Брин Кенни: Важно, чтобы за моим столом все получали удовольствие

Через пару дней после второго места в турнире Triton Million Брин Кенни стал гостем подкаста Джеффа Гросса. Обсудили крупнейший турнир в истории покера, пробежались по карьере Брина и ответили на вопросы зрителей.

– Всем привет, сегодня у нас необычный подкаст. У меня в гостях Брин Кенни, который недавно вышел на первое место в рейтинге по призовым и выиграл самый крупный приз в истории покера. Какие ощущения?

– Невероятные. Думаю, я лучше всех подготовился к этому турниру. Только о нем и думал. Как только появились первые слухи, я сразу позвонил Ричарду [Йонгу] и спросил, действительно ли они собираются его провести. Мне очень нравится Triton. Даже до этого успеха я был лидером серии по призовым. У них самая лучшая организация.

– Многие известные игроки – Айви, Хельмут, Негреану, Сайдел – не играли. Видимо, не предполагали, насколько успешным он получится. А ты сразу знал, что будешь участвовать?

– Некоторые из них легко могли бы сыграть, но сами не захотели и ничего не предпринимали. Наверное, думали, что соберется человек 20. Но я сразу знал, что будет не меньше 50.

– Расскажи, как ты получил приглашение?

– Как только турнир анонсировали, на меня посыпались предложения. Было несколько от бизнесменов из Азии и еще от пары человек. Похоже, считали меня одним из фаворитов на победу.

– Ты интересовался коэффициентами на этот турнир? На Альфреда ДеКаролиса давали 130 к 1! Помнишь какой был на тебя?

– Эти коэффициенты не имеют никакого отношения к реальности. Я изучил их и предложил сайдбеты на равных ряду игроков, которых оценили выше меня. Почти никто не согласился. Это просто какие-то случайные цифры, основанные на предположениях, на кого будут больше ставить. От реального рынка ставок они очень далеки. Я мог получить немного экшена против пары человек – Сэма [Гринвуда], Никиты [Бодяковского] и Стиви [Чидвика].

– Но тебе все-таки удалось заключить какие-то пари, расскажи немного об этом.

– Дело в том, что публично почти никто не продавал доли на этот турнир. Поэтому на мое пари откликнулись в основном игроки, которые собирались смотреть стримы и хотели подогреть интерес к турниру. Против участников турнира я не получил почти никакого экшена. Уверен, что мы с Кэри – лучшая пара в этом поле. Наш сайдбет – это по сути ластлонгер с обязательным условием попасть в призы. Кэри точно один из лучших для ластлонгера, я же буду часто вылетать до денег, но и выигрывать тоже достаточно.

– По слухам, многие профессионалы вложили по 5-10%. А ты рассказывал, что у тебя была большая доля от себя?

– Из всех профессионалов, кого я знаю, моя доля была минимум в два раза больше. Более того, по сравнению с другими про, у меня было меньше всего денег до начала турнира. Плюс мои сайдбеты, я рисковал почти всем банкроллом. Но я был уверен в себе, не сомневался, что это мой турнир. Было ощущение, будто предыдущие 15 лет моей покерной карьеры были подготовкой.

– Вы начинали со стеком 1 млн. В какой момент у тебя был самый сложный период?

– Все время приходилось гриндить, никогда не было большого стека. Удалось подняться до 2.2 млн, но когда это уже был средний стек. В топ-20 я опустился до 700,000, а в деньги прошел с последним стеком. Но повезло сразу удвоиться с AT против 33, это было первое удвоение за весь турнир. Мне было важно оставаться в турнире, стек не имел значения. Я опасен даже с 8 блайндами, всегда можно за пару раздач раскрутиться до 30. Я умею перестраивать свою игру быстрее, чем этого ожидают соперники. Все сводится к играм разума.

– В 4-максе вы остались с Дэном Смитом и Стивеном Чидвиком. Любой из вас мог возглавить рейтинг по призовым за все время. Расскажи про твой пуш против Стиви.

