Джон Дафи: назад в будущее

31 комментарий
Джон Дафи: назад в будущее

1 февраля основатель и организатор EPT был назначен президентом PartyPoker Live – структуры, которая будет отвечать за проведение всех живых турниров покер-рума, начиная с этапа в Сочи в марте. С Джоном Дафи побеседовал Илья Городецкий.

– Джон, прежде всего разрешите поздравить вас с новым назначением. Январь – месяц больших решений в вашей жизни. Вы ушли с должности президента European Poker Tour в январе 2013 года, 4 года назад. Почему вы решили снова отправиться в плавание, спустя 4 года, теперь вместе с Party?

– Спасибо за поздравления! Что касается твоего вопроса, то крах EPT сыграл в этом большую роль, возможно, даже решающую. Как только закончился последний турнир в Праге, я ощутил, что на рынке появляется серьезная ниша. Я уверен, что так просто потерять столь мощный бренд – это ошибка. Думаю, у моего решения были и подсознательные мотивы – сожаление, что того, что я создал, больше нет. Кроме того, ко мне обратились представители PartyPoker, у нас были интересные дискуссии. Мне понравилось то, что они рассказывали – о Сочи, о казино King's в Розвадове...

Есть еще одна причина для моего возвращения – в последнее время я стал слышать очень много жалоб от игроков. Не подумай, что я считаю себя великим спасителем покера, я не столь заносчив и самонадеян, но мне искренне кажется, что я могу помочь изменить ситуацию к лучшему.

– Вы эмоционально восприняли решение PokerStars о закрытии EPT, несмотря на то, что вы уже 4 года не работали с ними? Прощальное видео, которое сделала ТВ-группа, действительно получилось очень трогательным.

– Вау... 4 года, да? Наверное, ты прав, хотя мне не казалось, что столько времени прошло. Да, видео, которое подготовила Франсин Уотсон и её команда, получилось замечательным. Для Франсин это тоже большая часть её жизни, она была на первой встрече по ТВ-трансляциям с EPT, а было это в 2004 году.

Я был огорчен закрытием тура – как будто твой ребенок вырос и уходит из дома. Да и, честно говоря, решение не показалось мне разумным. Я понимаю, какую проблему менеджмент PokerStars пытался решить в области брендинга – они хотели, чтобы само название PokerStars было крепче привязано к турнирам. Их идея глобального развития, частью которого должен стать EPT, тоже очевидна. То есть причины я понимаю, но само решение мне хорошим не кажется.

– В покерном мире мало кто знает о вашей жизни еще до EPT. Как вы пришли в покер, как начали играть?

– Я был режиссером, работал в основном над сериалами на английском телевидении, на BBC, ITV, Channel 4. Когда ты режиссер-фрилансер, свободного времени у тебя масса. Хорошо, если ты работаешь 9-10 месяцев в году. Ну, и как-то раз я с другом пошел в казино Victoria в Лондоне и увидел каких-то интересных людей, которые играли друг с другом, а не против казино. Там было всего 2-3 стола в те времена. Я подошел, спросил, во что они играют. Оказалось, что в семикарточный стад. Я некоторое время просто смотрел, естественно, играющие были более чем доброжелательны (смеётся).

Через некоторое время я по интернету связался с Gambler's Bookshop в Лас-Вегасе, заказал книгу по стаду. Я был очарован этой игрой и вскоре оказался за этим столом в Vic. Игра была мелкая – бай-ин был всего 50 фунтов, и это была пот-лимитная игра, а не привычная для всех лимитированная.

Я влюбился. Ходил туда чуть ли не каждый день. Хотел научиться играть очень хорошо. От книг пользы было немного, так как они все были про лимит. В итоге я быстро проиграл все, что мог себе позволить. Прошёл год, прежде чем я стал показывать хоть какие-то результаты, потом выиграл несколько турниров. Это все было очень-очень давно, году в 1995-м, может, даже раньше. Начал играть турниры в Лондоне, ездил в Манчестер иногда. Потом выбрался за границу, в Баден, там проходили турниры по стаду.

Потом появился техасский холдем. И это было замечательно, особенно для такого интеллектуально-ленивого человека как я. Не надо было постоянно следить за вышедшими картами. Постепенно все перешли на холдем.

