«Я дважды мысленно простился с турниром». Первое интервью чемпиона мира

Сразу после победы в главном турнире Корай Альдемир пришел в подкаст Poker Go к Ремко Ринкема и Дони Питерсу. Новый чемпион рассказал о самых веселых раздачах, сильных любителях за финальным столом и влиянии Федора Хольца на свою карьеру.

– Привет, Корай. Что чувствует чемпион мира через несколько дней после победы?

– Я наконец-то выспался, во время турнира с этим были проблемы. Потом я, естественно, должен был отпраздновать. Понадобилась еще пара дней, чтобы ответить на все поздравления и окончательно прийти в себя.

– Ты сказал «должен был». Тебя заставили?

– Друзья настаивали, чтобы мы пошли праздновать сразу после победы, но я настолько устал, что почти сразу ушел. Нормальную вечеринку мы провели на следующий день.

– Как отпраздновали?

– Мне, как победителю мейна, предоставили в Rio огромный люкс на два дня. Там были только мои близкие друзья, которые поддерживали меня во время турнира. Конечно, все немного выпивали. Потом хотели поехать в клуб, но нашли в себе силы только в пятницу, через два дня после победы.

– Ты часто был гостем на подобных вечеринках после побед своих друзей. Твоя сильно отличалась?

– Да, потому что на мне были все организационные вопросы. Хорошо, что пара друзей мне во всем помогали.

– Счет был самым большим в твоей жизни?

– Да, но ничего запредельного. Я слышал о вечеринках, которые закатывали некоторые предыдущие чемпионы. У нас все было скромнее.

– Главный турнир идет очень долго. Что запомнилось тебе больше всего?

– Два заключительных дня, когда мне стали писать друзья из Германии. Все следили за мной и поддерживали. От такого внимания испытываешь дополнительное давление, но с другой стороны, это приятно. Все-таки финальный стол главного турнира. Еще я лидировал на протяжении всей финалки, но в хедз-апе против Джорджа [Холмса] уступил лидерство. Когда мне удалось вернуть стек и выиграть, это тоже был очень эмоциональный момент.

– Мы знаем много примеров, когда игроки, начинавшие 7-й день чиплидерами, потом вылетали до финального стола. Это на тебя не давило?

– Я был чиплидером в 6-м дне, а 7-й начал с 5-м или 6-м стеком. Так что мне было немного легче, но такие мысли были. 7-й день вообще был самым тяжелым, мы играли с топ-36 до финального стола. Спокойно вздохнул только после огромного банка с Q8, когда я собрал фулл-хаус и понял, что быстро уже точно не вылечу [эта раздача против Аркадия Оникула подробно описана в нашем обзоре].

– Был момент, когда ты подумал, что любое место, кроме первого, станет разочарованием?

– Старался вообще не думать об этом. Вы брали у меня небольшое интервью в районе топ-100, и тогда я сказал, что стремлюсь к первому месту. Но я, естественно, понимал, что это маловероятно. В любом турнире испытываешь разочарование после вылета. Конечно, мысли о победе меня посещали, но я понимал, что не все зависит от меня. Наверное, после такого преимущества я бы сильно расстроился, если бы вылетел на 7-м месте. Но, повторюсь, всерьез об этом не думал.

– А когда ты впервые поверил, что есть шанс на победу?

– Наверное, как раз в топ-100, когда стал чиплидером. Но я прекрасно понимал, какой огромный путь еще впереди. В топ-100 главного турнира WSOP я до этого не проходил, но на множестве других серий, когда я проходил достаточно далеко с хорошим стеком, я вылетал задолго до первых мест.

– Ты согласен с мнением, что до топ-100 мейн WSOP не похож ни на один другой турнир, потому что каждую секунду кто-то вылетает, а его место сразу занимает новый игрок, и так бесконечно.

– Скорее, когда начинаются деньги. В этот момент заметно, что все начинают относиться к происходящему серьезно. Для меня турнир начался в третий день, до его середины я все время держался с коротким стеком, а после этого не проиграл ни одной крупной раздачи.

– В первые дни ты выставлялся на все фишки?

– Да, во втором дне с против .

– То есть удача все-таки сыграла роль в твоем успехе.

– Ха-ха. Было много веселых раздач. На последнем уровне первого дня я выбросил на доске , соперник показал . Такие фолды я делал нечасто. Во втором дне была забавная ситуация, когда я на баттоне открылся с , игрок на BB сделал колл. На флопе я поставил, на терне пришел валет, BB опять заплатил, а на бланковом ривере я запушил около 30 блайндов. Это пограничный вельюпуш. Точнее, я поставил даже не все фишки, оставил себе 200-300. А соперник объявил репуш. В такие моменты сразу думаешь, что у него не может быть ничего хуже, но 300 фишек я оставлять тоже не хотел. У оппонента оказалась десятка, и я удвоился. Это был второй раз, когда я мысленно простился с турниром.