– Как я уже сказал, весь турнир у меня было по 30-40 бб. С таким стеком мне играть очень комфортно. Но в деньгах я начал выигрывать большие банки, в 4-максе у меня оказалась половина всех фишек. В течение всего турнира мне отлично удавалось убеждать себя, будто это обычный турнир. Но с таким стеком пришлось настраиваться заново, я отошел от стола, отдышался, старался не думать, что у меня половина фишек в 4-максе такого турнира.

В той раздаче Стиви не имел права коллировать. Он сильно отставал от меня, но был вторым стеком с запасом.

– Сколько у него было, когда он открылся с семерками?

– Кажется чуть меньше 30 бб, может, 25-27.

– Он открылся, а ты запушил KJ. Тебя удивил его колл?

– Конечно. Я бы даже десятки и AKs мог в такой ситуации выбросить. Стоимость этого банка равна примерно 5-10 млн фунтов. Я не мог поверить своим глазам, когда он перевернул семерки. Стиви очень умный и агрессивный игрок, но даже для него это слишком. C дамами он бы заколлировал быстрее, с АК и даже валетами тоже. Когда он начал думать, я понял, что у нас минимум флип. Потом он начал тратить таймбанки, я уже не сомневался, что у него девятки. Мне казалось, что семерки или восьмерки он выбросит достаточно быстро.

– Расскажи про сделку в хедз-апе с Аароном. Ты обеспечил себе $20 млн и первую строчку в рейтинге за все время. Это как-то повлияло?

– Об этом вообще не думал, как и о деньгах. Я хорошо проводил время, старался сохранить дружелюбную атмосферу. Мне очень нравятся серии Triton, стараюсь их во всем поддерживать, к тому же на кону и так уже были огромные деньги. Другие профессионалы отказываются от сделок или стараются выторговать себе максимум, а мне важно, чтобы за моим столом все получали удовольствие. Аарон предложил поделить и оставить в розыгрыше определенный процент. Естественно, у меня и в мыслях не было отказываться или пытаться получить что-то сверху.

– За что вы играли?

– Кажется, оставили 1.1 млн. Как только начался хедз-ап, мы отошли, и Аарон спросил, как я отношусь к сделке.

– За тебя болела мама?

– Да, она прилетела из Нью-Йорка утром в день финального стола. Она один из моих самых преданных болельщиков, но на первое место поставлю бабушку. Когда я играю какой-нибудь мейн за 5k, она весь день обновляет репортаж, даже если про меня вообще не пишут.

– Я слышал, что после турнира ты подарил дилерам бутылку шампанского за 30,000 фунтов?

– Нет, я просто угощал своих болельщиков и всех желающих, кто был в зале. Всего было три бутылки.

– Расскажи о начале карьеры, родители как-то противились твоему выбору?

– Я играл в «Magic: The Gathering». Дэвид Уильямс, который тоже играл, занял 2-е место в главном турнире WSOP, и все игроки в «Magic» начали интересоваться покером. У меня уже был небольшой опыт, играл с родственниками дома. Потом начал все больше играть на PokerStars и постепенно стал проводить в онлайне все время. Мне было 17, а мама и девушка, с которой я тогда встречался, посещали церковь и считали гэмблинг чем-то дьявольским. Мама даже хотела, чтобы я ходил на встречи анонимных лудоманов. Но папа сказал – он же просто сидит за компьютером, это лучше, чем если бы он целыми днями пропадал на улице с другими 17-летними. Потом отношение мамы поменялось, я начал выигрывать, свозил ее в Барселону и другие места. Но при всем недовольстве, она всегда доверяла мне на 100%. Даже в самые тяжелые периоды я могу ей позвонить в любое время суток и получить мудрый совет. Важно, чтобы в жизни был человек, который способен просто выслушать.

– Первый раз ты попал в призы в 2007-м, помнишь тот турнир?