В Вегасе я на тот момент ни разу не был. Помню, в 2000 году я монтировал какое-то ТВ-шоу для Channel 4 и узнал о турнире Poker Million. А незадолго до этого я занял 2-е место на турнире в Лондоне и решил на выигранные деньги сыграть в этом турнире, который проходил на острове Мэн. И я... выиграл! Это было невероятно. На тот момент для меня это были безумные деньги, нереальные. Миллион фунтов.

Тогда же возник и онлайн-покер. По-моему, первым сайтом, о котором я услышал, был Planet Poker, году, наверное, в 1997-м. Потом открылись еще какие-то маленькие сайты. А еще до того, в начале или середине 90-х, я играл в интернете в бридж. И когда в моей жизни появился покер, я подумал о том, что вот для этой игры онлайн может реально сработать. Даже начал писать какой-то бизнес-план для инвесторов. Увы, в тот момент мне предложили новый проект на телевидении, который, кстати, так и не осуществился, и я так и не закончил описание своей онлайн-идеи.

Мне, кстати, было бы интересно узнать, какой у меня порядковый номер счёта на PokerStars. Уверен, я зарегистрировался там одним из первых, в день, когда сайт был запущен. В будущем покера у меня сомнений не было; ведь на тот момент в международных покерных турнирах играло человек 500, не больше, и вся проблема была исключительно в том, что об игре просто никто не знал.

Такой вот получился длинный ответ на короткий вопрос...

– Когда вы пришли в PokerStars с идеей серии турниров в Европе, объединенных одним названием, вы могли себе представить, во что это выльется?

– Я знал, что эта идея обречена на успех. Ведь на тот момент WSOP был исключительно в Вегасе. World Poker Tour только стартовал, и единственный не американский этап был в Париже. В исследовательских целях я сыграл несколько этапов WPT, и все они были абсолютно одинаковыми, не отличить один от другого. Я думал, что нужно что-то иное – серия, которая подчеркнет различия между разными частями Европы. Архитектура, климат, казино, атмосфера – все должно быть каждый раз новое. Такой продукт и для телевидения гораздо привлекательнее.

Конечно, такого безумия как в Барселоне в период расцвета EPT, я не предполагал. Ведь когда я первый раз встречался с ними, они даже не хотели проводить этот турнир. И уж точно не хотели вкладывать деньги. Казино тогда не понимали, как важно, что приедет столько людей. Что эти люди оставят деньги в казино, займут все места в отелях и т. п. К счастью, это понимание пришло к нашим партнёрам достаточно быстро.

– Можно ли сформулировать одну идею, один принцип, который обеспечил успех EPT?

– Пожалуй, я бы сказал, что самым главным был энтузиазм европейских игроков относительно домашней серии. Буквально все откликнулись на мои идеи, а я знал тогда много игроков и менеджеров покер-клубов, так как много путешествовал. Было ощущение, что это наше совместное предприятие.

Моей первой бизнес-целью было «поженить» новые турниры с онлайн-сателлитами, и это сразу начало работать, хотя PokerStars не особо их и продвигали. Но сателлитчики были не так важны; те, кто уже играл вживую на тот момент, приезжали к нам, как на праздник. Атмосфера была потрясающая. Вот ты когда первый раз приехал на EPT?

– Я был в Монте-Карло в 2008-м, а работать начал с EPT в Дортмунде, весной 2009-го.

– Это когда выиграл Макдональд?

– Нет, Timex победил годом раньше. Тогда выиграла Сандра Найокс.

– Все равно, тогда ты еще должен был застать эту атмосферу. Хотя, возможно, не в Дортмунде. Там само место было не очень подходящим, темноватое какое-то. Но особенно в первые сезоны люди получали удовольствие, никто не относился к игре столь серьезно, как сейчас. Обычно было море выпивки. Помню, я решил устроить бесплатный бар в Дублине в 2004 году – думаю, большей ошибки в жизни я не совершал.

Впрочем, было забавно. Слухи об этом «аттракционе невиданной щедрости» распространились очень быстро, и дублинцы приходили прямо с улицы. Было полно людей, случались драки, в зале какие-то пьяные люди лежали на скамейках, наблюдая за ходом борьбы в турнире. Веселье!

