Kot_Spartac: Большинство МТТшников закончат свою жизнь в психушке

Александр Еленский поговорил с ветераном русскоязычного покерного сообщества о десятилетней карьере, самых сложных этапах, переходе в МТТ и работе с учениками.

– Когда ты открыл блог в мае 2010-го, то в первом сообщении написал, что играешь в покер уже 1.5 года. А с чего вообще началось твое знакомство с игрой?

– Первый раз я играл лет в 11 в детском лагере. Даже не помню, откуда узнал правила. Это был 5-карточный покер с обменом, иногда с джокерами, зависело от того, какая колода оказалась под рукой. Потом в старших классах школы мы опять играли в какую-то непонятную разновидность. Все кореша курили, и мы играли на сигареты. Я никогда не курил, но сигареты выигрывал стабильно, а потом уничтожал их. Боролся с курением, хаха. Ну или отдавал назад, если было хорошее настроение.

С NLHE познакомился уже на первом курсе ВШЭ. Рассказал одногруппнику, что играю с друзьями. Он ответил, что можно играть фрироллы в онлайне, ничего в них не вкладывать и выигрывать. Я скачал EuroPoker из сети Ongame и начал играть там на плэймани. Попутно, наверное, смотрел 7ТВ с Илюшаном. Точно помню, что специально скачивал WSOP 2005 года с Хашемом.

В фрироллах вроде так ни разу и не попал в призы, они проходили с гарантией $5 на 5,000 человек или что-то похожее. Через пару месяцев узнал про PokerStrategy, прошел викторину и получил полтинник. Быстро засадил его в SNGшки, но сильно заинтересовался покером и решил углубиться в процесс. Зарегистрировался на нижегородском покерном форуме, где каждую неделю устраивали свои фрироллы. Участвовало мало человек, и за первое можно было выиграть уже солидные деньги – $10. Так постепенно влился в комьюнити. Организатор всего этого Леша Subaru потом устроил для нас на RedStar покерную лигу с рейтингами и очками. Мы играли турниры по $1-2, и там я словил самый невероятный апстрик в жизни. Выигрывал один турнир за другим. В 18 лет стал чемпионом нижегородской лиги покера. В некоторых турнирах разыгрывались билеты в офлайн, который тогда еще был разрешен. Начал параллельно играть еще и там ребайники по 100 рублей.

Довольно быстро раскрутился и перешел в онлайне на турниры по $10-22, иногда даже по $55. Тогда это казалось космическими деньгами. Запомнилось, что в каком-то лидерборде получил билет на ребайник за 1,000 рублей в офлайне, но даже не стал брать с собой деньги на адд-он. Так и прошел весь второй курс – вылетал из турниров в офлайне, приходил домой и катал в онлайне. Прочитал Харрингтона и считал, что играю уже на уровне Негреану. Естественно, все проиграл. Летом 2009 года поймал даунстрик и обнулил акки во всех румах. Но у меня было не так много, банкролл на пике составлял около $2k. В это же время закрыли казино. Но я уже решил, что если буду относиться к покеру серьезно, то смогу разрывать.

– Как все проиграл, пошел играть что-то дорогое?

– Да, турниры и какие-нибудь хедз-апы по $40 с регами, также что-то вывел и потратил. Осенью 2009-го решил вернуться в покер. На Стрэтеджи мне как раз должны были дать полтинник за привлечение друзей. Хотя скорее всего, привлекал я сам себя. Получил деньги на PartyPoker и сразу начал выигрывать. В первый же день была финалка в каком-то турнире, а на второй выиграл МТТ за $2. Постепенно раскручивался и со временем перешел в хедз-апы. Играл я тогда супер агрессивно. На днях мы смотрели стрим Алохи, так вот я играл еще жестче. На полном столе старался разыгрывать половину рук.

– Как тогда работал над игрой?

– Смотрел какие-то воды. Я уже тогда отлично знал пуш-фолд, даже не помню, за счет чего. На Стрэтеджи был ICM-тренер, и я его так задрочил, что практически не ошибался. В коротких стеках в турнирах играл очень сильно. Но любовь к агрессии привела меня в хедз-апы. В конце 2009-го начал играть за $11 и за год поднялся до соток. Сразу пошло очень хорошо.

