Last Call: Королевы покера

Last Call: Королевы покера

Пятый эпизод второго сезона документального сериала о покере Last Call, автором сценария которого стал Миикка Анттонен, посвящён Линде Джонсон, Дженнифер Шахаде и Линде Лахденпяя, а также проблемам, с которыми сталкиваются женщины в мире покера.

Дэн Толппанен: Покер – спорт, в котором доминируют мужчины. По некоторым оценкам, их доля среди игроков достигает 95%. Чем объясняется такой разрыв? Неужели в самой игре есть нечто, не позволяющее женщинам добиваться успехов? Нет, конечно. Просто мы, к сожалению, сильно осложняем им жизнь за покерным столом.

В нашем сообществе регулярно поднимается вопрос о том, как привлечь в игру больше женщин. Начать нужно с того, чтобы они почувствовали себя комфортно за столами.

Давайте послушаем, что думают об этом сами дамы.

Линда Джонсон: Я пришла в покер в начале 70-х. Когда мне исполнился 21 год, я решила поехать в Лас-Вегас поиграть в блэкджек. Узнав об этом, мой отец, очень хорошо игравший в покер, сказал: «Линда, если тебя интересуют азартные игры, ты обязана научиться покеру, потому что только в него мы играем не против казино».

Книг, посвящённых покеру, в 70-х почти не было, не то что сейчас. Я нашла книгу Джонни Мосса, стала её читать и сразу же влюбилась в эту игру.

Каждый стремится в чём-то преуспеть. Я не особо творческий человек, не пою и не играю на сцене, а покер стал тем занятием, которое отличало меня от остальных.

В те годы я работала на почте. Моими первыми соперниками стали коллеги. Сначала они очень обрадовались моему интересу к игре, но через несколько недель, когда мой прогресс стал очевидным, они перестали приглашать меня в свою компанию.

Я жила в Южной Калифорнии недалеко от клуба Gardena, в котором легально играли в покер.

Техасского холдема там не было, только дро-покер. Я стала регулярно наведываться туда, а по выходным ездить в Лас-Вегас. Первый турнир, в котором я сыграла в Вегасе, проходил в Las Vegas Club. Когда я подошла к стойке, чтобы записаться, менеджер так обрадовался, будто впервые увидел женщину в казино.

Я вышла на финальный стол. В перерыве мои девять соперников-мужчин все вместе отошли в сторону и начали обсуждать, как им от меня избавиться. В атмосфере чувствовалась явная враждебность. Тем не менее мне удалось победить. Вскоре пришли и другие победы. Помню, как ехала домой после очередного первого места, над пустыней поднималось солнце, и я думала: «Боже, как же мне повезло найти покер!»

В 1980-м я решила дебютировать в Мировой серии. Я сказала себе, что если выступлю удачно, то перееду в Лас-Вегас. Хотя моя карьера в почтовой службе складывалась очень успешно, я была готова оставить её ради покера.

В турнире я заняла 5-е место. Призов тогда было не 10%-15% от количества участников, как в наши дни, а всего три. Тем не менее я поняла, что это занятие мне по силам, и через две недели переехала в Вегас насовсем.

В то время в городе было мало покерных клубов. Самым большим был Golden Nugget, играли также в Stardust. Всё было не так, как сейчас. Женщинам нужны были очень крепкие нервы, чтобы выдерживать атмосферу, царившую за столом. Многие не стеснялись прямо говорить, что моё место не здесь, а дома на кухне. Пришлось научиться отвечать им на том же языке, иначе насмешки продолжались бы без конца.

Дженнифер Шахаде: Я стала заниматься шахматами раньше, чем научилась читать. Есть фотографии, на которых мне два года, а моему брату – четыре, и мы играем друг против друга.

Эта фотография, по-моему, постановочная – не уверена, что я твёрдо знала, как ходят все фигуры, но прошло совсем немного времени, и я уже играла вовсю.

Нас с братом учил отец, мастер спорта по шахматам. Брат прогрессировал так быстро, что вскоре его стали считать одним из самых перспективных юных шахматистов страны. Я не была настолько талантливой, росла медленнее и периодически люди за моей спиной, а порой и прямо в лицо удивлялись, почему я так слабо играю по сравнению с братом. На меня это давило.

Ситуация стала меняться где-то между средними и старшими классами. Бет Хармон в сериале «Ход королевы» говорит, что в шахматах её привлекают не только победы, но и их внутренняя красота. Когда я ощутила эту красоту, всё встало на свои места. Я перестала думать о результате и сосредоточилась на процессе, и успехи не заставили себя ждать.