– С энтузиазмом и сейчас всё в порядке. Ваше назначение, например, среди российских игроков, которые начали ездить на EPT в 2008-09 годах, воспринято очень оптимистично. Есть ли у вас уже план конкретных действий, которые вы планируете предпринять, став президентом PartyPoker Live?

– У меня есть довольно четкое представление, что нам предстоит сделать, к чему мы должны стремиться. Когда я посещаю некоторые турниры как игрок, есть те, на которых мне очень нравится, но бывает и совсем наоборот. И я стал думать, а в чем между ними ключевые различия? И я думаю, тут дело во многом в философии. Я убежден, что турниры должны проводиться «от имени игроков», если ты понимаешь, о чём я. Сейчас многие казино или покер-румы проводят турниры «для игроков», а это категорически неверно, так как турниры проводятся на деньги игроков. За привилегию проводить турнир «от имени игроков» мы платим организаторам комиссию. Я думаю, это сейчас очень мало где понимают.

– Звучит красиво, нашим читателям наверняка понравится, но что конкретно отличает турнир, который проводится «от имени игроков»?

– Думаю, что речь должна идти, в первую очередь, об отношении персонала к игрокам. Турнирный директор, флоры должны отдавать себе отчёт, что зарплату им платят игроки, а не кто-то другой. Уважение имеет решающее значение. Нельзя быть невежливыми по отношению к игрокам, нельзя пренебрегать ими. Моя цель №1 – избавиться от таких вещей, где бы они ни проявлялись. Во многих мелочах важны не расходы, важен жест.

Это, на самом деле, очень сложно. Повысить качество еды (а это очень важно!), к примеру, намного проще. Или чтобы в зале всегда была вода. Массаж, возможность заказать выпивку – это всё должно быть быстро и удобно. Я надеюсь, что смогу добиться того, чтобы людям банально больше нравились наши турниры.

Где-то нам и усилий особых не придется прикладывать. Я играл в PlayGround в Канаде, и атмосфера там была отличная. То же самое в Dusk Till Dawn в Ноттингеме. Чем-то напоминает Binion's в Лас-Вегасе в конце 90-х. Всё вертится, все возбуждены, все в предвкушении чего-то. Премьера фильма Rounders где-то за углом сейчас начнётся. Еда, например, в Binion's была отстойная, но это никого особо не волновало.

Нам надо слушать игроков. Мне кажется, я по-прежнему понимаю, чего они хотят. В том, что касается системы выплат, структуры турниров, продолжительности уровней. Надо учитывать пожелания местных игроков, например, россиян, которые приедут к нам в Сочи – мне бы очень хотелось с ними познакомиться, узнать, кто они. Это не так просто, так как я не говорю по-русски. Конечно, многие русскоязычные игроки отлично говорят по-английски, но этого недостаточно.

– Есть вещи, которые изменить практически невозможно. Думаю, почти для любого казино покер – это маркетинговый инструмент, средство привлечения игроков. Но не более того. Так было и раньше, так же и сейчас.

– О да, от этой ментальности мы никогда не уйдем. Даже в Вегасе на месте покер-рума частенько появляются слот-машины. Те, кто играют в покер, не привыкли молчать, они жалуются, протестуют против «всего плохого», и во многих казино их воспринимают, как шило в заднице. Поэтому, мне кажется, самая лучшая атмосфера там, где играют только в покер или точнее только в карточные игры. Как, например, в Concorde в Вене или как было в Aviation Club в Париже. Намного больше похоже на бридж-клуб или шахматный.

– Скажите, в качестве директора PartyPoker Live вы отвечаете только за проведение самих турниров или координируете и маркетинговую стратегию?

– Я скажу, какой у меня был маркетинговый план, когда мы начинали EPT. Ни-ка-ко-го. И в этом плане мы с Исаем (Шейнберг, бывший владедец PokerStars – прим. автора) сразу друг друга поняли. Он тоже не поклонник маркетинга. Не то, что мы его не любим, просто не понимаем, что это. Нет, я, конечно, отдаю себе отчёт, что если завешать всё рекламными объявлениями, то какой-то эффект это даст. Но я твёрдо верю в качество. Вот почему преуспел PokerStars, вот почему сработала идея EPT. Все было хорошо организовано. Лучшая реклама – это сам продукт; если он хорош, он сам себя продаст.

– Можете рассказать о ближайших турнирах, которые пройдут под брендом PartyPoker Live? Сочи – первый, а что потом?