Начал общаться с другими игроками. Кажется, примерно в то время организовалась первая конфа регов с GipsyTeam – Юра Арустамян, Илья fraumarta и другие хедз-аперы. Игра тогда была очень сладкая, я своей агрессией выдавливал фишей и уничтожал регов. Играл бет, бет, бет, и это шикарно работало. На графиках красная линия шла строго вверх, синяя – вниз.

А в 2011-м ввели гиперы на Старзах. Причем на Full Tilt они уже были, и чуть раньше я предпринял попытку в них закрепиться. Это была забавная история. Купил долю у Наркотикса, он перевел мне $100, с которых я крутанулся до $5,000. Но так же быстро все проиграл в те же гиперы. Зато получил бесценный опыт и море удовольствия. Был очень рад, когда гиперы появились на Старзах, и сразу переключился на них. Играл сотки-двухсотки, немного получил от регов, но в целом все было нормально.

В 2011-м впервые поехал в офлайн на Кипр с очень прогрессивным банкролл-менеджментом. Загрузил от себя большую часть банкролла и вернулся домой без ITM. Но в онлайне за месяц опять раскрутился до комфортного банкролла для соток.

– В гиперах тогда можно было наживать и без рейкбека?

– Да, причем оочень много. Происходило уничтожение. Рейкбек приносил $1-2k в месяц, и это несильно влияло на общую картину. Рег $100-200 теоретически мог получать по EV до $20k в месяц. У меня такого ожидания не было, но я все равно очень быстро прошел путь от $100 в месяц, которые мне давали родители на проезд и обеды, до $7k, которые в удачные месяцы выигрывал в гиперах.

EV было нереальное. Я играл не так много, потому что был шоке от того, сколько выигрываю, и не знал, что с такими деньгами делать. Играл с паузами и активно тратил, что мне очень нравилось.

В интервью Роме Zadrot_Mode ты рассказывал, что в 2012-м остался без банкролла. Но решил все-таки остаться в покере и назвал это важнейшим решением в карьере.

– Да, большая часть денег ушла как раз на непокерные расходы, пьянки-гулянки. Когда я учился, для меня не было большой разницы – получать в месяц $200 или $10k. А в 12-м я уже закончил институт, стал взрослым и по общественным нормам должен был идти работать. А я после трех лет игры в покер остался без денег. Родители тоже оказывали давление, для них покер изначально был лохотроном. Выиграл – повезло, проиграл – закономерность. И то, что я все проиграл, только подтвердило их представление. Тяжело было объяснить, что у меня точно все получится, потому что есть относительный талант и знания. Я знаю примеры, как в аналогичной ситуации люди уступали, шли на поводу у родителей и, вероятно, занимаются сейчас не тем, что им нравится. А я обожаю покер, обожаю играть и очень доволен, что тогда настоял на своем.

– Рассматривал какие-то реальные варианты, кроме покера?

– Нет, ничего. Не сомневался, что останусь в покере. К тому же видел примеры друзей, которые устроились на работу и получали в месяц деньги, сравнимые с моим ожиданием за пару дней. Ну и результат был на табло, суммарный профит за все время в покере у меня был уже около $100k. Понимал, что разорву, если буду чуть более дисциплинированным.

– В блоге я прочитал, что 2013 год ты начал с банкроллом $300.

– Да, конец 2012-го был настоящим адом. Я даже взял бэкинг, быстро много выиграл, и мы поделили профит. Но жизнь меня ничему не учит, и свою часть я опять пробухал. Да, 13-й год встретил с $300 и огромной мотивацией. На средних лимитах я тогда играл больше всех и очень быстро побил 30-ки, 60-ки и 100-ки.

– У тебя три года подряд был профит от $100k до $150k. Насколько это было близко к топам тех времен?

– Вообще неблизко. Можно сказать, что я собирал объедки с барского стола. У меня никогда не было большого банкролла, чтобы играть самые высокие лимиты. Период с начала 2012 до середины 2013 года – самое золотое время в HU SNG. Помню марафоны Егора Samar4eg и Паши Dreamka88 «$100k за 4 месяца». Это было их реальным EV, а играли они чуть выше меня. Егор выиграл свой за 3 месяца, а Паша проиграл лишь потому, что закусился с регом Рамсом. Его недавно вспоминали в блоге Марартура, и я написал, что его уже больше 10 лет считают слабым, а результат у всех один. Топы тех лет – SkaiWalkurrr и mrGR33N13 зарабатывали по $1 млн в год. Мои результаты не были топовыми, но вполне хорошими для своих лимитов.