– Конечно, занял 2-е место в Turning Stone за $1,000.

– У тебя уже был приличный банкролл из онлайна?

– Сложно сказать, потому что я неоднократно раскручивался с нуля и все проигрывал. В 18 лет я поднялся до $250k в хедз-апах по лимитному холдему, в тот же год все проиграл. Думаю, я становился миллионером, а потом уходил в долги на сравнимые суммы чаще, чем кто-либо еще в покере. Благодаря этому я научился не жить прошлым. На ошибках можно учиться, но незачем зацикливаться на них. Мы же не можем ничего изменить.

– Помнишь, какой-то особо памятный турнир? Например, в 2010-м ты занял 28-е место в мейне, то есть прошел в 4 стола.

– То лето вообще было безумным. Я был уверенным чиплидером в топ-18 6-макса за $25k, но проиграл несколько олл-инов подряд и вылетел 8-м, огромное разочарование. Сразу после этого сел в мейн, весь турнир шел с большим стеком и ни разу не рисковал всеми фишками до финальной раздачи. Потом был далекий проход в главном турнире WSOPE, но я проиграл с королями против A9 Айви за чиплидерский стек и вылетел 29-м. В мейне Барсы занял 32-е место, потом такое же – в Five Diamond за $10k, где проиграл с тузами против дам. Везде проходил очень далеко, даже в главном турнире WCOOP вылетел в районе 15-го места.

– В январе 2011-го ты стал 3-м в хайроллерах PCA за $100k.

– Это был один из первых подобных турниров. Мне всегда нравилось играть против игроков, которые считают себя сильнейшими в мире. Некоторые действительно такими являются.

– Ты часто повторяешь, что вообще не занимаешься в солверах и не работаешь над игрой в программах, это так?

– Да, и я никогда не обсуждаю покер. Но у меня феноменальная память. Могу вспомнить несколько раздач против Джастина Бономо, которые мы сыграли во втором дне того турнира за $25k в 2010 году.

– Так что же стало тем определяющим моментом в твоей карьере?

– Сложно сказать, у меня было слишком много безумных взлетов и падений. Еще до 2010 года я с $50k в онлайне поднялся до $3.5 млн. В PLO до этого никогда не играл, но однажды сел на $25/$50 и начал играть хедз-апы на Full Tilt и PokerStars. Через 2 месяца уже играл $500/$1,000 с Айви. Думаю, мне он проиграл больше всех, помню, за одну сессию выиграл у него $700k или $800k.

Потом я начал совершать глупости, занимался необдуманным бэкингом и так далее. Из тех $3.5 млн сам проиграл не так много, около $500k. Мой покерный график всю карьеру уверенно идет вверх. Но из-за ставок, бэкинга и больших трат я оказывался в долгах.

– Как думаешь, если опросить топ-10 или 20 игроков из хайстейкс комьюнити, они назовут тебя в списке сильнейших или твой откровенный анти-GTO подход скажется на их мнении?

– Думаю, на высоких лимитах все хотя бы немного уважают мою игру, даже если им кажется, что я играю в угадайку. Кто-то уверен, что у меня вообще нет никакой стратегии. Все эти ребята часть одной банды и думают, что умнее меня. Они просто никогда не смогут признать, что кто-то сильнее их. Все называют лучшим Стиви или кого-то еще. Но я много раз предлагал поставить деньги. Пусть проанализируют наши записи с открытыми картами. У меня никогда не было срывов за столом в крупных турнирах, после каждой победы слышу, что играл безупречно. Как часто такое говорят? Мне много раз удавалось выигрывать, когда у меня был последний стек из 9 или 13 игроков.

Сам я точно считаю себя одним из сильнейших. В сложные моменты я принимаю наиболее правильные решения, основываясь на игре соперников. Возможно, эти ребята лучше понимают математику, но она помогает им хорошо играть против друг друга. А что происходит против игроков, чьи диапазоны совершенно непредсказуемы? Покер – это не игра математики, а игра стабильных и правильных решений.