Вам не надоели мои раздачи?

– Нет-нет, вряд ли мы когда-нибудь еще про них спросим. Так что сейчас самый удачный момент, чтобы рассказать.

– Была еще веселая ситуация в третьем дне. Ко второму уровню я вернулся к стартовому стеку 60,000, большой блайнд был 3,000. Я открылся с , оба блайнда заплатили. Девушка на большом блайнде играла очень странно, иногда сразу ставила олл-ины на флопе. В этот раз доска мне подошла – , я поставил, но она просто заколлировала. Терн , сыграли чек-чек. Ривер бланк, и она запушила два банка. Я сделал колл и обыграл ее младшую пару. В следующей раздаче кто-то открылся, я уже со стеком 120k и парой девяток сделал колл, эта же девушка доставила с малого блайнда. Флоп , и она мгновенно запушила 4.5 банка – 100k а банк около 22k. Третий игрок выбросил, я подумал и сделал колл, у нее оказались . Стало 250k, и дальше я стабильно шел вверх.

– Ты начал финальный стол чиплидером, но окончательно все поверили в твою победу, наверное, после раздачи, в которой Лококо подарил тебе стек. Я не мог поверить своим глазам. Расскажи о своих мыслях.

– До этой раздачи финальный стол проходил для меня очень спокойно, стек держался на уровне начала дня. На префлопе в таком споте с девятками я играю либо коллом, либо 3-бетом. В этот раз решил переставить. Против Лококо сложно играть без руки, повезло, что в этот раз она у меня была. Я надеялся, что у него валет или стрит, и он мне не поверит. У меня достаточно узкий диапазон вельюбета на такой доске, даже с тузами и королями я вряд ли ставил бы три улицы. В этом он был прав. А если он считает, что я часто блефую, то сделал правильный колл. Он положился на свои ридсы, которые и привели его на финальный стол. Не могу его осуждать. К тому же покер – не основная его деятельность, он же большая звезда в Аргентине. Для любителя он играл очень хорошо.

– До топ-3 пейджампы были очень незначительные. На твою игру это как-то влияло?

– Да, в начале финального стола я не мог оказывать слишком большого давления на соперников. Но уже с топ-6 я начал открываться гораздо активнее, а соперники не могли оказывать большого сопротивления, для меня все складывалось удачно.

– Раньше перед финальным столом делали выходной, сейчас вы играли вообще без перерывов. Это же выгоднее для тебя, потому что твоя B- или С-игра намного лучше, чем у любого соперника?

– Возможно, ты прав, но к концу игры и я уже безумно устал. Джордж тоже жаловался, всем было сложно. Думаю, мне немного помогло, что у меня был опыт игры на ТВ-столах, но это не было каким-то определяющим фактором.

– Расскажи немного про Джорджа. Он единственный, кто смог отобрать у тебя лидерство на финалке.

– До финального стола мы с ним вообще не пересекались, а в одной из первых раздач он поставил мне 3-бет с K5. Я сразу понял, что будет непросто. Джордж отлично играл. У него не так много опыта, но с ним было сложно, особенно в хедз-апе.

– Тебя удивила раздача, когда он выбросил на ривере против твоих ?

– У него отличное чутье. В больших банках я почти не блефовал, и он это понял. Невероятный пас. Думаю, на префлопе он все же ошибся, когда не поставил 3-бет. Подозреваю, это связано с небольшим опытом в хедз-апе. А на постфлопе в этой раздаче он меня явно переиграл.

– Ты похвалил игру Лококо и Холмса. Как ты сам объясняешь, что любители играли так хорошо?

– Я не говорю, что они играли идеально, ошибки у них тоже были. Но и я ошибался. Они же обыграли 6,500 человек, значит что-то точно делали правильно. Просто так сложилось. Иногда на финальный стол выходят откровенно слабые игроки, а в этот раз оказались те, кто что-то понимает.

– Ты готовился к финалке? Друзья смотрели эфир с открытыми картами?

– Почти не готовился, просто не было времени. Силы оставались только на сон. Друзья следили и рассказывали про большие раздачи. Но только до хедз-апа, там уже не было времени на анализ. Перерывы были раз в два часа, и мы просто играли.

– Расскажи про финальную раздачу. Ты думал о фолде? Насколько сложным было это решение?

– Оно было сложным из-за турнира и сложившейся ситуации, потому что у нас оказались почти равные стеки. Но на ривере у меня была слишком сильная рука. Я мог бы поставить сам, это близкое решение. Но я уже видел, что с парой он способен на хирофолды. К тому же он часто блефовал. Я хотел спокойно сыграть чек-колл, но когда он запушил, начал все обдумывать еще раз. К тому же у него оказалось больше фишек, чем я думал. А я планировал разыгрывать много мелких банков, поэтому не горел желанием рисковать турниром в такой глубине. У меня есть друзья, которые играют дорогие хедз-апы в онлайне, они показали мне ролик, как начали праздновать мою победу сразу после его олл-ина. У них даже мысли не было, что я могу выбросить, а я думал целых три минуты. Но это я тоже списываю на усталость, мозг уже не работал на все сто. Но шоудаун меня удивил, я ожидал увидеть или блеф, или руку, которая меня бьет.

