействовать связи, попасть в закрытую игру с дикими фишами... Но я хочу быть лучшим, и меня мотивируют не деньги, а соревнование с лучшими игроками мира. Сейчас мне особенно приятно, что я вот-вот установлю рекорд по продолжительности пребывания на первом месте рейтинга GPI. Когда ты постоянно, из года в год на вершине, одним везением это не объяснишь.

– Важно ли тебе уважение других игроков?
– В целом да, но мне важнее доказать всё самому себе. Покер – такая игра, в которой вчера ты казался себе гением, а сегодня кажешься худшим игроком в мире. Бывает, отыграешь месяц в онлайне, займёшь кучу восьмых-девятых мест во всех важных турнирах и думаешь: что же я делаю не так? Так что сначала я хочу доказать себе, что мои результаты последних двух лет – не просто выброс дисперсии. Ведь я, если честно, не испытываю в этом полной уверенности – при всей работе, тысячах часов теории и практики.

Иногда после побед я спрашиваю себя: выиграл бы другой на моём месте, если бы ему раздавали такие же карты? Довольно часто кажется, что нет – на пути к победе я играл такие раздачи, которые большая часть регуляров не повторит. Когда эти нетипичные розыгрыши срабатывают чаще, чем не срабатывают, это позволяет объяснять успехи собственными действиями, а не одной только дисперсией. Но даже тогда можно сказать, что мне просто нереально везёт в ситуациях, когда я отклоняюсь от оптимальных линий, и только...

В общем, без абсурдно большой выборки в покере трудно быть в чём-либо уверенным.

– Брендон Шак-Харрис в чате хвалит твой уровень в микс-игры. Пишет, что под впечатлением, как тебе удалось экстраполировать свои знания в турнирном безлимитном холдеме в другие игры...
– Мне нравятся микс-игры! Они заставляют думать. В холдеме очень многие решения для меня давно стали автоматическими, а в миксе включаются участки мозга, которые обычно дремлют, и при этом во всём можно более-менее разобраться, потому что это тоже покер – всё сводится к математике и логике. Хотя когда не знаешь префлоп-диапазонов в омахе хай-лоу или стаде, можно наделать фундаментальных ошибок, и там уже ничто не поможет. Биг-бет игры для меня проще.

На прошлом WSOP я получил большое удовольствие от турнира Dealer's Choice за $10k. Я всегда выбирал безлимитный холдем, а все мои соперники – бадуси или бадэйси. Так и играли. Причём в холдеме большинство из них даже в карты не смотрели, просто всё выкидывали.

– Я вижу, в этом году у тебя был финальный стол по великой игре PLO!
– Турниры по омахе мне нравятся. Я плохо играю в глубине 100-200 бб, но в более мелких стеках на стадии, где велико значение ICM, понимание МТТ даёт мне ощутимое преимущество. Просто не верится, насколько грубые ICM-ошибки могут совершать сильные кэш-игроки.

– В чате напоминают про видео, которое записал Даг в прошлом году про концовку турнира, когда в 3-макс остались вы с Кристен и Кэл Бёрнс. Я читал высказывания других регуляров об этой ситуации, но, по-моему, ничего не слышал от вас.

– Честно говоря, любому непредвзятому человеку, который регулярно играет в одних турнирах с нами, очевидно, что мы играем друг против друга в полную силу. Если говорить о видео Дага, довольно смешно, что за 15 минут обсуждения ситуации в топ-3 крупного МТТ он ни разу не произнёс слово ICM. Даже о росте призовых не говорил! «Когда у тебя валеты в стеках 40 бб, надо играть на стек!» Мда. Я стал меньше уважать его как игрока. Даг, если ты действительно так играешь, надеюсь, отыграешь полную программу на WSOP!

Когда я вижу, что кто-то отклоняется от GTO, я готов отреагировать и сделать эксплойтный фолд, например. В вакууме он будет плохим, но я играю, чтобы побеждать, а не демонстрировать свои знания. В раздаче с валетами против тузов я до сих пор уверен, что Кристен сыграла идеально.

Мы, кстати, поговорили с Кэлом в Австралии в этом году. Он сказал: «Ты должна коллировать ставку такого размера на ривере. Может быть, можно сделать хирофолд на олл-ин, но маленький добор надо платить». Ха! Поэтому я и поставил так мало – чтобы добрать! Кристен молодец, разобралась, что я добираю, и сделала хороший фолд. Отличный пример грамотного левелинга.

Конечно, я не играю против Кристен так, как против других игроков. Но замените её имя на любое другое – нет ни одного человека, против которого я играю так же, как против других игроков! Против Чидвика, Питерса и Кэла я буду играть по-разному. Я не придерживаюсь единой стратегии, а подстраиваюсь под оппонентов.

И это мы ещё не начали говорить про ICM. У Кэла было 15 блайндов, у меня 40. Я проверил по нескольким солверам – конечно, никакого выставления на валетах там нет, даже дамы играют в минус. Худшая рука, с которой я должен пушить – Kx Kx . Так что близорукая реакция многих регуляров меня удивила и огорчила.

Самое обидное в этой ситуации для меня то, что она отняла у нас радостное событие. Топ-3 сложного турнира за $5k, в котором играли больше 200 человек – такое встречается не так уж часто! Хочется наслаждаться моментом, потом праздновать победу, а вместо этого оказываешься в центре скандала.