– А в чем проявлялось преимущество Самарчика или того же Хинта? Они реально играли на голову сильнее тебя?

– Хинт играл значительно выше, и у него были очень хорошие дипломатические отношения, реги его не трогали. Также он гораздо лучше играл против фишей. Мы с ним часто обсуждали игру в то время, и я видел, что он их просто уничтожает. У меня отлично получалось против регов, у фишей тоже выигрывал, но не так, как топовые игроки.

– С Андреем Шатиловым тоже примерно тогда познакомился?

– Да, но он играл 6-максы и иногда хедз-апы, набивал «элиту» [статус Supernova Elite на PokerStars]. Мы с ним попали друг на друга за хедз-ап столом и списались в чате. Выяснилось, что оба из Нижнего. А дольше всех из покера я знаю Ваню «lunaman», вместе ходили в офлайн еще в 2009 году.

– Кстати, на первых страницах твоего блога я нашел скрин твоего заноса со знаменитыми «когтями орла». Я в курсе, что термин пришел из нижегородского офлайна, но не думал, что он появился так давно.

– Да, это тоже пришло из 2009-го. Хаха, точно, у меня же был такой ник.

– В 2016-м ты перешел в МТТ. Почему завершилась твоя карьера в хедз-апах? Игра умирала или ты ушел раньше?

– Игра еще не умерла. В декабре 13-го начали появляться картели на сотках, и я туда почти сразу попал. Тогда игра была настолько дармовая, что несколько сотен регов спокойно сидели и без боли наживали бабки с фишей. Скилл вообще не требовался, реги между собой не рубились. Если оба знали комбинации, это было уже невыгодно. Но в какой-то момент регов стало столько, что игры на всех уже не хватало. В результате сильные реги начали выгонять слабых, чтобы улучшить экологию. С каждым годом становилось все хуже и хуже. 2014-й я еще отыграл нормально, но в 2015-м игры стало заметно меньше. Тогда еще ввели спины и много рыбы ушло туда. Я тоже на время переключился на них, но мне очень не понравилась монотонность игры. В хедз-апах есть какая-то динамика, а в спинах статичные рейнджи и статичная игра. Мне тогда показалось, что вариативность линий и розыгрышей совсем невысокая. Сейчас с развитием спинов, возможно, там стало интереснее, но тогда мне было безумно скучно.

А МТТ я всегда любил и поигрывал их на протяжении всей карьеры. И мне показалось, что это удачный момент, чтобы стать в них профессионалом. Я уже общался в некоторых турнирных конфах, были знакомые и друзья МТТшники, и я прилично работал над теорией, анализировал базы сильных игроков и работал в софте. Уже появился Pio, я делал расчеты в Holdem Resources и остались какие-то наработки из 6-макс капов.

– Ты сразу начал играть высокие лимиты?

– Да, приличные. Наверное, ABI $100. В первой половине 2016 года я отлично плюсанул, но потом начался адовый офлайн. Много проиграл в Вегасе, Барсе, Праге и на других сериях. Поймал стрик на $30-40k плюс расходники. В какой-то момент выяснилось, что ситуация уже критическая, к 2017 году у меня осталось около $10k.

– В твоей карьере можно выделить три сложных периода – 2012-й, когда ты решал, оставаться ли в покере; 2017-й, когда у тебя оставалось $10k, и сейчас. Какой был самым тяжелым?

– Точно не 2012-й, тогда было паршиво, но покер все равно был очень перспективным занятием. Я на 100% был уверен в своем успехе. В 2017-м основная сложность была в неопределённости. Я не понимал, хорошо или плохо играю. Это было самое ключевое. И по факту играл я, наверное, не так хорошо, как сам думал вначале. У меня не было опыта и слишком маленький наигрыш, поэтому появилась неуверенность. Возникали мысли: «А что если я вообще играю не в ту сторону и не знаю, как переучиваться? Что, если я больше никогда не выиграю деньги в покер?» Это было самое тяжелое. Думаю, по общему состоянию тогда мне было даже хуже, чем сейчас. В нынешней ситуации мои дела гораздо лучше, есть банкролл, определенные лимиты играю от себя, в целом все довольно стабильно. А в 2017-м положение было критическим, все сошлось – стрик, мои негативные мысли и отсутствие денег.