– Я буквально вчера приступил к работе. Еще ноги под стол даже не успел убрать. Поэтому, наверное, мне не стоит углубляться в детали. Что касается Сочи, мы очень рассчитываем на онлайн-сателлиты, так как гарантия в этом турнире у нас на 1,000 входов. Планируем гарантировать и первый приз – минимум $200,000. Для меня это невероятно важный турнир, так как это будет мой дебют в новом качестве. Я, кстати, очень доволен, что стартую именно в России. Мне всегда нравилось играть с русскими. Лет 7 назад я даже русский хотел выучить. Купил онлайн-курс обучающий. Как же он назывался... Вспомнил! «Розетта Стоун». В нём я дошёл до фразы «женщины бегут» (произносит по-русски, почти без акцента). Там надо было смотреть на картинки и говорить, что нарисовано, а программа исправляла произношение. Странноватый, конечно, способ изучать язык, я понимаю... В результате мне, к сожалению, не хватило времени, хотя и язык, и культура русская мне очень нравятся.

Но вернёмся к Сочи. Надеюсь, получится провести отличный турнир. В котором ваши игроки смогут проявить свои лучшие качества – дух соперничества и умение получать удовольствие от покера. При этом вдвойне важно будет прислушиваться к нашим гостям в Сочи и исправлять в дальнейшем те проблемы, на которые они нам укажут. Надеюсь, рядом со мной там будет кто-то двуязычный.

– Сочи – конечно, ключевое событие для всех нас, но я хотел спросить и о других сериях под брендом PartyPoker Live. В апреле анонсирован турнир в Англии – бай-ин 5,000 фунтов, гарантия – 6 миллионов! Нигде в Европе, кроме Барселоны и Праги, столько людей не собирается. Амбициозный проект. Почему вы думаете, это сработает?

– По правде говоря, может и не сработать, и будет оверлей. Но это же хорошо для игроков! Понятно, что любой инвестор хочет добиться успеха максимально быстро, но необходима и долгосрочная стратегия. Бывает, приходится рисковать. Если мы планируем проводить турниры, которые будут нравиться игрокам, то начать все равно надо с их привлечения. Два основных способа – высокая гарантия или просто добавить деньги в призовой фонд. Раньше и такое случалось. Сейчас об этом даже не вспоминают, правда, я искренне не понимаю почему.

Конечно, устанавливая гарантию в 6 миллионов, мы рискуем, и вполне возможно ее не достигнем. Будет оверлей. Но я не считаю оверлей безусловной бизнес-катастрофой. На первом этапе, если речь идет о долгосрочном проекте, оверлей – это первоначальные расходы, инвестиция.

На турнирах EPT мы никогда не заморачивались насчет гарантий, но сейчас, когда конкуренция невероятно выросла, мне кажется, они очень важны.

Я хотел бы еще рассказать о месте, где мы будем проводить этот турнир. Ты, наверное, никогда там не был. Dusk Till Dawn внешне напоминает огромный склад; здание, скажем прямо, не слишком привлекательное. Находится в бизнес-парке в Ноттингеме. Идея провести там турнир с гарантией в 6 миллионов – довольно безумная. Но дело в том, что как только вы попадаете внутрь, то сразу становится очевидно – тут всё про покер, тут всё для игроков. Я рассчитываю, что мой план сработает именно поэтому. Людям там должно понравиться.

Тут еще такой момент. Я был тем, кто выбрал Монте-Карло в качестве места проведения Гранд Финала еще в 1-й сезон EPT. Выбрал из-за Джеймса Бонда, из-за связи этого места с картами, с казино, с баккарой, со всем этим... Но иногда мне кажется, что подобные места слишком гламурны для покера, игроки в покер не чувствуют там себя комфортно. Секрет в том, чтобы найти баланс, найти такие места, где среднестатистический игрок в покер будет чувствовать себя, как дома. А в местах вроде отеля Wynn в Вегасе многие, уверен, чувствуют себя не в своей тарелке; тогда как в старом Golden Nugget в даунтауне играют с удовольствием.

– В последнее время в онлайне, о каком бы сайте не шла речь, с игроками особенно не церемонятся. На этом фоне ваши идеи звучат достаточно революционно. Вам легко было убедить PartyPoker двигаться в этом направлении?