Кстати, когда мы играем в онлайне, мы всегда сидим в разных комнатах. В прошлое воскресенье сыграли абсурдную раздачу друг с другом на очень поздней стадии турнира за $1k. Я сыграл чек-рэйз флоп, чек-колл тёрн и чек-пуш ривер с нижней парой, и Кристен заколлировала по третьей паре! В общем, мне жаль, что раздачи между нами оценивают предвзято, с другой стороны, я хорошо понимаю, откуда берётся эта подозрительность.

А Даг... В социальных сетях Даг хайпожор – не хочу его оскорбить, просто термина лучше не придумали. Он подсел на клики. Его видео получилось умышленно бесчестным в расчёте на одобрение публики. Если бы он хотел снять честное видео, он вспомнил бы о существовании ICM на префлопе и на ривере, где тузы нужно фолдить, если у меня ноль блефов в спектре.

– Расскажи о вашей совместной работе с Ченсом Корнутом. Как он повлиял на тебя?
– Главное, что я вынес из нашего общения – больше слушать свою интуицию. Сделать фолд в ситуации, когда ты точно знаешь, что по GTO у тебя колл, но интуиция требует, чтобы ты выбросил карты... Наш мозг – очень мощный аналитический прибор, и если ему давать всю информацию (прилежно следить за соперниками в ходе турнира, например), он может приходить к правильным выводам, минуя сознание. Но слишком многие стараются всегда играть технически правильно. Особенно если их показывают в трансляции! Может быть, если они сделают этот «плохой» фолд, они потеряют уважение товарищей или бэкеров, не знаю. Да, когда человек делает что-то необъяснимое и непонятное, ему определённо труднее продавать доли.

Помню одну из своих раздач против Орпена, турецкого регуляра дорогих турниров, он сейчас довольно прилично играет, но когда-то у меня был на него надёжный телл. Он сделал рэйз с баттона, для меня было почти на 100% очевидно, что там низ диапазона открытия, и я переставил его с К3о. Дэвид Питерс с Ax Qx заколлировал на большом блайнде – интересное решение – и выиграл банк на постфлопе, превратив на ривере лучшую руку в блеф.

На следующий день был ещё один турнир за $25k. Я переставил рэйз Фёдора Хольца. Он повернулся ко мне и спросил: «Снова К3о?» Забавно, как внимательно все смотрят эти трансляции! Стоит немного отклониться от общепринятых линий – и это тут же становится известно...

Про настоящее и будущее покера

– ...Было бы интересно послушать представителя PokerStars в твоём подкасте. Узнать, почему им в последнее время не удаётся принимать правильные решения.

– Правильные для плюсовых игроков?
– Правильные для покера в целом. Они действуют очень близоруко. Я пришёл в покер, чтобы гриндить, выигрывать, хотел стать одним из лучших на хайстейкс. У многих в моём поколении была такая же мотивация. Если бы покер тогда олицетворяли спин-энд-гоу, меня бы эта игра на привлекла. (Не хочу сказать, что в спинах нельзя гриндить и выигрывать, но всё равно...) Потом PokerStars изменили приоритеты. И где сейчас в покере молодые звёзды? Я один из самых молодых среди хайроллеров, а мне уже 28 лет. Безумие! В том, что молодое поколение намного меньше интересуется покером, виновата политика PokerStars. Они стараются позиционировать себя как организатор азартных игр. Я бы хотел видеть турнирный лидерборд, списки лучших кэш-игроков и т. п., а они стараются уйти от этого как можно дальше. Возможно, это поможет им в краткосрочной перспективе, но на дистанции это огромная ошибка, губительная для перспектив покера.

Чёрная пятница исключила из общего покерного рынка США. Ушло очень много мёртвых денег, и доходы румов, естественно, уменьшились. Но PokerStars почему-то сделали вывод, что умирает сам покер! На мой взгляд, вывод неверный, но дальнейшие действия PokerStars превращают его в самоисполняющееся пророчество.

Не думаю, правда, что им удастся погубить покер. Есть ведь и другие румы с другими взглядами, например, partypoker. Но им нужно время.

– На прощание дай покерный совет, который можно применить уже сегодня и который поможет выигрывать.
– Совет номер один: всегда оставаться непредвзятым и никогда не считать, что уже во всём разобрался. К счастью, с годами мне удалось научиться не расслабляться после больших побед – это единственный способ постоянно прогрессировать. Не почивайте на лаврах и работайте над собой.

– А жизненный совет?
– Да то же самое – серьёзная, напряжённая работа позволяет добиться успеха на любой работе и в личной жизни.

– Кого пригласить в следующий подкаст? Назови два имени.
– Трутеллер был бы неплохим вариантом! Он, похоже, интересный человек, наверняка может о многом рассказать. Любопытно узнать подробности его гринда в Макао, например.

Номер два... Талаль Шакерчи – очень умный человек, при этом невероятно любит покер, готов играть турниры хоть по пять долларов и играет их всерьёз. В ту же категорию попадает Лорен Робертс – успешные бизнесмены с интересной биографией, по-настоящему увлечённые покером.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
0 0
Еще по теме
9 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.