RastyGordo: Мой образ жизни и есть награда

RastyGordo: Мой образ жизни и есть награда

Наташа Эгоистка продолжает серию интервью с перспективными молодыми игроками. На очереди регуляр NL100, который за полгода взлетел на NL1k.

– Привет, Никита! В собственном блоге на GipsyTeam ты давно не писал, так что придется напомнить о тебе читателям. Что ты сейчас играешь и чем увлекаешься?

– Играю NL500-1K в еврорумах с перевесом в NL500. Увлекаюсь футболом на любительском уровне, люблю слушать рок и металл, готовить. А еще я много лет занимаюсь вокалом и пою в группе Hate4Late.

– Ты, скорее, покерист, который занимается музыкой, или музыкант, для которого покер – это работа для оплаты счетов?

– Сейчас я, определенно, на 200% покерист, и за последние два года только укрепился в этой мысли окончательно. Думаю, отчасти это и помогло мне так вырасти за последнее время.

– Да, я как раз слышала, что ты буквально за полгода прошел лимиты от NL100 до NL1k. Это вообще законно?

– Ну, не совсем так, тут все же есть предыстория – я, наверное, года четыре играл NL50-100. Был период, когда я резко пошел вверх – за короткое время побил NL50-100-200, я тогда открыл для себя игру с селектом. Увидел, где делаются деньги, а потом на Старзах появились скрипты, и я просто сидел и играл NL50-100, беря именно количеством.

Сейчас это покажется странным, но когда-то скрипты были разрешены, а на низких лимитах их мало кто использовал. Оказалось, что это очень крутая тема, в разы повышающая ожидание. Когда я их для себя открыл, то начал играть в лучших бамхантерских традициях. Я осознал, что играть можно долго и с випами, а скрипты обеспечат тебе этот конвейер из хороших столов.

Ну, а дальше я застрял на NL50-100 и в течение трех лет параллельно поигрывал в китайских румах. Это был довольно интересный опыт, но мое развитие он сильно притормозил. Подкопив банкролл, я решил плотно взяться за теорию и года полтора назад вернулся на Старзы. Скрипты тогда уже запретили, бамхантить толком не получалось, поначалу казалось, что легких денег в покере больше нет. В дальнейшем я в этом только убедился – на NL100-200 уже приходилось рубиться в регварах, почти полгода играл эти лимиты в ноль.

В это время я плотно занялся теорией, много работал в конфе с ребятами, за что им огромное спасибо – на момент старта я там был одним из самых слабых по уровню. Видимо, все это дало плоды – в январе прошлого года я словил дичайший апстрик, еще и составы были замечательными. Сразу решил подключать NL500, так как количество фишей было, как на сотке, а рейк значительно ниже, а где-то с февраля начал заходить и на NL1k.

Летом меня пригласили в фонд, там я начал обучать младшую группу и из-за этого еще плотнее засел за теорию, переосмыслил свой подход к структурированию информации.

– Ты менял что-нибудь в игре или подходе к ней, или столь быстрый подъем по лимитам – это чистый апстрик?

– Думаю, на 70-80% это заслуга грамотного банкролл-менеджмента – я тогда как раз вернулся в Самару, чтобы снизить расходы и меньше отвлекаться. Много играл, практически не кэшаутил, постоянно занимался теорией. Это очень сильно бустануло игру.

Игру я кардинально не менял для NL500-1k, но еще на сотке, когда работал над теорией, я изучал и фиксил общие фундаментальные вещи, которые будут работать везде. Поэтому не было такого, что к одним лимитам я готов, а чтобы играть выше, нужно подстраиваться.

– А как насчет психологии? Что-то изменил? Это ведь дико сложно – ты за пару месяцев начал играть почти в 10 раз дороже.

– Да, конечно. Я долгое время занимаюсь с психоаналитиком. Думаю, это дало свои плоды – выстроились какие-то личностные структуры, которые позволили пойти дальше. Я стал быстрее выходить из регрессивных состояний, которые меня сдерживали. В течение последних лет часто бывали периоды, когда я, заработав определенную сумму денег, попадал в состояние, когда у меня появлялся выбор – могу играть, а могу и не играть. В такие периоды я неизменно падал в какую-то яму – не играл, просто проедал деньги, развлекался и ждал момента, когда вновь играть будет необходимо, то есть деньги закончатся. Я научился работать с этими «зонами отключения», когда я попадаю в эмоциональный водоворот, когда мне неохота ничего делать и проще позалипать в ютубчик. В какой-то момент я понял, что как жизненная стратегия это абсолютно не годится. Все это не делает меня счастливым, я таким образом защищаюсь от негативных ситуаций, сложных задач, от того, что моя самооценка может упасть, если я что-то попробую и у меня не получится.