– Как удалось вернуть уверенность?

– Играл по 8 часов, по 7 работал и разбирал раздачи. На собственном опыте убедился, что проигрыши делают тебя сильнее. Неуверенность в себе – отличный мотиватор работы над собой. Если не показываешь двухзначные винрейты и не играешь в плюс турниры по $5-10k, нельзя считать, что хорошо играешь. Всегда есть возможность стать еще лучше. Мной двигало именно это, я старался максимально разобраться во всех аспектах игры. В 2017 году я очень много работал в программах и обсуждал раздачи. Практически на пределе возможностей.

– Ты написал, что сейчас вы обсуждали твою игру в конфе и пришли к выводу, что у тебя с ней все нормально. Тогда подобного обсуждения не было?

– Тоже было, но сейчас мои винрейты подкреплены большой дистанцией. А тогда не было ничего, кроме пары тысяч турниров, сыгранных в ноль. Есть много примеров игроков, которые играют не в ту сторону, но про себя считают, что играют в плюс, и им просто не везет. Для меня самое стремное – стать таким же. И такие мысли у меня тоже были. Поэтому я шел разбираться дальше, какие кнопки надо нажимать.

– Такой стрик, как у тебя сейчас, для МТТ – обычное дело?

– Да, вполне. Мой текущий проигрыш – это результат условно ста верхних турниров, которые неудачно сложились. Если анализировать с фильтрами, становится очевидно, что я играю в плюс. Также нельзя забывать, что преимущество с каждым годом становится все меньше, ROI падает, а вероятность таких стриков сильно повышается.

– Год назад ты сказал, что твое годовое ожидание – около $150k. Как оцениваешь его сейчас?

– Наверное, оно чуть выросло, потому что игра стала еще дороже, а март-апрель были совсем дармовыми. Это подтвердилось и практикой, к середине марта я выигрывал $250k.

– В одном из подкастов Bencb обсуждали, что у сегодняшних топ-регов ожидание может быть даже миллион, или это слишком?

– Теоретически это возможно, если играть от себя все самое дорогое и разрывать. Например, в прошлом году были отличные турниры по $25k на GG. В них у некоторых регов точно есть такое ожидание, потому что загруз был колоссальный. Но чтобы печатать EV во всех дорогих турнирах, надо играть совершенно безошибочно. Если Никита fish2013 решит загриндить целый год, у него, наверное, будет схожее ожидание. Хотя у него, возможно, оно и так есть, потому что он не пропускает турниры за $5-10k.

Но можно зарабатывать 6-значные суммы в год, играя сильно ниже и без риска. В нынешней ситуации, если можно выиграть миллион, значит, на тех же лимитах можно его и проиграть. Самые большие деньги зарабатываются в дорогих турнирах, диспа там просто сумасшедшая, а ROI не очень высокий.

– Как limitless, который в тех турнирах по $25k на GG проиграл $3 млн? Хотя не знаю, насколько он котируется в дорогих МТТ.

– Он в любом случае – игрок супер высокого уровня и понимает, какие кнопки нажимать. В МТТ он только учится, но точно плюсовый.

– А в МТТ возможен вечный апстрик – когда человек играет явно плохо, это все понимают, но он постоянно доезжает? Раньше про Lena900 говорили, но в последнее время вроде к нему стали относиться с уважением.

– Сейчас Lena играет хорошо. Как и все шведы, он начал разбираться в ICM. А раньше вообще не понимал ни ICM, ни пуш-фолд. Ошибки все еще делает, но очень сильно укрепил свою игру. Если не в элиту, то в число очень сильных регов он точно входит. Возможно ли всю жизнь провести в апстрике? Думаю, нет. В онлайне рано или поздно всех накрывает. В офлайне такое возможно, там дистанция отсутствует и можно, катая не в ту сторону, раз в несколько лет показывать 6-значные заносы.