В шахматах тоже доминируют мужчины, но я обычно чувствовала очень доброжелательное отношение, особенно после того, как меня признали талантливой и сильной шахматисткой. К тому же со мной всегда были очень популярные в шахматной среде отец и брат, поэтому я практически не сталкивалась с проявлениями сексизма, на который жалуются многие шахматистки. Мне в этом смысле повезло.

Мой брат одним из первых зарегистрировался на PokerStars.


Я тогда только окончила университет и писала свою первую книгу. Грег пришёл ко мне и сказал: «Джен, ты должна научиться играть в покер! Для умных людей это лёгкие деньги!» Ровно то же самое повторила моя мама. Многим покеристам приходится защищать своё увлечение от членов семьи, а моя семья требовала, чтобы я занялась покером! И я сдалась.

Мне страшно понравилось играть в онлайне. Я начала с Sit&Go. Вскоре на PokerStars появились сателлиты к женским турнирам. Отбираться в них было проще, чем в мэйны, так как бай-ины обычно ниже. Благодаря этим сателлитам я побывала в Монте-Карло, Мадриде и на Багамах, и это придало мне ещё больше мотивации для работы над игрой.

Линда Джонсон: Так как женщин в покере в те годы было очень мало, мы все быстро подружились. Вообще мне кажется, что раньше в покере было больше социализации. Сейчас за столами идёт очень жёсткая борьба, как и должно быть в спорте, а тогда игроки были более расслабленными, после вылетов оставались болеть друг за друга, вместе ездили на турниры и обычно поддерживали хорошие отношения. Когда я показала, что не потерплю хамства в свой адрес, и научилась давать отпор, меня быстро признали и приняли в круг профессионалов. У меня появились друзья и среди покеристов-мужчин. Одним из них стал Майк Секстон. Мы часто путешествовали вместе, я играла во многих турнирах WPT первых шести сезонов. Он был очень добрым и отзывчивым человеком. Покерное телевидение сделало его популярным, но слава его не испортила. К нему часто подходили люди с просьбой об автографе, и Майк, даже если очень спешил, никогда не отказывал и умел очаровать любого.

В покерном сообществе было немало мужчин, не терпевших хамское поведение за столом в адрес женщин и готовых урезонить грубияна. Сейчас их стало больше. Тем не менее далеко не все покеристы понимают те проблемы, с которыми сталкиваются женщины, играющие в покер. Какие-то реплики могут казаться невинными, но нас они обижают.

Дэн Толппанен: Ты знакома с покерным миром и как дилер, и как профессиональный игрок. Расскажи о проявлениях сексизма, с которыми тебе приходилось сталкиваться.

Линда Лахденпяя: В качестве дилера я как-то работала на турнире, темой которого была рок-музыка. Нас попросили одеться в соответствующем стиле. Я пришла в топе, который казался мне вполне обычным, но мне сказали, что его необходимо сменить, потому что участвующие в турнире мужчины увидят во мне не дилера, а женщину, и не будут уважать мои решения в спорных ситуациях.

Когда я стала играть сама, каждый раз, когда я входила в казино, кто-нибудь обязательно восклицал: «Вот это да, с нами будет играть женщина!» Совсем недавно мой сосед по столу в казино Хельсинки очень обрадовался, увидев, что я сажусь рядом, и сказал: «Всё, теперь мне точно начнёт везти!» Такое происходит довольно часто. Большинство мужчин, которые говорят об этом, не имеют в виду ничего дурного, но у меня возникает неприятное чувство, будто меня воспринимают как предмет – как талисман, приносящий удачу, например. Часто обсуждают мою внешность – мужчинам о таком обычно не говорят.

А если я прихожу в платье, скабрёзные комментарии от пьяных практически неизбежны. Поэтому, играя в Финляндии, я обычно стараюсь приходить в казино в просторном худи и без косметики.

В Лас-Вегасе меня часто спрашивают, где мой бойфренд. В Америке вообще сексистское поведение встречается чаще, чем в Финляндии. Как-то, когда я ждала очереди за стол, ко мне подошёл парень и спросил, где мой бойфренд. «Играет в соседнем зале», – зачем-то соврала я. – «А он крупнее меня?» – спросил меня собеседник и расправил плечи. – «Да», – снова соврала я...

Дэн Толппанен: Думаю, многие понимают, что приставать к девушкам и хамить им – это плохо. А какие действия, которые могут казаться мужчинам вполне невинными, тебя обижают?