– Ха-ха, да, относительно последних событий в онлайне ты абсолютно прав. Все сейчас думают о «новых вертикалях» – о том, как привлечь новичков; все разговоры только о спин-энд-гоу и всем подобном.

Провести какую-то идею через большую компанию всегда было непросто. Если у тебя есть план, то надо пробраться через кучу комитетов, в котором каждый обязательно должен высказать собственное мнение. Но мне сейчас стало проще – если что-то идёт не так, как я считаю правильным, я в этом просто не принимаю участия. Жизнь слишком коротка, чтобы ввязываться в то, во что ты сам не веришь.

Что мне нравилось в EPT, так это то, что это был мой проект. Я отвечал за него. Дело тут не в эго, а в том, что я хотел, чтобы турниры проходили там, где бы мне нравилось посещать их как игроку. То же самое и со всем остальным.

Что касается PartyPoker, то мне было чуть проще, потому что помимо меня были и другие люди, которые выдвигали схожие идеи, и я их горячо поддержал. В итоге руководство Party согласилось с нашим видением. Важный момент, кстати, что все гарантии будут выплачены при любом раскладе, даже если взносами они покрыты не будут. А то последнее время я слышал просто чудовищные истории о том, что организаторы не выполнили свои обязательства, причем такое происходило даже в США.

Я думаю, это очень хорошая инвестиция со стороны PartyPoker. По-моему, лучше вложить миллионы в гарантии интересных живых турниров, фестивалей, проходящих под твоим брендом, чем в рекламные кампании, которые вполне могут и не сработать.

– Есть еще одна проблема, о которой я хотел бы упомянуть. Репутация PartyPoker в России сильно пострадала в связи с целым рядом случаев конфискации средств со счетов игроков. Причем во всех подобных ситуациях Party отказывалось объяснять причины блокировок. Я понимаю, что к вам эти действия не имеют никакого отношения. Но будет ли у вас возможность каким-то образом влиять на то, что происходит в онлайн-бизнесе PartyPoker, учитывая, что ваша должность называется «президент PartyPoker Live»?

– Надеюсь, ко мне будут прислушиваться. Я бы на их месте не пренебрегал такой возможностью. Одной из причин успеха PokerStars и нашей совместной работы был тот факт, что Марк и Исай Шейнберги говорили с людьми – не только со мной, с другими тоже. Я мог им позвонить и сказать: «Что думаете насчёт турнира в Марракеше, не Европа, но хорошее место?» И Исай мне объяснял, что им это не очень интересно, так как там и интернета толком нет, и так далее...

Безопасность – очень сложная штука. У меня есть своё мнение по этой проблеме. Я считаю, что конфисковать средства можно только в особых случаях, когда есть 100% доказательство серьезных нарушений. Если у меня будет шанс повлиять на эту часть корпоративной культуры PartyPoker, я, бесспорно, это сделаю. Иначе и быть не может. Конечно, я отвечаю за живые турниры, но я и представляю компанию, я участвую в ее делах. Поэтому мне не может быть безразлично то, что происходит в онлайне. Буду участвовать и в обсуждениях сателлитов и говорить им, если те или иные проблемы влияют на отношение к компании в целом и к нашим турнирам в частности.

Если в любой части света у бренда PartyPoker проблемы в связи с определенными действиями, то ситуацию надо проанализировать и постараться изменить. У меня очень хорошие отношения с Томом (Том Уотерс, управляющий директор PartyPoker – прим. автора); мы виделись всего пару раз, но я увидел у него желание развивать компанию, сделать ее лучше, конкурировать с лидерами.

– Вы знаете, очень приятно слышать то, что вы говорите. У меня было ощущение, что подобные олдскульные идеи уже канули в лету.

– Может быть, я очень наивен, не знаю. Но я счастлив в своей наивности.

– В заключение нашей беседы я хотел бы немного поговорить о Джоне Дафи-игроке. Думаю, мало кто знает, что вы не только создали EPT, но и могли выиграть один из турниров этой серии. Даже мне до сих пор не по себе, когда я вспоминаю раздачу, которую вы сыграли в двух столах на PCA. Представляю, каково это было для вас.

– Да уж, это мой самый худший бэдбит в жизни, если считать по эквити. Ужасный был переезд, что тут скажешь. Кстати, это и по сей день единственный турнир EPT, который я сыграл. Теперь уже он так и останется единственным.