– У тебя нет зависти к игрокам, которые играют хуже тебя, но доезжают?

– В периоды собственных даунстриков появляется, скорее, злость. Я это связываю со своим завышенным чувством справедливости. Возможно, как раз зависть так и проявляется. Когда у меня все хорошо, мне нет никакого дела до результатов других. И все иначе, когда все плохо, и я вижу, что доезжают люди, которые, на мой взгляд, не умеют играть. Но это гораздо сильнее проявлялось раньше, сейчас я совсем охладел к чужим результатам. Если человек играет хорошо, вполне логично, что он выигрывает. А если плохо и доезжает, чему тут завидовать? Когда человек начинает слишком верить в себя, в покере это всегда приводит к одному исходу.

Еще у меня возникает сочувствие. Это тоже больше проявлялось в молодости. Мне казалось, как же несправедлив этот мир, почему те, кто играет хорошо, проигрывают. Я всегда переживал за хороших игроков, у которых дела шли не очень. Это даже не обязательно относится к знакомым. Правда, к 30 годам понял, что мир вообще не такой уж солнечный и приветливый, в действительности это опасное и жесткое место.

– В МТТ появляются новые звезды? Как, например, те же Линус и makeboifin в кэше, которые взлетели на вершину два-три года назад.

– Минимально, это происходит очень редко. Я как-то пытался найти новые лица, изучал лобби турниров за $5k на Старзах, но там одни старые знакомые рожи. Из тех, кто появился за последние год-два на хайстейкс – разве что Марартур. И он показал неплохой прогресс за последнее время.

– В каком-то из недавних подкастов обсуждали, что в топе pocketfives уже нет никого, кто был там несколько лет назад. Правда, там брали какой-то внушительный срок – лет 10.

– В этом и суть. Для игрока самое главное – проверка временем. Каждый год появляется человек в апстрике, всем кажется, что это новая звезда, а через пару лет он продает доли в турниры по $5. А условный aJarov как разрывал 10 лет назад, так и продолжает сейчас. Делает это не столь ярко, зато эффективно.

– В интервью с Ромой вы обсуждали сильнейших наших регов. Ты назвал Romeopro, Hello, Vea и Палю. Сейчас твое мнение изменилось?

– Рома уже давно не играет. Артем тоже играет намного меньше, но исторически именно его я считаю самым сильным, по крайней мере, из российских. На самом деле, я его всегда ставил даже выше Romeopro. Когда я только начал серьезно заниматься МТТ в 2015-м, я разбирал базы двух игроков – Vea и Romeopro. Игра Артема мне показалась намного интереснее. Потом я брал у него тренировки, мы много общались по игре, и я всегда был в восторге от его мышления. Рома – это жесткая, дисциплинированная машина по зарабатыванию денег. Артем более креативный игрок, с гораздо большим арсеналом. По совокупности таланта и работы над игрой, думаю, он войдет в топ-3 всего мира.

Если брать других русскоязычных игроков, сейчас мне очень нравится, как играет Legenden, очень крут. И назову еще Тигра и Алешку, пусть будет четверо.

– Артем после своих продолжительных перерывов спокойно возвращается на пик формы? В этом и проявляется его уникальность?

– Какое-то время ему в любом случае требуется. Думаю, не существует игроков, на которых продолжительные паузы никак не сказываются. Игра Артема вообще строится на понимании тенденций поля и их эксплойте. Какое-то время ему понадобится, чтобы понять, что к чему, а дальше уже будет уничтожение.

– А как быстро меняются тенденции? Тот же Ромео, который год не играл, если сейчас вернется, вообще ничего не поймет?

– Какие-то вещи поменялись, но с его теоретической базой и пониманием эксплойта он довольно быстро во всем разберется.

– Кажется, Энлайт в подкасте у Леши Fellini говорил, что топ-реги кэша, которые уже давно не играют – Kanu7, forhayley – и сейчас при желании смогли бы вернуться на высокие лимиты. В МТТ это тоже возможно?

– Конечно, если будут много работать над игрой. Это же в первую очередь зависит от когнитивных способностей мозга, а у подобных игроков они супервысокие.

– Если все зависит от трудоспособности, почему же не появляются новые звезды в МТТ? Сам покер уже не настолько привлекателен для новичков?