Линда Лахденпяя: Мне неприятен софтплей с их стороны. Не раз против меня чекали следом натс, говоря, что не хотят выигрывать деньги у девушки, или делали колл с откровенно слабой рукой со словами: «Это тебе от меня подарок». Спасибо, но не надо мне таких подарков. Как и многие, я играю в покер, потому что люблю атмосферу борьбы. Я кайфую от красивой и сильной игры, и меня очень демотивируют подарки, которые делают из жалости.

Дженнифер Шахаде: «А ты не такая, как другие женщины!» Это говорится очень одобрительным тоном и должно звучать как похвала. Многие мужчины в последнее время стали сознавать, что это не очень этично, но я бы хотела, чтобы это поняли все. Просто ненавижу такие комплименты что в покере, что в шахматах. Они находят женщину, которая кажется им классной, сильной, по-хорошему агрессивной – и противопоставляют её всем остальным. «Почему все не могут быть такими, как Бет Хармон?» Потому что все разные.

Многим женщинам пришлось преодолевать очень серьёзные препятствия, которые помешали им добиться большого успеха. Другим просто не хватает таланта – что поделаешь, не каждой достался такой блестящий ум, как у Ванессы Селбст! Но считать талантливых богинями, а менее талантливых – биомусором всё же не стоит. Я бы хотела, чтобы комфортно за столами чувствовали себя не только признанные звёзды, но и все остальные.

В шахматы играет очень много детей, поэтому в них работают педагоги и психологи, следящие за соблюдением этических норм. Покер же сильно страдает от влияния атмосферы казино. Пожалуй, худшие проявления сексизма, с которыми я сталкивалась, были не за покерным столом, а по пути к нему через казино. И, конечно, большие деньги, за которые идёт борьба в покере, тоже оказывают заметное влияние на уровень агрессии. В шахматах таких денег нет.

Часто спрашивают, почему женщины редко участвуют в турнирах хайроллеров. Может быть, ждут ответа про низкую толерантность к риску? Разочарую, объяснение тут проще: у них меньше денег! Разрыв в доходах между мужчинами и женщинам реально существует.

Впрочем, я, скорее, согласна с тем, что женщины чаще склонны избегать риска. Но это, на мой взгляд, не природная особенность, а культурная: когда женщина рискует и терпит неудачу, она сталкивается с гораздо более нетерпимой реакцией окружающих, чем мужчины, оказавшиеся в такой же ситуации. Вдобавок в США совершенно неадекватная ситуация со здравоохранением, охраной материнства и законом об абортах, и риски для женщин часто намного выше возможной награды.

А ведь когда ты недостаточно рискуешь, твои шансы добиться успеха в жизни резко снижаются. Кстати, покер этому учит очень убедительно. Когда мои блефы никто не вскрывает, это говорит не о том, что я великолепно блефую, а о том, что я блефую слишком редко.

Так и в жизни – если тебе никто ни в чём не отказывает, вероятно, ты просто выдвигаешь недостаточно амбициозные требования. Скорее всего, нужно быть поагрессивнее!

Линда Лахденпяя: Чтение оппонентов – важный элемент покера. Когда за стол садится новый игрок, сначала его воспринимают исходя из стереотипов. В отношении женщин обычно считается, что они очень тайтовые и ненавидят рисковать. Поэтому против них чаще блефуют, считая, что те не станут вскрывать без натса. Женщины, которые играют регулярно, обычно коллируют лузовее мужчин, особенно на ривере. Подстраиваются!

Линда Джонсон: Женщины в покере по-прежнему составляют абсолютное меньшинство. Думаю, отчасти это связано с тем, что многим женщинам хочется получать удовольствие от игры. Неприятный опыт быстро отвращает их от покера. А неприятный опыт, увы, практически неизбежен.

Дженнифер Шахаде: Сейчас такого практически нет, но ещё лет 10 назад мужчины всегда старались приударить за девушкой, оказавшись рядом с ней за покерным столом. Казалось бы, почему нет? Вроде бы нормальный социальный контакт. Но поймите, турнир по покеру – это не бар. Это соревнование. Романтическое поведение тут неуместно – слишком неудачный контекст. Без явного сигнала интереса от другой стороны лучше даже не пытайтесь.

Линда Джонсон: Не отворачивайтесь, когда другие ведут себя неэтично. Если не хотите вступать в конфронтацию сами, можете тихонько отойти в сторону, найти менеджера, объяснить ему ситуацию и попросить последить за столом. Не сомневайтесь, ваши слова воспримут серьёзно.

Линда Лахденпяя: Женские турниры – это палка о двух концах. С одной стороны, здорово, что у нас есть турниры, в которых женщины могут познакомиться с покером без того, чтобы сидеть в окружении мужчин. С другой стороны, бай-ины в женских турнирах меньше, и многие не считают их настоящими соревнованиями.