– Расскажи, как ты готовишься к турнирам. Приходишь вовремя или стараешься выспаться, зависит ли это от бай-инов?

– Я предпочитаю играть отдохнувшим. В моей рутине нет ничего особенного, но к миллионнику я начал готовиться за три месяца. В Вегасе я сыграл первый турнир за $50k, а потом уехал отдыхать на 2.5 недели. Проехал на машине по всей Калифорнии, заехал на 6-ю игру финала NBA. Я слышал про специальные ВИП-ложи, зашел на сайт. Там продавались билеты по 6 мест, а нас было только двое – я и девушка. Но я все равно купил и позвал маму. Она тоже приехала на матч.

– Что думаешь о современном состоянии покера?

– Я не разделяю точку зрения, что покер умирает. Просто операторы не знают, как вести такой миллиардный бизнес. Не понимают, как привлечь новых игроков и удержать существующих. Party хотя бы пытаются, а PokerStars за последние годы вообще не приняли ни одного хорошего решения. Экономят на всем подряд, об игроках не думают. У них просто хороший софт и большая база игроков, которые продолжают там играть. Причем совсем недавно у них же была полная монополия, всего лишь нужно было предоставить возможность играть в те игры, которые популярны, и немного угодить профессионалам. Никто не смог бы с ними конкурировать. Можете запомнить мои слова, но через 2 года Старзы уже не будут на первом месте, к сожалению, не будет там и party.

– Ты выиграл $20 млн в одном турнире, до этого рекорд был у Антонио Эсфандиари – 18 с копейками. Ты мечтал о чем-нибудь подобном?

– Ты не поверишь, но уже в 18-19 лет я сказал своему ближайшему другу, что однажды стану лучшим в этой игре. Он недавно вспомнил об этом, когда мы обедали с моей мамой. Я уделял игре 100% своего времени. Все время играл и думал о покере.

– Покер все время становится сложнее, но что бы ты посоветовал молодым игрокам, которые только начинают и мечтают о твоих результатах?

– Себе я всегда повторял одну вещь – и это очень помогало мне в сложные периоды – не думайте, что сможете в одночасье покорить гору. Чтобы взобраться на вершину, нужно очень сильно этого хотеть, много работать и двигаться постепенно. Посмотрите на реальных альпинистов, которые покоряют Эверест. Сколько времени у них уходит на подготовку к восхождению.

– Прежде чем перейти к вопросам из твиттера, хочу спросить твое мнение про HUD’ы. Ты вроде ими никогда не пользовался, а party недавно их забанили. Что думаешь об этом?

– Думаю, они вредны для покера. Они же приносят пользу только профессионалам, а это плохой признак. Любой бизнес должен быть ориентирован на ВИПов.

– Какие у тебя ближайшие планы?

– Две недели буду отдыхать в Швейцарии, потом поеду в Барселону, в сентябре сыграю British Poker Open и Super High Roller Bowl в Лондоне. Не уверен, что буду делать в октябре, наверное, отдыхать. Если Triton организуют еще одну серию, обязательно поеду туда.

– Triton теперь никогда не пропустишь?

– Я был бы счастлив, если бы мог всю жизнь играть только эту серию. Разве что Aussie Millions не хотел бы пропускать, она проходит в отличном месте в идеальное время. Одновременно идет крупный теннисный турнир. Австралия мне очень нравится, там лучшие завтраки в мире и самый вкусный кофе, отличная погода.

– Что думаешь о шортдеке?

– Это отличная гэмблинговая игра. Если она привлекает много людей, значит в ней нет ничего плохого.

– У тебя не так много опыта, но ты играл тут турнир за 100k.

– Да, даже если пока я играю в минус, то не такой уж большой. Я наблюдаю за соперниками, подмечаю недостатки в их игре. Никогда не работал над шортдеком и ни с кем не занимался, но думаю, турниров через 20 буду чувствовать себя вполне уверенно. В конце концов, это такой же турнир. Тут главное правильно выбрать момент, когда оказать давление и так далее. В шортдеке я замечал просто безумные ошибки по ICM даже у хороших игроков.