– Да, скорее всего, дело в этом. На хайстейкс слишком высокий порог входа. Почти никто не играет все дорогое от себя. На $5-10k нужны семизначные банкроллы, потому что стрики могут быть очень жестокими. Даже если побить средние и высокие лимиты, в них все равно не выиграть столько денег, чтобы позволить себе играть самое дорогое. А бекинг туда найти тоже не так просто. Мне кажется, сейчас появилась куча молодых парней, которые играют сильно ниже, но могут зарабатывать гриндом те же $100-150k без большого риска. На ABI $40, $60 и $100 можно выигрывать очень хорошие деньги. А хайстейкс для многих – это уже близко к развлечению. В турнирах по $10k я часто вообще не вижу слабых игроков, то есть там очень многие регуляры играют в минус.

– Кстати, почему ты никогда всерьез не думал заняться кэшем? Насколько я знаю, твой опыт ограничился 6-макс капами.

– Даже не знаю, действительно всерьез об этом никогда не задумывался. Слишком нравятся турниры. И я так в них замазывался, что переход в кэш даже не рассматривал. Оставляю эту возможность на будущее. Я считаю, что большинство МТТшников закончат свою жизнь в психушке. Очень важно вовремя понять, когда к ней приближаешься. Это слишком жесткая игра из-за стриков, динамики и всего прочего. Когда я пойму, что уже слишком стар для этого дерьма, возможно, перейду в кэш, причем, скорее всего, в офлайн. Но пока продолжу биться.

Тут дело еще в складе характера. Я общаюсь и с МТТшниками, и с кэшевиками, и это два абсолютно разных психотипа. Среди кэшевиков очень много консервативных людей, у них тоже обостренное чувство справедливости, половина уже через месяц игры в МТТ сошли бы с ума. Бывают и обратные примеры. Я на днях пошутил, что среди МТТшников есть латентные кэшевики и наоборот. Люди будто заняли не свое место. Кэшевики, которые постоянно регварят, играют хедз-апы – явно в душе МТТшники. А есть МТТшники с суперправильным подходом, которые жестко селектят, никакой покерной романтики для них не существует, они никогда не проигрывали даже полбанкролла. Такие явно должны быть в кэше.

– Назовешь самые яркие примеры?

– Кэшевиков я знаю не так много. Энлайт в душе точно МТТшник, но он и так иногда заходит в турниры, чтобы вкусить немного боли. Его любовь к борьбе и битвам отлично подходит к МТТ, но у него и в кэше все это отлично получается.

А из обратных примеров... Вообще в МТТ меньше профессионалов в полном смысле этого слова. Единственный человек, который играет их профессионально – это aJarov. Он систематично из года в год разносит поле и при этом очень круто играет. Но он никогда не прыгнет на 10ВВ в тысячник, просто потому что у него хорошее настроение. Я бы даже сказал, что у него научный подход к МТТ. Его цель – выиграть как можно больше денег путем наименьших потерь. Он никогда не сядет в плохой турнир, всегда найдет выгодную альтернативу. У меня, например, в фильтрах вообще нет турниров по $55. А aJarov может сесть в гипер за $20 и не прыгнуть на автопилоте в турнир за $200 или $500.

– Ты читал недавнее интервью Падса, где он как раз рассказывал, как обманул систему и сел в турнир за $25k в самый последний момент на стек 10ВВ? Это действительно выгодно?

– Да, я и сам любитель так сделать. Дело в том, что стоимость стека становится выше. Но сейчас почти все румы порезали такую возможность, она осталась только на GG. В других можно сесть на 20ВВ, когда вылетело только полполя, а это уже не так выгодно. Но споры на эту тему продолжаются. Основная выгода получается за счет того, что стек в момент поздней регистрации становится выше, чем бай-ин. То есть в турнире за $530, когда вылетает 2/3 поля, стоимость стека возрастает до $560-570. Иногда даже до $600 в каких-то 6-максах, где вылетело больше 70%. Но есть и обратная версия, что сама модель ICM Мальмута-Харвилля очень сильно завышает стоимость маленького стека, а по факту все не так сладко. Модель ICM показывает стоимость стека на момент конкретной раздачи без учета будущих винрейтов. В результате стек чиплидера получается сильно заниженным, хотя у него будет огромное преимущество по винрейтам. Споры на эту тему продолжаются, но в турнирах с хорошими составами прыгать коротким стеком точно выгодно.