– О чем именно ты думал? Было похоже на знаменитый мем с Заком Галифанакисом?

– Я сразу сказал себе, что надо коллировать, но хотел еще раз все обдумать, перебирал его возможные блефы и так далее. Просто делал все очень медленно.

– Какие первые эмоции ты испытал, когда понял, что выиграл?

– В первую очередь, облегчение. Очень хотел выиграть, и все от меня этого ждали. Больше ни о чем думать не мог. Только спустя пару дней я вспомнил свою карьеру, самые сложные моменты и так далее.

– Родители смотрели финальный стол?

– Отец следил за стримом, он далек от покера, но ему всегда интересно. А мама даже не смотрела, она вообще ничего не понимает. Просто порадовалась за меня.

– Ты в покере очень давно. Эта победа как-нибудь повлияет на твою карьеру? Может, теперь тебе станет сложнее?

– Я сам еще не понял. Что-то уже изменилось, мне постоянно предлагают интервью, я стал больше писать в соцсетях, все это для меня в новинку. Что касается покера, я пока даже себе не могу сказать, меньше буду играть или больше. Должно пройти несколько месяцев.

– Из всех прошлых чемпионов тебя можно сравнить с Мартином Якобсоном. Он после победы стал играть намного меньше.

– Я точно не собираюсь бросать покер, во всяком случае пока. Хотя многие уже удивились, что я не стал играть турниры за $250k и $100k. Но они проходили сразу после мейна, а я и так играл две недели без перерывов. После победы сыграл только последнюю турбину за $5k, правда, даже не стал делать реэнтри.

– Первый чемпион из Германии – Пиус Хайнц – бросил покер почти сразу после победы в главном турнире. Вы знакомы?

– Когда он выиграл, я только узнал о покере и играл микролимиты. Помню, что не спал всю ночь и болел за него на финальном столе. Лично мы встретились только через пару лет, но близко никогда не общались. Я был ноунеймом, а он – суперзвездой. Это была какая-то серия в Вене, мы просто перекинулись парой фраз за столом.

– Я заметил, что на этой серии ты сыграл несколько турниров по микс-играм. Давно увлекся лимитками?

– Впервые сыграл несколько турниров в онлайне во время пандемии. Среди моих друзей есть регуляры микс-игр, и мне эти игры тоже очень нравятся. В этом году я не стал играть чемпионаты за $10k, но не исключаю, что на следующей серии меня можно будет в них увидеть.

– Уже есть любимые игры?

– Я пока побаиваюсь откровенной экзотики. Мне нравятся классические, 8-игр – идеальный формат.

– Напоследок расскажи, с чего началась твоя покерная карьера?

– Начал играть в общежитии 10 лет назад, как раз когда выиграл Пиус. В 2012-м переехал в Вену, появилось много друзей среди покеристов. В начале 2013-го познакомился с Федором Хольцем, потом с Райнером Кемпе и Джулианом Томасом. Это было до знаменитого апстрика Федора. Его результаты оказали большое влияние на всю нашу группу. Федор начал играть самые дорогие турниры, но мы продолжали все вместе ездить по сериям, обсуждать раздачи и стратегию. «Раз он может играть хайстейкс, наверняка нам это тоже по силам», – подумали мы и начали к этому стремиться. Но я свой первый турнир за $10k сыграл только в 2016-м. Тот год вообще получился очень удачным и всего через пару месяцев я сыграл турнир за $100k. Это был One Drop на WSOP, в котором я занял 3-е место, уступив Дэну Смиту и Федору Хольцу. После этого я стал регулярно играть турниры хайроллеров.

– В 2016-м Райнер и Федор поделили в турнире за $300k, а ты только начинал играть турниры за $10k. Ты воспринимал это нормально?

– В покере они всегда были на шаг или два впереди меня. Я спокойно к этому относился и радовался их успехам. Когда они вышли в тот хедз-ап Super High Roller Bowl, я был рядом, для меня это тоже стало незабываемым событием. Я тогда мечтал играть турниры за $25k, и это произошло быстрее, чем я рассчитывал. Помимо уверенности в своих силах, нужен хороший банкролл и вера дольщиков. После удачного начала 2016 года, когда я много выиграл в онлайне, Федор сказал, что я должен сыграть за $100k, у меня там явно плюсовое ожидание. Я послушался, и с этого началась моя карьера на хайстейкс.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
3 комментария
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.