– Нашла у тебя в блоге такие принципы:

  • Играть должно быть в кайф
  • Работать над игрой должно быть в кайф
  • Думать об игре должно быть в кайф
  • Если удовольствия нет – смотри, где ошибся

До сих пор придерживаешься такой позиции?

– Я такого и не помню, возможно, скопипастил где-то. Но да, вроде все по делу. Скорее всего, придется приложить усилия в одном или даже во всех компонентах, чтобы стало в кайф. Не всегда все бывает сразу.

– А вот если не в кайф продолжать сессию или теорией заниматься, что в таких случаях делать?

– Однозначно не продолжать и не заставлять себя. Даже если супервип за столом сидит, у меня в таких ситуациях есть компромиссные варианты. Типа, окей, я сейчас сижу, но не заставляю себя, понижаю требования к процессу и озвучиваю для себя точку выхода.

В целом, приоритет в том, чтобы процесс был качественным. Стараться не находиться в процессе, который вызывает раздражение, не терпеть негативные эмоции. Потом делать паузу и разбираться, почему такие чувства возникают.

– Такие периоды ведь могут затянуться – допустим, ты идешь на компромисс и делаешь все по минимуму, но кайф так и не возвращается. У тебя есть рецепты для подобных ситуаций?

– В моем случае я понимаю, с чем связаны подобные моменты, и отчего они возникают. Наверное, как такового выгорания от покера у меня никогда не было. Возможно, как раз потому, что я никогда не заставлял себя много играть. Когда у меня долго нет желания играть, я не пускаю все на самотек и не жду, что оно само появится. Анализирую ситуацию, пытаюсь находить другие подходы.

Допустим, мне не хочется заниматься теорией сейчас, значит надо попробовать другую методику. Обычно сразу понятно, в чем именно проблема – не вижу отдачи, мне скучно, я жду от процесса большего. В таких ситуациях работаю со своими ожиданиями – например, ты видишь себя более продуктивным, позанимался и сразу должен получить какой-то буст. Запомнил, что так когда-то было, и ждешь, что так будет всегда. Надо понимать, что это от тебя не зависит, иногда можно спустить 4 часа в никуда, но на самом деле это будет не в никуда – ты найдешь несколько способов, которые точно не работают, что тоже полезно.

– В блоге ты часто делился распорядком своего дня и расписывал все действия по часам. До сих пор придерживаешься этой системы?

– Да, года три назад начал все свои действия записывать. Это позволило мне увидеть прогресс и понять, что я могу уделять покеру гораздо больше времени, чем думал раньше. Если раньше в среднем было 100-120 часов в месяц, то сейчас выходит 160-180. При этом я себя не мучаю, у меня не возникает выгорания, я чувствую, что больше времени способен проводить в качественном состоянии, не только в покере, но и в жизни. Это позволило мне стать более психологически устойчивым в сложных ситуациях.

– А сейчас ты рассказываешь об этом где-то?

– Я недавно начал вести личный дневник, но это связано не с самыми приятными событиями в моей жизни.

– Расскажешь?

– Месяца полтора назад я впервые столкнулся с таким явлением, как панические атаки. Мне диагностировали тревожно-депрессивное расстройство, и психоаналитик посоветовал мне вести дневник.

– А что послужило их триггером?

– Думаю, тут сошлось сразу несколько факторов – я должен был поехать в Москву на встречу школы, в которой я тренирую. Отыграть матч со своей старой футбольной командой, тоже в Москве. А еще должен был расстаться с женой на какое-то время, это тоже могло стать триггером. Ну, и главное – переезд в новую квартиру, где раньше жил мой дедушка, он умер год назад. Такое вот прикосновение к теме смерти, более близкое. Мне уже было невозможно не признать, что смерть реальна, все люди смертны, а значит и я тоже смертен. Примерно отсюда все и началось, на теме смерти и смертности.

У меня изначально довольно высокий уровень тревожности, но он никогда настолько сильно не проявлялся. Тревожность всегда была фоном, но сильно на жизнь не влияла. Сейчас я исследую свою тревожность как феномен, как явление, выясняю, какую роль она играет в моей жизни.

– То есть этот тяжелый период у тебя совпал с апстриком в покере и ростом по лимитам?