– Еще одна мысль, которую регулярно высказывает Pads – что в МТТ до определённого уровня вообще можно обойтись без солверов, достаточно выучить префлоп. Это действительно так?

– Он, скорее, говорит про свою конюшню. Суть в том, что играть выгоднее, чем работать над игрой. Потому что деньги зарабатываются, когда играешь, а не работаешь. Но мне кажется, это зависит от человека и его амбиций. На одном префлопе в любом случае не выехать, надо понимать хотя бы базовые концепции. Но то, что в покер можно выигрывать, играя ниже среднего и без солверов, это 100%. Я знаю довольно много игроков, которые вообще никогда не открывали солверы. Их познания о них ограничиваются разговорами с другими игроками. При этом благодаря наигрышу у них отлично развита интуиция, хорошая логика, высокий интеллект и другие качества, за счет которых они способны принимать решения, близкие к солверным. У них такое понимание игры, что солвер им не нужен. Есть и обратные примеры, когда солверы ломают игру. Человек видит решение, но не понимает, из чего оно берется.

– Видел обзор взлета makeboifin, где он упоминает огромный банк против тебя? У тебя есть похожая раздача?

– Да, читал, отлично помню ту раздачу. Возможно, для меня она тоже одна из самых запоминающихся. В онлайне это, наверное, мой самый большой банк из выигранных. На таких дорогих финалках ничего крупнее не вспоминается.

– Ты тогда знал этого игрока?

– Нет, до этой статьи даже не помнил, кого выбил. С той финалки мне запомнились go0se.core и caaaaamel, с которыми мы поделили. И кажется, был еще кто-то сильный [LLinusLLove], но я вообще не помню, кто вылетал до 4-макса. Вот сейчас узнал, что один из них был makeboifin.

– В том же турнире у тебя была еще одна заметная раздача с ?

– Да, в двух столах я защитил ВВ против go0se.core и Hello, открылся флоп , ставка-колл, я заплатил третьим. Терн , ставка-олл-ин, у меня первый натс – я колл, Hello выбросил тузов, go0se.core показал сет пятерок, и я устоял. При таких доездах почти всегда будут похожие большие раздачи. Чтобы победить в турнире, нужно выиграть много олл-инов.

– Ты в покере уже 10 лет?

– Даже больше. Началом профессиональной карьеры считаю 2009 год, когда выиграл пару турниров на Party, сделал кэшаут и начал зарабатывать игрой. Играл тогда минимум по 5 дней в неделю, работал над игрой. Был уже более-менее профессиональный подход.

– В начале интервью ты сказал, что до сих пор получаешь удовольствие от игры.

– Да, все еще очень люблю играть. Мне нравится и процесс игры, и процесс обучения. Очень кайфую, когда нахожу какую-то новую линию или крутой эксплойт.

– За эти 11 лет были тяжелые моменты и проблемы с мотивацией, не связанные с даунстриками?

– Регулярно возникают периоды, когда не хочется играть. Можно перегореть или появляется банальная необходимость в отдыхе после какой-то большой серии. Как, например, сейчас после карантина. В феврале я вернулся из Сочи и за эти месяцы из дома выходил раза 4, играл почти без пауз, а в свободное время разбирал раздачи. Когда SCOOP закончился, меня уже тошнило от покера.

– В недавнем большом посте ты упомянул раздачу из мейна СКУПа, в которой Артем тебя заблефовал на стриме с 89s. Как получилось, что ты пропустил тот эфир? Артем вроде бы говорил, что другие ребята из вашей конфы его смотрели.

– Наверное, он имел в виду свою конфу. Почти уверен, что у нас никто не знал, что он стримит. Был разгар сессии, я играл несколько столов. Естественно, я бы включил, если бы знал. Я часто смотрю твич, когда катаю лейты, особенно если стримит кто-то из оппонентов.

– Была какая-то досада на себя?