Линда Джонсон: Никогда не считала, что чем-то уступаю мужчинам в покере. Здесь ведь нужен только ум, это же не бокс! Однако закрытые турниры для женщин всё-таки важны. Их смысл – знакомить женщин с покером в спокойной и дружеской атмосфере. Если вам интересен покер – попробуйте поиграть в женских турнирах, но если понравилось, переходите к турнирам для всех.

Дженнифер Шахаде: Мне тоже хотелось бы, чтобы женских турниров было больше. Я ценю особую атмосферу и возможность подружиться с другими участницами. Когда я строила банкролл, главные турниры серий были мне не по карману, но наличие женского турнира с более низким бай-ином давало мотивацию приехать, чтобы сыграть его и какие-нибудь вечерние турбики. Советую организаторам давать победительнице женского турнира путёвку в главное событие серии – вот неплохой способ увеличить процент женщин в турнирах хайроллеров!

Есть у меня совет и для игроков. Постарайтесь понять, за что вы любите покер! Победы и поражения очень зависят от везения, которое мы не можем контролировать. Но если вы любите в покере математику или то, как он моделирует жизнь – вот она, ваша мотивация! Многим очень нравится блефовать, другим приятнее вскрывать чужие блефы. Разберитесь, что вас вдохновляет в покере, и пусть это станет вашим якорем в периоды неудач и сомнений в своих силах.

Линда Джонсон: В 1992 году я впервые поехала в круиз, организованный журналом CardPlayer. Было очень здорово! Я была со своим женихом Скоттом Роджерсом и ещё одним приятелем Дэнни Акселем. Все мы были профессиональными игроками в покер и менять сферу деятельности не планировали. Но нам так понравилось в этом круизе, что мы пришли к владельцам журнала и спросили, могут ли они дать нам какую-нибудь роль в следующих круизах, чтобы мы гарантировано их не пропустили.

А они ответили: знаете, мы устали от всего этого. Не хотите купить журнал?

Мы ничего не знали о журналистике и издательском деле, но ответили: конечно, хотим! Денег у нас для этого не было, но мы нашли венчурного капиталиста, готового вложиться в это предприятие, и трудились в поте лица. Частью сделки было то, что предыдущий владелец некоторое время будет с нами сотрудничать и передаст необходимый опыт. Через полгода мы уже отлично ориентировались во всём, что касалось работы журнала. Мы приняли CardPlayer чёрно-белым на 32 страницы, а когда я его продала, это был прекрасный 132-страничный цветной журнал, настоящий магнит для рекламодателей.

Работа над журналом стала для меня тем самым созидательным трудом, которого часто не хватает игрокам в покер. Я смогла выразить свою благодарность покерному сообществу и развить успех покера, привлекая в него новых людей рассказами о том, какая это на самом деле замечательная игра.

Когда в 2011-м меня приняли в Зал славы покера, это стало, пожалуй, самой большой честью в моей жизни. Никогда бы не подумала, что в Зал славы примут женщину! Возможно, одной из причин было то, что я занимала очень активную позицию по борьбе с хамством, очень распространённым в то время в турнирах – и не только в адрес женщин. Мы в CardPlayer вели непримиримую борьбу с грубиянами, я много общалась с организаторами серий, и в тот год на Мировой серии впервые ввели пенальти за недопустимое поведение.

Дженнифер Шахаде: Я очень люблю Линду Джонсон! Она была первопроходцем во всём – сначала одной из сильнейших женщин в покере, потом – первой, кто начал борьбу с грубостью за столами. Она защищала и дилеров, и игроков и стремилась создать атмосферу, в которой все, в том числе и женщины, чувствовали, что им рады. Политика нулевой толерантности к недопустимому поведению – это то, что нужно!

Линда Джонсон: Выиграть браслет – мечта любого игрока в покер. Футболист мечтает о перстне за SuperBowl, покерист – о браслете WSOP. Я семь раз выходила на финальные столы. Занимала 5-е, 4-е, 3-е место – и вот я играю за браслет! Победа значила для меня очень, очень много.

Тот день выдался для меня очень тяжёлым. У меня был разговор на повышенных тонах с рекламодателем, который хотел разместить в журнале фотографию, которой, как я считала, место не у нас, а, скорее, в Playboy. С его стороны дело дошло до прямых угроз. Я была в смятении, когда приехала в Horseshoe играть финальный стол. Но когда я вошла в казино, я увидела сотни людей с плакатами и шляпами с надписью «Вперёд, Линда!» И у меня получилось! Я победила...

Я вспоминаю тот день как один из лучших в своей жизни.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
2 комментария
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.