– Да, как раз такой момент был. Вроде все хорошо – у меня комфортный доход и банкролл, играю высокие лимиты, программа минимум выполнена, все есть. И как будто я оказался перед вопросом: «А что дальше-то?»

– Блог на форуме не помогал в таких случаях?

– Сейчас я блогов нигде не веду. Думаю, это связано с личностными штуками – тревожностью из-за того, как я буду выглядеть, как меня будут воспринимать другие. Когда я вел блог на GipsyTeam, то несколько раз было, что я хотел какую-то тему описать, уже начинал это делать, не дописывал, а потом забрасывал, проходила куча времени, и я уже к этой теме не возвращался. Писать после такого очень сложно – мне как будто нужно дописать тот злосчастный пост, выложить его, а потом уже рассказывать обо всем остальном.

– Давай еще немножко вернемся в те времена, когда у тебя была большая проблема с «про***ванием времени». На что его уходило больше всего?

– Сложно выделить что-то одно – залипал в ютубе, смотрел сериалы, серфил в соцсетях. 80% времени, наверное, пожирал ютуб. А, еще играл в CS:GO. Причем часто параллельно, любимое развлечение было играть в кс и смотреть ютуб фоном на 1.5-2х скорости.

– Что помогло с этим бороться, кроме строгого распорядка?

– Эта проблема напрямую связана с избеганием – когда у меня много времени, которое я могу распределить сам, я не буду надолго залипать, могу часик посидеть на ютубе и будет достаточно. Причем мне не нужно себя останавливать специально, просто понимаешь, что не так уж и хочется. А вот когда есть какая-то задача, которую мне делать не хочется, или внутреннее давление, что я что-то должен сделать, чувство вины и весь этот компот, то мог и залипнуть.

Думаю, давление уменьшилось благодаря тому, что я реже стал избегать сложных ситуаций, а не из-за того, что мне все это стало менее интересно.

– А каких именно ситуаций ты избегал раньше?

– Это работает во всех сферах, когда что-то не получается или получается плохо. Например, я занимался теорией и словил негативный опыт – если у меня нет необходимости продолжать, то я выбирал более легкий путь получения удовольствия. Еще у меня было неправильное представление о том, как все это работает – мол, я вот как-нибудь потом с этим разберусь, и у меня по щелчку все изменится. А оно не так работает – это, скорее, точечное и ежедневное приложение усилий, то есть это должно стать частью твоей жизни, стратегии и пути. Нужно осознать, что ты человек, который преодолевает трудности, что-то делает и получает удовольствие. Наверное, я поменял ориентиры. Раньше я ждал легких удовольствий от этой истории, думал, что надо что-то поменять, и меня будет переть так же, как от всего остального. Но нет, не будет. Это другое. Я понял, что через все эти быстрые удовольствия я счастлив не буду, на долгосроке меня это ни к чему не приведет, да и на коротком сроке, если честно, тоже – день так провел и состояние раз в 10 хуже становится.

– А что из набора «успешного хайроллера» тебе помогает?

– Думаю, все очень ситуативно. Разминка перед сессией и заминка после неплохо работают.

– Что у тебя в них входит?

– В разные периоды по-разному. Например, описать свои ожидания от процесса игры – может оказаться, что я хочу того, что от меня не зависит. Когда такие вещи подмечаешь, то во время сессии они уже не мешают.

Могу еще представить, что мне больше всего нравится в игре, на чем нужно держать фокус. Например, думать о диапазоне соперника и сосредоточиться на том, как я могу его обыграть. То есть не как защитить рендж, не вспомнить, что солвер говорит, а именно – как обыграть.

Думаю, самая здоровая штука для игрока – это мыслить именно таким образом, стараться искать подобные пути. Естественно, когда ты в тильте, на эмоциях, ты с них сбиваешься, но если у тебя изначально есть эта настройка, ты уже получаешь какой-то запас прочности, что ли.

– А что у тебя входит в рутину после сессии?

– Думаю, большая часть окончаний моих сессий пока далеки от идеальных. Чаще всего появляется ощущение, что я устал, я молодец, можно съесть пироженку и что-нибудь посмотреть )

– О, я как раз читала, что раньше ты себя чаще всего вознаграждал именно едой. До сих пор так?

– Сейчас это просто стиль жизни, не вознаграждение, но иногда это совпадает. Я гурман и просто люблю вкусно поесть. Готовить что-то интересное тоже люблю.

– За этот год ты прошел кучу лимитов, наверняка и денег выиграл немало – чем себя порадовал?

– Думаю, мой образ жизни – и есть награда. То, что я могу не смотреть на цены, не ограничивать себя в посещении ресторанов и выборе доставок, да и во всем остальном тоже.