– Вопросы от зрителей. Сколько времени ты тратишь на работу над игрой? Ты уже сказал, что никогда не работал в программах, но может, смотришь трансляции?

– Нет, никакие записи тоже никогда не смотрел. Вся моя жизнь – это работа над игрой. То есть я занимаюсь столько, сколько часов в сутках и сколько я дышу. В молодости я просыпался, включал компьютер, заказывал еду и играл с 12 дня до 3 ночи. Первые 7 лет играл по 10-15 часов в день без выходных.

– Кто из твоих соперников самый веселый?

– В покере почти не осталось харизматичных личностей. Разве что Jungleman, я его обожаю.

– Какие у тебя теперь цели?

– Мои цели не связаны с покером. Я всегда стремился заработать достаточно денег, чтобы сделать что-то уникальное, что еще никому не удавалось. Оставить позитивный след в жизни.

Мне очень нравится общаться с умными людьми. За это я и люблю покер, за столом турнира за $100k или $1 млн можно поболтать с Биллом Перкинсом или Лорен Робертс. Она вообще уникальный человек, сама управляет хедж-фондом, отказалась продавать свои алгоритмы за $100 млн. Где еще можно познакомиться с такими людьми, в жизни не так просто оказаться в их круге общения? Еще за покерным столом отлично видно отношение к окружающим. Мне плевать, как относятся ко мне, а вот отношение к простым людям может о многом рассказать. Если ты свысока смотришь на официанта или уборщика, нам точно не по пути. Уважение к другим людям – одно из важнейших качеств в жизни.

Я всегда стараюсь помогать другим, и люди отвечают взаимностью. Мы с Кэри Кацом так и стали друзьями. Часто играли в Aria, и он всегда был приветлив. Я начал писать ему, какие карты у меня были в том или ином банке, иногда давал советы по его раздачам. Только попросил его, чтобы он никому больше об этом не рассказывал. Многие игроки даже не догадываются, какие у меня были карты в раздачах против них. Никто же не знает точно, какой у меня диапазон, это всегда лишь предположение.

– Твой самый сложный соперник?

– Я недавно об этом думал. Мне кажется, чаще всего верные решения против меня принимает Дэн Смит. Он играет по GTO, но может спокойно переключиться и кардинально изменить стиль. Против меня это хорошо работает.

– Расскажи историю про парня, который был твоим бэкером в Лос-Анджелесе.

– Мне было 20 лет, я играл в Commerce, и они никогда не спрашивали документы. Много там выиграл, потом все проиграл. Познакомился с парнем по имени Зак Стюарт, monkey101 в онлайне. Хотя нет, с ним мы познакомились на PCA, когда мне уже исполнилось 21. Мы вместе играли, курили в его номере, болтали. Я вернулся в Нью-Йорк и в очередной раз проиграл почти весь банкролл. Рассказал ему об этом, он предложил приехать в ЛА и играть от него. За 3 дня я выиграл $40k, отдал ему половину и ушел в самостоятельное плавание.

Действовал агрессивно, помню, что на NL $20/$40 был в олл-ине на весь банкролл. Разыграли около $40k, поделил с AK против AT. Первые три сессии сыграл в ноль, а потом за 35 дней не было ни одной минусовой сессии. Уже через неделю играл самые высокие лимиты.

В онлайне тоже были подобные раны. Помню две сессии против Фила Гальфонда – одна в NL, другая в PLO, он бросил оба раза. В NL мы около часа играли 2 стола $100/$200, я выиграл не так много, примерно $70k, но не помню, чтобы еще кого-нибудь так разрывал. Ему очень повезло, что проиграл так мало.

– Сколько раз ты падал с миллиона+ до нуля?