– Да, очень расстроился. Если бы это была просто рабочая раздача, я бы сразу забыл, вполне нормальный пас. На ривере я думал до последней секунды таймбанка, был близок к коллу, но повлияло то, что это суперпоздняя стадия и очень дорогое решение. Можно сказать, что зарандомил и выбрал тайтовое действие. Но если бы обладал всей доступной информацией, никогда бы не выбросил. Ситуация уникальная и в какой-то мере чистая угадайка.

– В конце хотел задать пару вопросов про фонд, о создании которого ты недавно объявил. Первый – где возьмешь время, если постоянно катаешь и работаешь над игрой?

– Нельзя сказать, что я гриндер. На протяжении всей карьеры играл отрезками, часто делаю паузы, езжу в офлайн и так далее. Я уже не играю по 5 дней в неделю, как другие реги. Очень сильно устаю. А время, которое я трачу на разбор игры, можно совместить с работой в фонде. Так что свободное время есть, возможно, его даже слишком много.

– У тебя есть опыт работы с учениками?

– Изначально у меня был негативный опыт, поэтому я так долго не участвовал ни в каких фондах и не открывал свою школу. В 2010 году я тренировал пару человек, и мне не понравился ни сам процесс, ни результат. То ли я плохо доносил мысли, то ли они были необучаемые, но опыт оказался негативным. После этого я долго никого не тренировал и даже не рассматривал предложения. Относительно школ у меня вообще было предубеждение – если человек не может найти $1,000 и побить ABI $20, зачем ему давать на игру свои деньги? Это казалось мне абсурдом. Но потом я поменял мнение, когда школы начали вырастать, как грибы. Я к ним присмотрелся, почитал посты, познакомился лично с участниками, а среди организаторов вообще много моих друзей. Мне очень понравился контингент учеников. Люди идут в школы не только ради денег, часто ими движет и какая-то социальная составляющая, кому-то нужен наставник, кому-то – мотиватор. Постепенно я пришел к выводу, что обучать и бэкать людей – отличная тема, особенно на постсоветском пространстве. Мое изначальное мнение, что на низкий ABI и тренировки ищут совсем недалекие люди, оказалось ерундой.

Еще повлияло то, что Андрей STiger однажды попросил меня провести тренировку для их команды. Там был очень высокий уровень ребят, я кайфанул и даже узнал что-то новое для себя. Был в восторге от фидбека, когда объясняешь и получаешь правильные вопросы. Понял, что это не такое неблагодарное занятие, как я думал после первого неудачного опыта.

– Сам стримить планируешь?

– Собираюсь, уже подготовили канал на твиче. Только мне кажется, что свою игру стримить мало смысла. Возможны некоторые проблемы с концентрацией. Чтобы следить за чатом и отвечать на вопросы, придется сильно урезать количество столов. Во время игры я максимально сосредоточен на раздачах. Иногда даже не слышу, что говорят другие во время созвонов, настолько погружен в игру. Регулярные сессии стримить вряд ли получится, но я обязательно что-нибудь придумаю. Возможно, буду стримить поздние стадии или устраивать специальные сессии для общения с чатом и играть мало столов. Но мне это очень интересно, и я много раз слышал, что стал бы топ-стримером. Правда, есть опасность, что канал просуществует 5 минут, если я буду вести себя так же, как на созвонах, и во время переездов употреблять такие же слова.

– Сам смотришь какие-то стримы?

– Очень круто ворвался Lorem. Наверное, больше всего посмотрел его стримов. Он сразу задал нереально высокую планку, сильно заморочился и начал создавать топ-контент. Часто включаю его во время катки, тем более мы часто оказываемся за одними столами. Иннера тоже немного смотрел. Но когда я выделяю время на покерный контент, больше смотрю реплеи финалок или выбираю что-то более познавательное, чем стримы.

– Родственники следят за твоими успехами? Они в курсе, что ты заметная величина в покере?

– Мама втянулась, следит за результатами и репортажами. Раньше даже читала форум, но сейчас меньше, потому что я сам редко пишу. Она – мой главный фанат. Как я уже говорил, сначала у нее было негативное отношение, потом оно сменилось на нейтральное. Но в 2012-м паззл «покер – это плохо» сложился. Родителям было сложно понять, что я не проиграл деньги, а прогулял. Но потом мама даже начала гордиться, когда пришла относительная известность, и я стал появляться в интервью и репортажах.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
Лучшие комментарии
19 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.