– В блоге ты писал, что на финальной стадии покерного развития хотел бы иметь профит около $10k в месяц и не гриндить по 12 часов в сутки – 4-6 часов катки и 1-1.5 часа теории тебя бы устроило. Ты сейчас близко к этим цифрам подобрался?

– Думаю, у меня сейчас 50 на 50. Объемы игры побольше – я все еще расту, и NL1k для меня не финальная точка. Хотя теории я бы добавил даже больше, чтобы догонять ребят, которые играют выше. А ожидание примерно такое, да.

– Видение заработков на финальной стадии карьеры у тебя как-то изменилось?

– Сейчас я достиг минимальной планки, которую ставил перед собой раньше, дальше идет уже идеальный вариант, но все эти сценарии довольно близки.

– Идеальный вариант – это сколько?)

– Хороший – ожидание $150k в год, идеальный – $200k. Я не мечтаю о сверхзаработках и не готов заниматься покером по 300 часов и совсем уходить в ноулайф.

– Я немного поспрашивала о тебе у знакомых и никто не смог мне рассказать о твоих недостатках, все считают тебя очень добрым и милым. А что ты сам считаешь своими главными недостатками?

– Я люблю нравиться людям и очень боюсь им не понравиться. Веду себя из-за этого довольно осторожно. То есть я нигде не наступаю себе на горло, не подавляю эмоций, но в целом всегда вливаюсь в общую тему, быстро подстраиваюсь. Это если рассуждать о том, почему никто про меня ничего плохого сказать не может.

– То есть они просто не знают, какой ты на самом деле плохой?

– Ну, не сказал бы, что есть что-то, что я скрываю.

– Долгое время ты провел на микролимитах. Как думаешь, что мешало тебе подниматься раньше?

– Я бы сказал, что в жизни мне мешает зависимость моего хорошего самоощущения и самооценки от результатов, от того, что у меня получилось, а что нет. Не на 100%, но она довольно значимая. Сейчас это проявляется гораздо меньше, чем раньше, но я все еще довольно сильно от этого завишу. Возможно, моя тревожность – это страх не удержаться и потерять то, что шатко.

– Ты говорил, что тебя сильно выбивает из колеи то, что ты не можешь контролировать, а покер – это как раз та сфера, в которой контролировать можно не так уж много. Ты не думал, почему с таким складом мышления тебя занесло именно сюда? Есть вероятность, что игра усугубляет эти проблемы?

– Не скажу, что я думал об этом с такого ракурса. Наверное, я люблю играть, соревноваться, несмотря на то, что с определенных лимитов мне становится это делать все сложнее, появляются мысли, что я совсем не гожусь, в том числе из-за тревожности. У кого-то есть преимущество, фора, а у меня вот наоборот.

В покер я пришел еще в школе, и тогда возможность заработать хоть какие-то деньги – это уже было очень круто, а тут и деньги были объективно неплохие, даже со старта.

– А от чего ты получаешь больше всего удовольствия в покере?

– Думаю, для меня важнее всего играть вдумчиво, в состоянии потока.

– Что нужно, чтобы войти в это состояние?

– Я не всегда это контролирую, поэтому пока рецепта у меня нет. Мне нравится, когда есть какая-то игровая идея, я ее проверяю и пытаюсь реализовать за столами. Нравится играть в полную силу, когда принимаешь такие же решения, как и на разборе в спокойном состоянии.

– Я все еще хочу докопаться до причины твоего стремительного восхождения. В чем может быть дело, помимо апстрика? Были у тебя раньше проблемы с тильтом?

– Думаю, что нет. Я много уделял внимания и экспериментировал с подходом к игре, следил за тем, как я играю и о чем думаю за столами. Пришел к выводу, что раньше я гораздо больше зажимался. Постоянно возникали мысли: «как бы не проиграть», «как бы не допустить ошибку», «это крутой регуляр, он меня насквозь видит» – в таком духе.

Наверное, 80% моего недавнего подъема – хороший ран, дистанция и количество игры, а 20% – работа с теорией. До апстрика я полгода занимался покером по 200 часов, при том, что раньше выходило в лучшем случае 120. Постоянно работал над игрой, за тот период я какие-то нереальные объемы теории в себя вкачал.

Плюс раньше я тратил 70% месячного заработка, а в тот период меньше 50%. То есть банкролл у меня вырос еще до апстрика, чисто из-за экономии. Ну, и с составами очень повезло.