– Вам все ещё нравится покер? Есть игроцкие амбиции?

– Да, играть мне по-прежнему нравится. У меня немного изменились личные обстоятельства, 3 года назад я переехал из Лондона в тихое место, за город. Ехать до города мне теперь часа 1.5. Нам с женой и нашим собакам здесь очень нравится.

Теперь я играю в дорогой закрытой игре, иногда даже пару раз в неделю, но в турнирах выступать прекратил, хотя всё ещё скучаю по ним. Сейчас больше играю в омаху, иногда в холдем. В интернете пробовал играть в микс-игры, хотя к семикарточному стаду не вернулся и не планирую. Может, я просто недостаточно стар, чтобы снова ощутить прелесть этой игры. Поговорим о стаде, когда мне будет 80!

Мне кажется, совсем прекратить играть в покер невозможно. Конечно, кто-то бросает, проиграв все деньги, кто-то не может справиться с эмоциями из-за даунстриков. С годами даунстрики действительно воспринимаются более болезненно. Возрасту нужна стабильность; нужно деньги откладывать, так как заработать их становится всё труднее.

Любопытно, что я с годами как раз стал больше работать над игрой, учиться у молодых. Я HUD стал использовать только года три назад. Теперь я играю не свои карты, а свой диапазон! (смеётся)

Мне нравится подход молодых игроков к покеру, нравится их увлеченность игрой. Единственное, что меня смущает, это когда в дорогой омахе, например, четверо игроков за столом играют от одного бэкера или на один карман – вот эти тенденции меня беспокоят. Такие вещи оставляют очень плохое послевкусие у любого игрока-любителя, который попадёт в такие жернова...

– Об этой проблеме тоже много говорят в последнее время. Атмосфера в турнирах, непосредственно за столами, часто не способствует получению удовольствия теми, кто играет в покер от случая к случаю.

– Люди не любят чувствовать себя идиотами, это точно. Я часто видел, как молодые ребята неуважительно вели себя по отношению к любителям или просто игрокам старшего возраста. А те после этого просто исчезали из-за покерных столов. Все люди разные – меня, например, вообще не волнует, кто там что думает о том, как я сыграл, но есть люди, которые реально расстраиваются.

Я бы, честно говоря, вообще все запретил. Худи, тёмные очки, айпэды, телефоны, все!

– Айпэды и телефоны? Ну это вы уже махнули! Боюсь, люди этого не оценят...

– Но они же жутко отвлекают. Еще совсем недавно надо было отойти от стола, чтобы позвонить и пообщаться с кем-то. А сейчас телефон фактически превратился в телевизор + благодаря социальным сетям ты можешь общаться с кем угодно, не покидая своего места.

Это проблема выходит далеко за пределы покера. Я когда иду с детьми обедать, там всё тоже самое. Я на своих сыновей всегда нападаю – прекратите чатиться, а то впечатление такое, что вы не хотите с нами время провести. Не только я и мама, но и ваши друзья не будут чувствовать, что вы ими дорожите, если вы так себя всегда ведете.

В общем, я бы от всего этого избавился, хотя понятно, что шансов мало.

– Во всём желаю вам удачи, но эту битву, подозреваю, вы действительно обречены проиграть.

– Да, наверное. Конечно, я никогда этого не сделаю, не достигнув консенсуса с игроками. Но хотелось бы хотя бы подискутировать на эту тему; думаю, у меня сильные аргументы!

– И последний вопрос. Вы еще имеете отношение к телевидению? Или ваша режиссерская карьера полностью уступила место покерной?

– Нет-нет, я всё ещё в деле. Вот недавно, после перерыва почти в 15 лет выступил в качестве режиссера двух эпизодов нового шоу, которое вышло на ITV в Великобритании и на Netflix в остальном мире. Называется Paranoid, детектив. Мои эпизоды – 7-й и 8-й. К сожалению, сценарий немного подкачал, так что сериал не блестящий. Но актриса в главной роли – очень хорошая. Индира Варма, она играла в «Игре престолов» и «Лютере».

– Джон, большое спасибо за интересный разговор. Будем надеяться, у вас всё получится.

– И вам спасибо. И до встречи в Сочи!

Рейтинг:

+1 -1
-

Зачем регистрироваться на GipsyTeam?

  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.