– Раз 5-7. Самая худшая ситуация была, когда я засыпал миллионером, а проснулся в долгах на $2 млн. Я выступил гарантом по одной сделке, которая пошла совсем не так, как планировалось. Понадобилась неделя, чтобы прийти в себя. Я жил в Лондоне, снимал крутую квартиру. Заперся в ней, отключил телефон, целыми днями курил и смотрел фильмы. Пообещал себе, что забуду о произошедшем и перестану себя жалеть, как только выйду из квартиры. Нужно думать, как все исправить, а не копаться в прошлом. Если понадобится 2-3 года, чтобы все вернуть, значит так тому и быть.

Но больше такого не повторится, я больше не занимаюсь глупостями.

– А бэкингом еще занимаешься?

– С радостью помогаю друзьям, если вижу, что они действительно много работают. Но в моем мире нет места людям, которые постоянно ноют и жалуются на судьбу.

– Назови сильных игроков из Азии. Ты часто с ними играешь, про это было несколько вопросов.

– Однажды играл с Элтоном Цангом. Мы провели вместе не так много времени, но он начал просто безостановочно меня трибетить. Играл по старой школе, переставлял с 68 и похожими руками, я уважаю такой стиль. Тем более, давно уже не видел, чтобы кто-то за столом начинал охотиться именно на меня.

Вай Кин Йонг тоже отличный игрок, в Лондоне он только что выиграл один главный турнир, а в другом стал вторым.

Эти ребята стремительно прогрессируют, а это самое важное. В Азии они привыкли играть против ВИПов, а на серии Triton получили возможность соревноваться с сильнейшими. Кстати, это еще одна причина, почему мне так нравится их серия. Кто-то играет лучше меня против профессионалов, кто-то сильнее против ВИПов. Но если собрать их вместе, тогда мне нет равных. Если через год турнир состоится еще раз, я опять буду готов к любым сайдбетам.

– Низшая точка в твоей покерной карьере? Был момент, когда ты думал, что это не твое?

– Так я никогда не думал, а подобных точек было две. Про одну я уже рассказал, когда жил в Лондоне. А во второй раз я был в долгах всего на $400-500k, но это был самый долгий период в жизни, когда я ничего не мог выиграть. Я старался сохранять позитив, но однажды вечером спросил у Аны Маркез, которая тогда была моей девушкой, а что если я больше никогда не выиграю? До этого такие мысли даже не приходили ко мне в голову.

– Еще один вопрос, про доли профессионалов в миллионнике. Думаешь, у всех было по 5-10%?

– Дело в том, что многие, может, и хотели бы взять больше, но просто не могли. Иначе не получили бы приглашение. По моим впечатлениям, все профессионалы взяли столько, сколько им разрешили, возможно, некоторые еще менялись друг с другом. Ты не можешь диктовать условия, когда тебя зовут в такой турнир.

– Рекордные проигрыши за день/неделю/месяц?

– В Bobby’s Room как-то проиграл $400k за день.

– После такого заноса у тебя есть какие-то особенные планы? Может, новый дом?

– Нет, я не хочу ничего менять. Заплачу за юридическую школу сестры, может, куплю родственникам по новой машине, закрою их кредитные счета.

– Самая крупная непокерная ставка?

– Пари, когда я должен был похудеть на 30 кг за 4 месяца и потом поддерживать такой вес еще 2 месяца. Я выиграл, хотя никто не верил. Начал правильно питаться и проводил по 3 часа в день в спортзале.

– Где ты сейчас живешь, в Нью-Йорке?

– Нигде. Вероятно, нет ни одного города, в котором за последние 10 лет я провел больше 3 месяцев в год. У меня хранятся вещи в разных местах, некоторые я, возможно, уже никогда не заберу – в Лондоне, Майами, Нью-Йорке, Вегасе, Торонто, Амстердаме. Где-то чемодан, где-то два, компьютеры, мониторы и все такое.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
0 18
Еще по теме
Лучшие комментарии
11 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.