– Давай теперь перейдем к другой твоей страсти – музыке. Давно ей увлекаешься?

– Еще со школы – хор, пианино, сольфеджио, учился в музыкалке. Уже не помню, кто именно хотел заниматься музыкой изначально, я или мама. Было по приколу, но со временем вся эта история мне надоела – заучивание произведений, постановка рук, игра без ошибок. Думаю, как раз в тот период закреплялась моя тревожность. Акцент был на том, чтобы сыграть без ошибок, вместо того, чтобы сконцентрироваться на других вещах. Естественно, меня все это задолбало. Плюс я начал увлекаться футболом и переключился на него.

Позже я познакомился с очень неординарным преподавателем, который учил по западной методике. Это было в 8 классе. Вот он как раз про максимальное раскрепощение и комфорт – пой, что хочешь и как хочешь. Он привил мне любовь к пению и помогал делать первые каверы. Уже в старших классах у нас организовалась группа, вот так и начали.

– Сейчас ты тоже поешь в группе – расскажи про нее и то, как распределяешь время между покером и музыкой.

– За последний год я абсолютно выпал из музыкальных активностей. Мы пару раз в месяц встречаемся, что-то там записываем неспешно, выступлений из-за ковида не было. Музыка превратилась в хобби. До этого, на протяжении трех лет, относился к ней более профессионально. Я занимался вокалом с разными педагогами, лет семь назад обнаружил, что уровень у меня был так себе, и много над ним работал. Думаю, сейчас я научился почти всему, что хотел.

– Скучаешь по живым выступлениям?

– Сольных концертов у нас еще не было, так как нет фанбазы, как-то раз мы организовали концерт на три группы. Если задаться такой целью, то за год мы сможем раскрутиться так, что соберем 50-100 человек в своем городе. Но это, пожалуй, потолок. Чтобы говорить о больших площадках, нужно очень много сил и работы.

– А что с тобой происходит на сцене – какие эмоции ты испытываешь и есть ли в кэше что-то сопоставимое?

– У меня никогда не было такого, чтобы я вышел на сцену и чисто кайфовал (привет, тревожность). Я постоянно думаю о том, что у меня получается и как, даже если никто не услышал, что я сфальшивил, все равно начинаю себя грызть из-за этого. На большинстве концертов я просто нервничал, долгое время была проблема с тем, что на выступлениях я звучал хуже, чем на репетициях. Это я частично выправил скиллом, а частично психологией и стал по другому к этому относиться.

– Что тебе больше нравится – живые выступления или запись и репетиции?

– Я люблю подправлять готовые вещи – когда партия уже написана и ее надо доработать и довести до ума. Запись тоже люблю, это более спокойный и творческий процесс, как страту делать в покере )

Выступления тоже люблю. В целом, мне все нравится в процессе, мы ведь еще и друзья. Пришли к выводу, что без больших успехов нас так долго держит вместе то, что нам нравится проводить время друг с другом – репетировать, ездить на выступления, записывать что-то, играть.

– Сколько лет вашей группе?

– Мы вместе с 2011 года. Названия менялись, часть состава тоже, но все, кто с нами играл – крутые.

– Вы, кажется, выступали на крупном фестивале?

– Да, фестиваль Улетай. Мы выступали там как конкурсанты – сначала отобрались в Самаре, потом выступили на специальной сцене. Сцена для конкурсантов была самой маленькой, но ощущение, что выступили на серьезном фестивале, у нас все равно было. По условиям конкурса только одна группа из 15 получила право выступить на главной сцене. Это были не мы, но нам все равно понравился этот опыт.

– Ты рассматриваешь вариант, что музыка может постепенно вытеснить покер?

– Раньше я такую возможность рассматривал. Думал, что я все смогу, просто надо что-то такое придумать, чтобы и там, и там успевать. Считал, что способен охватить все. В какой-то момент я понял, что нет, так не получится – мои возможности и ресурсы ограничены, придется делать выбор. Я не могу дальше распыляться и ничего нигде не успевать, принял решение и выбрал покер. Но я допускаю, что со временем все может измениться.

– Что бы ты выбрал – никогда не играть в покер или не петь?

– Хм, непростой вопрос, надо подумать. Ты знаешь, хочется выбрать никогда не играть в покер. Потому что, можно сказать, его я относительно прошел уже. Довольно много времени ему уделил, я бы попробовал другой путь и посмотрел, что меня ждет.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, на YouTube, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
Еще по теме
Лучшие комментарии
  • Кто-нибудь осилил прочитать до конца статьи? 

    Показать в ленте
    36
18 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.